Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Парад планет. Часть 1



Жанр: экшн, драма;
Персонажи: Грюнт; Касуми Гото; Самара; Гаррус Вакариан;
Статус: завершён;
Описание: Даже после завершения третьей части большой эпопеи под названием Mass Effect, остались белые пятна в истории. Причём эти белые пятна связаны не с самим Шепардом, а с его друзьями, товарищами. 
Прежде чем вы начнёте читать это, хочу предупредить, что Шепард выбрал красную концовку. Это во-первых. Во-вторых, нужно понимать, что после того, как красная волна прошла через все ретрансляторы, в мире МЕ царит постапокалиптика. Ну а в-третьих, на некоторых планетах события происходят до запуска красной волны.




Тучанка


— Ярдот Тубак.
— Здесь!
— Хокапар Урднот.
— Я!
— Марка Увенк.
Раздался хохот. Кроганы никогда не скрывали своё отношение к подобным именам, которые, бывало, давали мамочки-азари детям. Хотя Грюнт знал, что у Марка умер отец и осталась одна мать. Но азари воспитала очень умелого бойца, в чём кроган из пробирки не раз убеждался.
Так что кривое имя или происхождение его особо не волновали. Главное, чтобы боец был хороший. А Марка воевал так, что многие кроганы нагадили бы в штаны, увидев его ярость. Пожалуй, страшнее Марки могут быть только трое. Грюнт, конечно, Рекс и Шепард.
— Я готов, Грюнт, — пробасил кроган из клана Увенков.
— Отлично, тогда выдвигаемся. Помните, женщины должны уцелеть любой ценой.
Четыре транспортёра дожидались, пока все не займут свои места. Тревожное нынче было время, и молодой кроган это понимал. Жнецы атаковали Тучанку, сложно приходилось всем: и кроганам, и молотильщикам, и даже местной суровой природе, которая, казалось, давно привыкла ко всему.
Дав знак водителям выдвигаться, Грюнт в последний раз посмотрел на ворота убежища. Его сородичи как-то сказали, что давным-давно здесь жил сам Окир. Его отец, его создатель.
Бури эмоции у вспыльчивого и яростного крогана это не вызвало. Но становилось тоскливо, хотя великого учёного соратник Шепарда так и не узнал. Но голос «отца» порой раздавался в голове, что-то подсказывая. Объяснить это Грюнт не мог. Может, это был своеобразный зов крови...
Старые «Мако» уверенно преодолевали препятствия. Но Грюнта это не волновало. Он всё равно подозревал, что гладко эта экспедиция пройти не могла.
— Накс, там ничего не слышно?
— Нет. Тихо как в пустыне.
— Пустая голова, — захохотал Марка, ударив по голове разведчика кроганов. — В пустыне никогда не бывает тихо.
Женщины тоже не робели и в угол машины не забивались. С мужчинами они практически не разговаривали, но всячески давали понять, что готовы поддержать в любую минуту. И если надо, даже помочь огнем. Но Грюнт и слышать о подобном не желал. Каждая погибшая женщина любого из кланов — это огромная потеря для всех кроганов. Насколько было разумно собрать этих женщин в одну колонну и отправить в бомбоубежище, Грюнт старался не думать. Думать надо лишь за чтением, а в бою — некогда.
— Не нравится мне это. Не могли же Жнецы сквозь пески провалиться!
Колонна двигалась без всяческих проблем и всё было более-менее спокойно. Почесав гребень, Урднот Грюнт оскалился, когда заметил симпатичную дамочку, что мило ему улыбалась, обнажив ряд пожелтевших зубов. Внезапно машину изрядно тряхнуло и они остановились. Недоумевая, идеальный кроган крикнул водителю:
— Чего встали?!
— Здесь камни валяются. Глыбы здоровые. Так просто не проедешь!
Недовольно рыкнув, Грюнт ударил кулаком по кнопке и дверь открылась. Прикрывая рукой глаза от клубящегося песка, он надел шлем и лишь потом смог разглядеть препятствие на их пути.
Вышедший вслед за Грюнтом Марка посмотрел на небо Тучанки и потряс головой, что-то бормоча по нос.
— Камни сошли с горы, видимо обвал был. Но другого пути нет, придётся расчищать.
— Как мы эту груду расчистим да ещё при таком ветре?!
— Мы кроганы. Как-нибудь, да прорвёмся! — гневно посмотрев на сомневавшегося сородича, Грюнт глянул на технику. Старые добрые «Мако» сослужили добрую службу, но этот этап они могли просто не пройти. Впрочем, выбора у них и не было.
— Некоторые камни можно будет оттащить. Машины нам пригодятся.
— Они могут сломаться, — единственный механик в этой команде с грустным видом рассматривал преграду. Ощупывая камни, он отрицательно покачал головой. — Я бы не рисковал так.
— Ну так предложи что-то другое. Нет идей? Тогда молчи.
Собравшиеся вокруг предводителя, кроганы хотели понять, чего именно требует от них Грюнт.
— Если мы все поедем на север...
— То потратим кучу времени! У нас его нет. За дело, пока нас не сожрали Молотильщики!
Грюнт хоть и был самым юным в отряде, но его уважали. Как-никак, гигантского червя во время посвящения убивал не каждый. Отдав распоряжения, он поставил наблюдателем старого механика и направился к концу колонны.
Не успев сделать и трёх шагов, сын Окира услышал крик крогана:
— Твари!
Выругавшись, Грюнт тут же побежал на зов товарища.
Часовой, что стоял на выступе скалы, указал на забирающихся по склону огромные туши. Твари не переставая поднимали могучие лапы, цепляясь за камни и издавая жуткие звуки, шли к своей цели.
— Не вовремя эти выродки Жнецовские. Как они о нас пронюхали?!
— Зато славная будет битва. Зови крант Ярдота.
Подошедшие кроганы тут же открыли огонь и теперь помимо свиста бурей раздались звуки пальбы. Гибрид турианца и крогана вызывал особую ярость у его сородичей. И как казалось крогану, дело даже не в том, что огромные машины посмели смешать крогана с презренными турианцами. Просто твари были не менее выносливыми и быстрыми чем кроганы и вполне могли соперничать в рукопашной.
— Броня у этих хороша. Они приближаются.
— Сразу не бросаться. Помните, уязвимое место — это позвоночник!
— Я тебе не чешуйчатая зелёная амфибия, чтобы палить из-за спины, — сплюнул Марка, яростно смотря на приближающихся тварей.
— Нет у них никакой чести. Они всего лишь игрушка Жнецов. Те же хаски, только побольше росту и веса. Мясо, которое мы должны сокрушить! И нет врага, которого мы не смогли бы победить!
Произнося последние слова, он чуть ли не надорвал глотку, дабы его услышали все. Грозно смотря на подбирающиеся гибриды, Грюнт ускорил шаг. Дыхание участилось. Вдох-выдох, вдох-выдох. Он бросился вперёд с криком, который был знаком его планете уже сотни, тысячи лет.
— Я КРОООООООГААААААН!
И этот вопль утонул среди прочих. Вслед за Грюнтом устремились все те, кто жаждал битвы. Кровь бурлила и стучит в висках. Ухмыляясь, кроган яростно смотрел в красные глаза твари, что также не сводила с него взгляда.
Некоторые из тварей загорелись от зажигательных патронов. Одну из них уни-клинком смог убить и Грюнт. Впрочем, это была только первая жертва. Хохоча, Марка увернулся от разогнавшейся твари и осуществил два контрольных выстрела в позвоночник. Впрочем, не всем так везло. Один из старых кроганов просто не успел перезарядись оружие. Как результат — однорукая Тварь сносит ему голову и вопя, набрасывается на крогана из клана Ярдотов.
Сколько прошло времени — Грюнт не знал. Ему всегда казалось, что во время битвы все его противники очень медлительны. И в самый разгар поединка он слышал наставляющий голос Окира. Мудрого и сильного бойца.
Сломав ботинком челюсть последней твари, кроган протёр шлем от пятен крови.
— Отличная заварушка!
Кроганы дружно ухнули, зарычали. Кто-то даже принялся стрелять в ночное небо.
— Не трать пули, безмозглый! Сколько наших осталось?
— Шестеро раненых, четверо убиты.
Грюнт внимательно посмотрел на лица вымотанных битвой наёмников. Многих из них конечно зацепило. Но лишь тяжело раненный кроган признается в том, что он не способен драться.
— Возвращаемся к машинам. Только будьте начеку.
Осторожности Грюнт научился у Шепарда. Сколько раз он вспоминал, как великий воин ждал, пока коллекционеры сами не покажутся и лишь потом нападал. От внезапной атаки Шепарда даже наёмники из Кровавой Стаи небось, не раз и не два гадили в штаны.
Вернувшись к конвою машин, он тут же отметил про себя, что один из камней кроганы оттащить смогли. Не смотря на опасения механика, «Мако» всё же справлялись со своей работой. Да и сами кроганы обладали немалой силой, так что камни толкали и они.
— Сколько ещё времени ждать?
— Думаю, за два часа управимся, — механик моментально оказался рядом с молодым кроганом.
— Ускорьтесь! У вас час!
Здесь по-прежнему было опасно. Но к радости Грюнта, с оставшимися упавшими с горы глыбами они справились. Правда, без ложки дёгтя не обошлось.
— У нас теперь работает три «Мако» . У четвёртого отказало всё. От щитов до двигателей. Кое-кому придётся идти пешком, — ехидно сказал старик, которому, как поговаривали многие, было уже за тысячу лет.
Грюнт хмуро посмотрел на своих сородичей и, поразмыслив некоторое время, вынес вердикт.
— Раненые едут с женщинами. Тубаки пусть добираются пешком по дороге. Мы потом за вами вернёмся, а пока можете взять себе панацелин и боеприпасы. Никаких возражений не потерплю! Собрались все! Быстро!
Возражений и не было. Впрочем, кроганы из рода Тубаков особо и не горевали. Они смеялись, похлопывали друг друга по плечу. Время, когда кроган дрался с собратом прошло.
«Нас и так слишком мало».
Колонна из трёх «Мако» двинулась дальше. Грюнт кивнул оставшимся и закрыл дверцу машины. Как назло, буря усиливалась и тем, кто остался со сломанным вездеходом придётся не сладко. Скорее всего, укрываться от злой природы Тучанки им придётся в нём. И то далеко не факт, что все уместятся.
— Нам бы сюда «Гризли». Спокойнее было бы.
Это были слова одной и женщин. Отвечать ей Грюнт не спешил, лишь хмыкнул. На «Гризли» он никогда не ездил, но по отзывам людей слышал, что машинка способна на многое.
Они приближались к цели, и до нового убежища оставалось немного. Глянув на часы, Грюнт решил, что можно расслабиться и отпустил веки.
Оглушающий звук возник из ниоткуда. Машина подскочила, некоторые ударились головой о полоток вездехода. Ругая весь мир и экипаж, Урднот бросился к креслу водителя. То, что он увидел, не очень его порадовало.
— Твою ж царицу рахни! Жнец! Не попадайся на его луч!
— И без тебя знаю!
Вновь гигантская разумная машина направила красный луч на вездеходы.
— Надо его уничтожить!
Машину снова изрядно тряхнуло и всех, кто находился внутри, бросило в сторону.
— Умник нашёлся! Ну, тогда выйди и уничтожь жука!
Рявкнув на слишком болтливого крогана, Урднот вцепился в ремень безопасности, надеясь, что все они смогут проскочить мимо жнеца. Откуда он взялся и что тут делает? Грюнт зло ударил по скамье. Он понимал, что тут бессилен и всё зависит от умений водителя.
Машины петляли, уходили влево, вправо, останавливались и снова ускорялись. Вездеход и прыгал, и скакал и, казалось, совершал просто невозможное. Но про себя кроган надеялся, верил, что все они смогут вырваться.
— Ах ты ж падла!
— Что случилось?!
— У Якена «Мако» заглох. Не трогаются с места!
— Надо их спасти! — взревел Марка и резко встал со скамьи, но новый резкий поворот, и кроган падает на пол.
Кроганы услышали взрыв и вопли. Сжав кулаки, Грюнт покачал головой. Беспощадная гонка на выживание продолжалась. Теперь машины вновь поднимались в гору, прорываясь к узкому ущелью, пытаясь увернуться от гиблого луча.
— Как вы могли не заметить эту громадину?!
— Да тут хрен разберёшь при такой погодке!
Машина соседей вырвалась вперёд. Заехав на небольшой выступ, она взмыла вверх, пролетая над бездной. Они наверняка перепрыгнули бы через неё, если бы не смертоносный луч. Вновь взрыв и куски машины неудавшихся лихачей полетели вниз.
— Дави на газ! На полную!
— Там же луч! Нас всех убьёт!
— Дави!
— Я хочу жить!
Схватив препирающегося, Урднот резко оттолкнул его и сам сел на водительское кресло. Он не совсем отдавал себе отчёт в том, что делает, но был уверен в своих действиях как никогда.
Довольно часто Грюнту кажется, что когда случается бой, время течёт очень медленно.
Во время прыжка времени словно и не было.

В небе появились три яркие вспышки. Оставляя за собой белую полосу, небольшие ракеты устремились к Жнецу. Полёт ракет Грюнт и его команда не видели, ибо каждый хотел знать, выживет ли он, или грохнется вниз, в пропасть.

***
— Где остальные?
— Убиты. Ни женщин, ни бойцов нам не вернуть. Кое-кого оставили по дороге.
— Что значит «оставили»? — здоровый, крупнее Марка кроган, скрестил руки на уровне груди и с укором глянул на Грюнта.
— Один из вездеходов отказал. Поломка.
Шаман кивнул и больше вопросов не задавал. Они смотрели вдаль, и им было на что посмотреть.
Утро на Тучанке красивое зрелище. Особенно оно красивое, когда под палящим солнцем суровой планеты, на фоне гор и пустыни, на земле валяется труп гигантской машины.

Иллиум 

Касуми стояла у терминала и пыталась найти имена. Но всё никак. Обычные пометки.
— Погиб. Без вести пропавший...
И так постоянно. Перелистываешь слайд и там напротив имени эти обозначения:
Умер. Без вести. Пропавший
Глубоко вздохнув, она оглянулась. Ситуация в Нос-Астре сложилась такая, что трудно теперь было всем, и гражданским, и военным.

Она сказала Шепарду, что отправится помогать Горну.
И слово сдержала. Где могла — подсказывала, кому-то что-то таскала, взламывала, искала. Учёные были от неё в восторге и когда казалось, ситуация в тупике и проблему не решить — возникала Касуми и извлекала из своей небольшой сумочки нужную деталь, какую-либо информацию на датападе, адреса, характеристики людей, ещё что-то...
Потом она отправилась на Иллиум, как ей велели. Сказали, что она сделала даже больше, чем надо.
Она отдавалась работе вся и очень мало спала.
А когда красная волна прокатилась по всей Галактике — ушли чуть ли не все силы. И потом наступило время сна. Долгого, безмятежного, прекрасного сна. Она то и дело вставала с постели только ради того чтобы поесть, сходить куда надо и быть может, поболтать с теми, кто так хорошо знал Шепарда. Касуми пыталась его найти — но никто его не видел, ничего о нём не слышал.
И всё. Большую часть нынешней жизни Касуми Гото занял сон. Но спокойствия она отнюдь не обрела. Ведь во снах ей являлся он. Кейджи Окуда.
Кейджи редко с ней говорил в снах. Но вот прикосновения, его движения, его глаза — всё это порой казалось явью, и Касуми порой даже путалась, пытаясь понять, где реальность, а где вымысел.
Но в один день, присев на край кровати, она внезапно осознала свою цель. Девушка поняла, какая перед ней стоит задача.
Серый ящик находился в тайнике шкафчика. Ящик, который давал столько поводов углубиться в воспоминания, и ощутить всё то, что порой ощущают дреллы. Иногда девушка просто игралась с ним. Покачивала, подбрасывала, вертела. Это тогда, в первый раз, когда ограбление Донована Хока получилась, она дорожила им.
А сейчас вся ценность этих воспоминаний, этих переживаний словно исчезла. Да, она до сих пор тоскует по Кейджи и многое бы отдала, чтобы с ним поболтать. Но Касуми также понимала, что этот ящик ей больше не нужен.
Ведь всё что было — прошло.

Теперь было как-то легче собраться с мыслями. Как-то легче давались движения. Даже легче дышалось. Шагая по разрушенной наполовину Нос-Астре, она изредка смотрела на людей, азари, волусов... Здесь было не так много народу, ибо многие ушли с Шепардом к земле.
Но и те, кто остался, позитива не прибавляли. Много было раненных, но куда больше было и трупов. Правда, если своих успели похоронить, то вот смердящие трупы хасков, тварей и баньшей продолжали гнить на улицах города. За городом можно было узреть дым от кострищ, и эти костры, казалось, были везде. Это сжигали армию Жнецов.
Конечно, те немногие, оставшиеся в Нос-Астре выжившие, теперь чаще улыбались. Да, эйфория от такой неожиданной победы над страшным врагом ещё витала в воздухе, но Касуми не из тех, кто радуется победе. Она думала о потерях.
И эти потери ей казалось немыслимыми. И потому не трудно было сомневаться в светлом будущем, разглядывая груды трупов, разрушенные здания, проблемы с питанием и жильём.
Нет, она не считала себя пессимисткой.
Она от мозга до костей прагматик, реалист. Просто девушка отчётливо осознавала, что восстановительных работ предстоит сделать много.
Выйдя на побережье реки, она заметила мужчину, который кидал в воду монеты. Не понимая его действий, Касуми медленно подошла к нему и тихонько спросила:
— Простите... Я могу помочь?
Мужчина откликнулся сразу, правда лицом поворачиваться к девушке не стал.
— Тут уж вряд ли, если вы не ангел с небес. Вы ангел?
— Нет.
— Уж лучше бы соврали.
Повернувшись к ней лицом, он поправил чёлку на голове и слабо улыбнулся. Его лицо было обожжено. Глаз был прикрыт повязкой. Изуродованный, он опирался на костыль и пристально рассматривал подошедшую нему Касуми.
— И всё же вы лукавите. Вы ангел. Война коснулась всех, а вас словно и не зацепила.
Уголки губ чуть приподнялись, и Гото сняла капюшон, позволяя незнакомцу разглядеть её лицо получше.
— Я не очень то и верю в ангелов, в демонов, в Бога после свершившегося. И даже теперь, когда мне так нужна Его помощь — помощи этой вряд ли дождёшься.
Незнакомец кивнул и пройдя к, пожалуй, единственной сохранившейся в городе скамье, присел и предложил даме присесть рядом.
— Даже я в какой-то момент потерял веру. На моих глазах хаск убил жену. Меня обуяла такая ярость, что я голыми руками накинулся на эту тварь. Не знаю, как у меня получилось убить эту сволочь. Помню зато, как руки дрожали, а потом как проковылял до парковки такси.
— Пытались сбежать?
Касуми присела на скамейку рядом с мужчиной и посмотрела на реку. Чтобы не происходило, река всегда будет течь. Хорошо, что есть хоть что-то постоянное в этом мире.
— Ну а как же. Мне было страшно. Мне не было так страшно даже тогда, когда я потерял сына, единственное моё чадо. Каким-то чудом я смог открыть дверцу одного из аэрокаров, сел и устремился в сторону космопорта. В голове сумбур жуткий, льёт дождь. А руки по-прежнему дрожат...
Он замолк и сжал трость. Вначале на его лице Касуми разглядела ненависть, да и сжавшие рукоять палки пальцы это подтверждали. Но секунда, две — и он снова спокоен, можно даже сказать, умиротворён.
— И что дальше?
— Меня подбили. Может кто-то из своих, по крайне мере мне так показалось, может, нет. Но я потерял управление. К моему удивлению взрыв не случился, но я попал в горящее здание. Машина в любой момент могла взорваться. Было очень жарко, и это я хорошо помню. Я задыхался от угарного дыма, а огонь подбирался всё ближе.
Она слушала мужчину внимательно, больше не решаясь перебивать. Незнакомец достал из кармана небольшую флягу, открыл её и отпил немного. После протянул её Касуми, но она покачала головой.
— Прекрасный виски. Зря отказываетесь, — но он всё же вернул флягу в карман. — Ну, я потерял сознание. А когда очнулся — вижу, что нахожусь в больнице. Врачи снуют туда-сюда, слышу крики, вопли... Неприятное зрелище, я вам так скажу. Касаюсь кожи...
И пальцы его коснулись обожженной щеки, и он словно переживал всё это вновь.
— ... И понимаю. Изуродован. Теперь у этого урода ничего нет. Ни семьи, ни дома. В коридорах больницы больные кричат о конце света, а за окном ты видишь битву гигантского кальмара, который уничтожает всё вокруг. Как в такие моменты не потерять веру в Бога?
Касуми прикусила нижнюю губу и отчего ответила на риторический вопрос пожиманием плеч. Она не знала, что теперь сказать. Ей даже было стыдно, ведь есть люди столько горя повидавшие, а она жалуется на какую-то усталость... Впрочем, воровка вспомнила, зачем подошла к этому мужчине.
— У вас печальная история, и я вам сочувствую. Но... Зачем вы выбрасывали монеты? Тем более, такие старинные. Монетами не пользуются с двадцать второго века. Я уверена, их можно было продать за большие деньги. Вы и раньше могли их продать.
Потерев нос, человек улыбнулся отчего-то и посмотрел на небо. А в небе больше ничего не летало, разве что изредка можно было увидеть одинокую птицу, скорее всего стервятника. Уж они наелись хорошо, это точно.
— Это история. Из поколения в поколение передавались эти монеты. В моём роду были когда-то выдающиеся кузнецы и ювелиры. Чеканили они эти монеты. Так что это фамильная ценность.
— И вы выбросили то, что так важно для вас...
— И имею полное на это право. Нет у меня больше людей, с которыми я хотел прожить всю жизнь рядом, бок обок. Продавать эти монеты — кощунство, как и отдавать их кому-либо. А родственников у меня и нет.
— И потому вы решили их выбросить, что они никому не нужны, даже вам?
— Да. Монеты будут напоминать о жене и сыне. Мне нужно начать жизнь с чистого листа, по-новому. Они у меня в сердце и это главное. Я не знаю, зачем Бог решил меня оставить в живых, но если я жив — значит так надо. Хотя бы ради родных.
Касуми кивнула и хотела уже покинуть незнакомца, но что-то её удержало. Не зная почему, глядя в глаза мужчине, она спросила.
— Как звали вашего погибшего сына?
— Кейджи Окуда.
Девушка вздрогнула. Ей вновь это показалось нереальным, невозможным. Что она снова погрузилась в сон, вновь внутри этого кокона безмятежности. Стряхнув нерешительность, она задала ещё один вопрос.
— Вас зовут Каору Окуда?
Он с удивлением посмотрел на девушку и кивнул.
Касуми недолго думая вытащила из сумочки серый куб и протянула мужчине, которого так долго искала. Она уже не верила в успех задуманного, но теперь наконец посылка была доставлена. Недоумевая, что происходит, Каору взял осторожно серый ящик и начал пристально изучать его. Он не понимал, что это такое.
Убрав куб в сторону, Окуда вновь посмотрел на Касуми Гото, требуя объяснений.
Знаменитая воровка тихонько сказала:
— Тогда выбросите и это. Я теперь точно знаю, что Бог есть.

Тессия 

Волна за волной. Никогда ещё Тессия не была свидетельницей таких яростных кровавых боёв. Да и сама Самара на своей памяти не могла припомнить столь чудовищных битв, столько кровопролития.
«А ведь повидала я не мало».
Голубокожие, синие, лазурные, ультрамариновые... С разными званиями, с разных планет и колоний. Все они оказались по воле случая здесь, на родной земле азари.
Тессия в огне.
Самара командовала небольшой группировкой, которая прикрывала уезжающий транспорт. Их задача — продержаться как можно дольше, чтобы успели уйти и гражданские. Юстицара слушались все беспрекословно. На этом участке боя она оказалась самой опытной, а распоряжавшуюся ранее здесь матрону, увы, успела убить Баньши.
Где-то рядом сражалась её дочь. Одна из немногих, что остались в живых в храме отлученных от мирской жизни. Самара уже привыкла к тому, что куда ни приходит Шепард — он приносит с собой смерть и одновременно надежду. Отпустить свою дочь Самара себе позволить просто не могла. Да и куда уж тут деться, если Жнецы везде. Большая часть территории планеты под их властью и вряд ли теперь там ходят живые. Оглядываясь, Самара пригнулась и прошла под крылом упавшего летуна. На нём значок одной из оружейных компании, кажется, «Байнери Хеликс». Что здесь нужно было корпорации с Новерии, азари не знала, да и разбираться в этом не было времени, но кое-какие догадки были.
— Сколько ещё ждать? — спокойный голос Самары вселял уверенность в девушках. Ни разу они не видели, чтобы та сорвалась, поддалась панике или закричала.
— Ещё два часа!
— Хорошо. Просят два — значит, должны продержаться два часа. Лейла, Ако, Дайнерис — притащите пулемёт с бронетранспортера. Используйте биотику и поставьте его на холм. Шайра, бери двух девочек и устрани опустошителей. И будьте внимательными, все мешки не уничтожать. Мне не нужна здесь туча роевиков. Риена, остаёшься за главную. Если что-то срочное — подай сигнал.
Азари не стали тянуть время и сразу бросились выполнять задание. Самара же, использовав биотику, подняла трёх каннибалов в воздух и резко опустила на их же сородичей. Эффективно и красиво. Но она не из тех, кто будет смаковать маленькую победу в большой войне.
Над полем раздался гул. Самара посмотрела в небо, так как сразу узнала этот шум. Рассекая атмосферу, в космос устремилась «Нормандия» SR-2. Шепарда больше ничего здесь не держало. Азари это понимала, ведь борьба за спасение Галактики отнюдь не закончена.
«У Шепарда великая цель. Что же, я пожелаю ему удачи».
Добравшись до покорёженного, наполовину разрушенного здания, она пересекла порог и тут же заметила суету здешних коммандос. Они кричали, рапортовали о потерях, меняли точки сбора. И на кого не посмотри — у всех сосредоточенные, но усталые лица. Многие обходились только одним часом сна, а ведь они далеко не саларианцы...
Но её радовало то, что они не боятся. То, что они готовы ответить врагу. Вначале конечно для многих пришествие Жнецов оказалось сюрпризом, но Тессия так сразу не сдалась. Опыт азари помогал выдержать атаки безжалостного противника.
— Как долго вы будете эвакуировать гражданских? Мои девочки могут просто выбиться из сил, и не потому что хаски донимают, а потому что нет еды.
Потирая глаза, азари, что входила в совет матриархов развела руки и снова посмотрела на голографическую карту.
— Я понимаю тебя. Но как юстицар ты должна понимать, что иначе мы не можем. Все хотят еды и питья, и всем достаётся поровну.
Сделав шаг ближе к матриарху, Самара внимательно наблюдала за глазами советницы, но та отчего-то отводила взгляд в сторону.
— Быть может и так. Но они уже с утра ничего не ели. Ты хочешь, чтобы они сражались? Они и сражаются. Но истощённые от голода воины — не воины.
— Я знаю, Самара, — теперь в голосе советницы появились стальные нотки. Скрестив руки на груди, она властно смотрела в глаза юстицара. И по её лицу не трудно было догадаться, что уступать она не намерена. — Но и ты пойми меня. Запасы истощаются, и мы постоянно находимся под огнём. Хочешь, чтобы всё было идеально? Я тебе скажу так. В условиях войны законы, кодекс, по которому ты живёшь, не работают. Так что я очень тебя прошу, Самара. Будь рассудительной.
Уголок губ Самары чуть приподнялся и она подошла к карте, став рядом с советницей. Некоторое время молча осматривая позиции противников и пальцем водя по границе территорий, она наконец едва слышно промолвила:
— Тиша. Я знаю, что у тебя есть дочка Ардат-Якши.
Советница сжала кулаки, но не стала перебивать Самару.
— Узнав, кто она, ты не отправила её в храм, а это преступление. Твою девочку спасло от ужасной участи только то, что она сейчас, в данный момент, находится вот в этом небоскрёбе, который окружили выродки Жнецов.
Самара указала на карте тот самый небоскрёб и вновь посмотрела в уставшие глаза Тиши.
— Шансов у неё вырваться оттуда мало, а отправлять спасательный отряд — значит совершить убийство нескольких десятков, сотен жизней. Глупая смерть многих ради одной Ардат-Якши. Я знаю, ты очень любишь свою дочку. Но и опозориться ты тоже вряд ли хочешь. Как юстицар, я имею право и тебя наказать.
— Чем ты докажешь? — шепнула Тиша, вцепившись пальцами в ткань мантии.
— Разве поклявшись соблюдать кодекс, юстицар станет врать? — Самара прикрыла глаза и повернулась к советнице боком. — У тебя то и выбора особого нет. Сюда прилетали грузовые суда с Новерии. Это так?
— Да.
— И если я не ошибаюсь, это провиант, я права?
— Самара, это наш запас, на самый крайний случай...
— Тиша, вот он, крайний случай, — тут же возразила юстицар. — Ты член совета матриархов. Ты видишь, как разрушают родную планету. Хватит ждать чёрного дня. Он уже настал.
Возникла пауза. Советница стала ходить взад-вперёд, обдумывая слова Самары. Все вопросы о том, каким образом и откуда она узнала о поставках с Новерии, Тиша решила отбросить в сторону. Главное было решить, как быть...
— Хорошо. Я распоряжусь о том, чтобы контейнеры открыли.
Самара кивнула и, не мешкая, направилась на свою позицию. Так долго без неё девочки могли просто не сдюжить.
Вышло, что кодекс юстицара ещё как работает в военных условиях. Имея такой важный социальный статус, можно умело давить на людей, используя принцип меньшего зла. Самара конечно об этом прекрасно знала и умело этим пользовалась, но сама Тиша была расстроена. Уверовав в свою власть, она была спокойна насчёт дочери и себя, посчитав, что лишить её всего способно только чудо. Она много времени и сил потратила на то, чтобы огородить дочку от неприятностей. Результат этих мероприятий по спасению собственного дитя вылилось в ловушку. В ловушку для родной крови.
«И Самара была полностью права. Вытащить из небоскрёба азари не получится, ибо добраться до неё — уже будет невероятным подвигом, на который способен разве, что Шепард». Ударив по столу кулаком, советница сбросила с гладкой поверхности файлы, датапады, голограммы... Некоторые с удивлением уставились на неё, но тут же поспешили скрыть свое любопытство. Отдышавшись, она подозвала к себе телохранительницу и отдала приказ, веля срочно его выполнить.

Девочек осталось совсем немного, но её отряд ещё держался. Чувствуя накатывающуюся усталость, она всё же продолжала держать барьер, позволяя убрать с поля боя раненную девушку. Поняв, что так долго ей не продержаться, юстицар села за ограждение и выдохнув, потёрла виски. Раздалась пулемётная канонада. Это Лейла со своими боевыми подругами забавляется. Впрочем, Самара не могла себе позволить расслабиться. В неё верят. Она — последний оплот этих храбрых девиц.
Дойдя до второго ряда защитных ограждений, высокая статная азари присела на голый камень и посмотрела на тех, кто отдыхал, пытался отдышаться, унять боль... Две близняшки-азари, видимо ещё в стадии девы, молча ели. Еду доставили совсем недавно, и потому они ели с такой быстротой. Когда открыли контейнер, многие уже хотели броситься к ящикам, жадно взирая на снедь, что покоилась внутри коробок. Но Самара сразу пресекла такие проявления.
— Мы не звери. Каждая получит свою долю.
Они, конечно, её послушались, ведь как иначе. Приказы не обсуждаются.

А потом, в перерыве между очередным наступлением хасков и каннибалов, ей сообщили, что её дочь тяжело ранена и теперь её пытаются спасти хирурги. Самара помолилась богине Азаме, хотя идею Сиари разделяла.
— Это война. Я буду за неё молиться. Впрочем, мне ничего не остаётся, как молиться.
Она очень хотела быть рядом с дочерью. И в какой-то момент Самара почувствовала себя на месте Тиши.
Какая утрата для сотен тысяч, для миллионов матерей. Но также Самара понимала, что она принесёт куда больше пользы здесь, чем рядом с Фалере. И если так суждено, то она готова смириться с потерей, правда, вряд ли её поймут. Юстицар — это ведь не просто сильный биотик. Юстицар — это воплощение устоев, ценностей и веры.
«Раз уж так, то я точно должна жить».

Приказ об отступлении до сих пор не поступал.
Но ничего. Мы подождём.

Менае 

— Значит, новый анекдот.
— Давай.
— Эй, погромче, мне ничего не слышно!
— Картус, утихомирься!
На передовой слышна стрельба. Слышны взрывы, возня сержантов, ругань солдат, и гордо реет над всем этим флаг Иерархии. Где-то быть может случился ожидаемый прорыв, где-то наоборот, пришлось отступать под натиском Жнецов.
Архангел сидел в окопе с остальными. Здесь были и обычнее вояки, и бывшие наёмники, которые решили вернуться в строй, и офицеры. Каждый из них считал честью сражаться с Гаррусом бок о бок и напарнику Шепарда было даже как-то неловко от такой славы.
Всю жизнь он привык быть в тени. Вначале, в СБЦ ему пришлось распутывать кучу ненужных дел, при этом отчитываясь перед Венари Паллином. Потом он завёл дело против Сарена Артериуса, но в него никто не верил. Дело против Спектра хочет завести офисная мелочь Службы безопасности?! Это было немыслимым по тем, казалось бы, таким недалёким временам. Ну, а потом появился Шепард, и жизнь очень круто изменилась. Протеане, Властелин, Коллекционеры, «Цербер», Призрак, Тали’Зора, Мигрирующий Флот.... И завертелось, закружилось. Пройдя столько с этим упрямым человеком, невольно задаёшься вопросом: «Как это возможно?!»
А когда рассказываешь этим совсем юным ребятам про Сарена, про Вермайр — они же отмахиваются. Говорят, сказки это, байки. Мол, ну вас, советник по борьбе с Жнецами, это всё легенды, россказни всякие. Вы нам правду доложите.
«Эх, Шепард, я им говорю эту самую правду, а мальцы не верят. Что тогда о нас будут говорить в старину? Мол, давным-давно, в одной очень далёкой галактике, против разумных машин сражались величайшие герои?
Какая ерунда. Мы ещё ничего не сделали толком, хотя столько прошли».
Пришлось повысить голос.
— Полковник, командир части, говорит своему подчинённому: «Ну если все пойдет по плану, то можешь готовить дырку для ордена». Унтер-офицер задумался, гребень свой почесал и отвечает: «Ну, а если не по плану?». Покачав головой и похлопав младшего, полковник говорит: «Тогда ничего не надо, так как на этот случай дырка у тебя уже есть».
Раздался хохот тех, кто этот старый анекдот не слышал. Гарруса трудно было назвать весельчаком (хотя Джокер так не считал), но пару острых шуток сказать вполне мог.
— Может кто-то свой анекдот расскажет?
— Есть один. Могу рассказать. Идёт как-то красотка по бульвару...
Слушать очередной анекдот Гаррус не стал. Включив уни-инструмент, он посмотрел на часы и медленно полез назад. Наступление начнётся скоро, и вряд ли Жнецы подозревают об этом. За двадцать седьмую высоту разгорелась самая настоящая битва. Стоило только турианцам прорваться к ней — как тут же появлялась свора тварей, чью атаку поддерживала видоизменённая артиллерия рахни.
Отчего такая борьба? Всё потому что на вершине этой высоты находилась башенка с большущей такой тарелкой. Без неё наладить связь с Палавеном было очень проблематично, хоть и отчасти возможно.
Коснувшись плеча инженера, Гаррус дал понять, что пора.
Кивнув, инженер подбежал к своим, прихватив ящик с турелью. Технология пока была экспериментальной, некоторые из турелей просто взрывались, но увидев насколько порой эффективной быть может турель церберовцев, попробовать всё же стоило.
И вот, пошёл отсчёт. Готовясь к атаке, Гаррус размял ноги. Предстоял небольшой марафон, так как согласно плану начальства, на этот раз атака должна была пройти молниеносной. Благодаря поддержке десятков передвижных турелей, а также атаке с воздуха летунов, занять позицию у башни не казалось невозможным. Но останавливаться ни в коем случае нельзя. Чуть замешкаешься, и хаски полезут напролом как ошпаренные. Выходит, придётся бежать, стрелять, и снова бежать, и снова стрелять...
Но он к этому давно привык. Во всяком случае, на поле брани Гаррус себя чувствовал спокойней, чем с Шепардом в качестве водителя «Мако».
Секунды пошли до атаки, но кто-то не выдержал, крикнул что-то несуразное, трудно различимое, едва слышимое, что-то вроде: «За Палавееен!».
Однако за тем, кто сделал фальшстарт, никто не побежал. Улыбнувшись, Вакариан отметил про себя дисциплину товарищей. Но мгновенье — и вот теперь турианцы ринулись в бой. Защищая инженеров, небольшие группировки позволяли развернуть турели прямо на месте боя. К счастью, Менае — это не ровная гладкая поверхность. Это изрытый глубокими каньонами и впадинами, с возвышениями и холмами спутник планеты. Так что укрыться где предоставлялась возможность. Прорваться, закрепиться, и снова идти вперёд.
Но как это ни странно, главной проблемой были не твари и не опустошители, а налётчики. Жнецы исправно поставляли этих изменённых турианцев. Стоило Каннибалу подойти к одному из Налётчиков — и он сразу получал броню. Поэтому командование решило всё же сжигать трупы солдат, дабы враг не мог так быстро пополнять ряды собственной армии.
Но сами налётчики своим видом напоминали Гаррусу Сарена. Вряд ли такое превращение можно было забыть, как и выстрел в висок. Архангел стал замечать, как он всё больше устаёт от войны и всё чаще являются воспоминания из прошлого.
«Может я и изменился, но снайпером быть не перестал!».
И словно в подтверждении этих слов заряд попадает прямо в лоб каннибала. Довольно усмехнувшись, Гаррус подбежал к выступу, перезарядил «Вдову» и снова прицелился, слегка давя на крючок. Секунды две, задержка дыхания, и снова попадание в голову. Вакариан был уверен, что в стрельбе на дальние расстояния с ним могут сравниться очень немногие.
— Интересно, чтобы на это сказала Тали.
Попал в шею. Но это ничего, бывает.
— Что?
Гаррус даже не сразу понял, что после выстрела он сказал мысли вслух. Осмотревшись, Архангел потряс трёхпалую ладонь и потёр шею.
— Выдвигаемся. Нам необходимо взять башню в кратчайшие сроки. Пошёл, давай, вперёд!
Отстреливаясь, помогая раненым, Гаррус с товарищами всё же смог дойти до башни. Дыша глубоко, он тряхнул головой и прицелившись, снял хаска с лежащего на земле турианца. Дошли до точки не все, но многие. Неплохая атака, и турели не подкачали. Вопрос лишь в том, получится ли также в следующий раз. Жнецы любили делать сюрпризы и не всегда можно было предсказать ход событий.
— Так. Давайте, налаживайте связь с Палавеном.
Техники сразу принялись за дело. Некоторые провода оголились, кое-где так и вовсе искры летели. Войдя внутрь, Гаррус Вакариан прошёл к мониторами и попытался их включить. Но ничего.
— Тали бы сюда или Легиона. Они быстро бы здесь всё наладили...
Нажимая на кнопки, Гаррус думал, что сможет включить хотя бы один из экранов, но тщётно. Либо пешки жнецовские тут постарались, либо техника не выдержала, или что-то где-то замкнуло.
— Не удаётся подключиться даже через омнитул.
Услышав это, Архангел задумчиво почесал гребень и посмотрел в стороны.
— Ладно, попытайтесь устранить неполадки как можно скорее. Надеюсь, о том что мы отбили башню, Жнецы узнают не скоро.
Кивнув подчинённым, турианец выбрался из помещения и пристально начал разглядывать поле битвы. Много трупов, гниющих тел и крови. Всё это на фоне рельефа безликой луны, горящего Палавена и безмолвных звёзд. Не самая воодушевляющая картина. На юго-востоке один из постов Иерархии. Чуть дальше — база снабжения. То, до чего так пытается добраться вся нечисть, но наличие боевых дронов и поддержка с воздуха ещё как-то позволяли не сдавать позиции и держаться.
Но легионы стремительно таяли. А ведь у каждого взвода есть своя история, свои герои и выдающиеся победы. И кто знает, если они выиграют в этой, не то что даже войне, а в настоящей бойне, смогут ли они восстановить эти самые легионы?
Всё это было предсказуемо, известно с самого начала, если бы не слепцы в Совете. Всего этого можно было бы избежать, если бы команда Шепарда была бы чуть убедительней, чуть быстрее, чуть сообразительней... Хотя этот виток событий невозможно остановить.
«Но всё в наших руках».
— У нас получилось! Палавен вышел на связь!
— Срочно свяжитесь со штабом!
Гаррус зашёл обратно и с удовлетворением отметил работу ребят. Почти все экраны загорелись. Где-то появлялись цифры, где-то картинки. Были слышны голоса, канонада орудий, приказы...
— Я Сериох Август, передаю сообщ...
— Противник выдавливает с захваченных ранее позиций. Буквально наваливается числом! Они тупо лезут на орудия, понимаете?!
— Я тридцать первый! Приём, как слышно!? Я тридцать первый...
— Ещё не всё потеряно...
— На Менае кто-нибудь есть?! Ау?! Какого хрена они молчат?!
Десятки голосов в эфире. Некоторые потеряли надежду быть услышанными. Некоторые ещё борются за жизнь, а кто-то даже пытается улететь с планеты. Но Гаррусу важно было не это. Подойдя к одному из «чистолицых» техников, он положил ладонь на его плечо и, кивнув в сторону монитора, молвил.
— Вчера должно было вылететь судно... Фрегат «Бетика». Проверь, смогли ли они...
Чистолицый командира понял сразу и тут же принялся искать нужную информацию. Протоколы, новости, переговоры между членами экипажа.
Минута шла за минутой. Турианец продолжал нажимать на клавиши, иногда качать головой и искать по новой. Наконец, он всё же встал с кресла и ответил на немой вопрос Гарруса:
— На фрегате были гражданские. Они успешно доставлены на Готис. Там небольшая колония, и Жнецы на неё не обратили внимание.
— Подожди, то есть...
— Ваши родные в безопасности.
Гаррус улыбнулся и похлопал по плечу собрата по оружию. Техник сразу догадался, отчего Архангелу понадобился звездолёт, который может разместить не более сорока пассажиров. На корабле были его родные.
На сердце сразу отлегло и за судьбу близких стало не так страшно.
— Вас вызывают!
— По какому поводу?
— Говорят, Шепард прибыл.
Турианец потрогал мандибулу и пожал плечами. От штаба благодарности не дождёшься.
А то, что вызывают... Гаррус не сомневался в том, что с Джоном Шепардом он ещё пересечётся.




Отредактировано: Scavenger


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 27.06.2012 | 2323 | парад планет, Goldi | Goldi
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 81
Гостей: 68
Пользователей: 13

Dredd1875, GoldFox, Соловей, XIX, Kostelfranco, FallenAngel, Faler92, ARM, bug_names_chuck, 1stSgt, RedLineR91, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт