Тени Войны. 1


Предлагаю вниманию всех желающих свой фанфик на тему вселенной Mass Effect. Действие происходит в 2190 году, то есть уже явно после окончания событий МЕ3. Поскольку события эти пока неведомы, я старался максимально дистанцироваться от собственно сюжетной линии и персонажей игры и сделал лишь одно предположение: Жнецов все-таки победили, и Галактика уцелела. Смею надеяться, тут я не попаду пальцем в небо. Ну, а свое видение событий, происходящих через несколько лет после этого, я излагаю в рассказе.

В ходовой рубке транспортного корабля «Коргат» было тесно, жарко и душновато. Освещение создавали только небольшие квадратные люминесцентные лампы на потолке и многочисленные голографические интерфейсы. Мерцающие зеленым, синим, желтым и оранжевым, они создавали в рубке причудливую игру света и тени, которая затмила бы цветомузыку в танцевальных клубах Омеги.
Посреди тесной полукруглой рубки, рассчитанной всего на двух человек — пилота и капитана, размещался главный центр управления; над его плоской поверхностью формировалось большое объемное изображение. Это могла быть внутренняя схема корабля или данные с внешних сенсоров, или навигационная карта, или что-то еще, что в данный момент было нужно капитану, чье кресло находилось на небольшом возвышении прямо перед центром управления. Сейчас над проектором медленно вращалась трехмерная карта звездной системы — белая звезда, окруженная поясом астероидов, и единственная планета на орбите. Система Аринларкан была унылым и пустынным местом, а ее единственная планета Ута служила домом разве что немногочисленным беглым рабам, скрывающимся от своих хозяев-батарианцев.
Мерцающая голубая точка обозначала текущее нахождение «Коргата» , тонкой дугообразной линией был отмечен курс корабля. В нескольких местах объемной схемы высвечивались таблицы навигационных данных, но эти столбцы буквенно-цифрового кода имели значение только для навигатора.
Сидя в низком амортизационном кресле перед большим интерфейсом, капитан корабля Эрлат аж-Таун вглядывался в голографическую карту. Он был удивлен и несколько встревожен.
— Сигнал бедствия? — немолодой батарианец подозрительно хмыкнул, — Здесь?
— Точно, — кивнул Тагар, старший помощник и навигатор, — Сигнал бедствия. На стандартной частоте.
— Кого это сюда потянуло? — капитан Эрлат скривился, — И чего они теперь просят о помощи? На них напали?
— Неизвестно. Мы получаем только «СОС», никаких подробностей. Что будем делать?
Осторожность подсказывала Эрлату, что надо убираться подальше. Его корабль был нагружен до отказа — в основном, нулевым элементом, который, разумеется, «забыли» зафиксировать на таможне. Благо, на Омеге таможни не действуют, не считая, само собой, людей Арии Т’Лоак, которая уже получила причитающуюся ей долю. Эрлат не любил делиться, но был не настолько глуп, чтобы раздражать Арию. К тому же, прибыль и так обещала быть неплохой — нулевой элемент, без которого немыслимы никакие современные технологии, никогда не падал в цене.
Нагрузившись на Омеге, «Коргат» взял курс сюда, в необитаемую систему Аринларкан. Она была практически безжизненна, и звездолеты нечасто посещали это захолустье. Самое место для передачи контрабандных товаров заказчикам. К сожалению, понимали это и другие. Всегда существовал риск столкнуться с пиратским кораблем, поджидающим контрабандиста с его грузом.
«Проклятые стервятники!» — подумал Эрлат.
Вполне вероятно, сигнал бедствия исходил от корабля собрата-контрабандиста, обчищенного пиратами. Или даже это была ловушка, специально оставленная для легковерных дурачков. Если так, то чем быстрее они отсюда уберутся, тем лучше. Так было разумнее, но... нет во Вселенной ничего более пагубного, чем любопытство. Это Эрлат знал по себе.
— Приблизимся, — неохотно решил он, — Но осторожно. Радары и лидары на предел чувствительности. Посмотрим, что там. Но, если заметим хоть какой-то корабль, сразу удираем на полной скорости.
Тагар исполнил приказ с не меньшей неохотой. Помимо навигатора и старпома, он был еще и пилотом. Вообще, экипаж «Коргата» был невелик, и составлял всего тринадцать человек, считая капитана. Точнее, пятерых батарианцев, двух саларианцев, двух землян, трех турианцев и одну азари.
— Что-то есть, — сказал младший батарианец, — Хм... не нравится мне это.
В его голосе ясно угадывалась неуверенность и тревога. Эрлат и сам уже видел, как на проекции одна за другой проявляются мелкие оранжевые искорки. Линии и цифры отмечали их траекторию, скорость и массу. Их было довольно много и, судя по показаниям сверхточных сканеров, они не могли быть просто метеоритами, кусками космической материи.
— Пластик, металлокерамика, кристаллическая структура, — считывал старпом-навигатор-пилот данные, поступающие на его экран.
— Материалы искусственного происхождения, — подытожил капитан.
— И посмотри на их траекторию, — добавил Тагар, — По-моему...
Он не договорил, но все было и без того ясно. Большинство странных объектов сосредоточилось внутри одной области, имеющей форму неправильной сферы. Самые мелкие и быстрые были у ее границ, более крупные и медленные распределились ближе к центру.
«Это обломки, — подумал Эрлат, чувствуя, как сердце в груди забилось быстрее, — Тут что-то взорвалось. Что-то большое, судя по числу обломков».
— Постарайся вычислить точку эпицентра взрыва и момент, когда это произошло.
— Да, капитан, — пальцы Тагара начали танец над голографическим интерфейсом, отдавая команды виртуальному интеллекту корабля.
Компьютеру потребовались считанные секунды, чтобы проанализировать скорость и направление полета всех обломков и определить эпицентр. Светящийся круг на голограмме отметил приблизительное местоположение уничтоженного корабля в последние мгновения его существования. Эта область не располагалась в центре сферы, которую занимали разлетающиеся осколки, что и понятно: корабль двигался по орбите вокруг планеты. Когда неведомое бедствие привело к его взрыву, обломки полетели во все стороны, но при этом инерция их прежнего движения, соответствующего движению объекта по орбите, сохранилась. Поэтому и область разлета осколков постепенно смещалась все дальше от той точки, в которой произошел взрыв.
— Хм... похоже, это случилось всего часа два назад, — проговорил капитан.
— Пираты? — предположил первый помощник.
— Может быть. Не знаю. Интересно... — он помолчал, но все же продолжил, — Интересно, можно в этих обломках найти что-нибудь стоящее?
— Не похоже, — старший помощник с досадой прищелкнул языком, — Вон как все разлетелось. Взрыв был зверский. Может, масс-ядро рвануло?
— Может быть. Но откуда идет сигнал бедствия?
— Одну минуту, — спохватился Тагар, — Так, вот из этой точки, — на голограмме появилась новая отметка, ближе к центру сферы, чем обломки, — Похоже на спасательную капсулу. Кто-то успел выброситься наружу.
— Отлично, — Эрлат снова почувствовал, как нарастает внутри любопытство, — Возможно, он нам что-нибудь расскажет. Подберем его.
— Как скажешь, босс.
Ненадолго ожили главные ускорители, выбросив в пространство потоки раскаленной плазмы. «Коргат» подкорректировал свою траекторию и теперь двигался прямиком в эпицентр сферы разлета осколков. Это не представляло для корабля серьезной угрозы: они рассредоточились уже по достаточно обширной области, так что риск столкновения был минимален. Кроме того, даже в случае сближения от мелких частиц защитят кинетические барьеры, а от крупных несложно уклониться.
— Все-таки хорошо там рвануло, — повторил Тагар, — Кто бы ни был в этой капсуле, он счастливчик, что успел выброситься.
— Даже вдвойне счастливчик, — согласился Эрлат, — Мало того, что он пережил взрыв, но и подмога подоспела прежде, чем системы жизнеобеспечения его капсулы истощили ресурс. Если, конечно, он все еще жив.
— Узнаем, когда подберем капсулу, — сказал старший помощник.
«Коргат», так неожиданно превратившийся из контрабандиста в спасательный корабль, продолжал свой полет. Дважды в рубке звучал предупреждающий сигнал, сообщая о приближении быстро летящего обломка, но оба они прошли достаточно далеко от батарианского корабля, так что «Коргату» даже не пришлось уклоняться от возможного столкновения.
Наконец, корабль вышел на дистанцию прямого обнаружения. Голограмма над главным проектором автоматически изменилась — масштаб уменьшился, теперь схема показывала только ближайшее прилегающее пространство. Несколько движущихся точек обозначали зафиксированные радарами материальные предметы. Один был подсвечен желтым мерцанием — спасательная капсула, к которой приближался корабль.
— Выглядит неповрежденной, — отметил капитан, — У того, кто внутри, неплохие шансы.
— Интересно, кто это будет? — заинтересованно проговорил Тагар.
— Ну... — с иронической задумчивостью протянул старший батарианец, — Я бы поставил на контрабандиста или вольного пилота.
— Очень тонкое умозаключение, Эрлат, — не менее язвительно откликнулся Тагар, — Ты сам догадался, или тебе ВИ подсказал?
— Поживешь с мое — тоже научишься, — хмыкнул капитан.
Пока они препирались, «Коргат» сократил дистанцию до минимума. Работая малыми маневровыми двигателями, грузовик с идеальной точностью синхронизировал свою скорость и направление с траекторией движения капсулы; теперь два объекта были неподвижны относительно друг друга, хотя на самом деле мчались сквозь вакуум с солидной скоростью. Очень аккуратно, короткими импульсами маневровых дюз, Тагар начал сокращать дистанцию, подводя транспортник вплотную к капсуле. Он был опытным пилотом и знал свое дело. Ему случалось удирать от пиратов и патрулей, так что догнать капсулу, летящую с постоянной скоростью и направлением, было для него плевой задачей.
Та имела вид простого цилиндра. Внешний слой, состоящий из ячеистого светло-серого материала, надежно предохранял того, кто скрывался внутри, от жара, заряженных частиц и жесткой радиации, излучаемых звездой. Эрлат убедился в своей правоте — капсула была цела, а значит, тот, кто пытался спастись в ней, наверняка выжил.
«И ему действительно вдвойне повезло, — мысленно прокомментировал он, — В этой удаленной системе едва ли часто бывают гости; он вполне мог кружить по орбите вокруг планеты долгие годы. Чуть меньше везения — и те, кто его нашел, подобрали бы капсулу с мертвецом столетней давности внутри».
— Подбираем его, — сказал капитан.
В указании уже не было необходимости: «Кограт», сблизившись с капсулой на расстояние всего одного метра, раскрыл люк одного из вспомогательных шлюзовых доков. Из люка выдвинулся подвижный рычаг манипулятора с клешней-захватом на конце. Гибкое металлическое щупальце ловко подхватило серый цилиндр и втянуло его внутрь.
— Сделано, — доложил пилот.
— Отличная работа, — одобрил Эрлат, — Оставайся тут. А я посмотрю, что за мясо мы подобрали и с чем его можно съесть.

* * *

Крепкие захваты надежно удерживали капсулу в трюме. Та выглядела слегка подпаленной, но этим ущерб и ограничился. Изучая ее, Эрлат начал сомневаться, что внутри обязательно должен быть контрабандист или торговец. На их кораблях обычно либо вовсе не было капсул — чтобы освободить лишнее место для груза — либо они были самыми дешевыми и примитивными. Но это устройство было более дорогим и качественным, турианского производства. Такие нечасто встретишь в секторе Омеги.
В трюме собралось несколько членов экипажа, свободных от работы. Тощий и гибкий саларианец Теллит, корабельный инженер, одетый в мешковатый комбинезон, перепачканный какой-то остро пахнущей маслянистой дрянью. Двое батарианцев, Флегг и Лорван. У Флегга было только три глаза — на месте левого верхнего красовался кривой шрам от удара ножом. Телосложению Лорвана позавидовал бы кроган, а умственным способностям посочувствовал бы и ворка. Явилась еще Налена — молодая стройная азари с лазурно-голубой кожей и большими темно-зелеными глазами. Хотя по ней и не скажешь, во всей команде Эрлата она была лучшим бойцом.
— Ну? — спросил капитан, сверху вниз глядя на погруженного в работу саларианца.
— Одну минуту, босс, — откликнулся Теллит, не отрываясь от работы, — Сейчас... Есть!
Крышка капсулы с негромким шипением поднялась вверх. Вся группа окружила капсулу, с любопытством заглядывая внутрь.
— Фе! — Флегг пренебрежительно сплюнул, отступив на полшага, — Земляшка! Что б их...
— А то я не вижу, — съязвил капитан Эрлат. Он оставался равнодушен, хотя, надо признать, в Галактике найдется немного существ, которые были бы уродливее землян. Если только ворка... хотя это тоже дело вкуса.
Внутри капсулы действительно был человек. Он все еще пребывал в состоянии искусственной комы. Мужчина лет тридцати на вид, насколько мог судить Эрлат по своему опыту общения с землянами. Довольно высокий и худощавого сложения. У него было узкое, смуглое лицо и короткие черные волосы. Но больше всего капитана заинтересовала его одежда — точнее, легкий боевой костюм модели «Хищник МК L-Х». Великолепная и безумно дорогая вещица.
— Чтоб мне... — видимо, та же мысль пришла в голову и Лорвану, — Да мы за эту штуку можем выручить тысяч двести!
— Можем, — сухо сказал Эрлат.
Теллит соображал побыстрее, как и полагается саларианцу.
— Назовите меня кроганом, если этот тип с Омеги. Здешние завсегдатаи таких костюмчиков не носят!
— И еще вот это, — Налена, в свою очередь, наклонилась над капсулой, протянув руку внутрь. В ярком свете стал отчетливо виден изящный узор на ее лице — тонкие, плавные линии более темного индигового оттенка, собравшиеся вокруг глаз. Это было похоже на татуировку, хотя в действительности, насколько разбирался Эрлат, являлось врожденной чертой — наследством от отца. У тех азари, которые не имели таких отметок, роль «отца» выполняла другая азари — таких в их народе презрительно называли «чистокровками».
Когда девушка выпрямилась, в руках у нее была штурмовая винтовка — одна из последних модификаций земного «Ковалева», с избирательным режимом стрельбы, увеличенным магазином и многофункциональным прицелом. Тяжеловатое, но грозное оружие. И очень дорогое. Темный, гладкий металл слегка мерцал в ярком свете люминесцентных ламп.
— Еще тысяч сто, — присвистнул Лорван. Эрлат взглянул на него и закатил все четыре глаза к небесам — то есть, к потолку трюма.
— А с ним самим-то что делать? — спросил Флегг. Трехглазый батарианец выразительным жестом коснулся рукояти узкого острого ножа у пояса. Он ненавидел землян. Кажется, трехглазым он стал именно по вине одного из них. Флегг клялся, что это случилось в бою, только Эрлан ему ни на секунду не поверил. Хрен когда он был солдатом. Если ему и вышиб глаз какой-нибудь землянин, то разве что в пьяной драке.
— Не вздумай! — резко сказал Эрлат, — Вы что, идиоты? Еще не поняли? Не знаю, что все это значит, но можете не сомневаться — во всей этой капсуле самый ценный груз — он. Я это нутром чувствую.
— Да кто его купит? — не поверил Флегг.
— Пока не знаю, — задумчиво сказал капитан «Коргата», — Это главный вопрос, который меня заботит. Найдем ответ — и мы богачи. Сдается мне, если навести справки на Омеге, покупатель быстро отыщется.
Флегг разочарованно скривился. Лорван хрустнул кулачищами. Оба были раздосадованы. Они предпочли бы просто перерезать землянину горло и выкинуть в космос. В отличие от них, Эрлат никогда не питал ненависти к людям. Как и ни к кому другому. Но и любимчиков у него не было. Окажись в этой капсуле батарианец, капитан рассуждал бы так же. Бизнес есть бизнес. Если тебе в руки попал ценный товар, ты не будешь его портить. Ты постараешься продать его подороже.
Налена тоже поморщилась, но по другой причине. Ей внушали неприязнь привычки батарианцев. Особенно те, которые касались работорговли. Чистоплюйка. Пару раз Эрлату даже приходилось отказываться от выгодных сделок из-за ее вздорных принципов, но ссориться с ней он не хотел. Эрлат пренебрежительно хмыкнул. Ох уж эти молодые азари — сперва летят на Омегу в поисках приключений и жизненного опыта, потом кривятся, когда сталкиваются с местными нравами. Не нравится — ну и тряси ты задницей где-нибудь на Иллиуме или на Цитадели. Задница хорошая, клиенты найдутся. Но зато Налена была сильным биотиком, за что Эрлат ее и ценил. Ее способности давали ему изрядное преимущество при разборках с пиратами или конкурентами. Поэтому иногда он шел у нее на поводу. Но не в данном случае.
— В общем, так, — решил он, — Заберите-ка у него все барахло, а самого свяжите, пока не очухался. И следите за ним в оба. Хрен его знает, кто он такой, но техник с грузового корыта так не одевается. Может, он из N7 или даже из «Цербера». Заприте его в подсобке и караульте, как следует. Будет дергаться — успокойте. Но не калечить, ясно вам? Помяните мое слово, мы на этом типчике заработаем больше, чем за всю жизнь..

Комментарии (7)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Батон
7   
Все-таки когда команда "интернациональная", это придает атмосфере какое-то особое очарование, а присутствие азари, да еще такой "ого-го"... ну нравятся мне азари smile
2
cMerlin
6   
Обнарудил деактивированный рассказ, пропущенный ранее. Если блокируется автором или редактором, прошу писать в комментарий.
0
gonta
4   
Отлично!Я так понимаю это будет awakening для mass effect=>
1
SVS
5   
Всего лишь моя фантазия на тему "что может случиться после разгрома Жнецов". Поскольку я ограничиваюсь расплывчатыми формулироваками в описании большинства событий, а МЕ - игра многовариантная, думаю, особенных ляпсусов я не наделаю. Хотя самому будет интересно, пройдя МЕ3, посмотреть, что я угадал, а в чем ошибся. cool
0
Dan_Tor_Vas_Liveron
3   
Очень смело, но оправданно! Хороший рассказ! Ждемс продолжения cool
5
Olivia
1   
Великолепное, интригующее начало. Очень грамотно и красиво написано, мне было приятно читать и редактировать, с нетерпением буду ждать продолжения. Вы - молодец! Побольше бы таких авторов на нашем сайте!
1
SVS
2   
Спасибо на добром слове. Скоро выложу продолжения.
3