Власть Тени. Глава 11.


Жанр: фантастический боевик.                                                                     
Персонажи: Джон Шепард, Гаррус, Лиара, Джокер, Маркус Тайлер, Налена Дайлис и др.
Статус: Завершен.
Аннотация: Элона Йин прибывает на объект "Тень". Шепард, Гаррус и Лиара проникают на базу "Железного Легиона" в поисках новых улик.
Предупреждение: События третьей части игры игнорируются полностью

      Шаттл ощутимо вздрогнул, и послышался громкий металлический звук, когда огромная клешня стыковочного манипулятора охватила с обоих бортов его плоский серый корпус. Еще несколько секунд пришлось подождать, пока пилот не сообщил:
— Давление снаружи в норме. Можно выходить, госпожа Йин.
— Спасибо, — Элона неловко выбралась из амортизационного кресла и прошла к раскрывшейся двойной двери воздушного шлюза.
      За дверью тянулась шагов на пятнадцать вперед облицованная изнутри белым материалом труба — соединительный тоннель. Пройдя через него, Элона оказалась в просторном, ярко освещенном помещении, откуда открывался вид на ангар. Здесь ее уже встречали двое. Майор Синклер, начальник службы безопасности, приветственно кивнул.
— Госпожа Йин. Это честь — видеть вас на борту «Тени».
— Я тоже рад приветствовать вас, — добавил длинный, нескладный мужчина с редеюшими волосами, — Но мы не ожидали вас так рано.
— Майор. Доктор Уинсли, — ответила на приветствие Элона Йин, — Я сама не планировала прибыть так быстро, — она улыбнулась уголками губ, — Можете считать, что меня подталкивало любопытство.
«Еще бы! — с иронией подумала она, — После того, какие средства вложила „FSR" в этот проект, мне хочется, наконец, увидеть результаты!»
      Она повернулась к огромному, в пол-стены, застекленному иллюминатору. Через него виден был ангар — внушительное помещение, освещенное многочисленными белыми люменами. Мощные стыковочные захваты удерживали несколько шаттлов, выглядевших в точности как тот, на котором прибыла она сама, и такие же пуповины переходных тоннелей соединяли челночные кораблики с воздушными шлюзами.
      Ангар не имел ворот, за иллюминатором царил вакуум. Элона внутренне поежилась, подумав о том, что только несколько сантиметров броневого стеклопласта отделяют ее от ледяной пустоты. В отличие от своего предшественника на посту главы «Far Space Research», Дориана Блейда, она никогда не питала любви к космосу. Предпочитала жить там, где под ногами — твердая земля, а вокруг — настоящий, не регенерированный воздух, который не улетучится наружу через случайную трещинку в окне.
      Пол — или дно, или как уж это называть — у ангара отсутствовало вовсе, и через огромный провал внутрь струился довольно яркий свет. Можно было отчетливо видеть кремово-бежевые разводы на поверхности огромной планеты — газового гиганта, на орбите которого велись работы по сборке «Тени». Эта планета не имела названия, как и вся система, состоявшая из трех таких же огромных сгустков космического газа, обращающихся вокруг относительно небольшой — всего вдвое тяжелее Солнца — красно-оранжевой звезды. Совершенно безжизненное место, которое никто никогда не пытался колонизировать, да здесь и нечего было искать.
      Элона Йин сама не знала, где сейчас она находится. Где-то на самых дальних и глухих задворках исследованной области Галактики — вот и все, что было ей известно, да она и не нуждалась в большем. Единственной информацией об этой звездной системе были навигационные координаты в архивах «Цербера», но для нее это был всего лишь длинный ряд цифр и букв. Если бы в том была необходимость, Элона запомнила бы их — у нее всегда была отличная память — но они ничего не сказали бы ей. Это дело космонавтов и навигаторов — она никогда не была ни тем, ни другим.
      Она предпочла отвернуться от иллюминатора — зрелище бурлящей колоссальными смерчами атмосферы газового гиганта в нескольких сотнях тысяч километров внизу не доставляло ей удовольствия. Чтобы отвлечься, Элона предпочла перевести разговор на главное — то, ради чего она прибыла сюда.
— Итак, — заговорила женщина, — Мистер Синклер, мистер Уинсли. Как обстоят дела?
— Все благополучно, — майор чуть заметно улыбнулся, — Объект уже практически функционален. Конечно, задержки с поставками материалов от генерала Хайнса несколько снизили темпы работ, многие модули еще нуждаются в достройке. Тем не менее, основные системы уже подготовлены к запуску. Мы планируем начать ходовые испытания в течение ближайших дней.
— Это хорошо, — кивнула она с удовлетворением. — Весьма своевременно. У меня есть новости, которые я хочу обсудить с вами двумя.
— Да, госпожа Йин, — Синклер повернулся, — Прошу за мной. Мы можем поговорить в моем кабинете, там нам никто не помешает.
      Все-таки размеры «Тени» впечатляли — Элоне и ее сопровождающим пришлось прокатиться на монорельсовом вагоне и преодолеть немало лифтов, коридоров и отсеков, прежде чем они оказались в жилой секции. Сразу бросалась в глаза строгая, почти аскетическая обстановка, напоминающая о военном корабле или станции. Повсюду можно было видеть людей и роботов, занятых какими-то малопонятными делами.
— Вы сказали, что строительство близко к завершению, — заметила Элона, остановившись в нескольких шагах от одной из таких групп: несколько роботов, похожих на уродливых стальных пауков, монтировали панели на стене широкого коридора. Вспышки плазменного сварочного аппарата резали глаза. Женщина отвернулась и посмотрела на майора Синклера.
— Так и есть, — спокойно пояснил тот, — все работы продвигаются в соответствии с графиком. Но основное внимание мы уделяли двигателям и системе навигации. «Тень» должна как можно скорее обрести мобильность, все остальное — второстепенно.
— Резонно, — не стала спорить она, — Чем быстрее корабль можно будет перегнать в новое убежище, тем спокойнее я буду себя чувствовать.
— Всего к проекту привлечено сто пятьдесят научных сотрудников, — продолжил пояснения Уинсли, когда они двинулись дальше, — Собственно экипажем корабль пока не укомплектован в полной мере, хотя при необходимости управлять им можно. По штатному расписанию, команда должна составлять две тысячи пятьсот человек, сейчас у нас только тысяча двести, в основном — инженеры. Строительные работы осуществляются на девяносто девять процентов роботами и дистанционно управляемыми механизмами, это экономит и время, и средства. И, конечно, помогает соблюдать режим секретности. Ну, и еще двести человек входит в службу безопасности под руководством майора Синклера.
— Благодарю, доктор, — большую часть рассказанного Уинсли Элона знала и сама, но не стала раздражать того. Уинсли всегда был, кхм... довольно-таки нервным субъектом. Но отличным специалистом. А главное — в молодости за ним водились грешки, причем не из тех, к которым в Альянсе отнеслись бы со снисхождением. Если бы об этом стало известно, былые заслуги не спасли бы его, как минимум, от громкого публичного скандала и постыдного изгнания из научного сообщества Земли. Поэтому у Джеймса Уинсли не осталось иного выбора, кроме как сотрудничать с «Цербером». Элона Йин предпочитала работать с людьми, чья верность была подкреплена алчностью или страхом... а лучше всего, конечно — и тем, и другим. В характере Уинсли и жадности, и страха, бесспорно, хватало.
      Наконец, они добрались до кабинета майора Синклера. Средних размеров комната была обставлена очень скромно, как и все вокруг. О благоустройстве «Тени» еще не успели позаботиться. Даже приличные кресла заменяли простые пластиковые стулья. Одну стену целиком занимали экраны видеокомов. Над столом мерцала голограмма, изображавшая корабль в миниатюре.
— Итак, господа, — Элона перешла сразу к делу. — Я буду говорить кратко. Ситуация осложнилась. По следу «Цербера» идет командор Джон Шепард, и есть основания думать, что он знает что-то о «Тени».
      Майор Синклер воспринял новость достаточно хладнокровно, в отличие от ученого, который сразу побледнел. Глаза Уинсли расширились.
— Но... — он запнулся, — Но ведь это невозможно! Поддерживался режим высочайшей секретности. Никто не мог знать! Разве что... — он посмотрел на Элону, — В организации действует агент Спектров, госпожа Ийн, — мысль о подобной возможности заставила его побелеть еще больше.
— Воздержитесь от суждений о том, что вас не касается, доктор Уинсли, — холодно ответила Элона. На самом деле, она сама думала об этом, и пока ничто не исключало правоты ученого. Прикрытие «Цербера» не было столь надежным, как хотелось бы. Как минимум, Советник Андерсон и адмирал Хаккет знали, что организация скрывается под личиной «Группы компаний Дальнего Космоса». Появление в «FSR» шпионов Альянса было лишь вопросом времени. А если Рамуш прав, и в игру против организации включился еще и Серый Посредник...
— Шепард заинтересовался генералом Хайнсом? — уточнил Синклер.
      Элона Йин утвердительно кивнула.
— Да. Трудно сказать, как много известно ему или Дэвиду Андерсону. Координаты объекта, во всяком случае, он пока еще не знает.
      А ведь может узнать, подумала глава «FSR». Наемники из «Железного Легиона» Уилларда Хайнса контролировали поставки материалов и комплектующих для строительства. Естественно, координаты «Тени» имелись у генерала. Он должен был хранить их в строжайшем секрете — данные записывались в навигационный компьютер кораблей-роботов, осуществляющих перевозки, и автоматически стирались по окончанию рейса. Тем не менее, в архивах «Железного Легиона» координаты хранились. А значит, как бы тщательно их ни скрывали, существовал риск того, что они могут попасть к врагу. Командор Джон Шепард уже успел доказать, что недооценивать его недопустимо. Да и эти двое, Тайлер и Налена Дайлис, тоже опасны.
      Элона подумала о том, что необходимо выйти на связь с Хайнсом и потребовать, чтобы тот немедленно стер все упоминания о «Тени» из архивов «Железного Легиона». Если Уиллард еще послушает ее. Он слишком упрям, и не скрывает недовольства тем, что контроль над «FSR» достался ей. Вполне возможно, обратись она к Хайнсу с таким предложением, тот решит, что она пытается прибрать к собственным рукам «Тень», а с ней и всю организацию.
— Мы должны быть готовы ко всему, — сказала женщина, — И главное, что я хочу знать — корабль уже может покинуть пределы этой звездной системы?
— Почти, — ответил Синклер, — Как я уже сказал, госпожа Йин, все основные системы функциональны. Включая двигатели, навигацию и жизнеобеспечение. Тем не менее, требуются испытания и наладка. Как правило, это требует больше времени, но, учитывая обстоятельства, мы максимально ускорим темпы работ.
— Хорошо. Я рада, что вы верно оцениваете ситуацию, майор. Сколько потребуется на завершение всех работ?
— Несколько дней.
— Чем быстрее мы покинем это место, тем лучше, майор.
— Я понимаю, госпожа Йин. Мы сделаем все возможное, чтобы сократить сроки. Корабль полностью автономен и может оставаться вдали от обитаемых звездных систем почти неограниченное время. Мы можем совершить перелет до любой звезды этого скопления, а при необходимости — и переместиться в другое скопление, не используя масс-реле. Конечно, это было бы слишком долгое и скучное путешествие, так что подобную меру мы рассматриваем как самую крайнюю. Но даже это возможно, — Синклер усмехнулся. — Проще говоря, если потребуется спешно удирать от «Пути Предназначения», вздумай тот заглянуть в наше захолустье — мы готовы сделать это. Ну и, конечно, на тот случай, если к нам в гости наведается что-то поменьше, чем «Путь Предназначения» — мы не беззащитны.
— Разве «Тень» вооружена?
— Сама — нет, но у нас надежные силы сопровождения. Это легкие корабли — фрегаты и истребители — но, кроме них, базу прикрывают мощные орбитальные оборонительные станции. Прежде я не видел смысла в их строительстве, — признался Синклер, — но если Шепард наведет на нас Альянс, возможностей нашей обороны будет достаточно, чтобы задержать их, пока «Тень» не скроется.
— Прекрасно, — Элона почувствовала облегчение. По крайней мере, если неосторожность Хайнса приведет к тому, что у Шепарда или Тайлера будут координаты, это не станет для «Тени» смертным приговором. Оправдывая свое имя, корабль исчезнет, растворится в космической пустоте. Охотникам придется очень, очень постараться, чтобы выйти на след.
— Теперь, доктор, что касается вас, — с интересом произнесла она, — как идут ваши дела? Работы ведутся?
— Пока только начаты, госпожа Йин. Результаты не могут появиться слишком быстро. Тем не менее, я не могу жаловаться. Материалов достаточно, и специалисты организации хорошо выполняют свою работу, — его глаза блеснули, - Да, потребуется время, но я могу обещать вам, что средства, вложенные в проект, окупят себя стократ!
      О да, это так. Элона много думала о том, что будет, когда «Тень» исполнит свое предназначение. Корпорация «Far Space Research» превратится в монополиста, которому единственному будут доступны тайны множества цивилизаций, существовавших в этой галактике миллионы лет, с тех пор, как была возведена Цитадель. Разумеется, придется соблюдать осмотрительность — слишком быстрое появление столь продвинутых технологий не может не показаться подозрительным — но, в конечном итоге, от этого выиграют все. «FSR», сама Элона Йин, Земля и человечество. И, разумеется, «Цербер» — некоторую часть технологий, особенно тех, которые касаются, например, индоктринации, организация оставит себе и будет пользоваться тихо, осторожно, нечасто. Допустим, для того, чтобы подчинять своей воле людей в правительстве или в руководстве крупных корпораций. Внедрять агентов во все уровни руководства Альянса, и не только Альянса. Организация тяжело пострадала после вторжения Жнецов, и ее влияние должно быть восстановлено. Со временем, «Цербер» обретет настолько большую власть, что будет определять политику Альянса. Между тем полученные от Жнецов знания позволят землянам подняться на более высокий уровень технического развития. И тогда остальным — азари, саларианцам, турианцам — придется потесниться. Придется признать лидирующую роль человечества, хотят они того или нет. Амбициозный план, но осуществимый.
— А что основной объект? — спросила она.
      На лице Уинсли отразился страх.
— Мы соблюдаем предельные меры осторожности, — пояснил ученый, — Хотя он полностью нейтрализован, и видимой опасности не существует, вы понимаете, госпожа Йин — с подобными, кхм... экземплярами не может быть абсолютной гарантии.
— Я понимаю, — согласилась она, — Тем не менее, я хочу увидеть его. Немедленно. Проводите меня, доктор.

* * *

      Аэромобиль парил в воздухе — почти дрейфовал, как аэростат. Шепард сидел на месте водителя, но передал управление автопилоту. На внутришлемном визоре капитана проецировалось изображение, передаваемое миниатюрным летучим зондом-шпионом, который нарезал круги над базой наемников. Та представляла собой группу из нескольких строений. Два приземистых, длинных и плоских больше всего напоминали громадные ящики, не меньше ста метров в длину, двадцати пяти — в ширину и десяти-двенадцати — в высоту. Габариты и примитивная форма построек говорили о том, что это, вероятнее всего, склады. Еще два здания, немного поменьше, явно были ангарами для военной техники; на отдельных посадочных площадках можно было видеть три «Богомола» — ощетинившиеся разнокалиберными орудийными стволами и трубами ракетных батарей летучие штурмовые машины. Поодаль в рядок выстроилось несколько больших грузовых флаеров и четыре воздушные машины поменьше, с переоборудованными под установку легких пушек кузовами. Наконец, большой трехэтажный жилой дом был, очевидно, отведен под казарму, а другой, поменьше — под штаб и квартиры для офицеров.
      Все это было обнесено стеной высотой в два человеческих роста. Пара больших ворот для автотранспорта располагались с противоположных ее сторон. Они охранялись блокпостами; над приземистыми башенками из пластобетона торчали длинные сдвоенные стволы, в которых можно было опознать легкие пушки «Алебарда» — устаревшее, но опасное оружие производства Альянса, стрелявшее 10-миллиметровыми вольфрамовыми дротиками с начальной скоростью чуть меньше пяти километров в секунду. Прямое попадание уничтожало на месте штурмового робота «Имир» и пробивало насквозь броню любого ровера или легкого транспортера. Только штурмовой танк, защищенный мощным кинетическим барьером, мог выдержать несколько попаданий. 
      Это вполне соответствовало информации, полученной от Арии Т’Лоак, и подтверждало, что «Железный Легион» — сильные и опасные противники. Шепарду и его компаньонам случалось штурмовать базы крупнейших наемных организаций в Галактике: «Кровавой Стаи», «Затмения», «Синих Светил» — и капитан не мог сказать, что те были укреплены намного сильнее.
— Да уж, это скорее крепость, чем база, — прокомментировал Гаррус, которому, как и Лиаре, передавалась на визор та же картинка.
— Мы же на Омеге, Гаррус, — невозмутимо заметил Шепард, — Здесь все, у кого есть деньги, укрепляются, как могут.
      Турианец покачал головой.
— Я понимаю, почему Ария не захотела посылать с нами своих людей. Учитывая, что полноценную воздушную атаку тут не проведешь, потребовался бы целый батальон космодесанта, чтобы гарантированно срыть эту крепость с лица земли в умеренный срок и ценой приемлемых потерь. Ну, или несколько штурмовых танков, — добавил он.
— Мы же не собираемся брать ее приступом, Гаррус, — проворчала Лиара.
— Я помню. Но неужели бедному турианцу уже и помечтать нельзя?
— У нас все равно нет ни того, ни другого, — беспощадно пресек его мечтания Джон, продолжая изучать сильные и слабые места укреплений потенциального противника, — Но зато у нас есть СУЗИ. В предстоящем деле я рассчитываю на нее больше, чем на батальон десантников с танками.
— Благодарю, капитан, — прозвучал в наушниках синтетический голос, — Я обещаю, что не подведу вас. У наших легионеров будет весьма нескучная ночь. Это может показаться даже забавным... не им, конечно.
      Прямо сейчас десяток шпионских дронов парили на некоторой высоте над лагерем «Легиона» — «летающие глаза», видящие все в оптическом и инфракрасном диапазоне, ощущающие малейшие звуковые колебания, улавливающие радиоволны любой длины. Шпионское оборудование «Нормандии» было произведено саларианцами — признанными мастерами в этом благородном деле. Сейчас Шепард мысленно помянул добрыми словами инженеров из ГОР — их чудо-устройства работали, как обычно, идеально, и вдобавок, обнаружить их присутствие невозможно было никаким, даже самым чувствительным детектором.
      Вся информация с зондов транслировалась на «Нормандию», СУЗИ, которая анализировала ее и передавала Шепарду и его отряду всю полезную информацию. Вычислительных мощностей полноценного искусственного интеллекта было достаточно, чтобы следить за всей базой «Железного Легиона» и своевременно снабжать капитана, Гарруса и Лиару необходимыми данными, координируя их действия. Если Шепард был командиром группы, то СУЗИ в этой операции, можно сказать, взяла на себя роль начальника штаба.
      И все равно, задача была не из простых. Рассматривая картинку, Спектр убедился в этом лишний раз. Лагерь охранялся надежно. Зонды-шпионы собирали все новые и новые данные. Видеокамеры, система сигнализации, реагирующая на звук, движение и инфракрасное излучение, и, разумеется, патрули наемников. Там, где бессильны оказывались новейшие системы электронного наблюдения, порой достаточно было старого доброго часового на вышке.
— Через стену не перелезть, — заметил Гаррус, — Она обороняется и хорошо просматривается. Может, просто подойдем к воротам и вежливо попросим впустить нас? — усмехнулся он.
— Очень смешно, — проворчала Лиара, — Смотрите! Здесь что-то вроде подземных тоннелей...
— Говори уж прямо — канализация, — проворчал Гаррус.
— Нет, это больше похоже на грузовую шахту. Мы можем пройти там.
— Да, но она тоже наверняка охраняется, — заметил Шепард, — И даже если мы снимем охрану, к месту боя сбежится весь гарнизон. Иметь дело с сотней разъяренных наемников не хотелось бы. Хотя... из всех путей внутрь этот тоннель, пожалуй — лучший выбор.
      Он задумался, изучая высветившуюся схему подземных коммуникаций.
— Вот! Мы можем спуститься здесь, через эту шахту, и окажемся вплотную к тоннелю. Прорежем дыру в стене и пройдем внутрь.
— Звучит неплохо, — одобрил Гаррус, — Хотя там тоже наверняка сигнализация. Эти «Легионеры» хорошо стерегут свой лагерь. Ну, зная Омегу, я не могу упрекать их в склонности к паранойе.
— Я могу вывести из строя их системы безопасности и отвлеку внимание охраны на какое-то время, — пообещала СУЗИ, — Но, капитан, будьте предельно осторожны. Если они обнаружат вас, я сделаю все, что смогу, но не уверена, что этого будет достаточно.
— Спасибо, СУЗИ, — ответил капитан, — Я знаю, что могу рассчитывать на тебя. Но ты права: нам тоже не следует лезть на рожон без причины. Гаррус, ты это слышал?
— Эй, капитан! Ты что-то путаешь. Меня зовут именно Гаррус, а не Грюнт!
— Ну, хорошо, — Шепард отключил визор и проверил оружие. «Фаланга» и плазменный дробовик гетского образца на поясе, легкая штурмовая винтовка «Мститель» за спиной. Плюс солидный запас гранат: плазменных, зажигательного действия, и шоковых — ослепляющих противника вспышкой и временно выводящих из строя электронику мощным ЭМ-импульсом. Были и ослепляющие дымовые заряды. Шепард не собирался штурмовать базу, но вовсе не был уверен, что попытка скрытного проникновения не обернется боем с оравой церберовских наемников.
— Вы готовы? — спросил он у своих спутников.
— Да, капитан, — ответил Гаррус.
— Я готова, Шепард.
— Тогда начинаем, — он кивнул и направил машину на снижение, — СУЗИ, мы идем.

* * *

— Сержант Келловэй! — прозвучал внутри шлема искусственный голос ВИ, — Срочно явитесь в сектор 6-А! Возможна попытка проникновения за охранный периметр!
— Ах, ты... — Юджин Келловэй добавил пару словечек покрепче в адрес неведомого чужака, — Кеннет, Линг — за мной! У нас опять гости!
      ВИ передал на визор целеуказание; стрелка и градуированная шкала, отмечающая направление и дистанцию, появились перед глазами сержанта. Юджин и двое его подчиненных поспешили на сигнал. До сектора 6-А было недалеко. Келловэй замедлил бег и привычным движением выдернул из-за плеча штурмовую винтовку. «Защитник» с тихим жужжащим звуком раздвинулся в боевое положение.
— Кеннет, заходи слева! Линг, прикроешь нас, если что! — пока солдаты занимали позиции, сержант осторожно, держа палец возле спускового сенсора, двинулся вперед.
      Тревоги случались нередко. Иногда это была всего лишь местная шпана, надеявшаяся поживиться чем-нибудь ценным и достаточно глупая, чтобы сунуться в тщательно охраняемый лагерь наемников. Но случалось и пострелять. Омега была жестоким местом, и конкурентов здесь не жаловали. Вдобавок, большую часть населения составляли чужаки, которые ненавидели землян. Келловэй и прочие его сослуживцы из «Железного Легиона» платили им той же монетой. Драки между наемниками и местным отребьем происходили регулярно. В общем, эта станция определенно была не самым спокойным местом из тех, где довелось служить Юджину, но с тех пор, как он, покинув ВКС, сделался солдатом удачи, его только и мотало, что из одной дыры в другую, и каждая новая оказывалась гаже предыдущей.
      Осторожно выступив из-за укрытия, которое давали ему составленные в штабеля металлические контейнеры, сержант осмотрелся... и никого не увидел. Все было пусто. Лампы заливали площадку ярким голубоватым светом, холодным и немигающим. Спрятаться тут было бы негде, но никто и не пытался. На всякий случай Келловэй воспользовался инфракрасным визором — с тем же результатом. Не считая самого сержанта и двоих наемников, поблизости не было ничего живого. Только пара роботов-грузчиков, деактивированных, ждали приказа вернуться к работе.
— Чтоб тебя... — еще пара благих пожеланий, теперь уже по адресу проклятого компьютера, сорвались с языка сержанта Келловэя, — И где ты видишь чужака, тупая машина?
— Пеленг передается, сэр, — отозвался ВИ, равнодушный к тому, какими словами его величают, — Источник сигнала — в шести метрах на четыре часа от вас.
      Келловэй резко развернулся, вскинув винтовку... и покачал головой, переводя дух. Пусто. Только еще один робот, неподвижный, как и остальные. Здоровенная, неуклюжая машина, примитивный электронный мозг которой был настроен только на одно монотонное действие — перетаскивать грузы с места на место. Хотя... может, так и лучше — похоже, когда компьютер становится слишком умным, это не идет ему на пользу.
— Линг, Кеннет, можете выходить, — Юджин сложил винтовку и забросил назад за спину, — Ни хера тут нет. Линг, проверь — может, датчик сбоит.
      Щуплый китаец достал устройство диагностики и начал водить антенной из стороны в сторону.
— Возможно, сержант, но я не техник, — ответил он, — Надо вызвать специалистов.
— Спасибо, без тебя бы не догадался, — Келловэй собирался выйти на связь, но его опередили.
— Патруль четыре, — женский голос звучал отрывисто, раздраженно, — Патруль четыре, Келловэй! Что случилось? Почему вы изменили маршрут?
— Лейтенант Грин, был сигнал тревоги в секторе 6-А. Мы проверяли.
— Ну и?
— Ничего, мэм. Ложная тревога. Мы убедились — никого нет. Возможно, сбой датчиков сигнализации, нужен техник.
— Хорошо, я пришлю специалиста. Продолжайте патрулирование по прежнему маршруту. Конец связи.
— Что-то лейтенант не в духе, — хмыкнул Кеннет.
— Да неужели? — в тон ему откликнулся Линг, — А ты помнишь, чтобы она когда-то бывала в духе? С тех пор, как она вздумала поспорить с генералом Хайнсом и оказалась здесь...
— Разговорчики, — буркнул Келловэй, — Вперед, парни. Продолжаем обход.

* * *

      Плазменный резак вскрыл стену, оставив после себя уродливо зарубцевавшийся, оплавленный шрам на металле. Красноватый свет окалины быстро потускнел и угас, оставив после себя лишь кромешную тьму. Свет не проникал в темный тоннель, освещение под потолком также было погашено, но активные приборы ночного видения позволяли ориентироваться.
      Первыми внутрь проникли два дрона, управляемых СУЗИ. Через несколько секунд ИИ «Нормандии» сообщила:
— Часовых внутри нет. Система сигнализации нейтрализована. Пусть свободен.
— Прекрасная работа, СУЗИ, — пригнувшись, Шепард первый полез в прорезанный лаз, — Черт... осторожнее, здесь тесно.
      Протиснувшись внутрь, командор обнаружил себя в широком и высоком тоннеле. Это действительно было что-то вроде шахты для доставки грузов, которые перемещались сами по подвижному полу. Сейчас, впрочем, система была отключена, и вокруг царила полная тишина. Звуки собственных шагов, хоть и приглушаемых специальными подошвами скафандров, казались Шепарду, Гаррусу и Лиаре громовыми раскатами. Но тревога не прозвучала: система сигнализации, стараниями СУЗИ, стала бесполезна. Как бы предусмотрительны ни были наемники из «Железного Легиона», они, конечно, не могли догадываться, что против них будет действовать полноценный искусственный интеллект.
      Без задержек преодолев тоннель, Шепард и его компаньоны оказались у выхода.
— СУЗИ, есть кто-то с другой стороны?
— Нет, капитан. Я отмечу маршрут до ближайшего склада на карте. По пути есть несколько патрулей, будьте осторожны.
— Ты не можешь их отвлечь? — спросила Лиара.
— Конечно, могу, но считаю это преждевременным. Если произойдет несколько инцидентов подряд, «Легионеры» поймут, что их систему безопасности атакуют извне.
— Разумно, — согласился Шепард, — Мы справимся. Гаррус!
      Турианец коснулся ладонью сенсора. Ворота с негромким звуком раскрылись. За ними оказалась обширная площадка, большую часть которой занимали контейнеры и емкости разнообразных форм и размеров. Несколько громоздких механизмов по очереди перегружали их на подвижные платформы, которые одна за одной направлялись к складу. Глядя на это монотонное движение, Шепард неожиданно усмехнулся.
— За мной!
— Что ты задум?.. — Лиара осеклась на полуслове, — О, нет...
— О, да! — капитан вскочил на платформу, которую как раз загружали два робота. Те не обратили на него внимания: их задачей было только перемещать грузы, до остального примитивным машинам дела не было.
— Это наш путь на их склад! Я хочу посмотреть, что «Легионеры» там держат, Гаррус, Лиара — быстрее!
— Знаешь, Шепард, я соглашусь с Лиарой: твоя идея безумна, — ворчание, однако, не помешало турианцу присоединиться к Джону. Вдвоем они укрылись между двумя большими ящиками; с небольшой задержкой к ним присоединилась и Лиара. Через пару минут роботы закончили погрузку и платформа, мелко вибрируя, направилась к раскрытым воротам.
— Я тоже не могу не сказать — это сумасшедшая идея, капитан, — заметила СУЗИ, — Но может сработать. На вашем пути нет патрульных. Мне, однако, не известно, что ждет вас внутри склада.
— Скоро мы это выясним, — ответил Шепард, когда платформа, миновав просторные, широко раскрытые ворота, оказалась внутри. Здесь она остановилась около стены, и другая пара роботов начала разгружать ее. Щупальца, свисающие с потолка, подхватывали ящики диффузионными присосками и складывали в аккуратные штабеля.
— Эй, какого?.. — Гаррус едва успел отскочить, когда особо проворное щупальце потянулось к нему, — Зараза... Кажется, эта проклятая машина и для меня нашла графу в описи.
— Ты ей понравился, — поддела Лиара, следом за Шепардом спрыгнув с края платформы, — Ну вот, мы внутри. Давайте посмотрим, что же они здесь держат.
      Шепард достал и быстро собрал полевой анализатор. Устройство пискнуло, пробудившись к жизни. И тут же на экране возникла диаграмма в виде нескольких разноцветных линий на координатной сетке. Одна из линий чертила высокие, острые пики.
— Ого! — Джон даже присвистнул, — Прибор зашкаливает!
— Нулевой элемент? — догадался Гаррус.
— Да, и довольно много. Хватит на масс-ядро военного корабля вроде «Нормандии».
— Ария не ошиблась, «Цербер» действительно собирает нулевой элемент... помимо прочего, — констатировала Лиара, — Но для чего? Не собираются же они строить новую «Нормандию».
— Нулевой элемент много где применяется, — заметил Гаррус.
— Но не в таких количествах, — возразила Лиара, — Столько может быть нужно либо для мощного энергоблока, либо для масс-ядра. Что бы они ни строили — это или корабль, или космическая станция.
— Почему бы нет, — согласился Гаррус, — Помните — Призрак любил прятаться от чужих глаз на тайных космических станциях, где попутно велись и научно-технические разработки. Элона Йин или ее сообщники, возможно, решили возродить эту добрую традицию «Цербера».
— Похоже на правду, — кивнул Джон, — Это было бы идеальное укрытие. В Галактике двести миллиардов звезд — искать, вокруг которой вертится их новое убежище, пришлось бы долго.
— Да, но зачем «FSR» пользоваться услугами сторонних перевозчиков? — удивился Гаррус, — Космическое строительство — специализация компании.
— Но они не могут приобретать нулевой элемент официально, — возразил Шепард, — Такие закупки тщательно контролируются. Если вдруг станет известно, что компания резко увеличила их объем, это сразу даст понять всем заинтересованным лицам, что они строят нечто крупное. «Церберу» выгоднее закупать нелегальный нулевой элемент, да и другое оборудование, в Системах Терминус — на Омеге или на том же Энгаре — и осуществлять перевозки через подставные компании.
— Но куда? — Лиара, тоже вооружившись анализатором, обходила герметичные металлические цилиндры, — Как нелюбезно с их стороны было забыть указать точку назначения.
— Еще лучше было бы, если бы на контейнерах обнаружился логотип «FSR»... — размечтался Шепард, изучая ряды одинаковых емкостей. В неярком свете ламп под потолком, их металлические бока отблескивали затвердевшей ртутью.
— А если бы где-нибудь тут в уголке случайно нашлось подписанное главами «Цербера» признание во всех грехах, было бы совсем хорошо, — заметил Гаррус, стоявший возле контейнера, достаточно большого, чтобы внутри уместился грузовик, — Хм. Здесь логотип не забыли. «Халиат». Интересно, что внутри?
      Он активировал уни-инструмент.
— Электроника, керамика, металл... минимальное количество нулевого элемента. Не исключено, что часть тяжелого орудия, но с тем же успехом может быть генератор или даже, к примеру, ровер.
— Без более тщательного изучения не обойтись, — Шепард оставил в покое контейнеры и, найдя терминал, подключил к нему небольшое цилиндрическое устройство, — СУЗИ?
— Все в порядке, капитан. Связь с локальной сетью установлена. Пытаюсь подключиться к системам виртуального интеллекта базы. Это не должно занять много времени.
— Шепард! — позвала Лиара.
      Он обернулся на голос и увидел азари немного в стороне. Они с Гаррусом рассматривали что-то темное и продолговатое — в неярком свете Джон не рассмотрел, что именно. Турианец поднял руку и провел над непонятным устройством. Уни-инструмент замерцал оранжевым.
      Капитан поспешил к ним. Лиара неожиданно вытянула руку, и бледный свет охватил ее ладонь. Прежде, чем Джон оказался рядом, азари сделала быстрое движение кистью, и крышка продолговатого предмета, смятая, отлетела в сторону.
— Что ты делаешь? — спросил Шепард, подходя, — Хочешь поднять тревогу?
— Нас никто не видит, — Лиара опустила руку. Они втроем заглянули внутрь вскрытого контейнера.
— Ты была права, Лиара, — кивнул Гаррус, — Стазисная капсула.
— Медицинское оборудование, — Шепард сузил глаза, — Смотрится не к месту рядом с нулевым элементом и деталями тяжелой техники.
— Если они строят космическую базу, присутствие стазис-капсул не так удивительно, — Лиара прикусила губу, — Их могут использовать для оснащения медицинского отсека. И не только... — азари покачала головой и вздохнула, — У меня нехорошее предчувствие. Вы помните, для чего применяли стазисные капсулы в «Цербере»... или в лаборатории Сарена на Вирмайре?
— Удерживали хасков, — сухо произнес Гаррус, — Если ты права, Лиара, то это — точно «Цербер».
— Мы не знаем этого наверняка, — заметил Шепард; впрочем, его вид медицинского устройства — обычного и ничем не примечательного — тоже заставил вздрогнуть. То, что он видел на Вирмайре и позднее, в лабораториях Призрака, вновь промелькнуло перед глазами. Люди и представители иных народов, мужчины и женщины, и даже дети, инфицированные нанидами Жнецов и погруженные в стазис-поле, где процесс трансформации человека в хаска протекал с контролируемой скоростью, давая исследователям достаточно времени для наблюдений.
      Конечно, одних лишь капсул было недостаточно, чтобы делать однозначные выводы, но Спектр не строил иллюзий. С «Цербером» он был знаком слишком хорошо — организация не имела склонности изменять своим обычным методам действия. Призрак не колебался перед тем, чтобы приносить в жертву своему делу даже соплеменников, и едва ли его преемники рассуждают иначе. Если у «Цербера» в руках трофейная технология Жнецов, позволяющая влиять на сознание разумных существ — а из показаний Маркуса Тайлера и Налены Дайлис следовало, что так оно и есть — несомненно, организация будет прилагать все усилия, чтобы поставить ее себе на службу. Правда, Маркус и Налена сумели разрушить одну из их тайных баз, сорвав проект «Подчинение», но «Цербер» не стал бы складывать все монеты в один карман. И вот, теперь они строят новую тайную базу...
      Шепард сжал кулак. Известные факты начали складываться в общую картину — предсказуемую, но менее неприятной от этого она не становилась. Он подумал о технологиях Жнецов, «наследниками» которых могли стать вожаки «Цербера». Сейчас не так важно, где и как они нашли образцы. Большая часть Жнецов была уничтожена бесследно, от них не осталось ничего для изучения. И командор Джон Шепард нисколько не жалел об этом. Хаски или индоктринация — то, без чего галактика прекрасно бы обошлась. Но кое-кто думал иначе. И, очевидно, «Церберу» повезло — им удалось найти достаточно много образцов, чтобы с ними можно было работать.
— Они строят тайную базу, где смогут спокойно изучать трофейные артефекты Жнецов, — высказал он вслух свои подозрения, — Где-нибудь в неисследованной звездной системе, скорее всего, даже не нанесенной ни на какие навигационные карты.
— Проклятье! — буркнул Гаррус, — Похоже на правду. Это было бы в стиле «Цербера». Помню нашего доброго друга Призрака...
— Но здесь мы не найдем ничего, связанного со Жнецами, — прагматичным тоном заметила Лиара, — Я согласна с твоим предположением, Шепард, но технологии Жнецов «Цербер», конечно, перевозит иным путем. Особым. Не задействуя ни «Группу компаний Дальнего Космоса», ни Омегу. Для «FSR», если что-то станет известно Альянсу или Совету, это был бы смертный приговор, они не станут так рисковать. Омега — слишком ненадежно.
— Возможно, Энгар, — предположил Гаррус, — Если «Железный Легион» связан с «Цербером»...
      Турианец не успел договорить — вмешалась СУЗИ.
— Шепард! Я перехватила сообщение от коменданта базы на общей волне «Легиона». По лагерю объявлена тревога.
— Черт, — буркнул Шепард. — Они спохватились быстрее, чем мы рассчитывали.
— Кажется, они обнаружили дыру, которую вы проделали в стене, и поняли, что в лагере чужаки.
— Это уже не важно, — Шепард повернулся к Лиаре и Гаррусу. — Вы слышали СУЗИ? Пора уходить, мы здесь загостились.
— Согласна, — хмыкнула азари, — хотя хозяева могут думать иначе.
— Да, — поддержал ее и Вакариан, — Сдается мне, они не захотят отпускать нас так быстро.

Комментарии (14)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

ЛК-01
12   
Quote
«Алебарда» — устаревшее, но опасное оружие производства Альянса, стрелявшее 10-миллиметровыми вольфрамовыми дротиками с начальной скоростью чуть меньше пяти километров в секунду.


Что-то, похожее на "Каина", да?
0
Батон
13   
Каин это пушка дизастер. Характер разрушения как от авиационной бомбы энцать килотонн. Загляни в кодекс и усомнись в своем предположении
0
ЛК-01
14   
Ах, да, конечно же. Единственное, что у них общего - это скорость снаряда. Все остальное не то. Извините. unsure
0
Батон
4   
Только хотел порадоваться что Шеп смог обойтись без смертоубийств, но, похоже, в следующей главе будет полный абшлюсс! smile
0
ОстА
6   
Защитник всего живого в Галактике biggrin
0
Батон
3   
То что "объект" это недобитый Жнец, по-моему, очевидно smile
Но путешествие во времени - моветон. Надеюсь, этого здесь мы не увидим smile

ПЫ.СЫ. Все-таки СУЗИ умничка! smile
1
ОстА
7   
Борис Анатольевич, почему сразу "моветон"? Скорее всего, перемещение во времени возможно...

Хотя, с другой стороны, мне всё-таки думается, что машины времени не будет. Сергей Владимирович (если не запамятовал) и сам отрицательно относится к "прыжкам" wink
1
SVS
8   
Абсолютно точно подмечено.
2
Батон
9   
И это не может не радовать.
Сама идея "подправить что-то в прошлом" или "тиснуть чего-то из будущего", сильно упрощает полет фантазии.
1
Батон
10   
Так это же ты заикнулся про машину времени smile
1
ОстА
11   
А ты сразу моветон... smile
0
dima09
2   
замечательная теория,господин энштейн
1
ОстА
1   
"Тень" = Жнец + машина времени? biggrin
0
Батон
5   
Тень это тень, которую наводят на плетень. А Жнец это Жнец smile
0