Власть Тени. Пролог.


Жанр: как ни парадоксально, фантастический боевик.                                                  
Персонажи: Джон Шепард, Гаррус, Лиара, Джокер, ОС: Маркус Тайлер, Налена Дайлис, и др.
Статус: завершен. Главы будут выкладываться по мере окончательной правки.
Аннотация: финальная часть моей трилогии о мире после окончания вторжения Жнецов. 2191 год. "Цербер", скрывшийся под маской корпорации "Far Space Research", пытается вернуть утраченное влияние. Маркус, Налена и командор Шепард вступают в противоборство с наследниками Призрака.
Предупреждение: в силу очевидных причин, произведение перенесено в жанр альтернативы. События третьей части игры игнорируются полностью. Прошу не удивляться и считать данное произведение по-прежнему фанфиком по МЕ1-2.


Земля. Пекин. 2 июня 2191 года.

— Мы ни хрена не знаем, Синх, — прорычал высокий мужчина лет сорока, c короткими светло-русыми волосами. На человеке был дорогой темный костюм, подчеркивающий атлетическую фигуру, широкие плечи и крепкие руки. Сегодня немного людей на Земле могли позволить себе так одеваться. Широкое лицо мужчины, с серыми глазами и тяжелым, гладко выбритым подбородком, выражало упрямство. Казалось, он готов громыхнуть тяжелым кулаком по столу, но человек подавил свою злость и продолжил более сдержанным тоном.
— Все, что мы получаем — это обрывочные сведения. Жалкие крупицы; я уж не говорю о том, что многое в сообщениях информаторов просто противоречит одно другому. Из чего я делаю вывод, что главы нашей агентурной сети просто поцапались между собой, и каждый отсылает в центр сведения, которые считает наиболее выгодными для своей персоны.
— Ты, как обычно, преувеличиваешь, Хайнс, — хмурым тоном откликнулся второй человек — среднего роста, щупловатый, с кожей смуглой почти до черноты, и явственно наметившейся лысиной, — Быть может, информация и недостаточно полна, однако она складывается во вполне ясную картину.
— Точнее — ты сложил ясную картину, Синх, — отрезал Хайнс, — Но твои «выводы» правильнее будет назвать домыслами. Да, они кажутся логичными, и что? Если мне будет нужно, домыслить я смогу и сам — и моя картина будет кардинально отличаться от твоей. И при этом она будет не менее логична — вот что забавно!
Синх привстал с кресла, и его лицо приобрело угрожающее выражение; впрочем, учитывая разницу в габаритах между ним и Хайнсом, едва ли возмущение смуглого мужчины могло произвести впечатление на оппонента. Синх понял это и сам, потому что сдержал свой гнев и сел на место. Потянул руку, чтобы налить в стакан немного виски, но пить не стал. Когда он заговорил, голос вновь звучал невозмутимо.
— Мне любопытно будет услышать твою версию развития событий, Уиллард. И оценить, насколько она будет логична. Логический анализ — это не то, в чем ты когда-либо был силен, — не удержался все-таки от шпильки он, — Но, впрочем, оставим на время наши разногласия. Вернемся к фактам...
— Каковых немного, — упрямо заметил Хайнс.
— И тем не менее. Первый факт, который мы можем считать достоверным на сто процентов: Дориан Блейд мертв. Даже если неизвестно, при каких обстоятельствах он погиб — сам по себе факт его смерти уже не подлежит сомнению. Очевидно, что «Страж», поисками которого занимался Блейд, также уничтожен.
— Так ли это? — Хайнс задумался, — Блейд был полезным союзником, но в последнее время стал почти неуправляем. Мои люди сообщали, что он одержим «Стражем» и вознамерился сохранить его для себя. В таком случае, даже его смерть — не доказанный факт. Блейд мог изобразить собственную гибель с тем, чтобы перегнать «Стража» в некое тайное укрытие и заняться там его изучением.
— Звучит слишком надумано, — уверенно возразил Синх, — Начнем с того, что, инсценировав смерть, Дориан Блейд тем самым утратил контроль над «Far Space Research» — своим главным и единственным источником денег и ресурсов. Мы знаем, что его личные счета остались нетронутыми. Кроме того, эта версия не объясняет гибели линкора «Везувий», действий группировки «Затмение» и — главное — поведения советника Андерсона и адмирала Хаккета. У нас все еще есть люди в числе их приближенных. Надежные люди! — повторил он, видя явный скепсис на лице Хайнса, — Нет, операция «Страж» провалилась, это факт. Блейд мертв, и я не знаю, считать это потерей для нас или удачей. Как ты сам заметил, Уиллард — в последнее время он подчинялся нам с явной неохотой. Он все больше считал себя главой «Группы компаний Дальнего Космоса», а не агентом организации. И он обладал слишком большим влиянием. Подозреваю, Блейда так или иначе пришлось бы устранить, пока он из ценного инструмента не превратился в опасного соперника.
Собеседник кивнул с видимой неохотой.
— Все равно, провал операции «Страж» стал для нас тяжелым ударом, — заметил он, — Мало того, что мы, потратив много времени и средств, ничего не добились — мы еще и привлекли внимание Альянса и Совета к «Far Space Research». Сегодня даже в Альянсе у нас мало союзников, а потеря «FSR» будет означать наш крах. Мы просто останемся без средств к существованию.
— Что ж, по крайней мере, мы сохранили свой контроль над «Группой компаний Дальнего Космоса», — произнес Синх и повернул голову в сторону окна, — Не так ли, Элона?
Женщина, стоявшая у окна, не обернулась. Среднего роста, стройная, с гладкой кожей и блестящими черными волосами, ниспадающими до середины спины, она выглядела намного моложе своих пятидесяти восьми лет. Тот, кто не знал ее достаточно хорошо, дал бы ей от силы тридцать пять. Впрочем, с учетом достижений современной медицины, в том числе пластической, это вовсе не было чем-то выдающимся. Человечество шагнуло далеко вперед. Еще не так давно по историческим меркам — всего-то полтора века назад — до ста лет доживали единицы. Сегодня таких было большинство. Ну, конечно, если люди не становились жертвой несчастного случая или некой непредвиденной беды. Например — орды безумных синтетиков, жаждущих стереть с лица Галактики всю разумную жизнь как таковую.
— Элона, — повторил Синх чуть громче, не дождавшись ответа, — Ты нас слышишь?
Женщина и теперь не посмотрела на них, но все же соизволила ответить.
— Я слушаю вас очень внимательно. Но пока не услышала ничего нового. Поэтому я не вижу смысла вмешиваться в ваше обсуждение.
Хайнс и Синх обменялись одинаково недовольными взглядами — кажется, впервые за сегодня они хоть в чем-то сошлись во мнении. Элона Йин чуть заметно улыбнулась. Не шевелясь, она смотрела в окно.
— Вы помните, каков был Пекин всего лишь десять лет назад? — произнесла она, — Один из крупнейших и наиболее процветающих мегаполисов на Земле. И красивейших. Бесподобное сочетание самых современных технологий и вековых традиций Китая. Я родилась в этом городе и выросла в нем. Это было мое любимое место на планете... да и во всей Галактике, а я побывала на множестве миров и видела много прекрасных городов. Пройдет еще много лет, прежде чем Пекин превратится хотя бы в бледную тень себя прежнего.
Синх изобразил на лице сочувствие. Более прямолинейный Уиллард Хайнс пожал плечами.
— Жнецы оставили от Пекина немногое, это правда. И это прискорбно. Но и другие города сейчас выглядят не лучше. Земля в руинах, — жестко повторил он, — и это просто факт. Альянс почти разрушен войной со Жнецами и не скоро возродится.
— И не только Альянс, — заметила Элона, — Пострадали все — в большей степени или в меньшей. Палавен, Тессия, Сур’Кеш... я бы сказала — даже Тучанка, но для кроганов само определение «руины» является наиболее привычным состоянием их родного мира.
— И все же, Земля и Альянс понесли наибольшие потери под ударом Жнецов, — возразил светловолосый мужчина, — что делает нас уязвимыми. Прямо сейчас чужаки — турианцы, азари и прочие — терпят наше существование...
— Благодаря командору Шепарду, главным образом, — встрял Синх. — Все-таки, он — победитель Жнецов и герой всех народов Галактики. В нем видят спасителя, им восхищаются, и это восхищение отчасти переносится на всю расу землян. К сожалению, оно не продлится вечно.
— Именно, — согласился Хайнс. — Старые распри скоро вновь вылезут на поверхность. Мы уже наблюдаем это. В Системах Терминус нарастает напряжение. Батарианцы накапливают силы — и несложно догадаться, с какой целью. Мои люди сообщают, что их представители пытаются организовать тайную встречу между лидерами Гегемонии и послами Совета. И у них может что-то получиться.
— Мои агенты тоже подтверждают это, — добавил Синх, — Я имею в виду — факт тайных переговоров между послами Гегемонии и представителями Тессии, Палавена и Сур’Кеша. Этого следовало ожидать. Старый триумвират заинтересован в том, чтобы в Системах Терминус появились достаточно влиятельные силы, настроенные враждебно по отношению к Альянсу, которые отвлекли бы внимание землян. Это позволило бы азари, турианцам и саларианцам сохранить больше власти для себя самих. Да, сейчас Совет в союзе с Альянсом, но, увы — никакой союз не бывает вечным. Политика — очень прагматичная дама, Элона, ты знаешь это не хуже меня. Она признает только браки по расчету.
— К черту политику, — буркнул Хайнс, — Мы говорим о чем-то большем, чем сегодняшние выгоды и завтрашние союзы. Турианцы, азари, саларианцы и все прочие залечат собственные раны быстрее нас. Они восстановят свои миры и свою мощь, и тогда земляне покажутся им слишком неудобными «друзьями». Вот почему мы должны действовать, и действовать сейчас! Потом может оказаться слишком поздно.
— Вы оба снова не сказали ничего такого, чего я не слышала прежде, — сухим тоном заметила Элона Йин, — И неоднократно. Господа, вы удивитесь, если я скажу вам, что понимаю все это сама?
Она снова повернулась к городу. Перед глазами женщины возникали картины из прошлого — величественные небоскребы, сияющие голограммы и неон на улицах, линии монорельсов и воздушного сообщения, зеленые парки и прогуливающиеся люди. Сейчас, увы, Пекин являл собой далеко не радужное зрелище. Здание, где сейчас находились Элона Йин и ее партнеры, было одним из немногих, пострадавших относительно слабо. Сейчас здесь располагался полевой штаб наскоро созданного лагеря беженцев и апартаменты для наиболее почетных гостей. Таких, например, как глава совета директоров «Группы компаний Дальнего Космоса» госпожа Йин, потратившая миллионы кредитов на помощь пострадавшим.
Лунный свет, пробивающийся сквозь рваные темные облака, падал на полуразрушенные, изуродованные огнем и взрывами здания, отражался от мерцающего металла и пластика. Картина разрушений простиралась так далеко, насколько мог дотянуться взгляд — удар, нанесенный Жнецами по Земле, был воистину страшен. В словах Уилларда была правда: другие миры тоже пострадали, но не настолько. Палавен, Тессия, Сур’Кеш, Тучанка — всюду царило разрушение, но оно не шло ни в какое сравнение с тем адом, в который Жнецы обратили Землю. На прародине человечества их ярость оказалась наиболее разрушительна. Пройдут годы, даже десятилетия, прежде чем планета будет восстановлена в достаточной степени, чтобы вернуть себе статус столицы Альянса. А может быть, этого уже никогда не произойдет? Может быть, к тому времени, как метрополия возродится, окрепшие колонии поймут, что уже не нуждаются в ней? Ведь сейчас само существование Альянса обеспечивают крупнейшие колонии, а вовсе не Земля. Скоро они осознают этот факт, и их правительствам, несомненно, это придется по вкусу. А тогда... можно ли предсказать заранее, как все повернется? Кто и какую выгоду сумеет извлечь из происходящего?
Элона думала об этом, думала много. Втайне от всех — даже от ближайших соратников по «Церберу» — аналитики «Группы компаний Дальнего Космоса» собирали информацию и просчитывали варианты дальнейшего развития событий в ближайшие годы, с тем, чтобы в нужный момент действовать надлежащим образом и выбрать правильную сторону. Глава совета директоров «Far Space Research» не сомневалась в том, что однажды ей придется делать этот непростой выбор, и права на ошибку у нее не будет. Возможно, это произойдет уже скоро. Но пока что Элона Йин, стоя перед окном в чудом уцелевшем небоскребе, рассматривала растерзанный войной родной город. Странно — это зрелище причиняло ей больше боли, чем она сама от себя ожидала.
Жертвы во время вторжения Жнецов были огромны. Не меньше людей погибло позднее. Разрушенная планета не в силах была прокормить собственное население, и, несмотря на обширную программу гуманитарной помощи, голод и эпидемии забирали множество жизней. Многие земляне предпочли переселиться на другие миры — на годы после вторжения пришелся настоящим бум колонизации удаленных планет. Жизнь на новом месте, сколь угодно суровом и неприветливом, казалась переселенцам лучшим выбором, чем борьба за существование на руинах родного мира.
Однако совсем мертв Пекин не был даже теперь — удар Жнецов оказался страшен, но не фатален. Мерцание искусственного света угадывалось там, где размещался лагерь, возведенный на месте разрушенных кварталов. И лагерь был велик — почти двести миллионов человек погибли во время вторжения, но миллиарды выжили. Большинство из них осталось без крыши над головой. Огромное количество людей требовалось срочно разместить хоть как-то и хоть где-то, чтобы избежать массовых эпидемий, голода и, как следствие — мятежей. К счастью, внутренняя инфраструктура Пекина, размещенная под землей, хотя бы частично уцелела, что позволило возвести на месте разрушенного города один из крупнейших временных лагерей. Наскоро восстановленные машины обеспечили людей, по крайней мере, питьевой водой, минимальным необходимым количеством выращиваемой в гидропонных фермах пищи, электроэнергией и возможностью утилизовать отходы: после вторжения и это могло считаться роскошью на родине человечества. Фактически, лагерь, где в спартанских условиях разместилось без малого восемь миллионов обитателей, напоминал непомерно разросшуюся колонию землян на чужой планете. Даже разборные строения-блоки были такими же, как те, что возводились первой волной переселенцев на новом мире; к счастью, многие автоматизированные предприятия по их производству уцелели и, после того, как была восстановлена подача энергии, вернулись к работе. Земля стала новым миром для собственных детей. Элоне Йин это казалось даже почти забавным.
Кое-где можно было видеть и движение. Массивные машины, сверкающие лучами мощных фар, ползли по земле на широких гусеницах, а в небе время от времени проплывали большие аэрокары. Работы в городе продолжались днем и ночью — Земля начинала оправляться от ран, и временные лагеря постепенно уступали место заново отстраиваемым жилым кварталам, но для их возведения сначала требовалось расчистить площади. Армия строительных машин — многие из них действительно были армейскими — методично уничтожала все то, что осталось от города, в котором прошла молодость Элоны. Пекин возродится со временем, женщина не сомневалась в этом. И это хорошо... вот только, это будет уже другой город.
— У меня была дочь, вы знаете? — неожиданно для себя самой сказала она, — Она тоже жила в Пекине. У нее уже была собственная семья, когда Жнецы пришли на Землю. Позднее я пыталась отыскать хоть кого-то. Безрезультатно, разумеется. Я не знаю, и никогда не узнаю, погибли они в огне или под руинами, или же были захвачены и... трансформированы. Все, что я знаю: их больше нет.
— Мы... очень сочувствуем, — проговорил Синх, явно удивленный — он не ожидал от нее такой откровенности. Элона редко допускала кого-то к своей личной жизни, но сейчас зрелище города, перепаханного смертоносными лучами Жнецов, заставило ее выпустить наружу некоторую часть своих эмоций.
— Они все погибли, — нарочито бесстрастно сказала она, глядя на собственный сжатый кулак — костяшки пальцев побелели, ногти впились в кожу, — Погибли просто потому, что некто в небесах над нами что-то просчитал и решил, что землян больше не должно быть...
— И вот почему я хотел, чтобы наша встреча произошла здесь, на Земле, — сказал Хайнс, никогда не отличавшийся привычкой к сентиментальности, — Мы должны видеть, что произошло однажды. И понимать, что, если мы ничего не предпримем, это может повториться вновь.
Он тоже подошел к окну и бросил взгляд наверх, на звезды, мерцающие в прорехах среди серых облаков.
— Однажды кто-то там может снова прийти к тому же выводу. И нет гарантии, что вовремя найдется второй Шепард, который спасет нас всех. Вот почему мы боремся, несмотря ни на что, Элона, Рамуш. Мы должны сделать так, чтобы никогда, ни у кого не было такой возможности. И только одним способом этого можно добиться!
— Спасибо, что напомнил нам, Уиллард, — невесело усмехнулась женщина, — Ладно, — она резко выдохнула, — лучше вернемся к делу. Что касается «FSR», компания останется под нашим контролем. Это я могу вам обещать. Но на действия Альянса или Совета я повлиять не в силах... как, впрочем, и вы. Наши возможности сегодня, увы, далеко не те, что были прежде. И несколько последних неудач не преумножат их. Скорее, наоборот — даже те, кто все еще сочувствуют нам, задумаются: на верной ли они стороне?
— За это надо благодарить Дориана Блейда, — проворчал Синх, — Я и раньше говорил: нужно было избавиться от него, пока у нас была такая возможность.
— Теперь он, так или иначе, мертв, — Элона Йин взяла инициативу в свои руки, — Тем самым, этот вопрос больше не актуален. Все, чем он был нам полезен, умерло вместе с ним, равно как и все то, чем он нам угрожал. С последствиями его непродуманных действий нам еще предстоит разбираться, это правда. Но тут нет смысла жаловаться — все, что нам остается, это продолжать наше дело. Я уверена, что мы еще можем спасти «Группу компаний Дальнего Космоса». Даже если Альянс и присматривается к ней, космическая империя Блейда слишком важна для Земли, чтобы сейчас нанести по ней смертельный удар. Открытая вражда невыгодна для обеих сторон. Я уверена, что власти Альянса предпочтут замять дело, хотя бы на время, если только мы сами не спровоцируем их. Тем временем, проект «Тень» будет запущен и начнет приносить результаты. Это упрочит наше положение настолько, что можно будет начинать восстанавливать былое влияние организации. В любом случае, уйдут годы, много лет. Терпение и осторожность — вот что сейчас главное.
— Возможно. Но есть еще кое-что, — заметил Хайнс, — Я имею в виду — утечку информации. Как по «Стражу», так и по проекту «Подчинение». Что интересно, в обоих случаях фигурирует одна и та же личность. Точнее, двое: бывший агент организации Маркус Тайлер и его спутница-азари по имени Налена Дайлис.
— Да, мне об этом известно, — Элона задумалась, — Поисками Тайлера занимался Блейд. Он был уверен в его гибели... или же говорил, что уверен. Лгал он или ошибался — не так важно. Теперь мы знаем точно, что Тайлер жив.
— Да. Он и эта Дайлис сейчас находятся на Цитадели. Они контактируют и с советником Андерсоном, и с адмиралом Хаккетом — людьми, которые наиболее активно преследуют «Цербер» еще со времен войны. Я уверен, что вся информация, которой располагал Маркус Тайлер, уже у них. Также я уверен, что провал операции «Страж» напрямую связан с действиями Тайлера и его азари.
— Что удалось выяснить про них? — спросила Элона, усевшись в свободное кресло.
— Про азари — немногое, да она ничего из себя и не представляет, — Синх говорил размеренно и монотонно, как будто читал с датапада, — Молода... по меркам их расы, конечно. Никогда не служила в составе коммандос. Не известно о ее связи с какими-либо специальными службами Тессии или Совета Цитадели. Вот и все о ней. Что касается Маркуса Тайлера — про него известно намного больше: все-таки, он наш бывший, кхм... служащий. У нас имеется на него подробное досье. Родился в 2159 году в Глазго... в семьдесят седьмом вступил в ряды ВКС, прошел подготовку в специальных частях N7. Достойный послужной список, несколько успешных операций. Участвовал в том числе в боях с гетами в восемьдесят третьем. В «Цербер» вступил добровольно после инцидента с Коллекционерами. Но в рядах наших агентов он не задержался. Всего спустя год, вскоре после окончания вторжения Жнецов, Тайлер исчез в неизвестном направлении. Тогда разбежались многие агенты, наши дела шли не лучшим образом, так что это никого не удивило и не заинтересовало. Но около года назад он вновь напомнил о себе — под фальшивым ИД проникнув в службу безопасности «FSR», выкрал важную информацию о проекте «Подчинение». Остальное вам прекрасно известно.
— Это странно, что Тайлер фигурирует и в деле со «Стражем», и в инциденте на ZRT-23766, — сказал Хайнс, — Не верю я в подобные совпадения. Наводит на подозрения, что за Тайлером и его азари стоит кто-то влиятельный.
— Альянс? — скептически произнесла Элона.
Уиллард пожал плечами.
— Возможно. Я не уверен. Во всяком случае, информация, похищенная Тайлером у Блейда, ставит нас под угрозу. Особенно тебя, Элона. В первую очередь, под ударом окажется «Far Space Research», а глава корпорации — ты.
— Подразумевается, что я и должна позаботиться о собственной безопасности? — женщина обаятельно улыбнулась, — Очень мило.
— Напротив, — спокойно ответил Синх, — Уиллард, очевидно, хотел сказать, что ты ни в коем случае не должна предпринимать никаких действий. Ты — глава совета директоров добропорядочного и законопослушного концерна, и ничто не должно запятнать твою репутацию. Этими двумя займутся другие люди. Те, чью связь с «FSR» отследить невозможно.
Элона Йин пожала плечами.
— Быть «просто главой корпорации» меня устраивает... сейчас. Но, что касается Тайлера и его азари — я думаю, в данный момент лучше вовсе не предпринимать никаких действий. Оставьте их в покое. По крайней мере, временно.
Двое мужчин обменялись недоуменными взглядами.
— Странное предложение, — заметил Синх.
— Ничуть, — Элона Йин оставалась невозмутима. — Оно совершенно логично в сложившейся ситуации. Подумайте сами: что даст нам их устранение? Уже ничего. Это нужно было сделать раньше. А теперь вся информация, которую они похитили у нас, уже попала к Андерсону и Хаккету. Вы предлагаете избавиться и от них? — женщина усмехнулась, — Полноте. Как мы все признаем, сейчас «Цербер» не в том состоянии, чтобы заглядывать так высоко. И не только Блейд тому причиной. Действия Призрака во время вторжения Жнецов были... излишне амбициозны. Он замахнулся на большее, чем мог бы добиться — и этим едва не погубил все наше дело. Мы не должны повторить его ошибку. Слишком многое от этого зависит.
— То есть, ты предлагаешь просто сидеть и ничего не делать? — нахмурился Хайнс, проведя рукой по подбородку.
— В отношении Тайлера и Дайлис — да. Это будет разумнее всего. Устранив их, мы ничего этим не добьемся. Только подставим себя под удар, потому что сейчас в любых действиях против этих двоих будут обвинять прежде всего «Far Space Research». Я уж не говорю о том, что, раз Тайлера с его азари до сих пор не прикончили — а пытались многие — это не так легко, как может показаться. Так зачем рисковать? Выдержка — вот что сейчас для нас важнее всего.
— Выдержка и бездействие — разные вещи, — ответил Уиллард Хайнс с намеком на раздражение, — Я не люблю пассивно наблюдать за развитием событий. Ничего не предпринимая, мы можем дождаться только очередного удара со стороны Совета или их подпевал из Альянса.
— Действуя непродуманно, мы рискуем спровоцировать удар, — парировала Элона, — Ты же военный, Уиллард. Ты должен понимать, что есть время для атаки и есть время для обороны. Сейчас, как мне думается — второе.
— Ты рассуждаешь, как всегда, разумно, Элона, — кивнул Синх с глубокомысленным видом, — И все же, я склонен согласиться с Уиллардом. Риск есть риск. Я не люблю рисковать, но признаю, что порой без этого не обойтись. А что до поводов... ты забываешь, Элона, что Тайлер и Дайлис уже дважды сорвали важные для нас планы. Это может быть и простым совпадением, но я, как и Уиллард, не люблю совпадения. Биография Налены Дайлис, опять же, слишком обычна — а все, что «слишком», подозрительно. Бывший агент «Цербера» в компании с никому не известной и не интересной азари просто так дважды вмешиваются в наши дела? — мужчина покачал головой, — Нет! Не верю. Не знаю, на кого они работают: на Альянс, на Совет, на Тессию — но предпочту уничтожить их прежде, чем у них появится возможность уничтожить нас.
— Поддерживаю, — тут же сказал и Уиллард Хайнс, но от него Элона и не ожидала иного. Все-таки, бывший солдат, офицер ВКС Альянса в чине полковника, отошедший от дел и занявшийся бизнесом. Он всегда был сторонником агрессивных, наступательных действий. Но вот внезапная решимость осмотрительного Синха несколько удивила ее.
«И объясняется эта решимость просто: страхом! — подумала она, — После нескольких неудач Синх испуган, а страх часто заставляет людей забыть о доводах рассудка. Уиллард не испуган, конечно, но он тоже обеспокоен. К тому же, он всегда был излишне прямолинеен и признавал только один путь решения проблем. Пока во главе организации стоял Призрак, эти двое — да и я тоже, чего скрывать — не обладали особенным влиянием. Но что сталось с Призраком? Он решил вознестись к самому Солнцу — неудивительно, что сгорел в пламени! Мы не должны разделить его судьбу, иначе „Церберу" конец. Но я знаю Синха и Хайнса слишком хорошо. Если они двое пришли к общему решению, остановить их я не смогу».
— Что ж, если так — действуйте на свой страх и риск. Я своего одобрения не даю, — сказала она, — Отговаривать вас, впрочем, тоже не намерена. Прошу только, не забывайте, чего может стоить ошибка.
— Не сомневайся, Элона, — сухо ответил Уиллард, — Подставлять под удар твою драгоценную корпорацию никто из нас не хочет. Пока существует «Группа компаний Дальнего Космоса» — существуем и мы.
— Очень рада, что вы об этом не забыли, — ответила Элона не менее сухо.
— Я подберу таких исполнителей, которых никак нельзя будет связать с «Far Space Research», — пообещал Хайнс, — Андерсон или Хаккет могут подозревать кого угодно — доказательств у них никогда не будет.
Элона кивнула. Найти достаточно квалифицированных убийц, не привыкших задавать вопросы, не так уж сложно — на Цитадели или за ее пределами. Это могут быть земляне или чужаки, какая разница? После всего, случившегося за минувшие шесть лет, «Цербер» окончательно отбросил старые предрассудки при выборе инструментов.
— Как бы то ни было, Элона, тебе не о чем беспокоиться, — повторил Синх, — Теперь второй вопрос, который важен для нас. Что насчет «Тени»? Есть результаты?
— Здесь все благополучно, к счастью, — ответила Элона, — Конечно, мы должны действовать с оглядкой. Мы знаем, что за нами следят, и поэтому вынуждены принимать особые меры предосторожности. Это замедляет темпы работ. Приходится пользоваться подставными банками и компаниями в Системах Терминус для перемещения денег и материалов, но, в целом, мы укладываемся в график. Люди Уилларда оказывают неоценимую помощь, — решила она польстить соратнику, — Здесь я не ожидаю сюрпризов, насколько вообще можно говорить об этом в нашей ситуации.
— Что ж, мы полагаемся на тебя, — произнес Синх, — В этом вопросе ты вольна действовать по своему усмотрению, Элона, — он сдержанно улыбнулся, — Ну, а все остальное предоставь нам. Хайнс, как скоро твои люди начнут действовать?
Рослый мужчина сжал кулак.
— Без промедлений. У меня есть надежный человек, которому можно доверить эту миссию. Он хорошо показал себя еще при Призраке, и мы вернем его на активную службу. Я намерен покончить со всем как можно быстрее.

Комментарии (7)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

LSD
6   
Ну наконец то! Даже без знакомых персонажей глава довольно интересная, а когда задействуете еще и знакомых персонажей думаю будет лучшей частью smile
1
Батон
7   
Ну как это без знакомых? В последнем азбаце, как раз, об одном из них написано.

Каюсь. Сначала не заметил пролога и начал читать с первой главы, а потом вернулся сюда, и стоит отметить, что и с первой главы можно начинать читать, а пролог это типа вводной, для тех кто только начал читать и не знаком с персонажами автора.
Посмотрим, что за Тень такая, а главное - чья она и кто в ней окажется!
0
ОстА
5   
Предвкушаю отличную и очень длинную историю! Масса подковёрных интриг, драк, перестрелок. Любви, быть может... wink Пора, пора, сейчас это модный тренд в фиках. biggrin

Проект "Тень" - как всегда у "Цербера" грандиозные и одиозные планы))) Даже боюсь представить, что бы это могло быть, новые Жнецы?
3
Cookie
4   
Ура! biggrin А я уже начала думать, что на "Страже Туманности" их история закончилась.
3
Goldi
3   
Я очень рад. Уже и не надеялся, что вы начнёте снова писать smile
3
SVS
1   
Итак, выкладываю заключительную часть своего цикла о Маркусе и Налене. Конечно, когда я начинал писать первую книгу, я не мог предполагать, что "Биовары" приготовили для нас всех такой супризец. Мое мнение о финале, скажем так, совпадает с мнением большинства. Тем не менее, я люблю вселенную Mass Effect и собственных персонажей, которых придумал для нее. Поэтому решил написать продолжение в жанре альтернативы. Остается в силе прежнее предположение: галактические цивилизации уцелели после вторжения, и Жнецы были остановлены без всяческих дохлых мальчиков и тому подобного.
Мне было интересно писать, надеюсь, и Вам чтение принесет положительные эмоции.
10
ЛК-01
2   
Верное решение. happy А то если принять, что вся эта история с "Катализатором" и т.д. действительно произошла, то такая чушь получается. angry
6