Всего лишь человек. Часть 4


Жанр: AU;
Персонажи: мШепард, Лиара, Гаррус, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: что может случиться, если бессмертный в критической ситуации будет вынужден прибегнуть к помощи людей?




— Гаррус, дай же мне договорить! — отмахивался от турианца Шепард. Тот тем временем искоса поглядывал на разговаривающих о чём-то Лиару и Абсолюта.
Коммандер уже почти закончил свой рассказ, не забыв поделиться с другом своими мыслями и опасениями.
— А он может дать нам что-нибудь вроде… Ну, скажем, дредноута? — осведомился турианец.
— Иногда ты меня убиваешь… — проведя рукой по волосам, ответил Шепард. — Я же только что объяснил: он не станет помогать нам в скорой войне со Жнецами. А насчёт этой Аномалии бессмертный пока вообще ничего не рассказывал! Только вскользь заметил, что надо собрать весь отряд для инструктажа.
— Тогда ладно. Что-то там они разговорились. Похоже, что Лиара нашла новый объект для исследования. Это тебе не протеане, а нечто гораздо более ценное и занимательное. Да… Как вспомню, как у вас всё начиналось… Ты там аккуратнее: вдруг она переметнётся на Смотрителя. Конечно, он для неё староват… — многозначительно усмехнулся Гаррус.
Посерьёзнев, он тихо пробормотал напоследок:
— Мне, конечно, не слишком приятно осознавать, что всё это может оказаться бредом, как и то, что если всё это реально, то я сейчас сижу не в своем теле… Ах да, а также то, что в этот раз от нас зависит не просто выживание всей органической разумной жизни, а вообще всё.
Вновь отмахнувшись, Шепард развернулся к бессмертному и азари. В это мгновение Лиара уже вложила свою ладонь в протянутую руку Абсолюта. Коммандер немного удивлённо приподнял брови. Что задумал бессмертный?
Ответ пришёл почти сразу.
Между ними пронеслась едва заметная алая точка, вспыхнувшая у лба Лиары едва заметной искрой, после чего азари начала медленно оседать на пол.
Рванув к ней, коммандер успел подхватить её хрупкое тело за секунду до окончательного падения.
— Что ты сделал?! — с опасением спросил коммандер, уже нащупывая пульс у неё на шее. Гаррус уже присел рядом, поддерживая голову девушки.
— Нет причин для беспокойства, — как всегда невозмутимо отозвался Смотритель. — Я лишь показываю ей то, о чём она меня просила. Она очнётся через несколько секунд.

***

Телепортационный луч, как всегда, доставил его прямо к наводящему маяку. Сотни и сотни техников, отвечающие жизнями за процедуру перемещения между планетами, умело руководили хаосом, который царил в огромном круглом помещении зоны прибытия. Конструкт кивнул на церемониальное приветствие Серой Гвардии и неторопливо прошествовал к выходу из зала.
Массивные титановые створки распахнулись, впуская его в первое отделение транспортной системы, простирающейся до самых дальних уголков Мира-Лаборатории.
Войдя в капсулу, он сел на комфортное кресло и, задав курс движения, закрыл глаза. Сегодня его день. И ничто не сможет помешать выполнить волю Регента.
Его транспорт бесшумно двинулся по бесконечной системе воздушных мостов. Сквозь прозрачные стенки открывался захватывающий вид на творение архитектурного гения. Причудливые башни и окрашенные в светло-серые тона небоскрёбы элиты, уже давно поднявшиеся выше Хрустального хребта. Тысячи шпилей лабораторных отделов и исследовательских центров заполняли мир до самого горизонта. Сотни летающих крепостей патрулировали пространство над планетой.
Конструкт знал весь этот вид наизусть и мог бы с закрытыми глазами нарисовать в мельчайших подробностях любой участок невообразимо громадного жилого комплекса, опутавшего поверхность. Ведь он сам спроектировал его.

Транспортная капсула резко нырнула вниз, в подземный туннель, с каждым мгновением приближая его к подземному комплексу.
Всего несколько минут спустя транспорт остановился, и Конструкт, подтвердив код деактивации щитов, медленно вышел из транспорта. Белая стена энергии на несколько мгновений растаяла, пропуская его внутрь, а затем сомкнулась за его спиной.
Обсидиановые створки подземного комплекса лабораторий распахнулись, впуская его в самое защищённое место в его Вселенной. Огромный подземный город, находящийся у ядра планеты, представлял собой великое произведение инженерного искусства. Являющийся дворцом и крепостью одновременно, он протянулся на десятки километров и сотни ярусов рядом с геотермальным источником. На такой глубине ему бы не повредила даже атака целого флота тяжелых крейсеров, пусть даже те уничтожили бы своими импульсными орудиями всё живое на поверхности.
Да, он имел множество врагов. И гордился этим. Любовь уходит. Честь подвергается сомнениям. Преданность может кануть в небытие.
Но только ненависть живёт вечно.

Двигаясь по длинному коридору, он не обращал внимание на бесконечные ряды самоуправляющихся систем безопасности, равно как и на устрашающие трофеи десятков военных кампаний.
Это был не просто туннель на пути к главному комплексу, но ещё и музей достижений. То, что было добыто с помощью его изобретений и под его руководством.
Здесь было огромное количество оружия и тел, вмурованных в стены. Десятки скалящихся черепов различных инопланетных существ, находившиеся в начале коридора, сменялись образцами гениев смерти, начиная от причудливого холодного оружия и заканчивая самонаводящимися энергетическими установками и химическими распылителями.
Он подошёл к простым стальным створкам, по обе стороны от которых стояли четырёхметровые боевые платформы.
Титаны войны. Разумные машины, представляющие собой идеальное сочетание брони, сервомоторов и наблюдательных сенсоров, беспрекословно подчинённые его воле и готовые в любое мгновение обрушить всю мощь своих энергетических установок на любого врага.
 
В очередной раз подтвердив свою возможность пройти далее, он спустился по шахте на самый нижний уровень. Створки открылись, выпуская его из бронированного лифта. Его святая святых. Мастерская творения представляла собой огромный зал, заставленный десятками исследовательских приборов и инженерных машин. Техники отсутствовали, все процессы были доверены логическим программам и механическим манипуляторам. На другом конце помещения находились тяжелые защитные перегородки, являющиеся последней преградой до его изобретения.
Он глубоко вдохнул тончайший восхитительный аромат, который на самом деле являлся химическим оружием, оказывающим смертельное действие на тех, кто не обладал соответствующим иммунитетом.
Восемь кибернетически улучшенных помощников уже встречали его. Помогать в работе самому Верховному Конструкту считалось высочайшей честью, список претендентов никогда не иссякал. Однако он, как правило, отвергал эти предложения. Им во благо.
Его слугами были непокорные смутьяны, бунтовщики или просто попавшие в опалу. Он лично подвергал их волю жестокому воздействию, перепрограммируя сознание. Биотехнологии превращали предателей в самых покорных и преданных рабов. Но и этого было мало. Все они были ослеплены и лишены слуха, воспринимая мир только системой имплантированных устройств.

Его сознание начало завершающую стадию обработки данных о генераторе сразу после окончания аудиенции у Регента. Благодаря имплантированному в кору мозга новейшему вычислительному процессору он продолжал в своём разуме завершать труд всей жизни. Оставаясь практически безучастным к тому, как с него снимают доспех и облачают в защитный костюм, он мысленно обработал схему сдерживающего поля.
 
Вновь вернувшись в реальный мир, Конструкт быстро прошёл до исследовательского комплекса, отогнав помощников одним движением руки. Сейчас они были ему не нужны.
«Активировать протокол соединения один девять два».
От комплекса отсоединился невероятно сложный механизм, состоящий из управляющей панели, сервомоторов и четырёх механодендритов, после чего опустился на спину Верховного. Сквозь разъёмы в костюме несколько оптоволоконных кабелей проникли ему в позвоночник, соединяясь с нервной системой. Короткий импульс боли подтвердил, что соединение было установлено. Механизм стал продолжением его тела.
Последние защитные экраны из сверхсовременных материалов раскрылись один за другим, пуская его в центр исследовательской лаборатории, где за несколькими силовыми полями покоился кристалл.

***

Всё время этого недолгого, но удивительного путешествия Лиара следила глазами Конструкта за столь чуждой ей цивилизацией. Это была реальность другого порядка, проявление совершенно иного мира. Вместе с этим ей передавались отголоски его эмоций. Предчувствие чего-то невероятного. Новый горизонт возможностей.
Все эти технологии будоражили её воображение. По сравнению с миром, где жила она, это было недосягаемой высотой. И одновременно с этим чудовищной жестокостью и непоколебимой уверенностью в правильности выбранного пути.

Только успев мысленно задать несколько тяготивших её вопросов, её разум почувствовал, как затапливается новыми воспоминаниями об этой странной расе. Мысли раздробились и потекли сквозь сотни и сотни картин, ощущений и образов.
Психоэнергетический поток затмил картину воспоминаний Конструкта и нёс её дальше и дальше в глубины бесконечности.
Вновь её индивидуальность стала растворяться в бездне информационных данных. Сейчас это место представляло собой бесконечную мерцающую равнину, неизменную, простирающуюся во всех направлениях. Сфера, в центре которой молекулой теплилось её сознание.
По все стороны от неё возникали странные очертания, движущиеся фигуры, фрагменты пейзажей. Пренебрегая законами гравитации и логики, они закручивались в спираль, сквозь которую сочились капли нужного знания. Словно пробиваясь сквозь грань вечности до неё начал доноситься тихий голос Абсолюта. Казалось, тот сжалился и решил дать небольшое пояснение прокручиваемого воспоминания.

«Мы именовали себя Хейденами. Те-кто-подобен-звёздам — так переводилось это слово с нашего языка.
Сверхцивилизация1, стоявшая бесконечно выше, чем все ваши расы, что входят в состав Совета.
Подчинение энергии звёзд. Космические флагманы, представляющие собой целые города-крепости. Модели миров-ковчегов. Биомеханические имплантаты, позволяющие в десятки раз увеличить длительность жизненного цикла.
Однако не всё было так благополучно, как хотелось. Наш эгоизм, наш антропоцентризм и наивная уверенность в абсолютном превосходстве в нашей исключительности — всё это вело к краху. Мы считали, что дозволено всё. Это затмило наши разумы».

В одной из картин минувших эпох сквозь мутную дымку проступило изображение нескольких белоснежных статуй, изображающих невиданных инопланетных существ, память о которых ещё не стерли эры и эпохи.

«Их было бесчисленное множество. Никто не знал, сколько. Никто и не заботился об этом. Мы всех уничтожали. Экспериментировали с самим понятием „смерть”. Заливали планеты токсинами. Нарушали гравитационные поля астероидных колец, из-за чего миры превращались в покрытые кратерами пустыни. Или просто испытывали импульсные установки, заживо сжигая в плазменном аду миллионы разумных существ. Пласты культуры были грубо вырваны нами, словно варварами. Когда мы очистили Галактику от всех, кто отличался от нас, мы повернули оружие против самих себя. Это был закономерный итог. Прогрессивная наука всегда имела две стороны медали. Создавались машины, угрожающие безопасности миров. Биологическое оружие, в считанные мгновения очищающее от жизни города. Гигатонные заряды, взрывающие планеты. Тысячи локальных конфликтов. Сотни войн между населёнными мирами. Раскол целых планетарных систем и населённых скоплений.
В результате погибали миллиарды».
 
Картина вновь подёрнулась маревом, и её сознание вновь поплыло по течению. Абсолют тем временем продолжал.

«Ко всему этому добавился Союз Независимых. Отщепенцы. Анархисты. Предатели.
Не признающие власти Первого Регента. Они утверждали, что можно жить иначе. Можно избавиться от тоталитарного контроля. Можно остановить машину прогресса, ибо дальнейшее развитие угрожает самой Галактике.
Они слишком быстро набирали силы. Целая система уже оказалась под их контролем. Сто миллиардов готовы были отстаивать свои идеи. Ещё столько же им сопереживали. Поддерживали. Верили в их победу.
Всё это должно было закончиться после одного узконаправленного импульса моего изобретения. Больше не осталось времени и места для переговоров. То, что произошло потом, являлось истинным ужасом. Их псионический крик агонии в моей Вселенной можно услышать до сих пор…»

«Зачем…» — только и успела подумать она, прежде чем её сознание вновь швырнуло в смертную оболочку Конструкта.

***

Несколько капель пота скатились по его напряжённому лицу, не справлялись даже встроенные в костюм кондиционеры. Его механодендриты управляли процессом передачи кода посредством десятков голографических панелей, его пальцы скользили по двум вычислительным блокам, вновь и вновь проверяя целостность энергетических полей.
Он не может позволить себе вновь ошибиться. Первая попытка создать абсолютное оружие, предпринятая Цикл назад, обернулась катастрофой. Проект идеальных солдат, запрограммированных по генетическому коду, на который возлагались большие надежды. Они были именно тем, к чему стремились создатели. Но оказались быстрее, сильнее, свирепее… и умнее. Учёные осознали ошибку, которую допустили, но было уже поздно.
Усилием воли он откинул воспоминания об ужасающей бойне, которую учинили его творения, и о планете, которая была взорвана.
Тогда случилась катастрофа. Сейчас он оперировал намного более опасными величинами, и предугадать последствия, если что-то пойдёт не так, не сможет никто.

Каждое мгновение напряжённой работы казалось ему бесконечным, каждый синхронный удар двух сердец отдавался в мозгу гулким набатом. Реакторы были готовы. Обзорные экраны очистились от беспрерывных потоков данных и показывали лишь пьедестал с покоившимся на нём кристаллом. Система защиты с тихим чмокающим звуком опустила последние герметичные щиты.
Затаив дыхание, Конструкт передал код активации кристалла. Момент истины. Если он просчитался, то вряд ли успеет об этом даже пожалеть.

Под поверхностью прочнейшей оболочки билась сконцентрированная энергия. Мощность, которая должна была пройти узконаправленным потоком сквозь пространство, не находила выхода. Вращательные движения кристалла уплотняли и нагнетали носитель энергии, подводя его состояние к критической отметке. Стержни-накопители начали деформироваться, не выдерживая внутреннего давления концентрированного излучения.
Датчики наблюдения уменьшили яркость изображения. Вентиляционные системы начали работать на пределе своих возможностей, стараясь хоть немного остановить рост температуры в лабораторном отсеке. Спустя несколько секунд множество панелей зажглись алыми иконками. Немыслимый жар нарастал. С тихим треском вышли из строя генераторы защитных полей. Погасли почти все экраны, когда внутри стен начали плавиться энергетические кабели. Конструкт рванулся к экстренной системе очистки и опустил поочерёдно четыре рычага. К этому времени внутренняя оболочка комнаты была практически полностью уничтожена. Поглощающие стержни начали падать из оплавленного жерла шахты, но испарились, не успев даже прикоснуться к генератору.
Ферростальные защитные экраны, выдерживающие прямое попадание маломощного ядерного боеприпаса, растекались словно воск под выплёскивающейся энергией кристалла.
Это был конец. Оставалось только надеяться, что взрыв уничтожит только одну систему.
 
Его механодендриты стали ронять на пол капли раскаленного металла, сверхпрочный щиток его шлема треснул. Он безвольно опустил руки, уже оставив надежду. Плоть начала покрываться пузырями от ожогов, боль начала захватывать всё новые и новые участки его тела. Последние герметичные щиты ещё держались, но их хватит лишь на то, чтобы продлить его агонию на несколько секунд.

Критическая точка была достигнута. Белая вспышка от взрыва кристалла пронзила саму ткань реальности, на мгновение осветив необузданным светом космос на многие сотни парсеков.

Если бы существовал прибор, способный увидеть это аномальное явление, то можно было зафиксировать, как в эпицентре бьётся от непереносимой боли какое-то эфемерное существо.

***

Её разум корчился в агонии. Она словно умирала в пламени вслед за ним, вслед за его расой, крича от невыносимых мучений. В мгновение погас триллион жизней, светло-синие пятна крови проявились на осколке истории, несмываемым клеймом прожигая его. Осталась лишь боль и остывающие звёзды в опустошённой Галактике.
Спустя мгновение всё исчезло, ощущения пропали.
Вновь вернулась тяжесть своего тела. Она лежала посреди всё той же бескрайней серой равнины. Приглушённо всхлипывая, Лиара обхватила голову руками, стараясь отогнать от себя воспоминания о необузданной энергии уничтожения. О криках боли, когда жизнь покидает тела невинных. Об агонии целых миров.
— Истина мало заботится о том, чего мы хотим. Не так ли, азари? — раздался рядом с ней голос Абсолюта. — Ты желала правды. Вот она. Но это ещё не конец.
На этот раз она не оказалась внутри иного тела. Убрав руки от лица, она просто наблюдала со стороны.

***

Вначале пришла боль. Пульсирующая в его разуме, то нарастающая, то быстро уходящая.
Он открыл глаза. Чувства медленно отодвинулись на второй план, а затем и вовсе исчезли. Не было ощущения своего тела, не осталось ничего, что могло мешать ему.
Это было странно. Он прекрасно помнил, как погиб. Чувствовал, как сгорает заживо. Как рассыпается в прах привычный мир.
И сейчас он просто открыл глаза и старается разглядеть что-то в этом сером пространстве. Что это? Он не верил в жизнь после смерти. Но это место…
Здесь не было ничего.
Словно в ответ на его безмолвный вопрос, пространство стало наполняться различными объектами, словно сквозь ткань реальности стала просачиваться краска, рисующая мироздание. Звёзды, пульсирующие в такт новым каплям цвета, вихри огней, столбы чистой энергии.
«Я жив».
Это понимание не сопровождается шоком или болевыми ощущениями. Он помнил выплеск агонизирующей силы, когда погасли миллиарды жизней. Но что же происходит сейчас?
Целостная картина мира, столь привычного, бывшая когда-то непоколебимой, сейчас была раздроблена на сотни частей. Разум был не способен столь быстро перестроиться. Всё стало иначе. Не осталось глупых страхов или жестокости, исчезли сожаления, мораль и переживания.
Вся прошлая жизнь стала казаться такой… несущественной.

***

В глубине межпространства остатки излучения затронули сверхъестественные чувства бессмертного существа. Нарушили его сосредоточенность.
Столь грубое вмешательство? Которое коснулось даже подуровней Реальности? Это было как минимум любопытно.
Разум пронзил взглядом миры в поисках эпицентра и нашёл отголосок искажающего излучения. Тлеющая искра, бурлящая столь знакомой энергией. Послав короткий исследующий импульс, он стал рассчитывать маршрут. В каждой его мысли искрило любопытство.
Перерождение.
Всплеск новой силы.
Новый избранник Мироздания.

***

«Абсолют».
«Что? Кто?» — отозвался он.
«Откинь сомнения».
«Я не понимаю».
«Ты перестал быть Низшим. Ты стал бессмертным. Навеки связанным с Мирозданием существом. Самоподдерживающимся образцом энергии».
«Как?»
«Ты подчинил себе ментальный выплеск миллиардов разумных существ».
«Кто ты?»
«Такой же, как и ты. Я покажу, что значит быть вечным. Пока что я верну тебе твоё тело. Так будет проще».

Картинка изменилась. Он вновь был самим собою, в своём привычном облачении. Оглядевшись, он понял, что это была какая-то странная безжизненная поверхность незнакомой планеты. В пространстве вспыхнула трещина, и перед ним возникло высокое существо в сером плаще. Его губы остались сомкнутыми, но в голове Конструкта отчётливо прозвучали его спокойные слова.

«Что ты чувствуешь?»

Сейчас на этот вопрос сложно было ответить. Рецепторы его тела отказывались верить в происходящее. Существовала какая-то пустота, неописуемый вакуум, не поддающийся рациональному объяснению.
 
«Я не знаю», — подумал он.
«Тебе кажется, что всё это вне твоего понимания. Но теперь всё иначе, Смотритель. Надо оставить прошлое позади, чтобы идти вперёд».

***

Она распахнула глаза и, выгнув спину дугой, шумно вздохнула, точно вынырнув из глубокой морской впадины. Пытаясь отдышаться, она не сразу поняла, что уже находится в реальном мире, что пытается оттолкнуть от себя руки Шепарда. Мало-помалу исчезало психологическое чувство связи между ней и Абсолютом. Спустя мгновение она без сил откинулась назад, более-менее восстановив дыхание и теперь стараясь унять бешено стучащее сердце.
— Лиара? — обеспокоенно наклонился к ней коммандер. — Что произошло?
— Я показал ей Историю. Не просто поделился воспоминаниями. Передал чувства. Не думал, что это окажется настолько шокирующим, — вместо неё отозвался Абсолют.
Нахмурившись, коммандер повернулся к бессмертному:
— Что именно?
— То, как стал бессмертным.
— Всё в порядке? — вновь повернулся Шепард к девушке.
Неуверенно кивнув, Лиара поднялась на ноги с его помощью.
— Да. Но это… За что? — она подняла на Смотрителя взгляд, одновременно с этим понимая, что не может сдержать слёз.
— Я просто выполнял свой долг. Нельзя было колебаться.
— Ты был чудовищем… — прошептала она.
— Согласно меркам твоей расы — да. Но я всего лишь заботился о своей цивилизации.
— О чём он, Лиара? Кем он был? — вмешался в разговор Шепард.
— Гением… — негромко отозвалась она, вытирая остатки слёз. — Обрёкшим на смерть миллиарды и поднявшимся за счёт этого до уровня бессмертного… Во всяком случае, он так это показал… И я… не почувствовала его вины за это… Словно… он поставил стену, которая разделила его сознание на «до» и «после»… Это… Нельзя описать словами.
— Упрощая картину, это утверждение сформулировано верно, — кивнул Смотритель. — Я много раз спрашивал себя, как это могло произойти. В итоге пришёл к выводу, что создал источник, который притянул до этого никем не используемую энергию. Ту самую, которой подпитываются бессмертные. Выплеснув её в реальность, я создал свой вариант конца света. Она уничтожила мою расу, оставив меня как последнего представителя. И даровала силу. После чего меня заметил Координатор.

Шепард замолчал, обдумывая его слова, продолжая поддерживать за руку Лиару. Наконец он спросил:
— Если ты можешь проникнуть в прошлое, то почему не остановишь гибель своего мира?
— Думаете, что я не пытался это предотвратить? — покачал головой бессмертный. — Ошибаетесь. Время не может допустить столь глобального переписывания Истории. И поэтому ставит Барьер на вмешательство. Который никто преодолеть не в силах. Мне оставалось лишь сотни раз наблюдать картину гибели своего мира.
— Барьер? — непонимающе переспросил коммандер.
— Запрет психофизического вмешательства любого бессмертного в естественный ход исторических фактов. Защитная реакция Мироздания на слишком резкую попытку вмешательства в Историю. Мы считаем, что Время само может решать, когда позволить Абсолюту изменить свою структуру, а когда нет. Эта теория пока что не находит полного подтверждения.
— Но ты говорил, что Абсолюты могут свободно проникать в прошлое и влиять на события…
— Да. Но в каждом правиле есть свои исключения. Некоторые события нельзя переиграть по новой схеме. Этот вопрос исчерпан, — оборвал Смотритель его слова. Хоть он и оставался таким же невозмутимым, было ясно, что ему так же не доставляет удовольствия эта тема разговора.

— И мы можем верить тебе после всего этого? — наконец вспыхнула Лиара. Абсолют кинул на неё свой спокойный взгляд. Похоже было, что он просто не понимал её ненависти к себе. Или просто не желал замечать её злобу и бессильную ярость.
— Смотритель и тот, кто был до него, — это две различных личности. Многое было пересмотрено и осознано. Однако, если вы сомневаетесь во мне, то можете вернуться в свой мир. Ещё немного, и Аномалия достигнет критической точки.
Для уверенности встретившись взглядом с Лиарой и Гаррусом, Шепард отрицательно качнул головой.
— Что ж… Думаю, мы всё же рискнем. Гаррус, есть что спросить?
— Нет, коммандер, — усмехнулся в ответ турианец, — с меня пока что хватит потрясений.
— Великолепно, — произнёс Смотритель. — Теперь я бы хотел задать несколько вопросов. Вы редчайшее исключение, Лиара Т'Cони. Уникальное. Подавляющее большинство представительниц вашей расы другие. Холодные. Лицемерные. Двуличные. Вы прошли через многое, но даже эти испытания не озлобили вас. Психика Низших не может выдержать подобных испытаний без серьёзных последствий. Я хочу понять: почему? Как это удалось?
— Ты сказал вначале, что не можешь чувствовать, — твёрдо ответила она, — так зачем спрашивать о том, чего не понимаешь? Или ты просто нас недооцениваешь? Я почти потеряла саму себя, но прошла сквозь всё, чтобы вновь переживать, радоваться, любить! Чтобы просто жить!
— Сейчас вы не расположены к диалогу, — сдержанно кивнул он. — Я задам этот вопрос снова, если всё пройдёт успешно. Можно переходить к основной части. То, что вы сейчас услышите, чрезвычайно важно. Постарайтесь не упустить деталей, — Смотритель как всегда без перехода сменил тему разговора. — Теоретически в Аномалию может попасть любое разумное существо через созданный нами портал. Набирающие силу энергии Хаоса внутри её блокируют входы и выходы только тем, кто способен изменять Реальность вокруг себя. Абсолютам. Но даже мы не знаем, что точно происходит внутри неё. Пытались сканировать их, но оболочки не пропускают никакого ментального импульса. Можно лишь предположить, что все Аномалии являются частицами Перворождённых. В своей нестабильности она рождает параллельные миры, зеркальные отражения первоначального. Того мира, с которым неразрывно связана.
— Не так быстро, — вмешался Шепард. — Что за отражения?
— Основа мироздания — это ваши истинные вселенные, первородные, совершенные. При достижении критической отметки она создаёт их негативные копии. Меняет местами все понятия и привычные законы. Хаос. Основа её существования. К сожалению, дальше этого знания мы не продвинулись. Любую обнаруженную Аномалию требуется незамедлительно ликвидировать, пусть даже вместе с тем миром, с которым она связана. Я был не до конца откровенен. В случае вашего провала, не она станет причиной гибели вашего мира. Лично сотру из Мироздания вашу Реальность. Лучше потерять одну Вселенную, чем сотни.

Он замолчал, давая время команде обдумать сказанное. Коммандер переглянулся с Гаррусом и Лиарой. Они не нашлись, что ответить на это. Возможно, просто устали удивляться.
— Мне сказать нечего, Смотритель, — спокойно ответил Шепард, вновь встретившись с бессмертным взглядом. — Конечно, неприятно осознавать, что мы только пешки вашей игры. Но мне кажется, что мы слишком многое не знаем обо всех ваших высших структурах контроля. Давайте к делу.
Абсолют кивнул и продолжил:
— В Аномалии будут находиться образы ваших тел. Так будет проще для вашего восприятия. Ощущения не будут отличаться. Когда вы проникнете внутрь, помните только одно: вы будете во враждебной среде. Проведите аналогию с вирусами, которые попадают в кровь. Они сразу же привлекают внимание лейкоцитов. Аномалия будет пытаться уничтожить вас любыми способами. Я поставлю вам психическую защиту Высшей сферы, чтобы нейтрализовать большую часть смертельных воздействий. Но с остатком защитных импульсов вам придётся разбираться самим. Потребуется вся возможная выдержка и воля.
— Так чего нам там ждать? — поинтересовался Гаррус, вспомнив то, чем поделился с ним Шепард. — Чего-то знакомого и привычного, тех врагов, с которыми мы умеем бороться, вроде гетов, или что-то ещё?
— Никто не сможет сказать, что приготовит для вас Аномалия. Хоть вы и будете вместе, для каждого будет уготован свой кошмар, испытание и путь. Однако я предполагаю, что вы увидите её либо в виде лабиринта, либо в виде мощного оборонительного сооружения. Крепости. Против вас могут выступить не только привычные враги, но и любой из известных вам иррациональных страхов.
— Звучит крайне ободряюще, — протянул турианец в ответ, — и всё же… Что нам нужно будет делать, когда мы попадём в неё? Уничтожить центр управления?
— В любом центре управления есть разумные существа, которые осуществляют непосредственный контроль. В Аномалии никаких разумных существ нет. Уничтожить её невозможно никакими силовыми методами, которые используют Низшие. Аномалию отсечь от вашей Реальности может только дес-заряд. Дестабилизирующая частица пространства. Энергия аннигиляции, замкнутая вокруг какого-либо материального объекта. Не пугайтесь, это мой помощник, — неожиданно закончил Абсолют и повернулся к пустой стене, из которой спустя мгновение показался ИС.

Непроизвольно Шепард с друзьями сделали шаг назад. Появившееся существо даже не повернуло голову в их сторону, сразу направившись к Смотрителю.
— Дес-заряд завершён. Жду дальнейших указаний, — проскрежетало оно, правой конечностью возвращая Смотрителю металлическое кольцо.
— Продолжить выполнение протокола.
Только что появившийся ИС развернулся и покинул Сферу.
— Что это или кто это был? — поинтересовался Шепард. — Нам бы в Аномалии пригодилась подобная… подобное существо.
— Даже мы не можем быть в нескольких мирах одновременно. Это Искусственное Существо. Оно тоже не может проникнуть внутрь. Я его создал и даровал частицу ментальной энергии. Сейчас эта информация несущественна.
— А как мы поймём, когда и где нужно будет активировать этот ваш заряд?
— Вы не пропустите этот момент и это место. Центр Аномалии всегда чётко обозначен. Но как именно — узнаете, только попав внутрь.
— Как мы вернёмся оттуда, если всё получится?
— Я почувствую, когда вы активируете дес-заряд. И сразу же верну ваши проекции в Реальность. Возьмите, коммандер, — он протянул ему кольцо, совершенно обычное с виду, из простого, тускло поблёскивающего металла. Когда оно коснулось руки Шепарда, то мгновенно потеряло форму и заструилось, словно ртуть, обвиваясь поверх брони вокруг его запястья, принимая форму браслета с белым камнем в центре. Активация производится с помощью мысли. Только подумайте о том, что нужно активировать заряд, и белый индикатор сменится на красный. У вас будет минута, чтобы передумать и деактивировать его. Помните: только в Центре.
— А что же с нами будет, если мы проиграем и погибнем? — невесело хмыкнул Гаррус. — Понятно, что тогда нас уже ничто не будет волновать, но всё же.
— Реально то, что осознаёт разум. При гибели вашего тела сознание мгновенно поверит в реальность происходящего. В вашем понимании это означает смерть.
— Что ж, значит, хорошо, что мы не собираемся там умирать, — сказал Шепард. — Но чем мы будем сражаться?
— С вами сейчас стандартный набор вооружения. Он станет вашим основным подспорьем. Любая частица, выпущенная из оружия, любой удар — это проявление вашей воли. Лишь она будет служить вам защитой и атакующим средством. Даже если я вам дам самое совершенное вооружение, которое когда-либо было создано Низшими, оно будет неэффективно. Вы готовы.

Кивнув, коммандер почувствовал, как Гаррус похлопал его по плечу:
— А как же воодушевляющая речь перед главной битвой, а, Шепард? — усмехнулся жвалами турианец.
— Думаю, в этот раз она не нужна. Все мы осознаём важность предстоящей миссии.
— Я всюду за тобой, Шепард, — улыбнулась Лиара, встав по правую руку от него.

Проблески энергии буравили воздух, когда Смотритель начал готовить портал. Воронка в пространстве, сочащаяся тьмой бездна. Почему-то коммандер представлял себе переходы, которые используют Абсолюты, немного иначе. Хотя, какая им разница? Они втроём уже приготовились сделать шаг в неизведанное, как бессмертный поднял руку, останавливая их.
 
— Прежде чем вы шагнёте в портал, я бы хотел кое-что вам сказать. Никогда не встречал столь удивительных существ. Несмотря на ваши различия, вы дополняете друг друга. Практически ничего не скрываете. Доверие. Чрезвычайная редкость в мирах. Надежда. Вера. Любовь. Ради этого вы прошли длинный путь. И выстояли. Невероятно. Этого лишены мириады разумных существ. Ваше небольшое закрытое общество живёт по своим законам. Отсеялись ненужные элементы. И появились сильные психологические связи. Не деструктивные.
Не пустые обещания, но реальные чувства. Маски фальши нет. Это даёт вам шанс. Защита ваших разумов активирована. Я желаю вам удачи.

По воздуху прошли волны искажения, словно прогнувшись под чьим-то ударом, ещё немного расширяя трещину. Шепард, Лиара и Гаррус сделали шаг вперёд и пропали за колышущейся завесой портала.
Абсолют заставил провал в пространстве исчезнуть и закрыл глаза.
«Я убеждаюсь, что мой выбор был верен».





1. Николай Семёнович Кардашев ввёл понятие типов цивилизаций по уровню энергопотребления.
Тип I.
Цивилизация, энергопотребление которой сравнимо с мощностью, получаемой планетой от центральной звезды и энергетических источников самой планеты. Оценка энергопотребления — примерно 1016–1017 Вт.
Тип II.
Цивилизация, энергопотребление которой сравнимо с мощностью центральной звезды планетной системы. Оценка энергопотребления — примерно 4 •1026 Вт. Одна из гипотетических форм цивилизации второго типа — цивилизация сферы Дайсона (строительство астроинженерных сооружений).
Тип III.
Цивилизация, энергопотребление которой сравнимо с мощностью Галактики. Оценка энергопотребления — примерно 4 •1037 Вт.
Тип IV (не входящий в теорию).
Цивилизация, энергопотребление которой сравнимо с мощностью Вселенной. Оценка энергопотребления — бесконечная мощность.




Отредактировано: Alzhbeta.

Комментарии (6)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

nobody47
6   
Отличное начало, надеюсь будет продолжение!!
0
sargo2322
5   
очень интересно, надеюсь продолжение будет...
0
Ватрикан
4   
Рассказ впечатлил. Автор, у вас однозначно талант. Стиль повествования настолько же хорош, насколько интересна сама идея, вкупе с отличными описаниями и всем остальным. Надеюсь когда-нибудь увидеть продолжение этой нестандартной, и от этого еще более интересной истории.
0
3   
расказ очень интересен, жду продолжения.
0
New_angel
2   
Очень интересно, что же они там увидят!! Жду продолжения!!!)
1
Варх
1   
Так, всем ещё раз спасибо за прочтение сего произведения. Жду ваших комментариев. Некоторое время буду занят, когда возьмусь за продолжение неизвестно.
1