Зеркало. Глава 1


Жанр: AU;
Персонажи: фем!Шепард/м!Шепард, команда «Нормандии», другие персонажи;
Статус: в процессе;
Аннотация: Джейн Шепард, ренегат, после выбора одного из вариантов Катализатора оказывается в параллельной вселенной, где время идет медленнее и уже есть свой коммандер Джон Шепард, который находится в начале войны со Жнецами и использует совсем другие принципы решения проблем;
Предупреждения: насилие, нецензурная речь, смерть некоторых персонажей.

Сознание медленно возвращалось к реальности. По ощущениям трудно было определить свое местоположение, зато самочувствие вполне можно назвать паршивым. Во рту чувствовался металлический привкус крови. В правом боку саднила рана, полученная во время этой долгой ночи. Она и сама не могла вспомнить, когда получила ее — может быть, это выстрел того налетчика совсем перед лучом или шальная пуля одного из снайперов раньше. Да это и неважно, наверное, все равно все сливалось в одно серовато-рыжее маслянистое пятно в памяти. Кожа на руках и ногах горела от ожогов, голова кружилась даже с закрытыми глазами. Откуда-то издалека, из плывущей тяжелой темноты доносился чей-то голос, отчего-то смутно знакомый.

— Многочисленные внутренние повреждения, ожоги третьей степени, огнестрельная рана, сотрясение мозга, нанесен чудовищный ущерб организму. Я не могу объяснить, почему она все еще жива, — озабочено говорит доктор Чаквас. С чего вдруг такое удивление в голосе, не ей ли приходилось штопать Джейн после подвигов? Хотя, сейчас дела несколько хуже, чем обычно.

— Человек достаточно упрямый может пережить что угодно, — мужской голос, незнакомый, но приятный. — Ваша задача — сохранить ей жизнь до прибытия на Цитадель. Дальше о ней позаботятся врачи из клиники Гуэрта.

Что? Какая Цитадель? Какая клиника? Она же наполовину разрушена взрывом Горна.

— Как скажете, коммандер. Не думаю, что она придет в сознание в ближайшее время, так что, транспортировка должна пройти безболезненно.

Безболезненно, говорите? Ну-ну. Из груди против воли вырвался сдавленный стон, который, конечно, привлек внимание беседующих. Доктор Чаквас проверила данные приборов, которые зафиксировали всплеск активности мозга, учащенный пульс и еще тысячу деталей, что позволяют врачам в третьем тысячелетии определить состояние своего пациента. Все жизненные показатели стремительно повышались. Доктор раньше видела столь быструю регенерацию только дважды — у самого Шепарда и у оперативницы «Цербера» Миранды Лоусон, что приводило ее к логичному выводу: эта женщина так же подвергалась глубокой генетической модификации, которая доступна далеко не всем. Кроме этого поверхностное сканирование показало наличие многочисленных микроимплантов, органично вплетенных в ткани практически всех органов. Назначение некоторых элементов электроники пока было не ясно. Опасаясь причинить пациентке еще больший вред, доктор Чаквас отказалась от глубокого сканирования, но и так было ясно, что импланты являются творением какого-то инженерного гения. Шепард обзавелся аналогичными устройствами в проекте «Лазарь», но здесь была технология совсем другого порядка: тоньше, изящней.

— Возможно, я несколько поспешила с выводами, — с сомнением сказала доктор и к своему величайшему удивлению получила ответ от пациентки.

— Разумеется, доктор. Я ненавижу соблюдать постельный режим, — женщина открыла глаза и вполне осознанно посмотрела на доктора. Чаквас не нужно было смотреть на приборы или проводить тщательный осмотр, чтобы понять, что пациентке сейчас должно быть очень больно, несмотря на высокую дозу анальгетика — слишком серьезные были повреждения. Тем не менее, она совершенно спокойно разговаривала и пребывала в сознании. Это что-то из области фантастики. Шок?

— Эм, как вы себя чувствуете?

Женщина поморщилась.

— А вы как думаете? Чрезвычайно паршиво, но бывало и хуже, — губы искривила ехидная усмешка. Ну да, бывало и хуже, только в прошлый раз она умерла. В этот раз умирать не хотелось. Не для того проделан столь долгий и трудный путь, чтобы банально скончаться на больничной койке.

К кровати подошел мужчина, видимо собеседник доктора Чаквас. Джейн без особого любопытства посмотрела на него. Откуда на ее корабле взялся этот смазливый хмырь? Он в свою очередь смотрел на нее с огромным интересом.

— Серьезно, действительно бывало хуже? Хотелось бы мне выслушать вашу историю, — в его голосе слышалось неподдельное удивление человека, который, кажется, видел в этой Галактике все, что она в силах предложить и уже разучился удивляться, когда вдруг обнаружил что-то новое.

— Коммандер, пожалуйста, не сейчас, — доктор вновь обратилась к пациентке. — Вы помните, как вас зовут?

Что за идиотский вопрос? Наверное, доктор хочет проверить состояние мозга.

— Джейн.

— Вы помните, как оказались здесь?

— Нет, но полагаю, меня нашли на обломках станции после взрыва, диагностировали на месте многочисленные повреждения и транспортировали в медицинский отсек для оказания первой помощи, — все сказано очень, очень спокойно, даже неестественно спокойно.

Доктор не заметила, но Шепард обратил внимание. Не может быть, чтобы у человека в таком состоянии, очнувшегося неизвестно где в окружении чужих людей не было даже тени беспокойства. Значит, все это чрезвычайно талантливое притворство. Зачем ей так старательно сдерживать себя? Не доверяет нам? Нет, для этого нет причин — мы только что спасли ей жизнь. Наоборот, не хочет волновать, но почему? Какое ей дело до пары совершенно незнакомых людей?

— Удивительно, вы сейчас должны быть в шоке или в коме, но я не вижу ни того ни другого. Это самое настоящее чудо, — восхищенно сказала доктор, ответом была лишь легкая полуулыбка пациентки.

— Вы все верно сказали, — сказал тот, кого доктор называла коммандером. — Мы нашли вас в изолированном отсеке станции, который не пострадал при взрыве. К сожалению, никто, кроме вас, не выжил, мы обнаружили несколько тел рядом и пытаемся выяснить их личности. Вы находитесь в медицинском отсеке «Нормандии», это наш штатный медик Доктор Чаквас. Я капитан корабля, меня зовут Шепард. Мы направляемся на Цитадель, где вы получите более аккуратный уход, чем здесь. Несмотря на профессионализм доктора, наши ресурсы ограничены, а ваше состояние расценивается как крайне тяжелое. В полевых условиях мы можем причинить вам еще больший вред.

Джейн не сразу поняла, что сказал этот человек. Столь нелепо и абсурдно звучали его слова. Она ничего не ответила, зажмурилась, даже встряхнула головой, о чем тут же пожалела, так как спровоцировала приступ головокружения. Дождалась, пока картинка перед глазами перестанет плыть и двоиться, после чего впилась взглядом ядовито-зеленых глаз в этого «Шепарда», отчего последнему стало немного не по себе.

— Кто, вы сказали, такой? — ее голос твердый, в интонации вплетены очень тонкие эмоции, ярость, как ультразвук, где-то на грани восприятия, приказ, требование отвечать правду. Очень сложное искусство манипуляции собеседником, которое воспитывается годами. Основы дают во время обучения в программе N7, он сам не раз пользовался этим приемом, когда хотел чего-то добиться от людей. Интересно, что ее так разозлило?

— Я — коммандер Джон Шепард, капитан фрегата «Нормандия», — он очень четко, почти по слогам, произнес каждое слово. Взгляд Джейн стал еще более тяжелым. Он не мог понять, чем вызвана эта скрытая вспышка ярости; ни на одном приборе не мигнул ни один огонек, не пискнул ни один датчик, но он хорошо разбирался в людях и видел, что она в бешенстве от его ответа. Это было странно и любопытно. На ее прожигающий взгляд он ответил взглядом спокойным, доброжелательным, даже легко улыбнулся, как бы говоря «я против тебя ничего не имею, успокойся». Это тоже метод манипуляции, которому учат в N7.

Джейн закрыла глаза, сделала глубокий вздох, посмотрела на доктора Чаквас. Та выглядела несколько обеспокоенной, она не могла разобраться, что именно сейчас произошло, но внезапно напряженную атмосферу уловила. В глазах доктора была доброжелательность, волнение за пациента, удивление... но ни капли узнавания. Джейн внезапно поняла, доктор Чаквас спрашивала ее имя не только, чтобы выяснить состояние мозга, врач действительно не знала ее. Джейн снова закрыла глаза и сделала глубокий вздох, всей кожей чувствуя внимательный, изучающий взгляд этого «Шепарда».

Несмотря на все по привычке демонстрируемое самообладание, держаться в сознании было чертовски трудно, истерзанный организм отчаянно требовал отдыха. За несколько лет работы руководителем разных военных и диверсионных операций, где на командира смотрят как на последнюю надежду, она научилась виртуозно владеть собой и врать всем вокруг, отвечая на вопрос «как ты?», заданный любым способом: будь то прямой вопрос, взгляд, прикосновение, что угодно — неизменным «я в полном порядке». Но наедине с собой она всегда была честна и не пыталась приукрашивать или преуменьшать что-либо, стараясь найти любому явлению рациональное объяснение и придумать логичное решение проблемы, сама. И сейчас сознание подсказывало разумный вывод: «Я сильно ударилась головой и вижу красочные галлюцинации или это чей-то дурацкий розыгрыш, за который кто-то поплатится, когда я буду полностью в норме. В любом случае, сейчас мне лучше побыть без сознания. Доктор Чаквас сказала, что мне положено быть в глубокой коме. Не будем обманывать природу».

Доктор Чаквас обеспокоенно и бессильно наблюдала за резким понижением жизненных показателей.

— Ничего не понимаю, она снова погружается в летаргический сон, — с досадой сказала доктор.

— Опасность для жизни есть?

— В таком состоянии опасность есть всегда, но я бы сказала, что она стабильна.

Доктор Чаквас была смущена и растеряна. За всю богатую практику в роли военного врача она видела самые разные раны, но подобное случилось впервые. Это явно из области фантастики и медицинских чудес, которым даже в третьем тысячелетии не нашли объяснения.

— Все ваши вопросы, Шепард! Нельзя вываливать информацию на людей вот так, ухудшение ее состояния наверняка следствие эмоционального потрясения.

Шепард тем не менее не выглядел ни удивленным, ни расстроенным. Он только странно усмехнулся и вышел из отсека, сказав напоследок: «Не думаю, доктор, что все так просто».

***

Вопреки самому логичному объяснению Джейн Шепард не очнулась от своего странного сна на своей «Нормандии» в окружении своих соратников. Тот другой Шепард, Джон его звали, сдержал свое слово и привез ее на Цитадель, сдал на попечение медиков больницы Гуэрта и улетел обратно в глубокий космос решать проблемы Палавена и Тучанки. Среди специалистов была доктор Мишель, которая тоже ее не узнала.

Первое время она придерживалась теории галлюцинаций, потому что состояние оставалось тяжелым. Она редко приходила в себя, перебрасывалась парой фраз с дежурным врачом и вновь погружалась в беспамятство, обнаружив, что кошмар никуда не делся. Там, во сне она периодически видела себя, слышала голоса погибших соратников, мальчика, который внезапно становился Катализатором, вновь и вновь прокручивала в голове каждый момент событий, произошедших во время битвы за Землю, с разных сторон рассматривала выбор, который сделала, пыталась рассчитать последствия. Не в силах найти ответы в воспоминаниях возвращалась обратно к реальности и находила себя в новом сне, еще более нелепом, чем все предыдущие.

Любого другого подобные вещи свели бы с ума, но она отучила себя удивляться и отрицать. После всего, что с ней случилось, оставалось лишь принимать вещи как данность и работать с тем, что есть. В конце концов, она поняла, что вся эта реальность действительно существует, и перестала от нее бежать.

Ее тело под чутким присмотром врачей оправилось от ран. Как позже стало известно, ей сделали двенадцать операций, пересадку кожи и миллион прочих процедур, которые, впрочем, прошли мимо ее внимания, так как «сон», в который она погрузилась, продлился почти четыре месяца. За это время специалисты клиники — кибернетики, хирурги, физиотерапевты, генетики удивлялись каждую минуту работы с ее организмом.

Все импланты, которыми проект «Лазарь» напичкал ее тело, казались новым словом технологической мысли для местных кибернетиков. По сути они не сильно отличались от стандартных медицинских экзоскелетов, которые вживлялись многим солдатам Альянса последние полтора года. Но, казалось, все схемы и программы внутри ее тела прошли дополнительные процедуры оптимизации. Импланты потребляли меньше ресурсов организма. Приносили больше пользы. Позволяли более полно контролировать такие процессы в теле, как самовольные «отключения» и «включения» сознания, которые так удивляли медиков. Они были меньше по размеру и не вызывали вообще никакого отторжения живыми тканями даже без иммунодепрессантов. Генетики восхищались парочкой изящных решений модификации ее генома, позволяющих растянуть и усилить эффект во времени, пользуясь непрерывной регенерацией организма. Иными словами — каждый день, отмирая, клетки любых органов оставляли на своем месте своих более сильных преемников, тем самым делая кости жестче и легче, повышая сопротивляемость организма инфекциям, ядам, любым химическим веществам, ускоряя регенерацию и приспособляемость организма. Это так же была не новая мысль: над этими вопросами уже несколько лет работали разные ученые и достигли определенных результатов, которые, впрочем, обладали рядом неприятных побочных эффектов и нуждались в доработке. Найти ответы в теле случайного пациента было для генетиков немалым сюрпризом.

Доктор Мишель однажды сказала:

— Джейн, иногда мне кажется, что вы пришли к нам немного из будущего. Где вы получили все эти улучшения?

Шепард в основном отшучивалась, отмалчивалась или многозначительно говорила: «Потребовалось по службе». Из чего все доктора заключили, что она принимала участие в каком-нибудь суперсекретном военном правительственном проекте, что, учитывая обстоятельства ее появления здесь и рассказ коммандера Шепарда, что ее нашли в обломках станции «Арктур», где, как известно, обитало правительство Альянса, вполне вписывалось в общую картину. Так что, со временем они перестали спрашивать.

Джейн же не переставала спрашивать сама себя, как это получилось. В больнице пациентам не ограничивали доступ к экстранету, так что, она занялась изучением этого мира с намерением составить для себя общую картину.

Развитие Галактики не отличалось от развития ее мира, только в некоторых местах что-то потеряли, из-за чего технологии в этой вселенной оказались чуть-чуть менее развиты. Ничего фундаментального. В основном мелочи. Наверное, где-то когда-то умер или, может быть, вовсе не родился какой-то ученый, и развитие застопорилось на каких-то несколько лет. Попади она в эту вселенную через три года, все было бы так же. Но многое из того, что она воспринимала дома как данность, здесь считалось чрезвычайно высокотехнологичным.

В историческом плане расхождений было больше, даже самая новейшая история шла другим путем, хотя не совсем — различия были в датах, в действующих лицах, но события были похожи. Война Первого Контакта началась раньше, а Турианская Иерархия сцепилась с Батарианской Гегемонией еще до того, как люди успели вторгнуться в зону влияния Гегемонии, из-за чего война батарианцев и людей за спорные территории оказалась еще более кровопролитной для первых. Какой-то батарианский словоблуд-историк окрестил кампанию по завоеванию спорных систем Альянсом «резней на большой дороге». Дипломатам Альянса пришлось потратить несколько лет на улаживание конфликта и восстановление доверия в политических и экономических кругах, поэтому посольство людей на Цитадели появилось намного позже.

Тут тоже был Сарен, он тоже был предателем, действовал из тех же побуждений с теми же целями. Его тоже остановил Шепард. Но по-своему. Во время последней битвы за Цитадель он ухитрился спасти старый Совет и уничтожить Властелина. В своем мире она отдала приказ сосредоточиться на Жнеце, Совет во время тех событий не делал ничего, кроме проблем, так что их гибель не казалась ей критической. Сейчас в экстранете публиковались записи оригинальных событий, но, пробежавшись по периферийным ссылкам, она обнаружила несколько статей, в которых явление Жнеца описывалось исключительно как бред контуженого Шепарда.

Очевидно, в этом мире так же стремились сделать вид, что ничего не произошло и никаких Жнецов нет, пока они не пришли и не разгромили половину Галактики.

Секретных сведений в общем доступе, конечно, не было. Поэтому ей не удалось узнать, как этот Джон Шепард решил проблему Коллекционеров и в каких он отношениях с Призраком. Заметки о загадочных исчезновениях человеческих колоний в системах Терминуса в прошлом году имели место, поэтому сомнений в том, существовали ли Коллекционеры, у нее не было.

Однако было несколько сдержанных упоминаний о суде и взрыве ретранслятора в батарианской системе. Для нее не составило особого труда просчитать, что же там случилось.

Джейн невольно улыбнулась, вспоминая те несколько месяцев на Земле перед вторжением Жнецов. Она тогда воспринимала все, как случайный отпуск, неслыханную удачу. Все эти пафосные речи судей о недопустимости подобного поведения и позоре офицерского мундира казались ей просто смешными перед лицом приближающегося ужаса. Поэтому она без особых эмоций приняла отставку и все обвинения. Андерсон и Хакет вместе все-таки проели плешь первым лицам Альянса предупреждениями о Жнецах, подкрепляя их вещественными доказательствами, добытыми на базе Коллекционеров, поэтому она отделалась только вооруженной охраной и домашним арестом. Перепуганные до смерти политики не захотели расставаться со своим лучшим специалистом по изничтожению Старых Машин. Она же просто отдыхала, смотря на прекрасное Земное небо, обмениваясь колкостями со своими охранниками.

А потом Жнецы все-таки пришли. Захватили Землю. Посадили Палавен, Тессию, Сур’Кеш в осаду. И сейчас этот мир находится в самом центре того кошмара, который она считала для себя закончившимся. Последний факт вызывал в ней бессильную ярость. Проще было умереть там, на Цитадели, закончив все свои дела. Зачем она оказалась здесь? Что за дурацкая шутка мироздания? Этот мир был так похож на ее собственный. Против воли она чувствовала уколы вины каждый раз, когда диктор новостной сети рассказывал о гибели миллионов людей (здесь имеются в виду не люди как вид, а разумные существа вообще) в очередной атакованной колонии, за то, что лежит здесь вместо того, чтобы делать что-нибудь.

Но в то же время ею владела апатия. Во время своей собственной борьбы она уже совершила невозможное, разбивала свое сердце на осколки и собирала обратно десятки раз. Снова пережить все потери, надежды, разочарования. Снова расправить спину, надеть на лицо маску, сплотить вокруг себя людей и вести их вперед к победе. «Я в порядке. Смогу ли я когда-нибудь вообще сказать это искренне? Или несмотря на второй раз возвращенное с того света тело, душа осталась там, вместе с мертвыми. Или еще хуже, она все еще здесь, но уже изодрана в клочья, изуродована до такой степени, что мне лучше от людей держаться подальше», — размышляла она, чувствуя, что уже не хватит сил повторить все это еще раз.

Иногда ее даже посещали мысли о самоубийстве. Это было бы очень легко — взломать систему подачи обезболивающего и накачать себя такой дозой, с которой даже ее навороченное тело не справится, спровоцировать сердечный приступ. Быстро, просто. Или залезть в ящик с ремнабором, который стоял в каждой палате в реанимации, где были аккуратно разложены скальпели на случай необходимости интубации. Перерезать себе сонную артерию, никакая регенерация не поможет при столь быстрой и большой потере крови, плюс мозг быстро отключится. Грязно, конечно, но тоже быстро и легко. «Зачем мне вообще быть здесь? Это явно какая-то ошибка. Здесь есть свой герой, это его война, я больше никому ничего не должна», — повторяла она себе, все больше утверждаясь в этой мысли.

***

Доктор Мишель оказалась достаточно внимательным врачом, чтобы обнаружить посттравматический синдром и глубокую депрессию за привычно приветливой и невыразительной маской, за которой Шепард пряталась. Она инстинктивно понимала, что консультация у психолога тут не подойдет. Джейн была чрезвычайно закрытым человеком, на предложение пообщаться со специалистом она только холодно улыбнется, сверкнет зелеными глазами и скажет, что ей помощь не нужна, а потом будет прятать свои эмоции еще глубже, чем сделает себе только больней. Тут нужен кто-то другой, лучше всего старый друг, человек, которому бы пациентка сама доверила свои переживания. Но где найти такого человека? Ничего о прошлом Джейн не было известно, фамилия которую она назвала для оформления документов — «Шелдон» — никому ни о чем не говорила, Мишель даже подозревала, что она не настоящая, и Джейн сама этого не отрицала. Шепард, который периодически забегал в больницу проведать напарницу Эшли Уильямс, увы, так же не мог рассказать ничего. Он вызвался поговорить с Джейн сам, но она только естественно заснула летаргическим сном на весь период его краткого пребывания на Цитадели и тут же проснулась после отлета «Нормандии».

Странная реакция на Шепарда доктору Мишель тоже была любопытна, пациентка старательно избегала любых разговоров, так или иначе касающихся капитана «Нормандии», экипажа корабля или «Нормандии» самой по себе, впрочем, как и разговоров о Жнецах, но последней темы никто не хотел касаться по доброй воле, это было естественно.

Отчаявшись найти хоть какой-то выход из ситуации, доктор решила пойти старым проверенным способом — привлечением покоя и природы, которые лечат психические заболевания не хуже задушевных разговоров, а может быть и лучше. Пожертвования в фонд Гуэрта всегда текли рекой, благотворители любят тратить деньги в заведениях, которые потенциально могут быть полезны им самим, так что, больница могла позволить себе выкупить несколько площадок в Президиуме и сделать многоуровневый зимний сад с самыми разными растениями, которые могут порадовать взор представителя любой расы. Эти сады стали излюбленным местом встречи выздоравливающих пациентов с друзьями и родственниками, атмосфера там всегда была наполнена радостью, надеждой, любовью. Мишель надеялась, что она подействует на Джейн хотя бы немного.

Увы, надежда не оправдалась. Джейн не сопротивлялась, но и не проявляла энтузиазма. Прогуливаясь по саду в сопровождении дежурного врача, а иногда и доктора Мишель, когда у нее появлялась свободная минутка, Джейн оставалась неизменно приветливой, вежливой, спокойно и несколько холодно улыбалась, говорила только на общие темы и тактично уходила от ответов на личные вопросы, даже шутила иногда. Со стороны могло показаться, что она в полном порядке, но интуиция подсказывала Мишель, что что-то сильно не так и если не принять немедленных мер, может произойти непоправимое.

Решение, как это часто бывает в жизни, пришло со стороны и неожиданно. Во время одной из прогулок санитару пришлось отвлечься на другого пациента, и Шепард оказалась предоставлена сама себе. Ей навязчивое внимание врачей начинало надоедать, так что, она воспользовалась случаем и тихо ускользнула в дебри искусственных джунглей, которые после плавно переходили в пустынный пейзаж с серебристым песком, в котором кое-где проглядывались раханские сероватые лишайники, невразумительные пустынные коряги, отчего-то называемые валийскими папоротниками, привезенными с Тучанки, и даже земные кактусы. Стены были заделаны голографическими экранами с симуляцией соответствующей данному сегменту сада так, что создавалось ощущение бесконечности пустыни, даже при осознании, что комната вряд ли больше трехсот-четырехсот метров.

Сейчас голограммы симулировали ночь, над песками медленно проплывали луны разных пустынных миров. Зрелище прекрасное и успокаивающее, ей нравилось бывать здесь, потому что в пустыню редко забредали другие пациенты, они предпочитали леса, джунгли или бескрайние поля с бабочками. Бурные радости и бурная жизнь других комнат вызывала у нее только раздражение. Здесь же был только песок, несколько самых упрямых форм жизни и тишина.

— Вам тоже нравится пустыня? — внезапно из-за спины раздался вопрос. Джейн резко повернулась и увидела призрака. Наверное, она побледнела или сделала что-то еще, что мог бы заметить представитель другой расы своими иными немного чувствами.

— Извините, не хотел вас напугать, — примирительно сказал дрелл.

— Ничего, я просто задумалась, — после некоторого колебания ответила она.

— Это место располагает к размышлениям.

— Даже очень.

— Если хотите, я могу оставить вас одну, не хочу мешать уединению.

— Нет, если хотите, можете остаться, — ответила Джейн, уже справившись с эмоциями. «Значит, Тейн еще жив в этом мире... Ну да, в моем его убил Кай Ленг, когда „Цербер“ пытался захватить Цитадель. Здесь нападения еще не было, кто знает, может быть, не будет», — с внезапной надеждой подумала она.

— Благодарю, — Тейн легко поклонился. Ее всегда немного смешила его церемонность. — Сегодня у меня настроение поговорить с кем-нибудь. Поделиться своими мыслями. Я был бы рад высказать их случайному спутнику в пустыне, если он захочет выслушать.

«Разговор с призраком в иллюзорной пустыне. Быть может, это то, что мне нужно сейчас?» — подумала она.

— Должна получиться весьма занимательная беседа, — с улыбкой ответила она. Дрелл в ответ тоже легко улыбнулся и галантно предложил руку.

To be continued...

Отредактировано: Alzhbeta.

Комментарии (13)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

12   
Мужской парагон и женский ренегат... где-то я уже это видел, дежавю! А идея с каталистом имеет не меньше оригинальности чем подобные фики, я бы сказал даже очень хорошее начало.
0
oleg88880
11   
хорошо написано будем ждать
0
DrUiD_BlooD
8   
Многообещающее начало, завязка проста отличное. Из личных пожеланий хотелось бы в одной из следующий глав узнать историю о том, как была найдена фШеп. Жду продолжения, так держать. ok ok
0
Belisenta
13   
Будет "как бэ" научное объяснение, каким макаром ее занесло в другую вселенную.
0
3   
Верите или нет, но я только что собирался начать произведение, в котором главные герои те же мШеп и фШеп. И с тем же разделением на ренегада и парагона.
Ощущение того, что твои мысли все слышат, это конечно признак шизофрении, но как тут удержаться?! biggrin

Интересное начало

P.S. Вы читали Mock Effect?
0
Belisenta
6   
Ахахаха)) Это все indocrination!))
Ну моя идея зародилась во время длинной дискуссии, в которой обсуждалось - могут ли ФемШеп и МШеп заромансить друг друга, и если да - что из этого получится. В моем представлении получился мрачный ангст со скандалами, развратом и концовкой, альтернативной каноничной по многим параметрам.

П.С. Нет. не читала. А что сие?
0
7   
Однозначно!
Ну, идея сопутствующего романса не приходила мне в голову, но я с радостью прочитаю Вашу версию. Да здравствует разврат и альтернатива! smile

Mock Effect - англоязычный фанфик, из которого я творчески позаимствовал идею одновременного пребывания в нашей вселенной двух Шепардов. Лучшее юмористическое, что я читал по МЕ.
0
2   
Наконец-то, этот замечательный фик появился здесь. Ох...что будет дальше... Автор, выкладывай все сразу! С нетерпением жду новые главы, а пока с удовольствием прочту все с начала. smile
0
Belisenta
5   
Как тесен мир biggrin ! Здрасти, здрасти. А мы с вами где встречались? В BFC али в blogger?
Продолжение пишется потихоньку, вот нахватаюсь вдохновения в сообществах, да пойдет дело активнее))
1
9   
Случайно натолкнулся на Ваши наблюдашки и размышлизмы, в поисках чтива по МЕ. Оторваться от текста невозможно. Столкнуть тааких два характера ... уууххх, только искры летят. smile Надеюсь там Гаррусу не светят переломы обеих рук biggrin ....шучу. smile Однозначно, это лучшее произведение с данным пейрингом, на мой взгляд, и одно из любимых по МЕ.
Легкого Вам вдохновения, и ... ждемс проду smile

P.S. Интересный тур по Европе, позновательно.
1
Belisenta
10   
Нет, никто не пострадает)) Но вероятно Вакариану и СУЗИ придется немало повозиться с калибровками и вирусами))
1
Alzhbeta
1   
1. Не сказать, что смешение двух разнополых Шепардов в одном мире - новая идея, но чаще всего такие рассказы писались в юмористическом ключе. У вас же всё серьёзно, что придаёт гораздо больше интересности такому сюжету. Единственно, я надеюсь, что вы сможете сделать так, чтобы как можно меньше ощущалось авторское личное предпочтение: бывает так, что авторы, которым больше нравится играть за мШепа, выставляют фемШепу полной идиоткой и наоборот соответственно. Постарайтесь не сделать ваше "Зеркало" кривым зеркалом. smile

2. Отдельно хотела бы похвалить за грамотность. Ошибок очень мало, фактически я просто наслаждалась чтением, лишь изредка что-либо поправляя. Спасибо за это. smile
-1
Belisenta
4   
Мерси за отзыв happy
На самом деле, фанфик написан более чем наполовину и уже публиковался в других сообществах. Судя по отзывам прошлых читателей, персонажи получились сбалансированными, особых отклонений в ту или другую сторону по части ума и способностей не замечено biggrin
0