Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Зеркало. Глава 2



Жанр: AU;
Персонажи: фем!Шепард/м!Шепард, команда «Нормандии», другие персонажи;
Статус: в процессе;
Аннотация: Джейн Шепард, ренегат, после выбора одного из вариантов Катализатора оказывается в параллельной вселенной, где время идет медленнее и уже есть свой коммандер Джон Шепард, который находится в начале войны со Жнецами и использует совсем другие принципы решения проблем;
Предупреждения: насилие, нецензурная речь, смерть некоторых персонажей.



Мысли о самоубийстве покинули ее после первых разговоров с Тейном. Общаться с кем-то, кого ты похоронил в прошлой жизни, кто даже тогда был тебе чем-то дорог — это бесценно. На «Нормандии» в своем мире она ни с кем из экипажа не сходилась слишком близко. Вернее, не подпускала слишком близко, предпочитая слушать их, помогать в их проблемах, чтобы привязать их к себе и знать, чего ожидать от каждого из подчиненных. Да, были те, кого она могла бы назвать друзьями — Гаррус, Лиара. Они всегда были рядом, помогали по мере сил и не разменивались на дешевые обвинения или попытки перевести ее на «светлую сторону силы». Она очень ценила их преданность и поддержку, но даже им никогда не открывала душу. То же было с загадочным убийцей.

Она так же, как со всеми, общалась с ним, в свое время выслушала историю знакомства с его женой, помогла спасти сына, убив турианца самостоятельно, и даже уговорила капитана Бейли взять мальца к себе под крыло, за что убийца подарил ей свою преданность и благодарность. Они говорили о его религии, которая ей показалась даже в чем-то интересной. Говорили о ханарах и их обычаях. Говорили о его болезни. Он несколько раз выручал ее в сложных ситуациях во время охоты на Коллекционеров и тихо читал молитву Амонкире, богу охотников, призывая его благословение к ней, когда она уходила на миссии с другими солдатами. Ей это казалось забавным. Наверное, Тейн считал ее другом. Она считала его ценным сотрудником.

После нападения Жнецов они едва перемолвились парой общих фраз в вестибюле той же самой клиники, у нее в то время было столько забот, о многом нужно было подумать. Он отказался идти с ней в битву, сказав, что будет обузой, и она практически забыла об этом разговоре, погрузившись в круговорот собственных проблем. Нет, она не была резка или холодна — как обычно тепло, понимающе попрощалась, пожелала ему самого лучшего. Они сговорились общаться по экстранету, правда, так и не осуществили намерение. Во время их следующей встречи он умер, отдав свою угасающую жизнь за жизнь бесполезной Советницы, которая оказалась не намного лучше своего предшественника.

Но для себя он умер счастливым, спасая жизнь, на руках любящего сына, который тоже обратился к старой религии. Почему-то вся эта духовная чепуха была так важна для ее Тейна, она тоже была там, в больничной палате, читала с Колятом строки из молитвенника, которые после преследовали ее в кошмарах среди голосов других призраков, взывая к чувству вины. Перед смертью ее Тейн молился за нее своим богам.

В этой жизни новый Тейн вытащил ее с того света теми же самыми беседами о своей жене, о сыне, который все-таки стал младшим офицером в СБЦ по ходатайству Шепарда и — теперь уже коммандера — Бейли. Она никогда не открывала ему своей настоящей личности, но по многим вопросам высказывала личное мнение. Он почти всегда спорил.

Он рассказал больше о его охоте за Коллекционерами. Рьяно поддерживал Джона в его решении взорвать базу. Она была удивлена таким выбором. Конечно, сейчас Призрак одурманен Жнецами, и в его руках база Коллекционеров была бы страшным оружием. Но тогда? Это же логично: использовать их технологию против Жнецов. Она оставила базу «Церберу» и сделала бы так еще раз, если бы пришлось выбирать снова. В команде, конечно, ворчали, но она никогда не демонстрировала сомнений, так что, все со временем решили, что она действительно все просчитала и знала, на что идет. В девяноста пяти процентах случаев она оказывалась права, а в оставшихся пяти процентах могла сгладить последствия. В конце концов, все данные, столь неблагодарно растраченные Призраком, оказались у Альянса и помогли в строительстве Горна.

Новый Тейн пытался убедить ее в обратном; чертов моралист, как и ее Тейн. Она со смехом разбивала его аргументы безупречно логичными выводами, он пытался пробудить в ней совесть, веру, сравнивал ее с машиной. Она чрезвычайно эмоционально посылала его к черту.

Иногда он начинал страшно задыхаться и кашлять, в такие моменты ей становилось холодно, хотелось упасть на колени, просить прощения за то, что было в той жизни, за слова, что говорила в этой, молиться его богам или любым другим, если это принесет ему облегчение. Они откладывали на потом неприятные темы и возвращались к беседам о Коляте и Ирике, воспоминания о которых делали его счастливым. Он рассказывал про то, как Джон решил проблему турианского политика, оставив его в живых. Новый Тейн так же одобрял его методы, считал, что его решение хорошо повлияло на Колята. Джейн промолчала; живой Талид мог спровоцировать политический конфликт, который накануне войны со Жнецами был бы очень некстати, но в душе почувствовала что-то вроде благодарности и уважения к местному Шепарду. Совершая порой нелепо героические поступки, которые могли бы стоить многих жертв, не будь он столь удачлив, все-таки приводили его к тому же результату, к которому она пришла сама путем логических выводов и «беспощадных расчетов», как однажды выразился Гаррус.

Доктор Мишель, наблюдая безусловное улучшение ее психического здоровья и полное физическое восстановление, выписала ее из клиники, наказав являться на осмотр каждую неделю. Она благополучно забыла об этом поручении, так как не видела в этом смысла, но продолжала периодически навещать Тейна и даже познакомилась с новой Эшли.

Ее Эшли погибла на Вермайре в обнимку с ядерной бомбой. В живых остался Кайден, нажив себе еще тысячу комплексов. Спасти старшего по званию, биотика, неплохого технического специалиста с безупречным резюме из более безопасного района было разумным решением. Вернувшись за Эшли, отбивавшейся от гетов в непосредственной близости от ядерного заряда, вызвав туда «Нормандию», она подвергла бы весь экипаж и миссию бессмысленному риску. Разумеется, Джон Шепард так и сделал. Почему? Найти логичное объяснение такой беспечности она не могла, пока заметила некоторую нежность в голосе Эш, когда она говорила о тех событиях. Джейн не стала выспрашивать, но сделала для себя выводы. Увидеть еще одного призрака столь живым и деятельным было так же приятно, Эшли сделала себе неплохую карьеру и даже метила в Спектры. Общение с ней вызывало в ней легкую меланхолию. «Интересно, она тоже называла своего Шепарда предателем?» — иногда думала она, но тоже ничего не спрашивала у нее.

Тем не менее, оказавшись на свободе, Джейн встала перед новым выбором — что делать дальше со своей жизнью?

Вернуться в Альянс к непосредственной борьбе со Жнецами, может быть, даже отправиться на Землю, помочь бороться Андерсону? Как ей хотелось туда вернуться в прошлой жизни, бросить к чертовой матери всю эту политику и идти просто убивать Жнецов, защищать не эфемерную Галактику, а вполне конкретных людей, семьи, детей... Но нет, этой дряни она уже наелась по уши, опять бросаться в омут чужой войны не хотелось.

Восемь лет в инженерных войсках и три года экспериментов с Тали’Зорой на «Нормандии» давали ей необходимые навыки для устройства в какую-нибудь лабораторию или корпорацию техником. Жизнь тихая, весьма полезная даже, но удивительно скучная. Она была уверена, что обратно впадет в депрессию, если станет простым клерком. Можно было бы податься к Хакету на строительство Горна, заодно и выяснить, почему взрыв этой махины выбросил ее из знакомого мира в какую-то параллельную реальность, да еще и на обломки человеческого правительства. Словно какое-то божество забавлялось. Но это тоже значило бы вернуться в горнило чужой войны. Соответственно, этот вариант тоже не подходил.

После недолгих размышлений Джейн вспомнила про Арию. В прошлой жизни она быстро и легко нашла общий язык с королевой пиратов на Омеге и столь же просто возобновила знакомство, когда та оказалась на Цитадели по милости Призрака. Их принципы во многом были схожи, Ария так же не любила личных разговоров, пропагандировала прагматичный подход к делам — работать с ней было даже приятно и всегда взаимовыгодно. Даже маленькие взаимные услуги не оставались неоплаченными тем или иным образом.

Сблизиться с королевой пиратов большого космоса — самый лучший выбор, там не будет скучно, обязательно найдется применение ее навыкам, и у Арии достаточно мозгов, чтобы не лезть очертя голову самой и не посылать доверенных людей в гущу битвы со Старыми Машинами.

Она не стремилась к безусловной власти или огласке, эта часть ее амбиций перегорела вместе с Горном там, на Цитадели. Десять лет в той жизни Джейн создавала себе репутацию человека, который выполняет задачу любой ценой, и куда ее это завело? Нет, спасибо, больше не хочу. Сейчас ей нужна была свобода, отсутствие непомерных обязательств. Омега ей всегда нравилась больше Цитадели, там ее руки были бы действительно развязаны, никакого Призрака или Совета за спиной, можно будет жить по своим собственным правилам. Остается только найти общий язык с Арией.

Наметив план действий, она немедленно приступила к его исполнению. Первым делом ей требовалось достать где-нибудь достаточное количество кредитов. Откуда их взять? Благотворительный фонд Гуэрта выдавал беженцам войны и ветеранам небольшое пособие, которого хватало едва ли на самое необходимое. Располагая имеющейся суммой, она сняла небольшую квартирку с минимальными удобствами в одной из башен Закеры, где провела практически безвылазно пару дней, выискивая в дебрях экстранета информацию по действующим лицам своего плана.

***

Как и в ее мире, Ария оказалась на Цитадели после атаки «Цербера». Она уже обратилась к Шепарду за помощью в объединении банд наемников под ее началом в обмен на военную поддержку. «Синие светила» получили доступ к каналам снабжения Цитадели после того, как Шепард уладил проблему с генералом Орака и торговцем оружием с черного рынка. Их главарь — Дарнер Воск — был самовлюбленной скотиной, но он держал банду в узде достаточно крепко, затевать переворот в этой компании было бы бессмысленно и затратно. «Кровавая стая», сплошь состоящая из безмозглых ворча и неуправляемых кроганов, которые сначала убивают, а потом думают, вызывали у нее плохо скрываемое отвращение, работать с этими идиотами было бы подлинным мучением.

Поэтому, продумывая свой план, она остановилась на клане наемников «Затмения», состоявшем из высококлассных инженеров, биотиков и имеющим в запасе стратегический запас робототехники. Во-первых, они составляли костяк армии Арии — любые серьезные пертурбации в их рядах привлекут ее внимание. Во вторых, Джон привел их к Арии, оставив Сидерис в тюрьме и уговорив ее помощника возглавить банду. Еще одно благородное решение, которое могло бы аукнуться Джону Шепарду крайне неприятно, если бы Сидерис ухитрилась каким-то образом выбраться из тюрьмы. Но Джейн Шепард было только на руку.

В свое время Джейн убила психопатку и передала управление наемниками напрямую Арии, которая сама после привлекла к работе послушного саларианца Сейона, который держался в авторитете только стоя в ее тени.

Джейн стало известно, что в последнее время в рядах «Затмения» прошли слухи и волнения по поводу участия в войне, которые грозили вылиться в настоящее недовольство. Из опасения потерять свое положение саларианец ничего не рассказывал Арии, но сам мало что мог сделать в этой ситуации. Наемники нуждались в сильном лидере, и она собиралась дать им его. План был прост и изящен. Выпустить Сидерис из тюрьмы, позволить ей осуществить парочку своих знаменитых обещаний, дождаться, пока на «Затмение» ополчатся все наемники и службы безопасности Цитадели. Затем явиться, эффектно устранить психопатку, дать пару дружеских советов офицерам наемников, применить свои методы убеждения на представителях власти — и, считай, дело в шляпе. Дезорганизованные и деморализованные, они станут воском в ее руках, а дальше придумаем, на каких условиях сотрудничать с Арией.

Чтобы поправить свое финансовое положение и обзавестись кое-какими кредитами на снаряжение, которое на черном рынке хоть и было лучшего качества, но стоило бешеных денег, она взломала счета притонов «Синих светил» и «Кровавой стаи», воспользовавшись скрытыми прокси через сервера «Затмения». Последние, к ее удовольствию, были защищены очень неплохо, но ей уже приходилось взламывать сервера этой шайки в своем времени, где, как известно, технологии были более развиты, так что, она недолго провозилась с защитой. На ее счету прибавилось несколько тысяч кредитов, а любой, кто попытается вычислить хакера в ограбленных бандах, неминуемо придет по цифровому следу к «Затмению». Наемничьи кланы перманентно грызутся между собой, поэтому очередная вспышка насилия со стороны конкурентов никого не удивит, а мораль немного понизит, что сделает их более послушными впоследствии.

Расправившись с финансовой частью, довольная собой, Шепард отправилась прогуляться, чтобы немного размяться и заодно сделать пару приготовлений. Первым делом требовалось закупить снаряжение: какую-нибудь неприметную легкую броню с опциями тактической маскировки, которую после можно будет усовершенствовать и подогнать под себя, снайперскую винтовку без особых опций, разве что с улучшенным прицелом, и, конечно, ее главное оружие — уни-инструмент, над которым наверняка придется долго работать. Все, что она видела здесь на рынках, даже самые продвинутые модели, казались просто убогими по своему функционалу. Но это не особенно пугало, как однажды сказала Тали: «Шепард, дай мне плату, пару кабелей и немного нулевого элемента — полюбуешься потом, что я с этим сделаю». Общаясь с ней, Касуми и Легионом, Шепард осознала, что лучшая модификация может быть сделана только собственными руками. В отличие от магазинной, в нее можно заложить тысячу сюрпризов, на которые врагу будет нечего противопоставить.

Вторая часть приготовлений представляла определенную сложность. Нужно было проникнуть в зону посольств Президиума. Подобраться незаметно к терминалу Спектров, так же незаметно скачать оттуда все возможные данные идентификации как можно большего количества действующих Спектров. Данные ввести в исходный код специально написанного для данных целей ВИ. Который, в свою очередь, нужно запустить в систему безопасности СБЦ, который проведет ряд авторизаций с допусками разных Спектров для освобождения Сидерис. Разумеется, он оставит кое-где следы, ведущие к «Затмению», чтобы деморализовать наемников еще немного.

Она опасалась, что Спектры могут не на шутку разозлиться и начать копать более серьезно, и разработала запасной план на этот случай. Оригинальную версию хакерского ВИ можно будет подкинуть какому-нибудь террористу, которых в Цитадели собралось пугающе много. Шепард иногда даже удивлялась: сейчас в самом разгаре войны на Цитадели должны быть беспрецедентные меры безопасности, каждый офицер СБЦ должен обладать нюхом бойцовского варрена и рентгеновским зрением. Но нет, в данный момент как минимум двое батарианских террористов, уже взрывавших бомбы на обитаемых колониях из соображений очередной благородной вендетты, открыто жили среди беженцев в батарианском лагере, и никто не обращал на них никакого внимания. Сначала у нее было желание пристрелить обоих и оказать услугу обществу, но позже она решила немного повременить и использовать их в собственных целях.

Идею поискать террориста можно подкинуть Эшли, которую не столь давно произвели в Спектры. Далее расследование пойдет логичным путем: они найдут преступника, в его имуществе — вещественные доказательства, свяжут это с прочей фестивальной деятельностью, посадят в тюрьму и будут пыжиться от гордости. Она перемешает карты в колоде «Затмения» так, как ей нужно. Все будут счастливы и довольны. Самое рациональное решение возможной проблемы.

В свое время, после смерти ее Тейна, узнав, каким образом убийца смог сбежать, она раздобыла всеми правдами и неправдами относительно точную схему разводки вентиляционных шахт и тоннелей Хранителей в Президиуме. Сама не зная тогда зачем, она практически наизусть выучила план участка в посольствах и штаб-квартире СБЦ, где происходила стычка с Каем Ленгом, медитируя тогда на синеватый свет голограммы, хитрое переплетение труб и коммуникаций, размышляя о вещах совсем посторонних. В прошлой жизни данные не пригодились, в этой она собиралась ими воспользоваться.

***

Временем всех диверсантов всегда была ночь. На Цитадели все относительно, в некоторых районах ночь царила вообще всегда, где-то наоборот не было возможности отоспаться без повязки на глазах. И независимо от номинального времени дня, здесь всегда бурлила жизнь. Но в Президиуме были свои привилегии и правила. Голографическое искусственное небо, симулирующее небеса четырех родных миров рас Совета, также меняли и освещение, притворяясь, что здесь тоже может быть ночь, показывали звездные небеса и луны тех же миров — Тессии, Палавена, Сур’Кеша и с недавних пор Земли. Работа не прекращалась, в клубах и ресторанах толпились люди, рыночная площадь не закрывалась никогда. Но приемные часы в посольствах заканчивались. Многие клерки, за исключением дежурных секретарей и вечерней смены СБЦ, удалялись в спальные районы к своим семьям. Эта часть Президиума становилась несколько пустынной.

Дожидаясь этого часа, Шепард прогулялась вдоль набережной искусственного пруда до клиники Гуэрта с намерением навестить Тейна. Сегодня он предпочел сесть в углу на одном из диванчиков вестибюля и наблюдать за движением посетителей. На него иногда накатывали странные настроения, он уходил в пустыню или запирался у себя в палате, или наоборот, как сейчас, искал общества людей. В любом случае он всегда был рад ее видеть, видимо чувствуя ту искреннюю привязанность, что она к нему испытывала, и просто отвечал на светлые чувства светлыми чувствами.

— Здравствуй, Джейн.

— Здравствуй.

Она села рядом с ним на диван, обняла одной рукой его руку и привычно положила голову ему на плечо. Дрелл чуть повернул голову в ее сторону, отвлекаясь от созерцания бегущей толпы, на губах играла легкая улыбка.

— Ты меня не балуешь визитами в последнее время.

— Извини, буду заходить чаще.

— Не нужно, лучше расскажи, чем ты так занята.

Джейн не хотелось говорить о наемниках, убийствах или интригах вокруг них. «Это и правда странно — не желать обсуждать грязные моменты настоящей жизни с наемным убийцей, который большую часть своей жизни провел в непосредственной близости к оным, или это только я такая ненормальная?» — подумала она и вместо этого ответила.

— Я нашла квартиру и купила туда кактус. Такой пушистый, зеленый, ммм... Тебе непременно нужно его увидеть.

— Кактусы — это ваши земные растения? Кажется, я уже видел один такой в Пустыне, — в черных глазах играли смешинки.

— Тьфу, эти жалкие колючки — ничто в сравнении с моим, — усмехнулась Джейн. — Кстати, отчего ты не в Пустыне? Ты же не любишь толпы.

— Колят звонил, обещал зайти сегодня вечером после работы. Он плохо знает Сад, ему будет трудно найти меня там.

Ненадолго установилось молчание, легкое, непринужденное, которое бывает между людьми, которым есть что сказать, но в этом нет необходимости, потому что в тишине тоже хорошо.

— Джейн, ты когда-нибудь думала о смерти?

Шепард отстранилась, этот внезапный вопрос прозвучал, как пощечина.

— Нет, предпочитаю о таких вещах не думать и тебе не советую, — излишне резко ответила она.

Но дрелл не заметил, пребывая где-то в одном из своих воспоминаний.

— А я недавно размышлял, — продолжил он, игнорируя ее ответ. — Не о самом факте прекращения существования, а об обстоятельствах смерти. Что лучше — умереть от старости или болезни на руках у любящих родственников, или в одиночестве, жертвуя свою жизнь для спасения чужой? Что бы ты предпочла?

— Глупый вопрос, здесь нельзя «предпочесть», и в смерти нет ничего возвышенного или поэтического, это просто данность.

— Не скажи, иногда есть возможность выбора, которая обусловит смысл твоего существования на земле.

— Смысл жизни в поступках, в том, что ты оставишь после себя, а не в смерти, которую ты выберешь.

— Если ты прожил жизнь никчемную и ничем не примечательную, или даже хуже — жизнь полную греха и порока, но в конце получил возможность отдать ее, чтобы спасти, ну, скажем, вон ту девочку, — дрелл кивком указал на человеческую белокурую девочку в испачканном на коленях комбинезоне, цеплявшуюся за юбку своей матери или может быть старшей сестры, которая о чем-то озабоченно говорила с врачом, — имело бы смысл умереть в одиночестве, пожертвовав упокоением в кругу близких?

— Проблема такого выбора в том, что его нет, когда на кону стоит жизнь девочки, или десятка девочек, или планеты, или целой галактики вот таких вот девочек — у тебя никто не спрашивает. Тебе не дается выбора, тебе дается долг, который ты не можешь не отдать, — она замолчала ненадолго, в глазах показались льдинки, и новый монолог она начала уже со сталью в голосе.

— Поставим вопрос по-другому: что такого сделала эта девочка, чтобы кто-то ради нее жертвовал своей жизнью? Она слишком молода, очевидно, не успела сделать ничего полезного для общества, вовсе не обязательно сделает. С тем же успехом она может стать убийцей. Почему ее жизнь важнее, чем жизнь того солдата? — Джейн кивнула на постаревшего молодого солдата, очевидно прилетевшего сюда на лечение. Сгорбленная поза, символизирующая одиночество и скорбь. Джейн видела таких «выживших» не раз, наверняка это осколок какого-нибудь истребленного Жнецами взвода. — Солдат молод, силен, он уже доказал, что способен выстоять там, где упадут другие, он может убить сотни врагов и спасти тысячи других девочек. Зачем ему тратить свою жизнь на одну?

— Ты считаешь, простого самопожертвования недостаточно?
— Я считаю, что в мире достаточно идиотов, чтобы умные люди не делали глупостей.
— Откуда в тебе столько желчи, Джейн? — удивленно спросил Тейн.
— Ты первый начал этот бессмысленный разговор.
— Ладно, не будем об этом, — примирительно сказал он.

Джейн невольно улыбнулась; сколько раз их словесные перепалки доходили до самых резких нот и заканчивались так же, оставляя каждого из них при своих убеждениях, — она не могла сосчитать. Она вернулась в прежнюю позу, положив голову ему на плечо. Больше не разговаривая, они провели остаток вечера каждый в своих размышлениях, пока искусственное небо Президиума не окрасило все в розовые тона, предупреждая о скором приходе «ночи». Как не хотелось уходить отсюда, но требовалось подготовиться к сегодняшней операции. Дрелла можно будет навестить завтра. Дабы не подвергать себя дальнейшим сомнениям, она решительно поднялась, легко поцеловала его в лоб и уже на пути к выходу сказала:

— Передавай привет Коляту.
— Обязательно, удачи.

Она планировала забежать в квартиру ненадолго, чтобы переодеться в уже доставленный расторопным саларианцем с черного рынка камуфляж и отправиться к «точке загрузки» — большому вентиляционному каналу, который располагался в подсобных помещениях одного из магазинов на площади. В сам магазин проникнуть будет просто, в любое время там толпятся десятки представителей всех рас, еще один человек не привлечет никакого внимания, в подсобных помещениях от случайных взглядов сотрудников и наблюдательных камер поможет спрятаться термооптическая маскировка.

В отличие от военных экземпляров, на этой броне не было композитных элементов, разнообразных тяжелых нагрудников, наплечников и прочих атрибутов, все гибкие защитные пластины скрывались внутри подкладки вместе с тонкими генераторами щитов и циклонического барьера, не стесняя движений, позволяя двигаться тихо и не привлекать к себе внимание. Что ни говори, но даже в военное время человек в полной броне будет обращать на себя лишние взгляды, ей же достаточно было накинуть сверху модный плащик, чтобы сойти за одного из сотен бездельников, разгуливающих по ночному Президиуму в сторону ближайшего питейного заведения. Она не планировала вооруженных столкновений, но на всякий случай взяла маленький легкий пистолет «Скорпион», если вдруг обстоятельства изменятся.

Джейн защелкнула на запястье браслет уни-инструмента, взяла ключи от аэрокара, взятого напрокат специально для данных целей, и отправилась на стоянку. Преодолев небольшую пробку на общем въезде с одного из «лепестков» Цитадели в Президиум, она оставила машину перед входом в ночной клуб «Чистилище», где уже стояли десятки машин. Сама же прогулочным шагом направилась в сторону рыночной площади, легко смешавшись с веселой толпой.

До чего же странно видеть все эти веселые, смеющиеся лица вокруг, зная, что там где-то Жнецы вырезают турианцев целыми отрядами на Палавене, заставляют людей рисковать десятками жизней в попытках добыть провиант в больших городах для гражданских, прячущихся в лесных убежищах на Земле. В сотнях световых лет отсюда кто-то пребывает в отчаянии из-за страха или боли, или голода. Джеймс однажды сказал ей в прошлой жизни: «С чего им думать о войне? Ты только посмотри на это место: тут так спокойно, безопасно. Но это всего лишь иллюзия». Интересно, жив ли еще Джеймс Вега, там, в ее мире?

Джейн периодически слушала новости. В одном из недавних выпусков сообщалось, что кроганы согласились предоставить поддержку Турианской Иерархии и сейчас активно перебрасывали пехоту с Тучанки на Палавен и его луны. Не трудно догадаться, что Джон Шепард вылечил генофаг и объединил две враждующие расы. Впервые она поддержала его решение и даже понадеялась, может быть, он не так безнадежен, если способен принимать разумные решения. В своем мире в тот момент она получила заманчивое предложение уничтожить лекарство от далатрессы Линрон в обмен на поддержку саларианцев. Решение стоило ей двух бессонных ночей, проведенных в расчетах и рассуждениях, но она решила отказаться — ставка была слишком высока. Рекс всегда отличался особенной сообразительностью, не свойственной прочим кроганам, он мог бы разгадать трюк и отказаться сотрудничать. Тогда Земля осталась бы без поддержки кроганов и турианцев, ведь примарх Виктус оставался непреклонен в своих требованиях, отказывался помогать Альянсу без поддержки кроганов. Она не стала рассказывать Рексу о коварстве саларианцев, опасаясь спровоцировать кроганов на акт агрессии в сторону своих «воспитателей», но предупредила Мордина, который все исправил, пожертвовав своей жизнью в процессе. Как ни странно, она никогда не жалела о гибели забавного профессора, его смерть казалась чрезвычайно логичной. Он, видимо, так не считал, потому что его голос преследовал ее в кошмарах среди голосов прочих призраков.

В размышлениях Джейн добралась до нужного магазина и зашла внутрь. В лавке торговали разнообразной сувенирной продукцией, компьютерными играми, безделушками и прочей очаровательной чепухой, которая привлекает внимание туристов всех мастей. Как она и ожидала, в просторном торговом зале, заставленном стеллажами, толпились покупатели. Стайка молоденьких азари, саларианец и пара автоматических дронов разрывались между клиентами и не обратили внимания на нее, так что, Джейн беспрепятственно скользнула в служебные помещения, где превратилась в невидимку с помощью «тактической маскировки».

Искомый вентканал оказался в дальней части большого склада, который, впрочем, был заставлен коробками, ящиками самых разных размеров. Шепард было бы проблематично заметить от входа и без маскировки. Рядом деловито копошился Хранитель. Шепард порадовалась, что эти ребята не особенно разговорчивы, когда снимала решетку. Хранитель, казалось, вообще ее не заметил, однако хозяйственно поставил решетку на место, когда она скрылась в туннеле.

Шепард не нужно было ползти по пыльным туннелям вентиляции слишком далеко: преодолев пару длинных коридоров и несколько подъемов, она перешла в изогнутые и просторные туннели Хранителей. Один из них перепугал ее до смерти, бесшумно появившись за поворотом в извилистом коридоре. Хранитель, видимо, тоже удивился, потому что вопросительно прощелкал что-то жвалами, не получив ответа, сделал жест, больше всего похожий на пожатие плечами, и отправился дальше по своим делам. Однажды где-то за стенкой Джейн слышала приглушенные детские голоса, она вспомнила рассказ Бейли о вентканальных «мышах» и встречу с Мышем повзрослевшим. Наверное, сейчас в каналах населения прибавилось, сколько детей оказалось предоставлены сами себе благодаря этой войне?

Она добралась до нужной точки — своеобразного технического узла, от которого в разные стороны расходились коммуникации, трубы и вентканалы, слишком узкие, чтобы в них мог пролезть взрослый человек. Но Джейн и не собиралась посещать штаб квартиру СБЦ, и тем более напичканные всеми возможными датчиками движения, температуры, ДНК-уловителями, лазерными решетками и прочими мерами безопасности квартиры Спектров лично. Сделать это незаметно было бы практически невозможно. Поэтому у нее с собой было несколько нанитов — микроскопических роботов, более известных как «голографические дроны». Эти малыши имели настраиваемый тактильный голографический интерфейс, который давал самый широкий спектр возможностей. Стоили эти мелкие паршивцы, как небольшой космический истребитель, и, очевидно, были украдены в одной из закрытых лабораторий какой-нибудь влиятельной корпорации, потому что саларианец отчаянно «краснел», «бледнел» и сомневался, показывая их ей. Если бы она не знала методов убеждения N7, контрабандист наверняка не решился бы их продать.

По своим размерам дрон был не больше горошины, легко мог проникнуть в ячейках лазерной сетки, натянутой во всех коммуникациях вокруг штаб-квартиры Спектров. Это был механический объект, поэтому он игнорировался датчиками ДНК, был слишком мал для датчиков движения, слишком легок для датчиков веса, не излучал тепла для инфракрасных камер и имел собственную тактическую маскировку для камер обычных. Идеальное решение. Джейн синхронизировала первый дрон со своим уни-инструментом и запустила в шахту вентиляции, ведущую к Спектрам. Маленький прозрачный шарик быстро пронесся по вентканалу и незаметно юркнул между звеньями вентиляционной решетки в комнаты Спектров прямо за основным терминалом рядом с установкой квантовой связи. Этот терминал был наиболее удобно расположен от входа, так что, им пользовались чаще других, поэтому Джейн выбрала его. Маленькая камера дрона показывала: рядом стоял какой-то Спектр-турианец и читал отчеты потерь с Палавена и сводки перемещения наземных войск, больше никого в помещении не было.

Джейн не знала многих Спектров, на самом деле кроме самой себя в своем мире она была знакома с четырьмя, и трое уже скончались: Найлус, Сарен, Вазир и Бау; относиться к Кайдену, как к Спектру, она так и не научилась. Кто этот парень, хватит ли у него навыков обнаружить хакерскую атаку, она не знала, поэтому решила не рисковать и дождаться, пока он уйдет. К счастью, Спектр провозился недолго, завершив сеанс, грустно ушел на стрельбища тренироваться с оружием, а может быть, и выплескивать свой гнев. Гаррус как-то рассказывал, что турианцы прибегают к насилию на своих кораблях, чтобы выпустить пар. Должно быть, дела на Палавене совсем плохи.

Дрон незаметно юркнул в сетевой разъем сервера нужного терминала, что располагался под фальшполом и подключился к системе. Шепард заранее приготовила парочку вирусов, которые помогут ей обойти авторизацию на сервере, чтобы добраться непосредственно до информации. Побочным эффектом была временная блокировка терминала, поэтому ей не хотелось, чтобы кто-то присутствовал при процедуре. Турианский Спектр стрелял и не обращал внимания на зависший терминал. Дрон подключился к базам данных и скачивал с них алгоритмы авторизации, а также личные идентификационные данные, в том числе копии биометрических данных всех Спектров, которые пользовались данным терминалом за последний месяц. В общей сложности набралось двадцать восемь — Эшли, Бау и даже Джон Шепард среди них были. Джейн внезапно развеселилась, Шепард собственноручно наложил запрет с авторизацией Спектра на освобождение Сидерис, а теперь другая Шепард сделает все, чтобы ее освободить. Какой прелестный каламбур. На терминале бежали строчки данных. Турианец продолжал стрелять, только теперь уже из оружия большего калибра. Дрон закончил скачивание данных и выскользнул из разъема, устремившись вверх к вентиляционной шахте. Джейн, поджидая нанита, заправляла ВИ полученными данными, чтобы отправить малыша для диверсии в другое заведение. Турианцу стрелять надоело, он положил оружие в специальный шкаф и вышел из штаб-квартиры Спектров, так ничего и не заметив.

Маленький робот вернулся к своей хозяйке и тут же был отправлен в следующее путешествие. Джейн отказалась от идеи воспользоваться компьютером Бейли для своих целей — старый коп был внимателен и вполне мог заметить следы вторжения, что ставило бы под вопрос всю операцию. Поэтому выбор пал на непримечательный терминал в главном офисе СБЦ. Там сейчас творился сущий бедлам из-за масштабной драки в одном из клубов Президиума, за ночь совершили более сотни арестов, в участке толпились пострадавшие, юристы, сидели помятые зачинщики, все суетились, кто-то кричал, кто-то грозил судом. Никому не было дела до дрона, который тихо залетел в участок, подключился к сети, запустил в нее ВИ и улетел, никем не замеченный.

Шепард дождалась возвращения дрона, аккуратно уложила его в специальный футляр к остальным, спрятала его во внутренний карман костюма и направилась обратно тем же путем. Туннели Хранителей были так же пустынны, но в одном из вентиляционных каналов она заметила движение. Сначала она думала, что это опять Хранители или дети, но, приглядевшись, поняла, что это не так. По параллельному каналу проползал еще один взрослый человек. После секундного колебания Джейн отправила дрона на разведку в скрытном режиме, а сама залегла на развилке.

Робот быстро нагнал неизвестного: женщина, тоже в легкой светлой броне и шлеме с визором на голове и скрытыми лезвиями в наручных накладках брони. Она двигалась неестественно ловко, используя недостаточное для человека количество движений, как иногда двигалась СУЗИ во время операций. Фантом «Цербера»! Какого хрена тут делает фантом?! Дрон продолжал преследовать диверсанта, пока та внезапно не остановилась и резко не повернула голову, уставившись прямо в камеру дрона. Фантом резко вскинула руку, и изображение на экране уни-инструмента Джейн сменилось помехами. Шепард не стала дожидаться возвращения дрона, а быстро вернулась к исходной точке в магазине сувениров. Выбить решетку обратно не составило труда. Она как можно скорее покинула магазин, постоянно ожидая удара или сирены всеобщей тревоги, хотя бы какой-то реакции на встречу с «Цербером». Но ничего не происходило. Она без приключений добралась до аэрокара и так же спокойно добралась до своей квартиры. Как будто ничего и не случилось вовсе.

Джейн вспоминала хронологию событий в своем мире, «Цербер» устроил нападение на Цитадель с целью убить Совет через несколько недель после заключения союза между кроганами, Альянсом и Иерархией. Перед тем, как Советница саларианцев вызвала ее к себе, чтобы поделиться подозрениями насчет Удины, она успела немного потрепать нервы «Церберу» в академии Гриссома и собрать кое-какие ресурсы из эвакуированных колоний по заданию Хакета. Скорее всего, она сегодня была случайным свидетелем приготовлений к вторжению.

***

В ночном клубе «Чистилище» как обычно творилось веселье. На многих уровнях заведения представители самых разных рас танцевали, пили, играли в азартные игры, смотрели на профессиональных танцовщиц и любовались лазерно-голографическими шоу. Пульсирующие басы зажигательной музыки заставляли сердце толпы биться в унисон, объединяя сотни людей в одно существо. Ария любила эту атмосферу и, пребывая в Цитадели, выбрала местом для ведения своих дел ночной клуб. В любой другой день она бы получала удовольствие, любуясь на беснующуюся толпу, лениво попивая коктейль, но сегодня ее раздражало решительно все, и в первую очередь невразумительный бубнеж одного из помощников — батарианца Барла, отчитывающегося по делу «Затмения».

— Сейчас во главе организации встала Данталия Талес, одна из азари-коммандос, бывших офицеров «Затмения». Учитывая все факторы, можно считать, что проблема «Затмения» решена, организация в полном порядке, у нее есть лидер, они даже пользуются некоторой популярностью в народе, благодаря той истории с террористом. Я считаю, это победа, — подытожил Барл. Ария продолжала хранить долгое и недовольное молчание, что он совсем уж глупо добавил: — Вот.

Ария не отказала себе в удовольствии швырнуть в него пустой бокал от коктейля.

— А я считаю, что это самая безблагодатная халтура из всех, что ты когда-либо показывал! — не повышая голоса, но резко сказала она. Батарианец стряхнул осколки с груди, и немного обижено ответил.
— Ария, что ты хочешь, чтобы я сделал? Ты просила решить проблемы «Затмения», проблемы решены. Не понимаю, чем ты недовольна.
— Тем, что ты ни черта не сделал, — она нервно махнула рукой. — Уйди с глаз моих.

Батарианец не стал спорить и с достоинством удалился. Он считал, что Арии просто нужно перебеситься, она считала, что он идиот.

Вокруг «Затмения» последние два месяца творилась форменная чертовщина. Сначала они зачем-то ограбили кассу «Синих светил» и «Кровавой стаи», из-за чего ей пришлось потратить кучу времени, улаживая конфликт между группировками, а после нажимать на все возможные пружины, чтобы сгладить последствия этого конфликта. Наемников и так терпели на Цитадели исключительно на честном слове одного человека, который сейчас был где-то далеко и не мог оказать никакого содействия. Ария велела своим помощникам провести тщательное расследование и наказать виновных в произволе. Они не нашли ничего. То есть, вообще ничего. Ни одного мотива, ни одной улики, только неоспоримый факт, что какой-то кретин из «Затмения» хакнул счета других банд. Куда делись деньги и кто был тот кретин, найти тоже не удалось. Ария была в бешенстве и разбила три бокала.

Потом веселее. По указанию сразу трех Спектров Сидерис выпустили из тюрьмы. Психопатка, конечно, сразу принеслась к Арии и устроила истерику, разгромила биотикой ее прошлый личный кабинет в клубе, пообещала отомстить в полной мере позже. После ее информаторы сообщили, что Сидерис убила беднягу Сейона с особенной жестокостью и расколола своими бешеными выходками всю банду на две части: тех, кто ее боялся, предпочитая подчиняться, и тех, кто не хотел следовать приказам сумасшедшей. Война внутри группировки привлекла самое деятельное внимание СБЦ, с обеих сторон были арестованы многие офицеры, сколько людей было убито — вообще неизвестно, но наверняка много.

Позже веселье стало совсем уж безумным, когда те три Спектра, что завизировали ордер на освобождение Сидерис, сообщили, что на самом деле ничего такого не делали и вознамерились выяснить, кто посмел воспользоваться допуском Спектров без их ведома. Было проведено внутреннее расследование, в результате которого, выяснилось, что в системе СБЦ был какой-то вирусный ВИ, сделанный, очевидно, хакерами «Затмения», потому что используемые коды уж сильно похожи на «фирменный» диверсионный код наемников. Спектры были в ярости, Ария разделяла их чувства. Плюс был в одном: кого-то до такой степени достали выходки Сидерис, что был нанят неизвестный наемный убийца, который пристрелил психопатку в ее собственном номере отеля во время любовной игры в «госпожу» и ее «рабыню» с одной из девиц «Затмения» из снайперской винтовки. Разумеется, киллера не нашли. Ария пребывала в состоянии перманентного расстройства.

Лидером оппозиции Сидерис была та самая Данталия Талес. Ария уже давно держала эту азари на примете и даже подумывала переманить к себе из «Затмения», но та, похоже, была душой и телом предана клану. Во время этой маленькой гражданской войны она оказалась в тюрьме среди прочих офицеров «Затмения», когда СБЦ пыталось уладить проблему собственными силами. Наемники оказались дезорганизованы и лишены руководства обеих сторон, а также подвергались гонениям со стороны Спектров и СБЦ, когда внезапно кто-то внес залог за Данталию, и та лично явилась в штаб-квартиру Спектров со скандальным заявлением: все события последних месяцев — дело рук батарианского террористического конклава, обосновавшегося в лагере беженцев. Спектры, разумеется, на слово ей не поверили, провели обыск в лагере батарианцев и обнаружили там подпольную лабораторию по изготовлению бомб, залежи оружия, среди файлов также нашли злополучный ВИ и парочку террористов, которые при аресте вопили что-то про месть человечеству и лично Шепарду за взрыв колонии и гибель своей расы.

Террористов арестовали, Данталия захватила власть в «Затмении», наемники внезапно превратились в героев, а у Арии осталось премерзкое ощущение, что ее где-то надули. Самое отвратительное во всей этой ситуации было в том, что она не контролировала ни один ее эпизод. Несмотря на заявление Барла, она не сделала ровным счетом ничего, все прошло мимо нее, и это ее раздражало невыразимо.

— Вызови ко мне Данталию, хочу с ней поговорить, — бросила она одному из своих помощников. Саларианец кивнул и поспешил выполнить поручение. К своему удовольствию, Арии не пришлось ждать долго. Данталия вместе с сопровождением пришла к ней через пару часов.

Талес была очень красивая азари, даже по меркам своей расы: тонкие аристократичные черты лица, огромные фиалковые глаза, аккуратное тело, длинные ноги и благородство во всем облике, которое азари приобретают лишь к середине своей жизни с первой зрелостью. Она была одета в обычный боевой костюм «Затмения», как и одна из ее спутниц — тоже азари, миловидная, молодая и совершенно бестолковая с первого взгляда. Обе, очевидно, чувствовали себя не в своей тарелке без оружия, но таково было правило приближения к королеве пиратов. Вторая спутница, женщина из людей лет тридцати-тридцати пяти с зелеными глазами и короткими растрепанными медными волосами была одета в простые армейские штаны и футболку без украшений, без оружия, только на левой руке браслет уни-инструмента. Никаких признаков беспокойства она не показывала, напротив, была даже расслаблена и с любопытством смотрела на Арию.

Данталия дала им знак подождать в стороне, пока они будут разговаривать. Обе отошли в сторону к соседнему столику, азари осталась стоять на страже напряженная, человек удобно расположилась на кресле, приняв расслабленную, даже ленивую позу, достала из кармана колоду карт и начала перетасовывать, внимательно смотря в сторону Арии и Талес.

— Ты звала меня к себе? — спросила Данталия.
— Да, захотела познакомиться с новым лидером «Затмения». У твоей организации есть кое-какие обязательства передо мной, — ответила Ария.
— Мы помним про это и не намерены отказываться от своих долгов, — с достоинством ответила Талес.

Ария кивнула, отчего-то она не могла сосредоточиться. Взгляд ее периодически возвращался к человеческой женщине, завораживающе игравшей с картами — тонкие пальцы вытаскивают одну карту, прячут ее в колоде, перемешивают ее всю, достают другую карту, снова прячут.

— В каком состоянии находится клан после недавнего инцидента?
— Сидерис немало вреда нанесла нам своим поведением. Мы понесли серьезные численные потери среди солдат. Но парк механоидов и запасы оружия остались практически нетронутыми.

Колода разделяется на две части, ловким движением со странным звуком вроде «пхрррр» снова смешиваются в одну.

— Ты знаешь, кто убил Сидерис? Мы не нашли киллера.
— Нет, нам это тоже неизвестно, но мы ему крайне благодарны, — Талес улыбается. Из колоды выскальзывает одна карта: пиковая дама.
— А кто внес за тебя залог?
— Один весьма дорогой мне человек, — отвечает она. Ария от удивления отвлеклась от карточной игры и уставилась на Данталию.
— Серьезно? Ты знаешь, кто тебя выпустил? — Ария нервически усмехнулась и сделала глоток коктейля. — Признаться честно, я была уверена, что ты не знаешь. И это все как бы... благотворительная акция.
— Сравнение уместно, и, забегая вперед, отвечу тебе сразу: это личное, меня освободил друг. Никаких интриг и подтекстов.
— Подтекст есть всегда, — ответила Ария. — Мне тебя презентовали как умственно одаренного лидера, скажи: тебе не кажется, что все произошедшее немного странно?
— В каком смысле?
— Такая необычная цепь случайностей никогда не происходит подлинно случайно.
— Если ты видишь во всем чей-то злой умысел, я не знаю, кто мог все устроить, но если такой человек существует, я скажу ему спасибо, — улыбнулась Данталия.
— Да, да, конечно, — рассеяно ответила Ария, жестом отпуская Талес.

Азари поднялась и направилась к своим спутницам. Женщина продолжает играть картами «фшшшир-фшшшир», смотрит на Талес с улыбкой, девчонка азари бурно демонстрирует радость от того, что встреча прошла так хорошо. Рыжая встает с кресла и направляется к выходу, Данталия едва заметно легко касается ее руки в поисках поддержки — это знак покорности. «Скажу сразу, это личное, меня освободил друг», — всплывают в голове слова Талес. Арию внезапно озаряет догадка, вертевшаяся в голове с самого начала встречи, но не оформленная в конкретную мысль. Ей все в этой девице показалось необычным, странным — это же... Рыжая перед уходом поворачивается, они встречаются взглядами, в зеленых глазах прыгают черти. «Мне кажется, или она подмигнула?!» — думает Ария и тут же пугает своих помощников взрывом неудержимого смеха.

Справившись с приступом неудержимого веселья, Ария бросила одному из помощников:

— Нарой мне всю информацию на человеческую женщину, которая была с Данталией. Я хочу знать абсолютно все, — помощник кивнул и направился выполнять поручение, когда до него долетели слова Арии вдогонку: — И ко мне ее отдельно от «Затмения» пригласи. Это будет весьма любопытно.

На следующий вечер помощники подтвердили встречу с женщиной, которую на деле звали Джейн Шелдон. К настоящему моменту ее информаторы смогли найти весьма скудные сведения. Ничего из далекого прошлого этой дамы известно не было: кто ее родители, есть ли братья или сестры, где она родилась, выросла, училась, вообще, кто она такая и чем занималась до того, как Джон Шепард притащил ее в клинику Гуэрта в предсмертном состоянии, было покрыто мраком тайны. Ария не привыкла общаться с призраками, один раз Призрака уже хватило, поэтому тщательно изучила информацию имеющуюся.

Сейчас Шелдон работала кем-то вроде советника при Данталии, в «Затмении» ходил слух, что они любовницы, неподтвержденный. Ария швырнула датападом в саларианца за то, что не выяснил точно. Достоверно было известно, что в «Затмении» ее лично все боялись и уважали, также ходил слух, что на самом деле кланом управляет она, а не Талес. Ария не стала бить посуду или технику, но подарила саларианцу свой самый язвительный взгляд. С любопытством прочитала копию медицинской карты из клиники с многочисленными пометками медиков по поводу имплантов и генетических модификаций, все это вызвало у нее жуткие подозрения о причастности этой дамочки к ненавистной Арии организации «Цербер». Она велела помощникам проверить эту догадку. Также в досье была информация о частых встречах с дреллом по имени Тейн Криос, бывшим ассасином, ныне пребывающем на отдыхе по состоянию здоровья, который лежит в клинике Гуэрта под вымышленным именем. Вот это уже интереснее, дрелл может знать что-нибудь более конкретное, с ним непременно нужно пообщаться. Ария с удовольствием для себя выяснила, что ее помощники уже работают над этим вопросом, ибо сами догадались. Других полезных сведений не наблюдалось, кроме того, что Шелдон тратила бешеные суммы денег на черном рынке для покупки разнообразных технических новинок, причем все это были не конкретные изделия, а отдельные детали — новая микросхема, интересный программный код, основа для прицела или слот памяти с особым защитным напылением. Зачем ей мог понадобиться весь этот мусор, никто сказать не мог. А также сведения о съемной квартире где-то на краю географии и ничем не примечательном аэрокаре. Подытожив отчет, Ария могла бы сказать, что ни черта о своей будущей гостье не знает, и ее это нервировало.

Помощники сообщили ей, что Шелдон появилась в клубе раньше намеченного времени, но не отправилась к Арии, чтобы ждать под дверью, а уютно устроилась в баре, заказав себе коктейль из совершенно диких компонентов. Соединенные в одном сосуде, они могли с пары глотков превратить крогана из обычного животного в животное очень и очень пьяное. Она же спокойно потягивала напиток без особых признаков опьянения в течение ближайших двадцати минут, перебрасываясь ничем не значащими фразами с барменом. После чего спокойно поднялась и так же спокойно направилась к Арии, которая, хоть и виду не подавала, ждала этой встречи очень сильно. Миновав ее охранников, Шелдон подошла к дивану, на котором расположилась Ария и спросила:

— Ты хотела меня видеть? — как бы невзначай, словно они были знакомы уже давно.
— Присаживайся, у меня есть несколько вопросов, — с некоторой досадой сказала Ария. Шелдон так же спокойно расположилась на диване напротив, приняв расслабленную позу, как и в прошлый раз, не показывая ни грамма беспокойства, которые Ария привыкла видеть в своих гостях, особенно тех, что приходят впервые.
— Слушаю внимательно, — ответила Джейн, улыбаясь самыми кончиками губ.
— Не буду разводить церемонии и спрошу напрямик: за событиями вокруг «Затмения» стоишь ты? — достаточно резко спросила она.
— Да.

Ария снова испытала досаду, она рассчитывала на уклончивый ответ, хотела заставить оправдываться.

— Зачем?
— В основном привлечь твое внимание, — ответила Шелдон, потягивая коктейль через трубочку, внимательно отслеживая ее реакцию.

По лицу женщины было читать труднее, чем по лицу элкора, этакая вежливо-приветливая заинтересованность. О чем она думает на самом деле, понять почти невозможно.

— С какой целью?
— Когда все это закончится, — она сделала неопределенный жест рукой, — я планирую переехать на Омегу и не хочу, чтобы мне докучали.
— Понятно, — логика Арии была понятна, но перспектива иметь такого соседа отчего-то пугала. — А еще?
— Хочу предложить тебе провести совместную благотворительную акцию, — с улыбкой ответила она. Ария фыркнула.
— Не интересует.
— Я знаю три слова, которые заставят тебя передумать, — сказала Шелдон, смеясь глазами, сохраняя невозмутимость.
— Нейро-лингвистическое программирование? — скептически сказала Ария.
— «Цербер» замышляет пакость.

Азари заинтересовано уставилась на собеседницу.

— Я в деле. Рассказывай.

Шелдон усмехнулась.

— Знала, что ты не откажешься немного испортить жизнь Призраку.
— Что ты знаешь о Призраке? — подозрительно спросила Ария, вспоминая свои подозрения по поводу нее.
— Кроме того, что он одурманенный Жнецами сукин сын, немного, увы.
— Одурманенный Жнецами? В каком смысле?
— В прямом. Он под их контролем, поэтому «Цербер» в последнее время делает много глупостей. Но речь не об этом. В ближайшее время они планируют убить советников и захватить Цитадель. Приготовления идут полным ходом, у них есть свои люди в СБЦ и в правительственных верхах, а так же имеется ряд диверсионных вирусов в системах безопасности и жизнеобеспечения станции. Никому об этом неизвестно пока, так что, они имеют все шансы провернуть дело тихо и без лишнего сопротивления, если мы что-нибудь не предпримем.
— Что за бред, зачем Призраку захватывать Цитадель? Это же бессмысленно.
— Ему незачем, а его хозяевам давно хочется, но Джон «Наше Все» Шепард третий год не дает им осуществить свою мечту, — с какой то странной интонацией ответила она.

Ария с любопытством взглянула на Джейн: «Интересно, что эту связывает с Шепардом, кроме ее спасенной шкуры? Тут явно что-то личное».

— И зачем Жнецам захватывать Цитадель? Может быть, мне пора поискать более безопасную станцию?
— Понятия не имею, — «Явно врет» — подумала Ария. — Нет, пока на Цитадели вполне безопасно.
— Ладно, и что ты предлагаешь?
— Мои девочки в «Затмении» держат отряды в боевой готовности поблизости от всех ключевых точек Цитадели: участки СБЦ, транспортные доки, дата-центры, узлы связи, самые основные энергетические генераторы — тысячи их, не буду все перечислять. Привлеки к делу «Синих светил» и «Кровавую стаю», чтобы увеличить шансы, а также пусти слух по своим каналам, что планируется нападение, и Удина, возможно, предатель.
— Удина? Зачем ему это? Он тоже одурманен?
— Нет, просто властолюбивый идиот, — презрительно бросила Джейн.
— Кто-нибудь еще знает об этом?
— Саларианцы подозревают. Ты вроде на короткой ноге с Советницей азари, предупреди ее.
— Откуда тебе известно, с кем я на короткой ноге? — подозрительно спросила Ария, в ответ получила только полуулыбку и проницательный взгляд. Ария фыркнула.
— Какое тебе дело до Цитадели и ее Советников? Пусть «Цербер» развлекается.
— Я вообще обожаю действовать Призраку на нервы, — улыбнулась она.
— Что у тебя за история с Призраком?
— Ничего, о чем тебе следует знать.
— Я сама решаю, что мне следует знать! — разозлилась Ария.

Шелдон только пожала плечами и поднялась с намерением уйти.

— Я тебя предупредила, решай сама.

Ария раздраженно махнула рукой.

— Ладно, я поговорю с наемниками.

Джейн улыбнулась и благодарно кивнула.

— Твое здоровье, — залпом выпила остаток коктейля. Ария поморщилась.
— Как ты можешь пить такую гадость?
— Я пытаюсь найти вещество, которое сможет затуманить мне мозги, — тоже поморщившись, ответила она.
— И как успехи?

Шелдон только покачала головой.

— Никак, чертова модифицированная ДНК.

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.07.2012 | 3111 | 10 | фемШепард, Belisenta, мШепард, зеркало | Belisenta
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 32
Гостей: 27
Пользователей: 5

Tay, FallenAngel, Джоkер, Dione, Magdalene
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт