Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Власть Тени. Глава 25.



Жанр: фантастический боевик.                                                                           
Персонажи: Джон Шепард, Гаррус, Лиара, Джокер, Маркус Тайлер, Налена Дайлис и др.
Статус: Завершен.
Аннотация: Девятнадцатая ударная эскадра ВКС против оборонительных сил "Цербера".
Предупреждение: События третьей части игры игнорируются полностью



— Командующий, противник в зоне эффективного поражения! — доложил капитан Амаги.
— Очень хорошо. Открыть огонь, — ответил Вячеслав Орлов.
      Он видел на голографической сфере, как пытаются рассредоточиться и изменить курс корабли «Цербера». Преследуя фрегаты Альянса, вражеский авангард, как и рассчитывал контр-адмирал, излишне увлекся и не сразу понял, что летит прямиком в западню, под пушки двух тяжелых крейсеров. Теперь охотники, внезапно превратившиеся в добычу, торопились набрать дистанцию и вернуться к основным силам, но, разогнавшись до излишне высокой скорости, не могли сделать это мгновенно. Даже поля эффекта массы, в значительной степени снижавшие влияние инерции, все же не устраняли ее полностью — требовалось время, чтобы корабли погасили разгон и смогли двигаться в обратном направлении. Непродолжительное время, но сейчас и этого было достаточно.
      «Москва» и «Сидней» были однотипными кораблями, не самыми новыми, но два года назад они прошли капитальный ремонт и модернизацию. Сегодня их наступательное вооружение состояло из четырех тяжелых кинетических орудий, ведущих огонь вперед по курсу, и восьми гамма-лазерных излучателей повышенной мощности с радиусом эффективного поражения около десяти тысяч километров. Кроме того, оба крейсера имели по двадцать четыре пусковые торпедные шахты с боезапасом на двадцать полных залпов. И вся эта мощь сейчас обрушилась на корабли «Цербера».
      Сдвинулись бронированные заслонки, и торпедные аппараты выбросили в космос сорок восемь снарядов одновременно. «Москва» содрогнулась, когда ее четыре ускорителя метнули пятикилограммовые металлические ядра по вражеским фрегатам; через секунду последовал еще одни залп, потом еще и еще. Лазеры обстреливали подвижные и мелкие цели — истребители и штурмовики.
      Корабли «Цербера» рассеялись, пытаясь уклоняться от огня кораблей Альянса, их системы «ПОИСК» создали плотную завесу из лазерных лучей и ракет-перехватчиков на пути преследующих тяжелых торпед. Прикрывая свое отступление, фрегаты дали ответный залп торпедами «Дротик» — теперь легким оборонительным пушкам «Москвы» и «Сиднея» нашлась работа. Мгновенные желтоватые вспышки тут и там пронзали космическую тьму, когда лазерный импульс или противоракета поражали приближающийся снаряд, вызывая взрыв.
      Несмотря на отчаянные маневры и яростный заградительный огонь, избежать потерь церберовскому авангарду не удалось. Обстрел, который обрушили на противника два крейсера Альянса, оказался слишком плотен. Всего за несколько минут снаряды и торпеды уничтожили два фрегата. Взорвались, пораженные лучами гамма-лазерных пушек, не меньше десятка «Фаэтонов» и «Гермесов». Яркое зарево, сопровождавшее гибель кораблей противника, вызвало на мостике флагманского крейсера несколько торжествующих выкриков. Даже в глазах капитана Амаги появился хищный блеск.
— Спокойнее, — одернул своих подчиненных Орлов, — Мы еще не победили.
      Действительно, потрепанный авангард убрался прочь, но основные силы защитников «Тени» остались невредимы. Сейчас они двигались на сближение, разделившись на три группы, чтобы обойти эскадру Альянса с разных направлений.
«Что ж, — контр-адмирал оставался спокоен, — Мы этого и ожидали. Теперь дело за «Беарном».
      Кто бы ни руководил обороной «Цербера», похоже, у него не было опыта крупных космических боев. Иначе он не бросил бы свои силы так безрассудно в лобовую атаку на пару прекрасно вооруженных крейсеров. Гораздо разумнее было придержать корабли рядом с вооруженными орбитальными станциями — это создало бы для нападающих немалые проблемы. Теперь же орбитальные пушки стали бесполезны. «Москва» и «Сидней» свяжут противника боем, не давая отступить обратно, под защиту космических крепостей, а когда подойдет вторая ударная группа во главе с авианосцем, его истребители и штурмовики нанесут смертельный удар. Покончив с флотом «Цербера», можно будет заняться стационарными укреплениями и самой «Тенью».
— Контр-адмирал, мы фиксируем запуск торпед, — словно прочитав его мысли, доложил капитан Амаги, — Орбитальные укрепления противника открывают огонь.
— Я вижу, — система тактического управления отметила эту новую угрозу. Противник все-таки попытался поддержать свои корабли залпом торпед дальнего радиуса действия со своих орбительных крепостей. Несколько десятков тяжелых самонаводящихся снарядов приближалось к «Москве» и «Сиднею», но это не представляло серьезной опасности. Орлов убедился в своем предположении — командир противника не очень силен в том, что касается сражений в космосе. К счастью, «Церберу» не так просто было найти грамотных космических капитанов с реальным боевым опытом. В последние годы эта террористическая организация не пользовалась популярностью даже среди землян, и вербовать достойные кадры им стало намного труднее, чем прежде.
      Тем не менее, силы «Цербера» все еще оставались серьезной угрозой. Дюжина фрегатов и свыше сотни истребителей против двух крейсеров, трех фрегатов и двадцати четырех истребителей Альянса. Эскадра продержится, но до появления «Беарна» с его группой сопровождения о возможности контратаковать приходилось забыть.
— Повторить торпедный залп, — приказал контр-адмирал, — Половина боеголовок — «Рой», остальные — дезинтегрирующие. Легким силам прикрывать крейсеры.
      Волна вражеских торпед уже приближалась к «Москве» и «Сиднею», обогнав корабли «Цербера». Перехватчики с крейсеров выдвинулись в авангард, готовые защищать свои корабли-носители. На экранах обзора блеснули первые, почти невидимые вспышки далеко впереди по курсу — взрывались пораженные лучевыми пушками истребителей Альянса церберовские торпеды. Затем вступили в дело лазеры оборонительной сети «ПОИСК», и новые взрывы вспыхнули в пустоте. Противник использовал «Рой» — торпеды, несущие вместо поражающих боеголовок многочисленные маячки-приманки. Сотни ложных целей были выброшены в пустоту, отвлекая оборонительную сеть кораблей Альянса от настоящих торпед с дезинтегрирующими боеголовками. Легкие лазеры продолжали давать залп за залпом, отстреливая церберовские снаряды; вскоре поступили сообщения о перегреве оружия. Таков был главный недостаток импульсных пушек — крейсерам пришлось разворачиваться, чтобы ввести в бой установки, расположенные с другого борта. Пучки инфракрасного излучения плели невидимую паутину, и приближавшиеся торпеды одна за другой разлетались на куски. Автоматические ракетные установки выстреливали в космос стаи маленьких проворных снарядов-охотников. Крейсеры не были защищены так надежно, как дредноуты, но все же, нанести им фатальный урон было непросто.
      Из почти семидесяти торпед, нацеленных в «Москву», только три пробились через плотный заслон заградительного огня и врезались в кинетические барьеры. Синее пламя окутало крейсер Альянса переливчатым ореолом, когда защита приняла на себя энергию взрывов.
— Мощность щитов снизилась на двадцать процентов. Ущерб минимален, — сообщил беспристрастный ВИ корабля.
— Что у «Сиднея»? — спросил Орлов.
— Зафиксировано четыре торпедных попадания. Щиты выдержали удар, корабль полностью сохраняет боеспособность.
      Командир эскадры усмехнулся. Залп противника, фактически, пропал напрасно. Сам он не спешил с ответной любезностью в виде полусотни боеголовок, начиненных нулевым элементом. Хотя торпеды могли поражать цели на очень больших дистанциях, пример неудачной атаки «Цербера» ясно давал понять, каковы шансы на успех. Вячеслав Орлов предпочел выждать, чтобы бить наверняка — чем меньше дистанция, тем меньше времени у вражеского «ПОИСКа» и истребителей останется на перехват залпа.
      Через несколько минут две эскадры сблизились достаточно, чтобы можно стало задействовать артиллерию. Фрегаты «Цербера» уже вели огонь, снаряды кинетических пушек проносились мимо крейсеров. Несколько прошли в опасной близости от «Москвы», но прямых попаданий пока не было. «Сидней» ответил собственной тяжелой артиллерией, но с тем же результатом — быстрые фрегаты мгновенно изменили курс, уйдя с линии огня. Намерения «Цербера» были достаточно очевидны — уступая противнику в огневой мощи, защитники «Тени» намеревались реализовать преимущество в подвижности и количестве кораблей, и обойти крейсеры Альянса с бортов и кормы, где не было тяжелой артиллерии. Если крейсерам выгодно было вести бой на дальней или средней дистанции, то фрегатам и истребителям, напротив, предпочтительнее было подойти как можно ближе. И, поскольку они были быстроходнее, «Москва» и «Сидней» не могли диктовать им дистанцию боя. Маневрируя, чтобы не позволить крейсерам взять их на прицел, корабли «Цербера» шли на сближение.
      Контр-адмирал Орлов выждал еще немного, позволив противнику сократить расстояние еще на несколько сотен километров. Затем повернулся к капитану Амаги и коротко скомандовал:
— Торпедные аппараты — залп!
      Новая волна снарядов устремилась к цели.
* * *

      «Нормандия» заложила немыслимый вираж, в последний миг вывернувшись из-под огня противника. Корабли «Цербера» — два фрегата устаревшего типа «Азенкур» — на огромной скорости промчались мимо. В какое-то мгновение дистанция между ними составляла всего около полусотни километров, что по космическим меркам подпадало под определение «в упор». Человеческая реакция не могла поспеть за скоростями космического боя, но СУЗИ не упустила шанс. В оптимальный момент «Нормандия» дала торпедный залп. Четыре быстрых «Дротика» покинули пусковые трубы и со скоростью молнии метнулись к ближайшему из двух вражеских фрегатов. Промахнуться с такой дистанции было невозможно, а у системы «ПОИСК» не осталось времени на противодействие. Все четыре торпеды ближнего радиуса поразили ведущий фрегат — тот даже не успел начать маневр уклонения.
    В следующую секунду дистанция между «Нормандией» и ее противниками уже увеличивалась; обменявшись выстрелами с предельно малой дальности, корабли промчались мимо друг друга, как вооруженные луками всадники из давно забытых эпох. Но в этой скоротечной схватке удача была на стороне корабля Джона Шепарда — белое зарево на несколько секунд ослепило ретирадные камеры, когда там, где только что находился один из двух кораблей «Цербера», образовался шар раскаленной плазмы. Один из «Дротиков» поразил масс-ядро или запасы АМ-топлива для двигателей, вызвав детонацию. Ничего более страшного не могло произойти с кораблем во время космического боя; ни у кого из команды не было ни единого шанса на спасение.
Уцелевший фрегат умчался дальше, и «Нормандия» не могла его преследовать, поскольку была атакована группой истребителей.
— Настырные ублюдки! — ругался Джокер, отчаянными рывками и разворотами уводя корабль из-под огня. Вражеские «Гермесы» сбрасывали легкие торпеды и стреляли из кинетических пушек. Щиты «Нормандии» выдерживали удары, но все же их предел прочности не был бесконечен. Как и любой фрегат, корабль Джона Шепарда не строился для затяжного боя.
      Лазеры и противоракеты повредили три истребителя, затем еще два внезапно взорвались с интервалом в полсекунды, вероятно, попав под залп гамма-пушек одного из крейсеров. Уцелевшие отступили, но у команды «Нормандии» не оставалось времени на передышку: очередная группа кораблей «Цербера» во главе с фрегатом была уже близко. Джокер скривился:
— Вот же никак не успокоятся! Капитан, сдается мне, они нас не любят.
      Шепард только усмехнулся.
— Может быть, любят слишком сильно, — заметил он.
      Джокер был прав — в этом бою «Нормандия» определенно не могла пожаловаться на нехватку внимания. Противник атаковал ее даже чаще и упорнее, чем «Москву» или «Сидней», но корабль обходился без серьезных повреждений — благодаря надежным щитам, мгновенной реакции СУЗИ и мастерству Джокера. Сама «Нормандия», в свою очередь, уже записала на свой боевой счет два фрегата и десяток истребителей.
      Сражение быстро превратилось в ожесточенную перестрелку на малых дистанциях. Церберовцы, надо отдать им должное, атаковали отчаянно и бесстрашно, и действовали достаточно согласованно. Атакуя крейсеры с тыла и флангов, они не позволяли «Москве» и «Сиднею» использовать свое главное оружие — курсовые кинетические пушки. Но крейсеры не превратились в беззащитные мишени — используя гамма-лазерные установки и торпеды, они наносили противнику заметный урон. Корабли «Цербера» взрывались и разлетались на куски один за другим. Фрегаты Альянса — «Нормандия», «Трафальгар» и «Амьен» — прикрывали крейсеры от фланговых атак. Истребители, запущенные с крейсеров, поддерживали их. Бой не превратился в неуправляемый хаос, как это нередко случалось. Тяжелые и легкие корабли Альянса четко и своевременно взаимодействовали между собой. В результате, через полчаса ожесточенного боя, заметно проредив вражеские отряды, эскадра ВКС сама потеряла семь истребителей и ни одного крупного корабля.
      Отбившись от очередного звена вражеских штурмовиков, «Нормандия» на большой скорости обошла «Сидней» со стороны правого борта. До крейсера было около двухсот пятидесяти километров, и на экранах обзора он казался ярко-голубой движущейся звездой. Крошечные, как булавочные уколы, точки белого света время от времени вспыхивали вокруг корабля: истребители «Цербера» и Альянса продолжали бой.
— Капитан! — это была СУЗИ, — «Трафальгар» в опасности! Корабль атакован фрегатами «Цербера».
     СУЗИ продолжала следить за происходящим, своевременно сообщая Шепарду и контр-адмиралу Орлову обо всех изменениях боевой обстановки и предупреждая о возникающих опасностях. Искусственный интеллект «Нормандии» взял на себя роль «начальника штаба» эскадры, и справлялся с ней идеально. Если бы не СУЗИ с ее способностью мгновенно анализировать огромное количество информации, эффективно управлять боем при таком количестве кораблей, скоростях и расстояниях стало бы почти невозможно. Вот и сейчас она своевременно заметила, что один из фрегатов Альянса оказался под ударом, и подала сигнал тревоги.
     «Трафальгар» действительно был в беде. Его преследовали два вражеских фрегата — одинаковые серые корабли без опознавательных знаков. Они уверенно висели на хвосте у корабля Альянса, и, что еще хуже, вместо носовых кинетических орудий эти корабли были вооружены гамма-лазерными установками. Уступая обычной пушке в поражающем эффекте, лазер компенсировал это намного более высокой точностью стрельбы и возможностью поражать цель, минуя кинетические щиты. Можно было видеть, как попадания вызывают яркие вспышки на броне «Трафальгара». Невидимые энергетические клинки, вонзаясь в корпус фрегата, буравили в нем одну дыру за другой.
— Джокер, — Шепард подался вперед в своем кресле, — Курс на перехват!
— Да, я вижу! — с нетипичной для него лаконичностью и серьезностью ответил пилот. «Нормандия» резко развернулась, направляясь наперерез церберовцам.
      Те слишком увлеклись, расстреливая поврежденный корабль Альянса, и приближение нового врага застало их врасплох. «Нормандия» дала залп: оба носовых МГД-орудия выбросили заряды плазмы по лидеру звена, и одновременно последние четыре ракеты «Дротик», оставшиеся в пусковых трубах, были выпущены по второму кораблю.
      Артиллерийский залп оказался удачен — прямое попадание по серому фрегату разворотило полкорпуса. Пострадавший корабль не взорвался, но полностью утратил боеспособность. Но для «Дротиков» дистанция была слишком велика, и звездолет, в который они были направлены, успел уклониться и расстрелял снаряды лазерами сети «ПОИСК». По крайней мере, он также вынужден был оставить в покое «Трафальгар». Фрегат «Альянса» тяжело пострадал — можно было видеть, как он виляет из стороны в сторону, не в состоянии контролировать свой курс. Главные двигатели были разбиты, в корпусе зияло не меньше десяти пробоин, оставленных лазерными лучами.
— Мне удалось связаться с «Трафальгаром», капитан Шепард, — сказала СУЗИ, — Корабль тяжело поврежден и не может продолжать бой. Масс-ядро нестабильно, и взрыв может последовать в любой момент. Капитан Джонсон отдал приказ на эвакуацию.
— Ясно, — Шепард кивнул, наблюдая, как с неяркими белыми вспышками от борта подбитого фрегата отделяются спасательные капсулы. «Нормандия» не успела спасти «Трафальгар», но, по крайней мере, дала возможность его команде покинуть гибнущий корабль. Не было ни времени, ни возможности подбирать капсулы — этим придется заняться позднее.
      «Нормандия» продолжила бой, и вскоре в стороне, на удалении несколько сотен километров, вспыхнул огненный шар: как боялся капитан «Трафальгара», масс-ядро фрегата вышло из-под контроля и взорвалось. Это был первый крупный корабль, потерянный Альянсом в бою. Его гибель заметили и церберовцы, и успех — пусть купленный дорогой ценой — добавил им решимости. Корабли «Цербера» вновь бросились в атаку, и на этот раз их действия были более успешны — вскоре взрыв торпеды проделал обширную пробоину в борту «Москвы». Поврежденный крейсер временно лишился управления и начал грузно ворочать в сторону. Вдоль борта зажглись сиреневые огни вспомогательных маневровых двигателей — пилоты старались выровнять корабль на курсе. Достаточно быстро им это удалось, и строй эскадры не был нарушен. Подбитая «Москва» сохраняла боеспособность, в чем церберовцы убедились, когда несколько их штурмовиков приблизились, чтобы повторить успешную атаку и нарвались на огонь заградительных лазеров и ракетных установок. Потеряв за считанные секунды четыре корабля, они не выдержали и отступили. И все же, повреждение флагмана представляло для эскадры Альянса серьезную угрозу. Лидер «Цербера» мог быть не самым лучшим космическим командиром, но наверняка попытается воспользоваться представившейся возможностью. На его месте сам Шепард непременно перегруппировал бы свои силы, собрал в кулак и атаковал пострадавший корабль. Такая атака могла привести к серьезным потерям, но, если бы удалось выбить из линии флагманский крейсер неприятеля, это бы себя окупило.
— Джокер, держи «Нормандию» поближе к «Москве», — решил командор. — СУЗИ, соедини меня с крейсером.
     СУЗИ выполнила приказ, но вместо контр-адмирала на экране появился черноволосый мужчина лет за тридцать в форме капитана.
— Это капитан Амаги, старший офицер эскадры, — сказал он, — Я слушаю вас, командор.
— Я надеюсь, адмирал Орлов не пострадал? — спросил Шепард.
— С ним все в порядке, — успокоил его капитан.
— Насколько пострадала «Москва»?
— Повреждения умеренные. Мы потеряли один тяжелый лазер и два вспомогательных двигателя. Это слегка снизило маневренность корабля, но мы все еще в строю.
— Рад слышать. Капитан, «Цербер» перегруппировывает силы, — Шепард видел, как смешаются отряды врага на объемной карте, — Я боюсь, что они намерены продолжить атаки по флагману.
— Да, мы это тоже видим. Мы продержимся.
— «Нормандия» сделает все, чтобы прикрыть вас. Шепард, конец связи.
      Спектр продолжил изучать движение красных огоньков на голограмме, и его подозрения подтвердились. Корабли «Цербера» явно собирались сконцентрировать атаку на поврежденной «Москве». Бой пока разворачивался не слишком-то удачно для них, и командир защитников «Тени» решил переломить ситуацию решительной атакой на пострадавший флагман противника. Рискованный удар, но это могло сработать.
      Шепард прикинул, сколько времени остается до прибытия «Беарна». Получалось немного — считанные минуты. Это станет для «Цербера» неприятным сюрпризом — судя по тому, как действовали защитники «Тени», появления новых кораблей Альянса они не ожидали. Ловушка, спланированная Шепардом и Орловым, сработала — «Цербер», уверившись, что Альянс уже ввел в бой все свои корабли, в свою очередь, бросил в атаку все силы, ничего не оставив в резерве. Теперь предстояло захлопнуть западню, но прежде нужно было пережить последние минуты до появления подкреплений.
— Джефф, держи нас возле «Москвы», — сказал Шепард пилоту, — СУЗИ, отслеживай корабли, угрожающие крейсеру.
— Да, капитан, — с удивительной синхронностью отозвались оба. Когда обстоятельства того требовали, непримиримые спорщики действовали удивительно согласованно.
* * *

— Черт! — Маркус Тайлер ударил сжатым кулаком в ладонь, давая выход внутренней напряженности.
      Налена тихо рассмеялась.
— Осторожнее, любимый. Ты начинаешь вести себя, как кроган, — тем не менее, несмотря на кажущуюся безмятежность, и в ее голосе угадывались неестественные нотки.
— Я просто ненавижу бездействие, — ответил Маркус, — На этом корабле мы — пассажиры!
      Азари вздохнула.
— Да, это правда, — признала она, — Мне это нравится не больше, чем тебе. Но что тут можно изменить? Я никогда не служила на военном корабле, да и ты тоже.
      Маркус промолчал. Налена была, конечно, права. Они едва ли смогли бы оказать команде «Нормандии» сколько-нибудь весомую помощь. Ни он, ни его подруга просто не имели соответствующих навыков. Налена в прошлом летала на космическом корабле контрабандистов, но была бойцом, а не пилотом. То же самое можно сказать и о Маркусе — тот несколько лет служил в ВКС Альянса, в частях десанта, и участвовал в нескольких крупных операциях. Но он, как и его подруга, был солдатом, а не пилотом и не техником — правда, он умел неплохо управлять кораблями небольшого размера, но не был профессиональным истребителем. Поэтому сейчас на борту «Нормандии» не было никакого дела, где его навыки могли быть востребованы. Но это не улучшало его настроения, скорее — наоборот. Маркуса Тайлера всегда раздражало, когда приходилось довольствоваться ролью пассивного свидетеля происходящих событий.
— Я уверена, нам еще придется пострелять, — заметила Налена, — Ведь нам все еще нужно захватить эту «Тень», верно?
— Да... если только Шепард и Орлов не предпочтут просто взорвать ее, не рискуя людьми. Это было бы разумно с их стороны.
— Не совсем так, — возразила Налена, — Проще — не всегда лучше. Если «Тень» будет уничтожена, это станет тяжелым ударом для «Цербера», но у нас по-прежнему не будет улик против «FSR». Лидеры «Цербера» залягут на дно, а со временем снова возьмутся за старое.
      Он кивнул.
— Пожалуй.
      Поскольку лучшая помощь, которую они могли сейчас оказать экипажу «Нормандии» — это не лезть не в свое дело — Маркус и Налена вернулись в зал брифинга, где остались вдвоем, не считая, конечно, вездесущую СУЗИ, но и та основное внимание уделяла бою. Голографическая проекция показывала, как развивается сражение; экраны на стенах отображали картинки с внешних видеокамер. Для сторонних наблюдателей, в роли которых сейчас вынужденно оказались Маркус Тайлер и Налена Дайлис, бой выглядел как хаотическая пляска ярких искр в безмолвии космоса, и мимолетные проблески света, сопровождающие взрывы торпед и гибель кораблей. Казалось, в этой круговерти не может быть и намека на упорядоченность, но схематичное изображение на проекции, хоть и не столь зрелищное, позволяло оценить ход сражения более детально. Корабли «Цербера» сфокусировали атаку на флагманском крейсере «Москва», который уже получил несколько попаданий торпедами. Правда, не похоже, чтобы повреждения серьезно повлияли на боеспособность корабля — уничтожить крейсер было непростой задачей. По крайней мере, если в составе твоих сил нет дредноута. Но у «Цербера» здесь были только фрегаты и истребители — проворные, многочисленные, но не несущие достаточно тяжелого оружия.
      Эскадра Альянса сосредоточила все усилия на обороне пострадавшего флагмана; «Нормандия» также кружила возле «Москвы», атакуя вражеские корабли, нацелившиеся на крейсер. Силы Альянса сократились в числе — потерян был один фрегат и более половины перехватчиков. «Цербер» понес более весомые потери, но еще сохранил достаточно сил, чтобы продолжать атаки. Чаша весов заколебалась — эскадра ВКС уже не могла атаковать и вынуждена была уйти в глухую оборону, инициатива перешла к противнику. «Цербер», увидев возможность переломить ход боя, усилил натиск. Пока корабли атаковали, орбитальные станции вели по крейсерам «Альянса» огонь торпедами дальнего радиуса действия.
— Маркус! — Налена сильно сжала его плечо, указывая на один из экранов.
      Группа из нескольких штурмовиков «Фаэтон» атаковала торпедами «Амьен», фрегат Альянса, и добилась успеха. Преодолев оборону системы «ПОИСК» и выброшенные фрегатом ложные цели-обманки, несколько снарядов ударили по кинетическим барьерам.Только одна из трех торпед смогла миновать последнюю линию обороны, но ее попадание оказалось удачным для «Цербера»: тандемная боеголовка поразила главные двигатели зарядом разрушительной шрапнели. Это вызвало мощный взрыв, и вся кормовая часть корабля превратилась в уродливое месиво из раскаленного металла. Медленно вращаясь, «Амьен» продолжал двигаться в неуправляемом полете; он не взорвался мгновенно, так что выжившие члены экипажа еще имели шансы на спасение, но стал совершенно беспомощен. В этот момент церберовцы могли легко добить его, однако не стали тратить боеприпасы — оба крейсера и «Нормандия» продолжали сопротивление, и противник удовлетворился тем, что вывел «Амьен» из боя.
      Однако их радость была недолгой. Неожиданно на голографической схеме появились новые синие точки. Пальцы Налены снова сжали плечо Маркуса, тот и сам почувствовал внезапное возбуждение. Наконец-то прибыла на помощь вторая боевая группа девятнадцатой эскадры — авианосец «Беарн» и шестерка фрегатов. Можно было видеть на экранах, как они вышли из сверхсветового режима в нескольких тысячах километров позади кораблей «Цербера» — как будто материализовались из пустоты с яркой бело-голубоватой вспышкой. Может быть, чуть дальше, чем хотелось бы, однако пилоты Альянса показали свою прекрасную выучку — ведь только что они одним прыжком преодолели около десяти световых лет.
     Не теряя времени, новоприбывшие корабли вступили в бой. Фрегаты атаковали двумя группами по три корабля, обходя противника с флангов. Между тем массивные броневые пластины, прикрывающие корпус «Беарна», разошлись в стороны, открыв стартовую палубу, и ударная группа авианосца начала стартовать в космос. Тридцать шесть истребителей, вооруженных импульсными лазерами и легкими ракетами, и сорок восемь штурмовиков-торпедоносцев атаковали эскадры «Цербера» с тыла.
       Для тех появление новых кораблей Альянса стало неожиданностью. Бросив все силы в атаку на «Сидней» и «Москву», они оказались в западне. Их положение усугублялось еще и тем, что многие церберовские корабли уже растратили запас торпед. Вдобавок, когда часть сил «Цербера» начала разворот, чтобы встретить новую опасность, последовала атака крейсеров Альянса. Пилоты «Цербера» впали в замешательство, можно было видеть, как распадается строй их эскадрилий. Под лазерными залпами и ударами ракет взорвалось еще несколько кораблей, а затем фрегаты и истребители Альянса набросились на растерявшегося противника, не давая ему прийти в себя и перегруппироваться.
      Последующие события не затянулись надолго. Все решил один удар. Штурмовики не экономили боеприпасы и запускали торпеды десятками. Истребители атаковали легкими ракетами и лучевым оружием. Фрегаты ударили двумя тройками с флангов, ведя огонь всеми батареями — снаряды кинетических пушек и торпеды ближнего радиуса «Дротик» обрушились на отряды «Цербера». За считанные минуты взорвались три фрегата и не меньше двух десятков малых кораблей, и это решило исход боя. Уцелевшие — и было их немного — больше не помышляя о сопротивлении, развернулись и начали отход к базе; корабли Альянса преследовали. Торпеды взрывались среди кораблей «Цербера», и вскоре, пораженный точным залпом с одного из крейсеров, разлетелся на части еще один фрегат.
— Ха! — выдохнула Налена, хищно улыбаясь, — Ублюдки получили свое!
— Да, — Маркус кивнул. Он не был специалистом в вопросах космического боя, но то, что сейчас происходило, больше напоминало избиение, чем сражение. Отступление «Цербера» уже почти превратилось в паническое бегство.
— Что ж, похоже, путь расчищен, — заметила азари, — Значит, скоро нам предстоит штурмовать эту «Тень». Кажется, приближается момент, когда и нам не придется отсиживаться в бездействии.
      Маркус хмыкнул.
— Да услышит тебя твоя Богиня, Налена.
     Та состроила гримаску.
— Я просто хочу покончить, наконец, со всем этим, Маркус. Проклятье, в этой Галактике нам хватило бы приключений и без «Цербера». Я вздохну с облегчением, когда можно будет не думать об этой компании.
— Я тебя понимаю, — согласился он, — Кстати... — Маркус посмотрел на подругу, — Ты думала о том, чем будешь заниматься, когда мы избавимся от «Цербера»?
     Азари улыбнулась.
— Как я сказала: в Галактике хватает приключений. Уверена, нам и без «Цербера» не придется скучать, — сказала она.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 20.07.2012 | 1283 | 7 | Цербер, Власть Тени, Налена, маркус, SVS | SVS
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 63
Гостей: 61
Пользователей: 2

greenfox111, Hounfor
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт