Post scriptum. Очерк первый. Глава 4


Жанр: роман-хроника;
Персонажи: Аманда Шварц, подполковник Гонсалес, лейтенант Баракатт (ОС);
Аннотация: после победы в войне и уничтожения Жнецов расы начинают борьбу за передел галактики. Какие козыри в этой борьбе есть у человечества, и перерастет ли она в открытое противостояние?
От автора: от себя лично хочу поблагодарить господина OxiGenа за его своевременное замечание относительно состояния Бекенштейна. Во многом благодаря этой поправке четвертая глава стала такой, какой её можно видеть в итоге.

После разгрома «Святилища» доктор Аманда Шварц три дня провела на Элизиуме в лагере для беженцев, там она узнала о поражении «Цербера» и победе над Жнецами. Эта новость поразила её до глубины души, когда все вокруг радовались и ликовали, она плакала от горя. Аманда относилась к той категории сотрудников, которые согласились работать в «Цербере» из-за личных убеждений, она свято верила в цели организации и считала что работает исключительно на благо человечества, а достижение этого блага возможно только действуя теми методами, которые использует Призрак. Поэтому Аманда почти боготворила своего лидера и весть о его гибели стала для неё шоком. Проведя несколько дней в молчаливом раздумье, она рассудила, что хоть «Цербера» больше нет, жизнь все-таки продолжается, ей всего сорок шесть лет и если впереди её не ждет великое будущее, это не означает, что будущего нет вовсе. Только вот за окном был стремительно меняющийся мир, в котором бывшим сотрудникам скандальной организации не было места. В этом мире надо было выживать.

Аманда начала действовать решительно. Сначала она сняла все деньги со своего счета в одном из филиалов банка «Терра Фирмы». За весь период работы на «Цербер» она жила на секретных базах, поэтому сумма на счете накопилась внушительная. Потом, воспользовавшись старыми связями, она изменила внешность, оформила новые документы и стала Мартой Пауль, уроженкой Дрездена и профессором Беннингского медицинского университета.

Рассудив, что среди разрухи затеряться намного легче, для нового места жительства она выбрала Бекенштейн. Мильгром тогда был похож на разоренный муравейник. Сотни тысяч людей жили на развалинах, вся инфраструктура мегаполиса была уничтожена, в городе орудовали банды мародеров и работорговцев. Людей похищали прямо из их квартир, полиция не справлялась с беззаконием, а подавленная СБА ничем не могла ей помочь. Военные еле наладили электро — и водоснабжение жилых кварталов, и при этом в город постоянно прибывали толпы беженцев из соседних колоний, где ситуация была и того хуже. 

Было много больных и раненных, поэтому городу требовались медицинские кадры. Это очень помогло Аманде, будучи врачом, она легко нашла себе работу. Доктор Шварц просто вошла в одну из больниц, размещавшейся в помещении стоматологической клиники и обратилась к главврачу, показав ему диплом. Врач сначала даже не поверил своему счастью, но убедившись в профессиональных навыках Аманды, сразу устроил её на работу.

Началась новая жизнь, женщине, которая на протяжении шести лет жила отдельно от человеческого общества, было сложно адаптироваться к новой обстановке, поэтому, стремясь отстранится от социума, она с головой ушла в работу, благо работы этой было в избытке. Так прошло три недели, постепенно она начала привыкать. Начальство, за редкое трудолюбие и выдающиеся умственные способности, сразу очень высоко её оценило, появились знакомые и даже приятели, на неё начали заглядываться неженатые мужчины и когда, казалось бы, горизонт стал безоблачным, Аманду догнало прошлое. 

 В конце очередного рабочего дня она стояла рядом с медицинскими приборами и записывала их показания. На инвалидном кресле перед ней сидела молодая девушка, жена главврача. Когда он узнал о специализации доктора Пауль, он попросил её заниматься женой лично. Внешне больная выглядела абсолютно здоровой, а показания приборов говорили, что её организм работает нормально, только девушка не подавала никаких признаков жизни, постоянно смотря перед собой, не двигаясь и не разговаривая, она скорее напоминала овощ, чем человека.
После войны этим заболеванием страдали сотни тысяч жителей галактики. Подвергшиеся полному внушению живые существа после отключения своих хозяев перестали самостоятельно мыслить, и впали в беспамятство. Юная Джейн Мировски была также одурманена. В военные дни Жнецы полностью овладели её сознанием и подчинили своей воле, несколько раз она даже хватала острые предметы и бросалась на мужа, тогда её просто связали. Когда Джейн забылась, муж пытался её вылечить, но, не обладая должными знаниями о внушении, оказался бессилен. Аманда видела, как ему тяжело, и согласилась помогать. В своей прошлой жизни она долгое время изучала внушение, и даже имела несколько предположений о состоянии девушки, но вылечить её не могла, потому, как боялась себя выдать.

Аманда ещё раз сверила показания и сделала заметки в КПК. Позади было тяжелое ночное дежурство и ещё более сложный полноценный рабочий день. Смеркалось, и доктор Шварц собиралась домой. Проверив аппаратуру, она выключила свет и вышла в коридор. Там повсюду были люди, бывшая стоматологическая клиника была превращена в пункт для оказания первой помощи, и поэтому в коридорах было много раненых людей. Посреди толпы Аманда сразу заметила главврача и направилась к нему. Высокий и статный мужчина, переведенный сюда комитетом обороны, стоял у терминала и читал отчеты врачей. Когда Аманда подошла к нему он заметно оживился.

— Доктор Пауль, — сказал он, оторвавшись от компьютера, — как там Джейн?
— Все так же. Я могла бы ещё кое-что проверить, но сегодня я очень устала.
— Конечно, конечно. Я и так безмерно благодарен вам за то, что вы задержались. Отоспитесь хорошенько и приходите завтра со свежими силами.
— Доктор, — Аманда слегка сконфузилась, — я бы хотела поговорить с вами о нашем договоре.
— Он в силе. Независимо от исхода вашей работы я сделаю всё возможное, чтобы обеспечить вам постоянную прописку. У меня есть связи в миграционном отделе и я думаю, проблем не возникнет.
Аманда кивнула.
— Спасибо доктор.
— Что вы, вам спасибо.
Доктор Шварц попрощалась с доктором и прошла в ординаторскую. Там она сняла халат и переоделась в повседневную одежду. Надо сказать, что изменив внешность, она позаботилась не только о том, чтобы её никто никогда не узнал, но и о том, чтобы в новом обличии она представляла желанную добычу для особей мужского пола. Новая жизнь требовала новой опоры, а падкие на внешние эффекты представители среднего класса замечательно подходили на эту роль.
 В ординаторской работал телевизор, где как раз шел выпуск новостей. Глава пресс-бюро Временного правительства рассказывал о реформе политической системы. Он говорил, что эта мера назрела давно, что введение должности президента необходимо, доказывал, что Альянсу необходим сильный лидер, способный реально влиять на ситуацию в государстве.
 Как бывший сотрудник «Цербера» Аманда считала Альянс слабым, выслушав политика, она только улыбнулась:
«Ха, можно подумать, что это что-то исправит. Народ точно выберет либо очередного гея, либо женщину. Нормальных мужиков всё равно не осталось».
Аманда покинула ординаторскую и, попрощавшись с коллегами, вышла на улицу. Больцман уже клонился к закату, а с наступлением темноты на улицах Мильгрома становилось опасно. Добираться до дома было долго, Аманда жила в новостройках пригорода, тот район мало пострадал, и жильё в нем найти было не сложно, только вот добираться туда надо было долго. Линию монорельса ещё не восстановили, воздушный транспорт не ходил, поэтому единственным вариантом было метро. Это было жутко неудобно, потому как метро предназначалось для жителей первого яруса, а Аманда жила на втором. Очень много времени уходило на подъем и спуск, поэтому Аманда вдвойне обрадовалась, увидев на парковочной площадке такси. В разрушенном Мильгроме этот вид транспорта был почти роскошью и поскольку деньги для Аманды не были проблемой, она немедленно отправилась к аэрокару.

Водитель стоял рядом с машиной, это был молодой человек с восточными чертами лица. Когда он увидел, что Аманда направляется к нему, то сразу оживился.

— Вы свободны? — подойдя к таксисту, спросила Аманда.
— А вам куда?
— На «Свободы».

Молодой человек как-то оценивающе посмотрел на женщину, явно прикидывая сумму, и после нескольких секунд раздумья назвал цену:

— Двести.
— Сколько?! Сто и не кредитом больше.
— Мадмуазель, ну это же не серьезно. У меня, между прочим, дома две дочки, четыре кошки и теща. Мне их кормить надо. У вас вот работа есть, а мой офис к чертям ещё неделю назад разбомбили, только вот машина осталась. Давайте хотя бы сто пятьдесят.
Аманда закатила глаза:
— Вам, здоровому мужчине, не стыдно мне жаловаться? Из принципа, сто и не кредитом больше.
Таксист понял, что торговаться бесполезно и с досадой махнул рукой:
— Ладно, садитесь.
 
 Она села на заднее сиденье. Разочарованный водитель занял своё место и завел аэрокар. В этот момент ему в стекло постучались. Снаружи стоял высокий мужчина:
— Слушай друг, до Сахарова подбросишь? Пятьсот дам.
Лицо таксиста тут же оживилось. Конечно, от такого предложения он отказаться не мог.
— Садись.
Аманду это очень возмутило.
— Эй, вы же меня обслуживаете.
— Ой, да бросьте, Сахарова по пути.
Дверь открылась, мужчина поздоровался и сел рядом с доктором Шварц. На вид он был очень приятным человеком, его внешность располагала к доверию. Она быстро успокоилась и, дав ему место, отодвинулась подальше. В конце концов, таксиста можно было понять, сейчас каждый выживал как мог. Аэрокар поднялся в воздух и вышел на трассу. Когда они отлетели от здания Аманда почувствовала что под одеждой её что-то щекочет, это чувство как бы двигалось от ног к голове. Она повернулась к незнакомцу и поняла, что он чувствует то же самое. Когда этот зуд исчез, на терминале водителя появилась какая-то надпись. Аманда поняла, что только что их сканировали. Прочитав сообщение, таксист, казалось бы даже удивился, и неожиданно сказал вслух:
— Чисто.
— Серьезно? — переспросил мужчина.
— Да, ни одного жучка.
— Хм, — как-то даже оскорблено сказал незнакомец, — похоже ящерицы нас совсем за дураков держат.
Аманда смотрела то на водителя, то на незнакомца, явно не понимая, что происходит.
— Что только что было? — Спросила она удивленным тоном.
 Ей ответил сидящий рядом мужчина:
— Извините за каламбур Марта, все, что вы сейчас видели, было мерой предосторожности, — мужчина достал из внутреннего кармана удостоверение и показал его Аманде, — я подполковник Гонсалес, а это лейтенант Баракатт, мы работаем в службе безопасности.
Смущение Аманды сменилось испугом.
«Если сотрудники СБА вышли на меня, то им наверняка известна моя настоящая личность. Наказание за сотрудничество с „Цербером” очень серьезное. Но зачем тогда разыгрывать этот спектакль с такси, зачем меня сканировать, ведь можно просто арестовать. Непонятно».
 
Сотни мыслей одновременно наполнили её сознание, и Аманда быстро поняла, что она ничего не понимает. Но одно она знала точно, выдавать страх нельзя. Только вот Гонсалес сразу заметил её испуг. Он улыбнулся и начал говорить мягким тоном:
— Марта, не бойтесь, мы вам ничего плохого не сделаем
«Марта, значит им всё-таки известно не всё»
— Чего вы хотите, зачем весь этот спектакль?
— За вами установлена слежка.
 Вот это было уже совсем лишено смысла, Аманда абсолютно ничего не понимала.
— Что?! Вы в своём уме чтобы такое говорить? Какая за мной может быть слежка? Я меньше месяца на Бекенштейне, кому я нужна?
— За вами наблюдал человек. Поскольку вы всегда пользовались метро, он ходил за вами пешком. Сейчас вы летите в такси, хвоста за нами нет, значит, он такого поворота не ожидал. Когда мы вас сканировали, мы проверяли нет ли в вашей одежде подслушивающих устройств, как оказалось, нет. Все это говорит о том, что наши оппоненты очень плохо подготовились, скорее всего, они даже не ожидают противодействия.
 У Аманды непроизвольно открылся рот.
— Это что, розыгрыш? Вы чего мне плетёте? Какие оппоненты? Вы можете мне по-человечески объяснить, что вы творите? Кто за мной следит?
— Слушайте внимательно. Три дня назад с Земли пришла информация о том, то вами интересуется ГОР. Мы начали вас проверять и выяснили, что система безопасности вашего дома взломана, причем взломана очень искусно, у преступников есть доступ ко всем камерам и квартирам. За самим домом ведется круглосуточное наблюдение, мы также предполагаем, что в квартире установлены камеры и жучки. Понаблюдав конкретно за вами, мы обнаружили хвост. Вас изучают, однако как давно мы не знаем, но я думаю у них достаточно информации, чтобы вас брать, и поскольку этой ночью военные и полиция устраивают массовые облавы в китайском квартале, ГОР сделает это сегодня.
 Эта новость была для Аманды как гром среди ясного неба. Она знала, что её работа может представлять интерес для всех рас галактики, но не думала, что ГОР её найдет, особенно так скоро. Вот теперь она сильно испугалась:
— Как брать, — это был почти крик, — зачем брать?
— Не волнуйтесь, в обиду мы вас не дадим. Нам приказано доставить вас на Землю.
— Зачем?
— Ну, во-первых, там вы будете в полной безопасности, а во вторых моему начальству наверняка очень интересно, чем такая очаровательная женщина привлекла внимание самой ГОР.
Аманда на Землю совсем не хотела. Она быстро поняла, что там ей будут задавать вопросы, на которые она не может ответить. Или СБА уже всё известно и происходящее сейчас только хорошо поставленная сцена.
— Послушайте, — Аманда подвинулась ближе к Гонсалесу, — Вы же понимаете, что я ничего не делала, вы же наверняка читали мою биографию.
— Читал, и там очень много пробелов.
— Я не знаю, зачем нужна ГОР. Скорее всего, в этом бардаке они меня с кем-то перепутали. Я никогда не делала ничего противозаконного, пожалуйста, отпустите меня.
Подполковник повернулся к женщине и, аккуратно коснувшись её руки, начал говорить самым успокаивающим тоном в мире:
— Марта, я вас прекрасно понимаю. Я вам верю, но если я сейчас вас отпущу, то хуже будет только вам, потому что ГОР все равно вас поймает, а на Земле вы будете в безопасности. И не бойтесь следователей, они ничего страшного не сделают, просто побеседуют с вами, вы ответите на их вопросы и всё. Поймите, это наша работа.
Аманда поняла, что её не отпустят. На секунду появилась надежда, что СБА действительно ничего не знает о её прошлом, но интуиция подсказывала обратное, а женская интуиция редко подводит.
— Вы везете меня в космопорт?
— Нет, сейчас мы летим к вам домой, надо кое-что сделать. Джазим, — Гонсалес обратился к лейтенанту, — останови, видишь, попутчик.

***

Больцман спрятался за горизонт, и на Мильгром опустилась темнота. Наступало время разгула преступности. Ночью из своих нор выползали все паразиты общества: мародеры, грабители, убийцы и работорговцы из систем Термина творили беззаконие на улицах спящего города. На фоне слабости полиции все их деяния оставались безнаказанными, а введение комендантского часа помогло лишь незначительно. Мильгром был большим городом, военных не хватало, поэтому граждане, чьё имущество уцелело во время войны, сами принимали меры для обеспечения собственной безопасности. Закрывшись на все замки и включив все охранные системы, они спали очень чутко, у каждого второго под подушкой был пистолет. Многие были готовы защитить себя сами, но всё равно похищения в это время были явлением не редким.
 В полночь из аэрокара, стоящего на парковочной площадке дома Марты Пауль вышли четыре саларианца. Двигаясь уверенной походкой, они вошли в здание и, миновав пустующий пост охраны, поднялись на нужный этаж. Оказавшись у входа в квартиру, они остановились. Шедший впереди саларианец, который, по-видимому, был старшим, поднёс к левому уху руку и произнес в рацию:
— Открывай.
 В ту же секунду дверь квартиры открылась и саларианцы вошли внутрь. Камеры, установленные ранее, подсказывали оператору, что Аманда уже давно спит, поэтому отряд, зная, что сопротивления не будет, прошел в спальню. Женщина мирно смотрела сны, когда три саларианца обступили стоящую у стены кровать, а четвертый включил свет.
Аманда сначала поморщилась и легла на спину. Потом она открыла глаза и посмотрела по сторонам, но на саларианцев внимания не обратила. Старший не стал ждать, пока она окончательно проснётся.
— Марта, просыпайтесь.
Нечеловеческий голос пробился сквозь завесу сна, и женщина открыла глаза. Посмотрев по сторонам, Аманда поняла что происходит. Первой её мыслью было желание быстро подняться и убежать, собственно так она и поступила. Только вот ничего не получилось, сразу, как только Аманда вскочила, один из непрошеных гостей толкнул её назад. Тогда она забилась в угол и, поджав колени, закрылась одеялом, открытой была только голова. На её лице, появился сильный испуг.
— Вы кто такие, — закричала женщина, — что вы делаете в моей квартире? Немедленно убирайтесь или я вызову полицию.
— Не кричите, это бесполезно. Вся полиция и военные сейчас ловят китайцев, а соседи вам не помогут. Вы пойдете с нами.
Саларианец, который ранее включил свет, открыл стоящий у противоположной стены шкаф и, достав оттуда одежду, бросил её на кровать.
— Одевайтесь, — сказал старший. Говорил только он.
— Никуда я с вами не пойду, что вы себе позволяете, немедленно вон.
— Не истерите Марта, наш работодатель из систем Термина выразился относительно вас предельно четко. Если вы не пойдете добровольно, мы будем вынуждены применить силу.
После этих слов один из саларианцев достал пистолет и направил его на Аманду. На её лице появился ужас, она побледнела и ещё сильнее забилась в угол.
 Старший посмотрел на часы.
— Одевайтесь быстрее, корабль нас уже ждет, у меня нет времени на пререкания.
 Под дулом пистолета соображается плохо, Аманда поняла, что сопротивляться бессмысленно и подчинилась.
— Выйдете, — произнесла она подавленным голосом, — я переоденусь.
— Не выйдем, переодевайтесь так, чтобы мы видели.
— Это возмутительно, для вас вообще есть хоть что-то святое?
— Быстрее!
Делать было нечего, Аманда встала с кровати и начала переодеваться, никогда раньше у неё не получалось это так быстро. Когда она закончила, один из саларианцев взял её за руку.
— Хорошо, — сказал старший, — пошли.
После этих слов четверо похитителей вместе с бедной доктором Шварц покинули квартиру и направились к лифту, однако когда они подошли к нему вдруг совершенно неожиданно погас свет. Старший насторожился. Он снова приложил руку к левому уху и заговорил с оператором:
— «Рост», что это только что было?
 В ответ раздался настороженный голос:
— Похоже, опять электричество отключилось. Погасло всё здание.
— Камеры работают?
— Разумеется нет. Я ослеп.
— Это плохо, ладно давай подчищай сделанные записи и смотри за домом. Снаружи всё спокойно?
— Да.
— Хорошо.
 Он убрал руку и обратился к остальным.
— У этих идиотов опять электричество сдохло.
— «Нит», — ответил один из саларианцев, — у меня с самого начала было плохое предчувствие.
— Спокойно. Всё нормально. Пойдем по лестнице.
 Они спустились на парковочную площадку. Старший постоянно торопил своих подчиненных, желая как можно скорей сесть в аэрокар. Остальных такое поведение начальника удивило, они решили что выбиваются из графика, но причина была куда проще. Интуиция командира пророчила беду. Он вдруг очень захотел как можно скорее сесть в аэрокар и улететь подальше от Мильгрома. В чистое поле, где их уже ждет фрегат. Он-то доставит их домой, на родной Сур’Кеш, где тишина и покой, где сейчас расцветают сады и поют божественной красоты птицы.
Да-а, саларианскому майору хватило недели, чтобы всей душой возненавидеть этот насквозь прогнивший город, и больше всего на свете возжелать возвращения к до боли родным водопадам Аккера.
 На парковочной площадке было тихо, пока они отсутствовали, здесь ничего не изменилось. Это немного успокоило старшего, и он уверенно направил группу к аэрокару. Но стоило пройти половину путь, как ярко загорелся свет, и из двух фургонов, стоящих там же, выбежали две группы людей. Одного взгляда на них было достаточно, чтобы определить, что это полиция. Интуиции надо доверять.
Пустовавшую площадку наполнили сотни звуков, яркий свет мгновенно ослепил привыкших к темноте похитителей. О сопротивлении нечего было и думать, саларианцы оказались окружены. Набросившиеся на них бойцы спецназа закричали:
— Всем лежать, не двигаться, мордой в пол!
Старший мгновенно дотронулся до часов, отдав предупреждение о провале, в следующую секунду двое мужчин повалили его на пол. Аманда жутко закричала и попыталась вырваться. Не получилось. Держащий её саларианец быстро воткнул ей в руку шприц, и женщина громко вскрикнув, упала замертво. Сильным ударом приклада на пол был повергнут и её убийца. Остальные легли сами.
Через несколько секунд все четыре похитителя были скручены. К мертвой женщине бросились несколько человек, верящих, что она жива. Полицейские четко выполнили свою задачу и из фургона вышел Гонсалес. Удовлетворенно посмотрев на задержанных саларианцев он подошел к командиру спецназа и положил руку ему на плечо.
— Спасибо капитан. Вы нам очень помогли.
Командир спецназа, высокий мужчина, средних лет снял шлем и посмотрел на Гонсалеса.
— Да что вы, — ответил он, — одному делу служим, — он показал на Аманду, — девчонку жалко, не уберегли.
— Она знала, на что шла, я предупредил её, что во время захвата её могут попытаться убить и вас об я этом тоже предупреждал.
— Не успели. Были бы биотики, ещё можно было бы попытаться спасти, а так, — полицейский махнул рукой.
Гонсалес вздохнул:
— Ладно, что уж теперь, — он пожал капитану руку, — ещё раз спасибо. Без вас мы бы не справились.
Саларианцев начали грузить в фургон. Спецназ покидал место задержания. Гонсалес подошел к мертвой девушке. Рядом с ней сидел Джазим. Он держал её руку и всматривался в лицо, её глаза были пустые. Молодой лейтенант смотрел не отрываясь, он видел много смертей за последние месяцы, но этот момент он будет помнить до конца жизни. По его мнению женщины не должны умирать. Когда подошел Гонсалес он только презрительно взглянул на подполковника и, отвернувшись, заговорил гробовым тоном:
— Это ты виноват.
— Она сама попросилась.
— А ты мог ей отказать.
— Ты же знаешь, что не мог.
— Мог! Ты бы просто отправил Пауль на Землю и не устраивал бы этой рыбалки.
— Ты не в себе. Лети домой, проспись.
— Я не в себе?! Это ты не в себе, если позволил Ирме рисковать жизнью, — Джазим закрыл лицо руками. — Ну как же так? Разве так можно? Ведь если такое продолжится, то невозможно будет жить на свете.
Гонсалес вздохнул:
— Успокойся, не хватало мне еще, чтобы ты с ума сошел. Запомни, мы свою работу выполнили, а Ирма это боевая потеря.
— Боевая потеря?!
Джазим резко вскочил и толкнул Гонсалеса. Стоящие вокруг полицейские с удивлением посмотрели на двух офицеров службы безопасности. Несколько человек приблизились, готовясь их разнимать, но командир жестом показал им, что вмешиваться не стоит.
— Да ей всего двадцать пять лет было, — кричал Джазим, — для неё жизнь только начиналась.
— Ты чего, лейтенант? — ошалевшим голосом вскрикнул Гонсалес, но Джазим толкнул его ещё раз.
— Что ты мне толдычишь про работу? Думаешь, я ничего не понимаю? У нас приказ был доставить Пауль, и мы могли это сделать без такого спектакля. Кто тебя просил брать саларианцев? Ты же звёздочку хотел, ублюдок, поэтому и привлёк Ирму. Её смерть на твоей совести.
Джазим попытался ещё раз толкнуть Гонсалеса, но тот, ловко увернувшись, схватил лейтенанта, больно скрутив ему руку за спиной.
— А теперь слушай сюда, щенок, — Гонсалес ещё больнее надавил на руку Джазима и тот тихо застонал, — я вот эту истерику сейчас забуду и никогда больше не вспомню, а ты заруби себе на носу. Мы здесь работаем, и своей работой мы должны приносить пользу Альянсу и людям. Задержание четырёх агентов ГОР это огромная польза, и Ирма это понимала, поэтому сама согласилась подменить Пауль. Та наверно уже в Солнечной системе и вот-вот будет на Земле. Мы всё сделали правильно, так что успокойся и утри сопли.
Гонсалес отпустил Джазима. Почувствовав свободу, лейтенант отмахнулся и направился к фургону, что-то бормоча себе под нос.
— Ты умный парень Джазим, — крикнул ему вдогонку Гонсалес, — мне не хотелось бы тебя терять.
Отойдя от этой сцены, Гонсалес закурил и удовлетворенно посмотрел на фургон, куда только что посадили четырех похитителей. Доказательства вины были железные, ему осталось их только расколоть и заставить показать свою настоящую сущность. Подполковник был собой очень доволен, вместе с Джазимом они проделали огромный объем работы. Поскольку Бекенштейнское управление было практически разгромлено, каждому приходилось работать за троих. Однако именно Гонсалес от начала и до конца спланировал эту операцию. Это он обнаружил слежку, он договаривался с полицией о проведение облавы в китайском квартале, что на самом деле было лишь отвлекающим манёвром и лишь спровоцировало саларианцев на активные действия и это Гонсалес привлёк Ирму Крауф, без которой успех был бы невозможен. С ней ему дико повезло, молодая секретарша оказалась сама по себе очень похожа на Марту Пауль, а профессиональный грим сделал её неотличимой. Конечно, подполковнику было жаль эту дурёху, но он думал, что цель оправдывает средства. Гонсалесу казалось, что он победил ГОР. Когда саларианцы заговорят, а он их обязательно расколет, у Альянса появится неплохой козырь в начинающейся игре.
 Подполковник устал, он был эмоционально опустошен, неожиданно ему дико захотелось спать. Докурив и ещё раз окинув взглядом маленькую парковочную площадку, он направился к одному из фургонов, куда только что ушел Джазим. А два бойца спецназа в это время убирали тело Ирмы Крауф, которая на свою беду была очень похожа на Марту Пауль.

***

Бэлин с утра был в хорошем настроении. Сидя в своём кабинете, он просматривал отчеты Палавенского отдела и, поскольку материала было немного, намеривался уйти с работы пораньше. Сегодня он ещё хотел успеть в театр на столь любимую им оперу «Кольцо Нибелунгов». Человеческая культура очень привлекала директора, причем он сам не знал почему.
Когда он почти закончил и уже предвкушал, как будет сидеть в первом ряду театра «Метрополия» в дверь постучались. ВИ сказал, что это начальник оперативного отдела. Посмотрев на часы, Бэлин вздохнул, но все равно разрешил генералу войти.
Начальник оперативного отдела не просто вошёл, а вбежал в кабинет, вид у него был обеспокоенный, даже немного потрепанный, поэтому директор сразу понял, что случилось что-то необычное.
— Господин директор, — генерал говорил очень возбужденным голосом, — пришел отчет с Бекенштейна.
Бэлин припомнил: Бекенштейн, Аманда Шварц, внушение! Директор сразу почуял неладное.
— В чем дело?
— Из Мильгрома пришел отчет о провале.
— Та-ак, — уже готовившийся покинуть кабинет Бэлин сел на своё место. Похоже, опера отменялась, — докладывайте.
— При проведении операции по захвату бывшего сотрудника группы «Цербер», доктора Аманды Шварц, четверо наших оперативников были арестованы полицией города Мильгром. Им предъявлены обвинения в убийстве и похищении. Суд состоится через неделю на Элизиуме. Остальным членам группы удалось укрыться и вернуться на нашу территорию.
— Кто руководил операцией?
— Генерал Риммах.
— Так. Риммаха ко мне на ковёр. От вас через час жду самого подробного доклада, я хочу знать, как о приоритетной операции узнала полиция разрушенного города.
— Господин директор, я могу поручиться за Риммаха. Он не мог нигде ошибиться, скорее всего, полиция изначально знала об операции.
— Что вы хотите сказать?
— Тут не могло обойтись без участия СБА.
Бэлин задумался. За всю историю ГОР у неё не было серьёзных противников, их отсутствие вполне могло породить в группе самоуспокоенность. Произошедшее — это тревожный звоночек.
— Ладно, — после недолгого раздумья сказал Бэлин, — объявляю общее собрание через два часа. Там вы всё и изложите, причём самым подробным образом. Если люди и знали об операции, то я хочу знать откуда. Плюс я прикажу Тилону представить развёрнутый доклад об СБА, похоже, они довольно хорошо организованы. Необходимо тщательно проанализировать случившееся.
Собрание руководителей ГОР проходило в закрытых стенах. Потеря доктора Шварц убедила генералов, что группа далеко не всесильна, арест четырёх оперативников стал для них холодным душем. По итогам собрания было решено, что главную опасность для осуществления планов Саларианского Союза представляет Альянс. Земное направление стало приоритетным…


Четвертого декабря военный фрегат, перевозивший арестованных саларианцев с Бекенштейна на Элизиум, пролетая систему Утопии, перестал откликаться на сигналы. С Иден Прайм немедленно была послана поисковая группа, но она ничего не обнаружила. Экипаж и заключенные были объявлены пропавшими без вести. Командование ВКС делать официальные заявления отказалось.

Отредактировано: Ватрикан

Комментарии (14)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Альбакар
13   
Добавил в закладки дажно_)
0
Альбакар
12   
Очень интересно. Понравилось.
Продолжение есть? Будет?
0
1721
14   
Есть и будет. Рассказ вообще довольно большой, не зря жанр - роман-хроника. Просто сейчас у меня сессия.
0
ОстА
11   
Немного "детские" диалоги сотрудников спецслужб, естественно на мой взгляд. cool
0
3   
Ну можно поздравить автора, последнии две главы довольно интересны и что главное почти не спорны.. Хотя конечно, в последней, просматривается явный перекос в сторону СБА, ну это проблема большенства подобных произведений(наши умные и хитрые, а враги не далекие).Хотя тут как смотреть.Гонсалес заслуживает хорошего пинка под зад. И получит его, если агенты которых он захватил не обладают сверх ценной информацией. А это врядли т.к. это обычные оперативники. Зато ГОР теперь точно знает,что против них работают. Остается два вопроса.

1. Неужеле, во времена космоса и развитых технологий, человека до сих пор идентифицируют "на глаз"? Тем более представители другой расы для которой теоретически все мы на одно лицо.

2.(его конечно стоило задать в пред идущей главе) Где технологии Жнецов которыми всех пугает СБ? Горн - это протеанская технология. То есть его изучать и строить можно. И как вообще эта "Звезда Смерти" будет работать? Ведь, если смотреть без учета "зеленой магии", это огромный передатчик
0
ХАН
4   
Горн - не протеанская технология, ему миллиарды лет, и в каждом цикле он улучшался.
Так как Цитадель - технология Жнецов, а катализатор необходим для работы Горна, следует вывод, что Горн также является технологией Жнецов.
0
6   
Не согласен. По сути он огромный передатчик который позволяет транслировать по всей сети Жнецов некую команду\иформацию. Скорее всего и задумывался для этого. А Цитадель не технология Жнецов, скорее на оборот Жнецы- технология Цитадели.
0
ХАН
7   
Пишешь, что не согласен, и фактически подтверждаешь мои слова.
От того, что Жнецы - технология Катализатора, протеанской технологией они не становятся.
0
9   
А я и не утверждал, что Жнецы это протеанская технология. Я говорил, что Горн таковым не является. Пусть он не чисто протеанский, но Жнецы к нему приложились врядли. Возможно он был задуман Катализатором, в качестве аварийной кнопки для борьбы со Жнецами. А возможно какая то раса сама дошла. Но это не делает его орудием Мирового Зла. Ведь по факту опасны две технологии: ментальное подчинение и инвазия нанидами. Остальные технологии Жнецов в принципе полезны и угрозы не несут.Ну или об этом скромно умолчали.
Я просто это все к тому, что активность СБ на данном этапе выглядит не оправданно. Плюс игра вообще идет без союзников. При том что у одних почти целый флот, а у других разгромленная планета, полное отсутствие координации и два врага. Один уже реальный, а второй пока потенциальный.
0
e_ch
2   
Интересная повесть получается, только уже хотелось бы узнать что там с лиарой, 1721, мы же волнуемся)))))
0
ХАН
5   
Автор надеюсь не оставит ключевых персонажей без внимания? (и Эшли в том числе :))
0
1721
8   
Ключевые персонажи без внимания не останутся. Я постараюсь показать место каждого героя игры в новом мире. О Лиаре я конечно не забыл, она играет очень важную роль и я к ней обязательно вернусь. Просто всему своё время.
Ну а Эшли я никогда не оставлю, ведь во многом из-за неё я и начал писать. Более того, её второе появление может вызвать очень бурную реакцию. Правда это будет где-то через главу.
0
ХАН
10   
Славно smile
0
Ватрикан
1   
Интересный рассказ с интригующим сюжетом. Меня, как "политрука Альянса" (С) особенно порадовал успех контрразведки Альянса. Будут "рогатые" знать, как на территорию людей соваться! Так держать! happy

Как у редактора, у меня претензий почти нет, были мелкие опечатки и недочеты, но всё в пределах нормы.
0