Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Парад планет. Часть 2



Жанр: экшн, драма;
Персонажи: Спектр Йоднум Бау; Балак; Мали и Хогар; Заид
Статус: завершён;
Описание: даже после завершения третьей части большой эпопеи под названием Mass Effect, остались белые пятна в истории. Причём эти белые пятна связаны не с самим Шепардом, а с его друзьями, товарищами. 
Прежде чем вы начнёте читать это, хочу предупредить, что Шепард выбрал красную концовку. Это во-первых. Во-вторых, нужно понимать, что после того, как красная волна прошла через все ретрансляторы, в мире МЕ царит постапокалиптика. Ну а в-третьих, на некоторых планетах события происходят до запуска красной волны.




Сур’Кеш

— Что здесь произошло?
— Это всё люди Призрака. Устроили хаос и беспорядок. Просто немыслимо, какой ущерб они нам нанесли. Проблема. Но решаемая проблема.
Пиная отвалившиеся мелкие части от стены, СпеКТР Йоднум Бау смотрел на площадку и всё чаще раздосадовано вздыхал. Приход Шепарда для многих оказался неожиданным. А там, где появляется Шепард — там рано или поздно появится «Цербер». Изучая дело первого человека СпеКТРа, Йоднум лишь в этом убедился. Посмотрев на трещины лифта, саларианец сразу дал понять учёным, что у него есть вопросы.
— У нас была уникальная самка кроганов. Полный иммунитет к генофагу. Впечатляющие результаты. Симбиоз клеток, репродукция...
— Та самая самка крогана, способная рожать?
— Точно. Профессор Мордин и Шепард... Там ещё был кроган такой, Рекс. Они забрали Еву. Мы не хотели её отпускать, но против закона не попрёшь. К тому же авторитет у Мордина Солуса таков, что...
Йоднум лишь махнул рукой. Он сразу для себя решил, что вмешиваться в дела героя Скилианского Блица просто не станет. Есть другая задача и выполнить её было не так уж и просто.
Подойдя к камере, саларианец вошёл внутрь, присел на корточки и, протянув руку, коснулся осколков. Острые и прозрачные, они могли легко ранить. Нет, это не была камера Евы. В этой камере находился совсем другой представитель расы, не менее грозный, чем кроган.
— Значит, яг сбежал отсюда и ринулся в сторону джунглей?
— Точно. Это было очень неожиданно. В этой суматохе моментально забываешь про всё. А тут пули свистят над головой. Самым важным становится твоя жизнь. О какой тут слежке за бешеным ягом можно говорить?! А я убеждал товарищей заключить его в клетку, а не оставлять вот...
— Камеры наблюдения есть?
— Да, конечно. Спросите у охранников. Не может быть, чтобы Шепард с «Цербером» уничтожили все камеры.
Всё тело ныло с того самого момента, как он сел на корабль и с Цитадели отправился к Сур’Кешу. Сигнал поступил примерно в три часа дня, по времени самой большой станции Галактики. Сигнал прозвучал именно в ту минуту, когда СпеКТР хотел вкусить замечательный, сладкий плод акири, который рос только на Джаэто.
«Когда в космосе разворачивается самая масштабная война за всю, по крайне мере, саларианскую историю, редко когда попадается момент, тот миг, когда ты можешь насладиться редким фруктом... У меня таких моментов в жизни ханар наплакал».
Расстроившемуся саларианцу пришлось отложить плод. Предстояло для начала посетить окружной отдел СпеКТРов. Обычно туда стекала вся секретная и не очень информация, которая нужна была агентам Совета. Потом заглянуть в посольство, чтобы уладить формальности с Советником, представленным от его расы, посетить больницу Гуэрта и пожелать раненным товарищам скорейшего выздоровления. И только тогда можно отправится в доки, чтобы улететь на Сур’Кеш.
Пройдя в комнату охраны, он велел включить записи камер. Вот Шепард с азари и кроганом прорываются к третьему этажу. Вот Мордин что-то набирает, нажимая на жёлтые клавиши.
— Отмотай чуть дальше.
Охранник кивнул и запись пошла быстрее. Фигуры церберовцев и команды Шепарда так и мелькали.
— Стоп.
Запись остановили. Йоднум потёр ладони и приблизился к экрану, рассматривая кричащего яга.
— Так. Медленно запусти запись, начиная с того момента, как он вырвется наружу.
Вот раздаются выстрелы. Взрыв. Кто-то кинул дымовую шашку. Вышедший из укрытия центурион получает в голову заряд от человека. Шепард что-то кричит азари, которая чуть было не попалась в объятия освободившегося яга.
— Что они там говорят? Можете прочитать по губам?
— Вряд ли это возможно. Но мне кажется, азари сказала слово «смешно».
— Не смешно, — Йоднум даже почесал свои рога, разглядывая губы попавших в кадр членов «Нормандии».
Подошедший учёный даже надел визор, чтобы точнее разобрать разговор солдата Альянса и его спутницы.
— А Шепард после ухмылки... Да, точно, говорит... Не знаю... «Посредник». Вроде как.
— Чепуха какая. Перед ними на свободу вырвалось дикое чудовище, а они шутят. Ладно, это нас не касается. Проследите по записям камер путь яга. Мне важно знать, куда он направился. Не понимаю, как вы его сразу не смогли поймать? Почему не предусмотрели всё? Где хвалёная саларианская осторожность?!
Учёные лишь усмехнулись. У самого охранника был хмурый вид. Вздохнув, Йоднум Бау велел отключить записи камер наблюдения и пройдя к охраннику ближе, ткнул пальцем в грудь.
— Коли вы упустили яга, значит будем ловить его вместе, — охранник с таким удивлением посмотрел на сородича, но решил всё же промолчать.
— Что-то мне подсказывает, что он не на территории базы. Собирайте вещи. Мне понадобится шесть выносливых парней и ещё кое-что. Я думаю, без этого нам не обойтись.
И СпеКТР загадочно посмотрел на незадачливых учёных.

***
— Сколько уже можно идти по этим джунглям?!
С неба падали капли дождя. Эхо от грома и молний раздавалось повсюду. Не смотря на плач Сур’Кеша, Йоднум вместе с отрядом отправился в погоню за ягом. Но только теперь саларианец понимал, насколько сложным может оказаться задание.
Это животное обладало колоссальной мощью. Во-первых, для яга перепрыгнуть с одного этажа на другой — это раз плюнуть. Во-вторых, для него преград практически нет. В-третьих, узник саларианцев обладал большой выносливостью и не сбавлял скорости. Двигая лапами, он словно не замечал ям и рек. Гнусные корни деревьев то и дело опрокидывали кого-нибудь из отряда на землю и у бедняги всё лицо оказывалось в мокрой грязи. Ветви деревьев, огромные кустарники мешали пройти, а ягу словно всё это было нипочём.
— Рано или поздно он остановится. Он всё же не синтетик. А это значит, что поесть и поспать сбежавший любит. А нам, саларианцам, сна много не надо. Так что нагоним беглеца, не сомневайтесь. Вы только придерживаетесь плана и всё будет хорошо.
И всё же учёные оказались не настолько безнадёжными, как ему показалось на первый взгляд. Узнав, в какую сторону убежал «Объект номер 12» (Йоднум сразу захотелось узнать про остальные «объекты»), Бау уже было думал вспомнить времена, когда он был ещё членом ГОР. Но к его счастью, Шейлас Палон, один из учёных, вспомнил, что у яга есть чип, который они вставили каждому из объектов ещё с начала эксперимента.
Узнав о том, где именно находится у яга чип, Йоднум приставил к лицу ладонь и покачал головой. «Зато он никогда не догадается, где находится чип», — с виноватой улыбкой заявил Шейлас.
И действительно. На карте уни-инструмента СпеКТР отчётливо видел, куда бежит хитрый хищник с планеты Парнак. И с каждым часом они становились ближе друг к другу. Разница лишь была в том, что его отряд был всё же обмундирован и вооружён, а их противник лишь мог полагаться на себя и только.
— О! Как он удачно завернул. К водопаду, а оттуда просто некуда деваться.
— Как некуда?!
— Сомневаюсь, что ваш яг безумец. Расстояние, которое преодолевает падающая вода составляет примерно восемьсот — девятьсот метров. Водопад настолько высокий, что вода, не достигая земли, превращается в туман. Напоминаю только, стрелять в яга только усыпляющими патронами. Но мне одно только непонятно.
— Что же? Ох! Какая боль! Будь прокляты эти сучья и камни! — собеседник Йоднума даже потёр ногу и нагнулся, чтобы пройти под упавшим стволом дерева.
— Внимательней будь. А что касаемо моих опасений... Он точно не знает, что мы за ним гонимся?
На этот вопрос ему никто не ответил. Но это было логично. Яг забрался достаточно далеко и по идее, должен был успокоиться и поверить, что погони за ним нет, что он оторвался. Но упрямец продолжал бежать.
Наконец, спустя час, они подошли к водопаду. Могучее существо залезло на камень и молча рассматривало стекающую воду. Прижав палец к губам, СпеКТР дал команду подопечным рассредоточиться.
Яг прислушался и слегка наклонился. Все саларианцы замерли. Некоторые даже боялись дышать и это было неудивительно. Яги по природе свои хищники, а значит, и зрение, и слух у них развиты весьма хорошо. Медленно, как можно тише стараясь двигаться, посланник Совета дал знак, чтобы разворачивали сеть. Она была достаточной тяжёлой, но её уникальность заключалась не в этом. Нажав на кнопку, можно было пустить ток по цепям сети и жертва, если она сопротивлялась, сразу же прекращала свои попытки высвободиться.
«Объект двенадцать» Йодмун должен был доставить живым и никак иначе.
— Я знаю, что вы здесь!
Все переглянулись. Первые три секунды он не знал, что делать. Но приняв решение, СпеКТР поставил оружие на землю, вынул две бомбочки из-за пазухи и также осторожно отправил на землю. Подняв ладони рук вверх, саларианец вышел из укрытия и встал в десяти метрах от яга.
— В такое время вода холодная, не так ли?
Первым диалог с ягом решил начать рогатый. Йомунд помнил, что яги легко могут распознать ложь, и потому сразу для себя определил: быть кратким.
— А я люблю холодную водичку. Успокаивает.
— Я тоже. Но ты посмотри, какой ливень... Не день для гуляний, двенадцатый.
— Для кого как, саларианец. Для меня — это самый лучший день в моей жизни.
Яг засмеялся. Учитывая его хриплый бас, низкий голос, это было впечатляющим зрелищем.
— Может, объяснишь почему? Давай попытаемся в этом разобраться.
Яг усмехнулся и сделал шаг в воду. Повернувшись к саларианцу спиной, он заявил громко, чтобы все слышали:
— Мне надоели эти опыты.
И огромная туша тут же ринулась с места. Йоднум отреагировал моментально, крикнув «Кидай сеть! Пли!». Саларианцы даже отреагировали быстрее СпекТРа и кинули сеть на убегающего яга. Сжимая кулаки, Бау шептал одно и то же.
«Он должен жить. Он должен жить. Он должен жить».
Яг оттолкнулся от подводного камня, прыгнул и сеть просто не долетела до него, плюхнувшись в воду. Несколько патронов попали в спину подопытного. Двенадцатый недолго парил в воздухе и яг кубарём полетел вниз, к земле.
Перепрыгивая с камня на камень, боясь намочить ботинки, СпеКТР дошёл до края водопада и разочарованно посмотрел в пропасть. Падающее тело яга скрылось в тумане.
— Ну что же. Теперь ты на веки свободен.

Земля

— Не, ну а что тут думать? Увидев этих хасков, я сразу бросился вон из комнаты. Решил бежать, куда глаза глядят. Эх, вот это битва была... Хорошо, что война закончилась. Но хреново нынче живём, да.
Сказавший это недовольно плюнул на пол.
— Хах, ты струсил, Энди.
— Что? Я струсил?!
— Ну да. Убежал от хасков. Сам же только что сказал.
Моментально последовал удар в челюсть. Кружка пива упала на пол и разбилась. Но ожидания зрителей бара так и не оправдались. Драка не завязалась, так как Грязный Джо рухнул на пол и пытался найти выпавший зуб. Ухмыляясь, Малыш Энди почесал небритую щеку и в очередной раз отпил пивка, наслаждаясь его вкусом.
Саларианец-бармен лениво протирал стол и изредка отмахивался от наглой мухи. В зале было довольно тускло и не так шумно, как в прежние годы. Всё в этом баре было криво обставлено, либо разбито, либо находилось в жутком состоянии. Зевая, охранник кроган облокотился на стенку и разглядывал постер обнажённой порно-звезды азари. Свет иногда и вовсе отключался, и тогда охраннику приходилось спускаться в подвал и включать рубильник. А иногда он просто долбил аппаратуру ногой до тех пор, пока опять не включится свет. Такому жестокому обращению с техникой его научили пьяные русские инженеры. С ними кроган Хогар быстрее всего и сдружился.
Двери с огромной вмятиной медленно раскрылись и на территории бара «Вечное сияние» оказался человек. На гостя практически никто не обратил внимания. Мало ли какие типы сюда захаживают? Человек с татуировкой на шее презрительно посмотрел на присутствующих. Увидев Хогара, он втянул никотин в лёгкие и уверенным шагом подошёл к крогану.
— Слышь, — раздался хриплый голос — я тебе сейчас покажу картинку. Если распознаешь — вякни что-нибудь.
Хогар усмехнулся, и перекрестив руки на уровне груди, пожал плечами.
— Чего это я должен тебе помогать?
Человек вновь поднёс сигарету к губам. Возникшая пауза говорила лишь об одном. Подошедший что-то задумал.
— Кажется, я тебя знаю. 2182 год. Ты был ещё членом «Кровавой стаи».
Теперь Хогар хмуро посмотрел на человека и привстал, куда внимательнее принявшись рассматривать лицо со шрамами.
— Ну, был. А ты кем будешь? Хотя постой, припоминаю. Твоё лицо трудно забыть. Ладно, показывай что хотел.
Незнакомец кивнул и включив омнитул, нажал на несколько клавиш и появилось изображение. Кроган, потирая подбородок, даже чуть склонил голову, а потом вновь уставился в глаза человека.
— Может и видал этого уродца. Ты к саларику Мали подойди. Он точно знает.
Выдохнув дым сигареты, человек тут же направился к бармену, повернувшись спиной к крогану. Хогар лишь покачал головой, так как рассчитывал получить хоть немного кредитов. Но махать оружием, и угрожать человеку ему было просто лень. Да и кредитов у него достаточно.
— Что будете заказывать? — бармен сразу оживился. — У нас большой выбор напитков. Пиво «Желобок», вода, водка «Элизиумская», кроганское пойло, ханарский виски «Чёрный Бласто»...
— Тише ты. Раскудахтался.
Отряхнув пепел сигареты в пепельницу, он облокотился на барную стойку. Посмотрев по сторонам, незнакомец прикрыл глаза и смял салфетку.
— Мне нужно найти человека, который скрывается где-то тут. Дать адресок можешь?
Саларианец Мали взял стакан, поднял его и начал протирать, делая вид, что он очень этим занят. Но поразмыслив немного, бармен всё же ответил.
— Купи автомат для игры в квазар.
— На хрен мне дался твой автомат?
— Будишь грубить — я позову Хогара, и тогда ты окажешься за пределами бара, без денег, без брони и без информации, человек. Не советую тебе так поступать.
Мали поставил осторожно стакан на поверхности барной стойки и улыбнулся.
Вздохнув глубоко, человек видимо решил не привлекать внимание публики.
— Хорошо. Сколько он стоит?
— Тысячу кредитов.
— А ты не ошалел, приятель? Я ведь в тебя попасть успею, пока твой кроган сюда припрётся.
Саларианец обдумал сказанное и кивнул головой.
— Согласен. Пятьсот кредитов, и как любят говорить люди, по рукам.
Он молча повторил процедуру, которую делал ранее перед Хогаром и показал изображение бармену-коммерсанту.
— Видел. Определённо. Он живёт на третьем этаже. Дверь с номером тридцать шесть. Лестница в конце коридора.
Мали даже указал, куда нужно пройти.
Бросив на пол сигарету, он задавил её подошвой обуви. Бармен хотел уже было возразить, мол, потушить сигарету можно было и с помощью пепельницы, но решил всё же промолчать. Человек сжал кулаки и повертел головой. Прикрыв глаза, он глубоко вздохнул и распрямил плечи.
— В хате кроме него кто-нибудь есть? — хриплый голос даже стал тише.
— Двое. Правда, один больной, у него лихорадка. Второй сторожит у двери.
— Есть какой-нибудь пароль, позывной?
— Скажите просто, что вы от меня. Я обещал им пиво занести.
Стукнув по клавишам уни-инструмента, неожиданный гость перевёл деньги на счёт заведения, и так и не глянув толком на собственный автомат по квазару, направился к лестнице.
Хогар недоумевающе посмотрел на саларианца, но тот на немой вопрос крогана кивнул. Пожав плечами, бывший член Кровавой стаи присел на стул и... захрапел. Многим посетителям бара именно эта особенность спящего Хогара и не нравилась, но попросить крогана поспать в другом месте никто не решался.
Поднимаясь по лестничной площадке, он вытащил ружье. Ухмыляясь, предчувствуя приятную встречу, он то и дело кусал нижнюю губу и перешагивал через ступень.
Оказавшись на третьем этаже, человек посмотрел на дверь напротив.
— Двадцать семь... Не та комната.
Сказав это шёпотом, повернул налево и считал про себя шаги, смотря на каждую дверь, мимо которой проходил. Наконец, дойдя до цели с зелёной цифрой «тридцать шесть», остановился и долго смотрел на стальную дверь. На его лице в какой-то момент появилось сомнение, но он нахмурился и злобно посмотрел вперёд.
Нажав на кнопку дисплея, дождался, когда с той стороны к ней подойдут.
— Кто там?
— Я от Мали. Он велел принести вам пивка.
— Наконец-то! Заходи.
На дисплее отобразился зелёный цвет. Двери раскрылись и он увидел перед собой обычного наёмника «Синих Светил». Волосы растрёпаны, мешки под глазами, руки дрожат. Броня была старой, к тому же она явно на нём плохо сидела.
— Эй, а где пиво?!
— В аду напьёшься.
Нажав на крючок, незнакомец сделал ещё два контрольных выстрела. Не обращая внимания на дырки в голове поверженного и образовавшуюся лужу крови, он перешагнул через убитого и посмотрел по сторонам.
— Ох, чёрт! Люк! Ты там? Люк, дай оружие!
Услышав голос из соседней комнаты, мужчина с необычным символом на шее сразу же прошёл туда.
На койке лежал человек. Вид у него и правда был печальный. Лицо бледное, исхудалое, весь в морщинах. И кашлял больной человек часто. Рядом на кресле сидел бородатый, коротко стриженый, в броне «Синих Светил» наёмник.
— Вот так встреча, Заид. Сколько лет ты за мной гоняешься?!
— Эти годы даром тебе не пройдут, сукин сын.
— Массани, остынь. Вспомни, как всё начиналось. Вспомни, как мы вместе поднимали эту организацию.
Наёмник указал на символ на своей броне и встал с кресла. Всем своим видом он словно показывал ветерану, что он уверен в себе и его не страшится.
— Ублюдок, посмотри к чему ты привёл мои «Синие Светила». Что осталось от моего детища?! Наркоман и этот, полудохлый?
— Заид, ну что тут можно было сделать? Пришли Жнецы и всё разбомбили! В такие моменты делаешь всё, чтобы спасти свою шкуру! Что я мог сделать?! Подохнуть с ними?! Остаться?!
Сантьяго чуть ли не прокричал последние слова и бил кулаком в грудь. Но Заид в ответ лишь усмехнулся.
— Лучше бы ты с ними и остался.
— Ты не убьёшь безоружного.
— Я не Шепард.

***
— Большое ему спасибо, что хоть деньги оставил. Вот он меня припечатал. И автомат не забрал.
— Ты сам виноват, Мали. Требовать кредиты от Заида Массани — это с головой не дружить.
— Да иди ты...
Кроган и саларианец сидели на ступеньках лестницы бара, у самого входа. Вывеска покорёженная, некоторые её буквы и пропали. Над Нью-Йорком воцарилась ночь, и в этой ночной тишине был слышен хохот могучего Хогара.

Хар’Шан

По батарианскому экстранету передавали новости. В кафе было достаточно уютно и светло. Многие об этой кафешке даже отзывались тепло, и слух про это заведение дошло и до Балака Ка’Хайрала.
Восседая на стульях с товарищами, батарианец попробовал суп и его вкусом оказался весьма доволен. За столом велась оживлённая беседа, и знаменитый террорист находился в прекрасном настроении.
— Этого Шепарда должны расстрелять. Это же геноцид нашей расы! Он что думает, убийство трёхсот тысяч — это шутка?!
— Да уж, я бы многое отдал за живого СпеКТРа.
— А я ещё больше за мёртвого, — в разговор вмешался главарь банды. Балак не любил разговоры о Шепарде. Это напоминало о крахе одной из самых крупных продуманных им операций. Ещё бы чуть-чуть и астероид врезался бы в планету. Но эффект получился иным.
— Этот поганец меня очень раздражает. Я очень обрадовался, когда узнал, что его поймали и будут судить. Но что-то мне подсказывает, что до смертной казни дело не дойдёт.
Гул в кафе нарастал и у экрана начал толпиться народ. Балак поначалу не замечал местного ажиотажа, с увлечением поглощая мясо и думая о чём-то своём. Но когда один из товарищей привстал, он всё же обратил внимание на толпу.
— Сделайте звук громче!
— Что происходит? — четырёхглазый вытер руки об салфетку и также встал со стола. Ка’Хайрал был заинтригован.
— Министра информации показывают.
— Его как будто раньше не показывали.
Пробурчав по нос что-то нечленораздельное, Балак подошёл ближе к экрану, решив всё же не расталкивать народ, чтобы увидеть физиономию министра. Голоса чиновника достаточно.
— ...Повторяю, повода для паники нет. Да, мы потеряли связь с Вулар, но наши специалисты пытаются наладить коммуникационные узлы. Уверен, всё решится довольно быстро.
Балак усмехнулся и махнул рукой. Пройдя к столику, он забрал вещи со спинки стула, позвал за собой товарищей и направился к выходу.
Насколько он понял, связь с планетами, что находились чуть ли не у самой границы Галактики, была нарушена по непонятным причинам. Озаботившись этим случаем, правительство Гегемонии отправило несколько разведывательных кораблей туда. Но и с ними была потеряна связь, в результате чего в эфире — тишина. Балак не сомневался — это всё происки людей. Уроды что-то затеяли и теперь покушаются на территорию Гегемонии. С другой стороны, это было как-то нелогично, начинать атаку с противоположного конца. Да и до родной планеты батарианцев можно было быстрее добраться именно со стороны человеческих колоний.
— Нелепица какая. У нас в правительстве какие-то идиоты сидят. Как можно потерять связь с несколькими планетами и ничего об этом не знать?
Балак садился в аэрокар. С одним из товарищей пришлось попрощаться. Другой попросил подкинуть до дома, и Ка’Хайрал ему не отказал.
— Не будь таким категоричным. Всякое возможно.
— Да я бы их всех застрелил хотя бы за то, что они упустили этого маразматика-СпеКТРа. Придумает тоже ахинею. Жнецы, мол, наступают.
Аэрокар тронулся с места. Балак окунулся в воспоминания. Он соскучился по тем временам, когда можно было бороздить просторы космоса. Теперь же он вынужден торчать дома и скрываться от Совета, который наверняка посадит его в тюрьму.
— Тут министр обороны выступает. Давай послушаем.
— Что нам толку от этих обожравшихся министров!? Сидеть в сауне с азари и попивать винцо я тоже могу.
— Это важно, Балак.
— Ну что уставился на меня?! Включай радио!
Повернув направо, террорист открыл окошко машины и сплюнул на дорогу жвачку, которую до этого он старательно пережёвывал.
— По нашим сведениям, Гегемония атакована! Внимание, я повторяю, Гегемония атакована. Наши колонии были атакованы гигантскими разумными машинами. В связи с этим я объявляю о начале эвакуации. Приказ номер 66 вступает силу прямо сейчас. Но прошу вас, друзья, коллеги, товарищи. Не поддавайтесь панике, не делайте опромет...
В эфире раздались помехи. Выругавшись, Балак резко остановил машину и держа руль, закрыл глаза. Новость была настолько ошеломляющей, что он просто не знал что делать.
— Это... это что сейчас было? Что за бред?!
— Что слышал! Так, надо срочно лететь к космпорту, — тихо произнёс водитель.
— Ты слышал министра?! Он сказал не поддаваться панике...
— Если ты тупой, если ты олух, то выметайся из мой тачки! — злобно заорал Балак на своего соседа. Растерявшись, тот не решился смотреть в разъярённые глаза террориста и отрицательно покачал головой.
— То-то же. Потом спасибо мне скажешь.
Аэрокар тронулся с места, но летел он уже в другом направлении.

***
Поток пассажиров оказался просто громадным. Кто-то плакал, то-то выклянчивал билеты, дрался за них. При этом в залах ожидания стояла такая вонь и было так душно, что некоторые просто прикрывали носовые отверстия ладонью. Впрочем, покупать билеты на рейсы до Новерии или же до ближайших человеческих колоний уже никто не спешил. Батарианцы от мало до велика штурмовали корабельные доки.
Продираясь через толпу, Балак отталкивал от себя особо неповоротливых и обрушивал поток матерных слов на любого, кто преградит ему путь... В голову лезло огромное количество мыслей, но то, что он увидел на улицах города, неприятно поразило его.
Все кто мог ходить — бежали, если у них не было аэрокара. Ежели кто пытался остановить такси — то он даром терял время. Таксисты тоже хотели жить. Кто-то и вовсе бросал свои вещи, так что организованной эвакуации и в помине не было. В этом плане Балак всегда завидовал турианцам. У них была чёткая иерархия, структура, а он даже в собственной шайке иногда не мог навести порядок. То и дело кто-нибудь на кого-нибудь таил обиду.
— Куда мы идём? Эй, почему мы идём к военным судам, ведь нас туда не пустят!
У Балака руки чесались убить попутчика за глупые вопросы. Для него же всё было очевидно. Единственные корабли на Хар’Шане, которые по характеристикам соответствовали всем параметрам, заданными Советом Цитадели, находились в лапах военных. Быстрые, манёвренные, к тому же способные дать сдачи. Находясь внутри такого, можно было не беспокоиться за свою судьбу, ну или же надеяться, что всё получится.
Задрожала земля. Все испуганно посмотрели по сторонам, кто-то же просто не удержался на ногах. В окнах зданий образовались трещины. От внезапной встряски Балак чуть не выронил свой пистолет, который он перезаряжал на ходу.
— Это что ещё такое? Землетрясение?
— Смотрите, это Левиафан!
Батарианцы подошли к стеклу и с восхищением и гордостью смотрели на самое большое судно в Галактике, которое по праву досталось им.
— Мы можем быть спасены! Левиафан Дита даст достойный отпор!
— Отличная новость!
— Военные решили показать нашу мощь!
В толпе послышались одобрительные возгласы. Балак как-то разок видел Дизу. Это был воистину гигантский звездолёт. Он определенно был больше дредноута и по мощи с ним мог сравниться «Путь предназначения» азари, и то вряд ли. Однако Балак не понимал, почему звездолёт застыл на месте.
— Эй, почему он не летит в космос?
Не у одного Балака возникли подобные мысли.
Левиафан внезапно резко опустился на землю, опираясь на свои щупальца. Недоумевая, толпа сделала шаг назад.
А потом все увидели красный луч, который нёс гибель всему, что встречалось на его пути. Раздались испуганные вопли и крики женщин и детей.
— Это штуковина идёт сюда!
— Бегите к кораблям! Бегите!
И началось. Выругавшись, Балак пихнул парня, что наступил ему на ногу. Ситуация оказалась сложнее, чем он предполагал, намного сложнее.
Но плана менять своего террорист не стал. Сжав рукоять пистолета, он бросился к докам военных с удвоенной скоростью.
— Балак, подожди!
— Я ждать тебя не намерен! Хочешь выжить — беги!
Дыхание участилось, на лице появились капельки пота. Он волновался, продираясь через взбесившихся от страха батарианцев, но в отличие от многих, рассудка не терял и не кидался куда глаза глядят.
Выбежав на площадку с мостом, Балак уже обрадовался. Дорогу к кораблю прикрывали военные, которые умудрялись сдерживать взбесившихся гражданских. Раздавшийся взрыв сзади повалил Балака на землю. Прикрывая голову руками, он молился и открыл глаза лишь тогда, когда понял, что его всё же не задело. Батарианец глубоко вздохнул, и найдя в себе силы посмотреть назад, поразился увиденному.
Жнец Диза планомерно уничтожал всё вокруг. Всё горело, взрывалось, пылало, кричало, билось в агонии... Запахло жареным мясом. Батарианским мясом. Выругавшись в который раз, Балак встал на ноги и вновь побежал к спасительному кораблю.
Военные начали стрелять в воздух, предупреждая тем самым, что они могут после направить стволы оружия на несчастных. Но Балаку было на это плевать.
— Стоять! Да не можем мы вас принять, корабль не рассчитан на такую ораву!
Но солдата никто не слушал. Те, кто находился сзади стоящих, напирали, давили массой. Жнец приближался, и военные опасливо переглядывались. Они явно были не готовы расстреливать мирное население.
Балак ухитрился всё же смог прорваться к эшелону. Увидев перед собой солдата, он яростно крикнул:
— Пусти! Я кадровый офицер ВС Гегемонии.
— Ещё чего?! Все офицеры на борту.
Балак пощупал свои карманы и с ужасом вспомнил, что значок офицера он оставил ещё дома. Решил пройтись по улицам города как гражданский. Долго раздумывать четырёхглазый не стал. Он просто резко прижал к себе незадачливого бойца и приставив ствол пистолета, нажал на крючок. Раздались крики, плач детей усилился.
— Вы чего в нас стреляете!? Мы безоружны!
— Хик, у нас убитый! Оттащите его от ограждений!
— Они убили женщину!
— Уроды!
— Корабль сейчас улетит! Дожидаться министра обороны он не станет!
Разъяренная толпа накинулась на вооружённых представителей Гегемонии. Послышалась стрельба. Балак не стал терять времени даром и перепрыгнув через заграждение, побежал по трапу к входу.
— Эй, ты куда?!
Кто-то из военных целился в голову убегающему Балаку, но луч Жнеца спас его. Красная линия прошлась как раз по мосту. Испуганно вереща, толпа попятилась назад, но было поздно, так как мост стремительно падал вниз. Кто-то умудрился зацепиться за край обрушенного моста и кричал о помощи, но он не посмотрел назад.
Своя жизнь дороже и рисковать ради кого-то другого Балак не хотел.
В трюме он нашёл где спрятаться. «Здесь меня военные вряд ли найдут, ибо на этом корабле я не значусь, а документов удостоверяющих мою личность - нет», — решил Балак, и облюбовал местечко, при этом найдя в закромах военных немного еды. Молча глядя в иллюминатор, батарианец с ужасом наблюдал, как из необъятного космоса к его родной планете подбираются огромные космические корабли, очень похожие на Левиафан Дита.



Отредактировано: Scavenger


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 27.06.2012 | 2654 | 1 | парад планет, Goldi | Goldi
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 21
Гостей: 17
Пользователей: 4

Grеyson, Dione, BlueFlash, Magdalene
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт