Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

МЕчта. Глава, в которой появились новые герои и слишком много вопросов



Жанр: Боевик, Юмор, Сюрреализм
Персонажи: Брон, Юла, Падальщик, Лили, Батон, Гриб, Ворон, Стрелок и т.д.
Фандом: Сайт masseffect2.in и Вселенная Mass Effect
Описание: Продолжение бредовой истории, в которой бравые ребята ищут артефакт, попадают в передрягу, а в лагере начинается война.
Предупреждение: Есть совсем немного мата и много нелогичного.

 



— Я тебе так скажу. От словосочетания «девять холмов» даже у кроганов трясутся ножки и ручки. Всякие легенды ходят, Калем. Но у тебя есть уникальный шанс стать этой самой легендой наподобии Шепарда. Ты только представь. Саларианец переступивший черту и ставший героем для всей Галактики! Ну же, давай. Не дури.
— Да идите вы все лесом! Никуда я не пойду!
Калем обнимал красно-жёлтый камень и не желал сдвинуться с выбранной позиции. Группа уже более получаса топталась на одном месте, но саларианца невозможно было оторвать от скалы. Фиолетовая амфибия словно приросла к могучему изваянию природы.
— Ну, кто из вас умников додумался рассказать ему подробно байки Девятых холмов?! — дрелл осуждающе посмотрел на соратников. Стрелок и Ворон пожали плечами, Лилит непринуждённо рассматривала, словно в первый раз, свой дробовик, а Брон с Юлой рубились в откуда невесть взявшиеся карты. Лишь Аес смотрел на небо и что-то там насвистывал. Так дрелл и нашёл виновника событий.
— Что ты ему наболтал пока мы шли сюда?!
— А что я сразу? Офонарел такое заявлять?! Между прочим, я знаю истории и пострашнее, а он струхнул как девка. Тоже мне, разведчик из ГОР. При виде таких плеваться хочется. — Аес усмехнулся и поправив арафатку, пнул песок под ногами и присоединился к компании картёжников, давая понять, что не желает далее вести разговор.
— Может, я смогу помочь? Видимо саларианец ещё не акклиматизировался под местную среду, и пока ему сложно. — Лазурного цвета азари сплюнула жвачку и сняла очки с переносицы, после чего неспешной походкой подошла к Максу. — Аес тот ещё шутник. Ты пойми...
— Шутник?! Он мне рассказывал, что отстреливался от трёх молотильщиков, бежал от преследующих его диких мутантов-ягов и даже и видел некую Джоану. А ведь он там был.
Лили похлопала по плечу Калема и тихим голоском молвила
— А кто сказал, что будет легко? Мы, думаешь, рады тому, что здесь оказались? Обстоятельства или случайности — они, знаешь ли, имеют вес. Кто-то оказался в отряде даже не совсем по своей прихоти. Кому-то нужны деньги, — и азари недовольно глянула на шутника — кто-то здесь ради приключений, — и теперь взгляд лазурной был обращён в сторону Брона и Юлы, — а кто-то оказался не в том месте и не в то время, — и Лили подмигнула незадачливому саларианцу Максу.
Немного пораздумав над словами азари, Максим всё же кивнул и отцепился от выступов в скале, за которые он так крепко держался. Многие вздохнули с облегчением, и лишь один человек в арафатке продолжал делать вид, что ничего и не было.
— Чую я, ребята. Ждёт нас ЖОПА! Большая такая, упругая и волосатая, с прыщами...
— Ты случайно не свою описываешь? — Ворон засмеялся, глянув на забеспокоившегося парня с битой.
— А ты хочешь увидеть мой голый зад? Так я тебе сейчас устро...
Дрелл не смог не улыбнуться, но толкнув слегка в плечо Аеса, заставил того замолчать. По его мнению, у Калема плохо было с чувством юмора и такие шутки могли его напугать.
— Хватит тебе уже. Стоит тебе показать свою задницу — так сразу проблемы. Стычка с кроганами лишь подтверждает это. Насмотрелись. Тоже мне, киносеанс решил устроить.
Теперь улыбки были на лице каждого.
— Ну всё. Постояли, отдохнули, пообщались и теперь вперёд. Времени немного.

***

— Течёт река Волга, и... это... Среди хлебов спелых среди снегов белых...
В баре было душно и полно народу. В восточной части всегда было куда шумнее, чем на западной. Даже шутили поэтому поводу, мол, Цитадель — она на Западе, а Омега — вот она, родная, на Востоке. Особую атмосферу в местный бар вносил удачливый лётчик Волирик. Он совсем не стыдился своего голоса и распевал о бескрайних просторах Руси, о великой русской реке без всякого стеснения.
— ...Течет моя Волга, а мне семнадцать лет...
Беркут с недоверием смотрел на не совсем уже трезвого лётчика и вопросительно уставился на Падальщика. Сам же предводитель небольшого отряда покидать помещение не спешил. Лишь с ухмылкой наблюдал за человеком, который очень быстро адаптировался в новой среде.
— А по тебе не скажешь, карханец, что тебе семнадцать лет.
— Ясен пень, что не семнадцать, — неожиданный гость подмигнул рейнджеру и снова опрокинул рюмку забористого рома, — это же песня. Вот только чего ты меня карханцем кличешь? Называй как я тебе сказал. Что, сложно что-ли? Али по-нашему не разумеешь?
Покачав головой, рейнджер передвинул стул чуть поближе к лётчику.
— Это турианское слово. Не знаю, что оно означает на их языке, но так они кличут всех новичков. То есть тех, кто прорывался через дыры. Ну, а потом прижилось. Тут даже отдельный карханский отряд есть. Это те, кто по сути своей особой помощи лагерю принести не могут.
Волирик усмехнулся, уставился на неизвестный ему фрукт и начал долго его изучать. Но в какой-то момент голод взял своё, и, очистив неизвестный зигзагообразный плод от фиолетовой кожуры, попробовал его на вкус
— Вкусная хреновина. — Сказав это, он устроился поудобнее на своём стульчике и прикрыл глаза. — Эх, мне бы в небо... Так что, меня в этот, Карханский отряд отправят? Значит, клоуна и психопата с колпачком тоже туда отправили!? Нет, я сразу говорю — ты не обессудь, не обижайся. Но иди-ка на все четыре стороны. Дай мне инструменты, и я починю свою малышку. А там уж пойму, куда лететь, чтобы выбраться отсюда.
Рейнджер лишь засмеялся в ответ и посмотрел на голографические часы. «Если бы было всё так просто» — мелькнула мысль в его голове. Он уже давно как задумывал со своими драпануть отсюда за девять холмов, найти этот артефакт и перейти снова Туда. В родной мир.
— Знаешь, Волирик. Я, честно говоря, не люблю что-либо разъяснять и рассказывать. Но не знаю почему, ты доверие вызываешь. Так вот, говорю откровенно. Никуда ты не уйдёшь. А если и сможешь уйти — тебя найдут либо хаски, либо яги. Не советую тебе встречаться ни с теми, ни с другими. В лагере каждая живая единица на счету. Я не знаю, куда тебя распределят. Может, в тот самый отряд, а может на передовую. Но знай, выбора у тебя считай что нет. Неверный шаг — и окажешься между молотом и наковальней. Хочешь такой участи, а?
Счастливая, довольная физиономия бывалого лётчика сразу сменялась на угрюмую и очень хмурую. Сказав пару крепких слов, он взял бутылку в руки и приставив горлышко к губам, голову откинул назад и начал «хлестать» пойло.
— Ты потише-то, сударь. Как только нам выдадут данные, мы уйдём, а тебя направят туда, где ты будешь полезен. А в пьяном состоянии трудно не то, что передвигаться, а даже думать.
Встав со стула, Падальщик дал понять Беркуту, что пора уже на выход. Тот кивнул и схватив свой пистолет, направился к месту сбора.
— Да пошёл ты, заботливый ты наш. Сударь, понимаешь ли...
Вдруг, двери распахнулись и в зал ворвался батарианец. Сзади него как можно быстрее пытался двигать щупальцами ханар. Если четырёхглазый успел увернуться от Беркута, то вот ворвавшийся в помещение ханар оказался не у дел. Наступив при этом случайно на щупальце несчастного, рейнджер, падая, тут же поспешил прикрыть уши и не зря. В баре раздался жуткий вопль обладателя шести тонких длинных ножек. Беркут знал, что вопль ханара очень даже напоминает вопль баньши, просто тональность чуть другая.
Все затихли. У лётчика вся рассеянность и расхлябанность моментально пропала. Словно он и капельки спиртного не взял. Каждый смотрел в сторону необычной парочки. Батарианец ухмыльнулся, так как вопль ханара сделал то, чего он хотел добиться, но не знал как. В самом большом Баре восточного лагеря всегда было шумно, но теперь гнетущая тишина.
— Парни, Церберовцы напали на Штаб! Они ещё держаться, но по улицам шагают штурмовики и центурионы. В здания врываются фантомы. У Штаба орудуют Атласы. Сматываемся отсюда!
— Откуда здесь такая орава?!
И началось! Сумятица, визги, хохот, суета, крики. Постепенно, но нарастая, паника охватывала всех. От мала до велика. Обдумав всё за пару минут, сержант забрался на стол, взял Фалангу в руки, нажал на курок и раздался выстрел. Штукатура посыпалась на голову молодого бойца, но он решил не придавать этому значения.
— Отлично выглядишь, сержант! — свалившийся словно из ниоткуда пилот просто не мог не съехидничать.
Убедившись, что все вновь замолчали, он вернул пистолет на место и начал толкать речь.
— Так, давайте будем мыслить здраво и без спешки. Спешить — себе навредить. Хорошо? Отлично. Все согласны. Теперь... Ты, — прибывший батарианец с удивлением уставился на указательный палец Падальщика, — расскажи мне подробно. Как всё случилось. Как давно и так далее.
— Как давно... Примерно десять минут назад организовали нападение на темницу, ну, которая для неудачников. Ну, беглецов.
— Темница? Это та, которая на западной части города? — раздался встревоженный голос из толпы.
— Точно. Потом три атласа и парочка кадьяков устремились в сторону Штаба. Это то, что я узнал и то, что видел.
Почесав подбородок, Волирик подошёл близко к батарианцу и ухмыляясь, смотря тому в его нижние глаза, молвил:
— А вдруг ты лжёшь? Разве возможно так всё быстро провернуть? За десять минут?
— Возможно. — Все вновь уставились на сержанта, который теперь активно давил подушечками пальцев по клавиатуре уни-интсрумента. — Если за операцию взялся Кай Ленг.
Гробовое молчание. Никто не знал, что и сказать. Сержант наконец отпустил руку и почесав затылок, спрыгнул со стола. Взгляд был вдумчивый, лицо напряжённое.
— Значит так. Они пошли на штурм. В таком случае покажем Церберу, что и мы не лыком шиты. Так, первыми пойдут кроганы. В зале есть биотики? Отлично. Вы их прикрывайте.
— А как быть с Атласами и Фантомами?
— Мне нужны снайперы. Те, кто отлично стреляет на расстоянии. Фантомов главное не подпускать близко. Но вот как быть с Атласами... — рейнджер вновь призадумался.
— Не парься. Доверь механических идиотов мне, мальчик. Я тебе всё устрою. Будешь мне ноги целовать, я гарантирую это. — Волирик подмигнул сержанту и в который раз хлебнул рома из бутылки.

***

— Гриб, ну куда ты спешишь? У нас, кстати, и репетиции не было.
— Забудьте про репетицию, девочки. У нас теперь новая программа выступлений.
Азари с удивлением переглянулись, но от турианца не отставали. Лишь продолжали идти по узким улочкам, пробираясь между пустых контейнеров, мусора и прочего ненужного хлама.
— Может нам объяснишь? У нас новое турне? — Экси очень не любила, когда её втягивал в то, о чём она и представление не имела.
— Ты быстро схватываешь, Экси. Да, у нас теперь совершенно другое турне. Придется сменить маршрут и, милые дамы, сменить песенки на более агрессивные.
Мэмми улыбнулась и прибавила шагу. В результате, она смогла догнать торопливого любителя кофе. По лицу друга азари сразу поняла, что дело пахнет жаренным, но решила всё же уточнить.
— Насколько «агрессивные»?
Потерев шею, криминальный авторитет по кличке «Кофеин» остановился на перекрестке дорог. Он всё никак не мог вспомнить, куда идти дальше. Его уни-инструмент как назло забарахлил.
— Представь, что ты солистка группы Rammstein или Metallica. Вот настолько.
И снова азари переглянулись, не скрывая своего удивления и теперь ещё нервозности. Впрочем, они не стали дальше выпытывать у главаря их маленького отряда информацию. К этому времени он вспомнил дорогу и продолжил путь.
— Когда созреет — скажет, — шепнула Экси своей подружке на ушко. Та лишь кивнула в ответ.
— Я всё слышу! — впереди находящийся турианец не собирался так просто сдаваться
— Врёт! — тут же поспешила заверить Мэмми попутчицу.
Какой-то момент они уже сильно устали, думая попросить таймаут, но к их счастью, Гриб остановился и, повернувшись лицом к коммандос, улыбаясь, молвил.
— Пришли! — И указал на небольшую стальную дверцу. — Только прошу без ваших любимых штучек. Хорошо? Это серьёзный товарищ, и он не любит, когда всё сумбурно.
Азари лишь состроили недовольные мины. Обе чуть ли не одновременно скрестили руки и повернулись чуть боком, давая понять турианцу, что они обижены.
— Ладно, девочки. Заходим.
Впрочем, в проёме двери уже кое-кто стоял и этим кое-кто являлся элкор, причём очень крупный элкор. В проёме двери стоял самый знаменитый продавец оружия во всей Галактике. Сам Покрышкин, как его называли друзья.
— О, рад тебя видеть! — Гриб даже если бы очень захотел, вряд ли бы смог скрыть в своём циничном саркастичном голосе нотки радости.
— Радость. Я также рад тебя видеть. Учтивость. Прошу пройти за мной.
И тройца послушно устремилась за могучим существом.
В результате они находились под землёй. В огромном зале было немыслимое количество самого разного оружия. Невиданных размеров и возможностей. Никто не знал, откуда у этого элкора столько оружия. Но Покрышкин славился даже не количеством огнестрельного или холодного оружия. Арсенал славился очень редкими экземлярами, в чём могли убедиться азари, когда они оказались в этом загадочном месте.
— Дамы, мы находимся в гостях у оружейного барона. Здесь есть всё, что пожелает коварная душа самой капризной азари.
— Смущение. Я всего лишь умею хорошо торговать.
Впрочем, Экси и Мэмми вряд ли слушали внимательно. Они просматривали стэнд, трогали, ощупывали, нажимали на курки. У любого, кто более или менее разбирался в оружии, безусловно потекли бы слюнки. А впрочем, у азари как раз и было такое состояние. Восторженно-жадное.
— Месье Покрышкин, а что это такое? — Мэмми указала на меч, что торчал прочно в камне. Экси всё пыталась вытащить холодную сталь из камня, держа за рукоять, но никак не выходило. Элкор с привычным выражением лица смотрел на попытки девушек вынуть всё таки меч.
— Грусть. Не могу продать эту глупость. Никому не нужна. Не могут вытащить, и это меня удручает.
Теперь настала очередь Гриба спросить. Он буквально волочил за собой гигантский дробовик. На полу от него образовалась длительная царапина. Клеймор потрясал своим размером, и девушки сразу же забыли про меч, который невозможно было вытащить из камня
— Вот это да. Кому нужна такая громадина!?
— Восхищение. Говорят, он принадлежал к вождю клана Урдноту, который жил триста лет тому назад. Сейчас таких кроганов нет.
Гриб усмехнулся и напрягшись, придвинул его к стенке. Вещица отняла достаточно сил, но по этому поводу пианист совсем не расстраивался. Лишь погладил древнее оружие.
— Теперь я понимаю, как они смогли победить рахни. Ладно. Месье Покрышкин даёт нам 50% скидку, так что берите всё, что хотите. Только быстрее, девочки, быстрее. Побаловались и хватит.
Серокожий элкор, на плече которого красовался серп и молот, а на другом загадочная семёрка, пристально смотрел на гостей, а потом на своё богатство. Он не любил расставаться с товаром, хотя и являлся продавцом. Просто он питал слабость к оружию. Но тут была общая идея.
— Настороженность. Гриб, я надеюсь, всё получится.
— Я тоже, товарищ. Я тоже.
С восхищением водя пальцами по стволу девяносто восьмой Вдовы, Экси покачала головой и тонкими пальчиками нерешительно обхватила оружие убийства. Она видела характеристики этой вещицы и мечтала о ней. Восхищение подруги разделяла и певица Мэмми.
— Да уж, классная игрушка. Возьми себе. Кстати, ты не знаешь, чего его Покрышкиным зовут?
— Через дыры не только же карханцы падают, но и мусор всякий. Говорят, он специально сжёг тысячи старых покрышек, чтобы во время наступления Жнецов союзники могли отступить без ощутимых потерь. В результате был такой пожар, дым и такая вонь... Через стену огня немногие из тварей Жнецов смогли прорваться.
— Умно. Сжечь то, что никому не нужно, и при этом что-то получить.

***
Три яга пересекали пустыню и не останавливались. Отлично экипированные, с пулемётами и дробовиками в руках, они двигались в сторону девяти холмов. Безмолвные, яги не издавали ни звука, и на песке оставались следы от их огромных лап. Песчинки продавливались под тяжестью крупных хищников с планеты Парнак. Но внезапно тот, что держался впереди, остановился. Его сородичи также приостановили ход, не решаясь спрашивать, что же случилось.
Главный медленно подошёл к небольшой скале и внимательно её осмотрел. Что-то ощупывая и рыча, яг присел и также водил пальцами по песку. Обдумав всё, он посмотрел на своих напарников и хлопнул ладонью по песку.
— Они были здесь!
Яги приблизились к вожаку и внимательно также начал осматривать местность. Они не могли понять, с чего так и лидер решил.
— Они были здесь, — повторил самый крупный из хищников и почесал своё брюхо. — Были. Видите? — Он указал на тёмное пятно на камне. — Тут помочились.
— Тогда выступаем, Батон? Чего ждём? — сопартийцу явно было невтерпёж.
Яг резко отрицательно покачал головой.
— Подожди. Этих дезертиров мы догоним. Во всяком случае, майору я обещал, что захвачу смелых ребят и доставлю их живыми для его пыток. Не впервой нам, даже, братцы? Ох, не впервой. Они недалеко ушли. Думается, мы отстаём от них на пять-шесть часов, если не меньше. А пока я тоже на этом прекрасном камне оставлю след...

***

Владения пустыни закончились и теперь небольшой отряд смельчаков пересекли границу песка и леса. Довольно быстро Калем сдружился с ребятами и немножко информации узнал о каждом. Некая характерная черта, что выделяла того или иного члена его команды от остальных. Например дрелл по кличке Мандарин был довольно общительным человеком, и, казалось, был в курсе всех творящихся дел в городе, но в тоже время назвать его навязывающимся нельзя. Он охотно отвечал на вопросы, но не более того. Азари Лили была скромнее, держалась чуть в сторонке, но Макса настойчиво не покидала мысль, что уверенности ей не занимать, и фору она даст многим. Перешагивая через сломанную ветку, Брон с необычным то ли рюкзаком, то ли сумкой говорил вообще мало. Видимо, он был всегда таким, когда слушал любимую музыку и с шлемом разноцветным не любил расставаться. Юла же внимательно осматривала местность и порой даже пропадала куда-то, а потом возвращалась. Теперь Калем понимал, почему этой девчонке дали такое прозвище. Она была очень активна и ни разу не пожаловалась на усталость, хотя самому саларианцу приходилось туго. Ворон же был очень спокойным, но если все начали обсуждать какую-то тему, то он обязательно подключался. И вот когда он подключался, то без шуток было не обойтись и многие улыбались. Сам же Аес действовал спонтанно. Иногда общался и улыбался, а иногда огрызался и было дело, даже дал пинка любопытному саларианцу, когда он хотел увидеть лицо спящего Аеса. Девушку, которую активно в отряде именовали Стрелком, рассказывала кучу забавных истории, смеялась и иногда вскользь упоминала с придыханием и восхищением Его. Как заметил Калем, она являлась настоящей душой компании.
Вся эта картина привела Калема к одной важной, но очевидной мысли. Все они давно знают друг друга, а ему лишь предстоит узнать. Так они и шли, пока дрелл не поднял руку и не остановился. Все тут же притихли и замерли на месте. Не зная почему, но Калем решился нарушить возникшую тишину:
— Что случи...
— Тихо! — Юла была встревожена и поднесла к губам указательный палец. Максим был недоволен, что его перебили и только он хотел сказать в ответ, как услышал характерны звук. Кто-то перезарядил ружьё и теперь дуло приставили к затылку. Тут же осознав, что его длинный язык может привести к фатальным последствиям, бывший человек замолчал.
Манди присел на цыпочки и коснулся земли. Внимательно изучая небольшое углубление в земле, он посмотрел по сторонам и лишь потом повернулся к своим.
— Вы не поверите. Тут был Чаплин и кто-то ещё.
Ворон усмехнулся и подошёл ближе к чешуйчатому другу.
— Чего тут делать человеку с тросточкой в диком лесу, по которому гуляет ватага каннибалов, хасков и прочей нечисти? Да ещё и попутчика нашёл.
— С ним было двое. Ещё один человек и... кварианец.
— Кварианец? Так эти же дальше своего Мигрирующего Флота лапы не суют. На их столетних посудинах и так полно проблем. — Аес не мог не сдержаться и съехидничать.
Встав в полный рост и стряхнув с ладоней частички рыхлой сухой земли, Манди указал в сторону возвышающихся высоких, казалось, подпирающих небо гор.
— Они пошли в ту сторону. Калахире только ведомо, зачем им в эти края, ведь там никакой жизни. Но как я понимаю, нам тоже надо идти туда. Данные из коробочки, которую откопал ты с Грибом... — Манди обратился к саларианцу. — Вообщем, путь наш лежит в страну заснеженных пиков и холодного ветра.
— А мне нравится. Если мы умрём не от голода, не от жнецовских выродков, или от причуд этого леса, то точно умрём от мороза. — Брон просто не мог скрыть своего оптимизма.
— Ладно, задача есть, и надо её выполнять.
Возражать никто не стал. Да никто и не хотел.
Ещё два часа блуждая среди безмолвного, тихой лесной чащи, Калем осматривал местность и поражался тому, что видел и ощущал. Здесь было очень непривычно, неуютно. Солнце по прежнему светило, но не было вот этого света радостного, доброго, который бывает обычно. Здесь не пели жаворонки, не издавал знакомые звуки кабан, не пробегал олень, и гигантские Божьи Коровки не взлетали ввысь, дабы поохотиться за стрекозами. Лес молчал.
— А чего тут так тихо? Это тишина...
— Ну так это давно. Тут вообще никакой живности нет. Раньше высовывались из лагеря, думали, здесь еды полно, да какой-там. Ничего. Нигде.
— А ягоды там, плоды деревьев?
— Кого ты собираешься накормить ягодами, саларианец? — Ворон хмуро смотрел вперёд, беседуя с Калемом. Стрелок взяла мачете и срубила мешающий ей сук деревца, при этом тихонько напевая мелодию. — Кроганы скорее напихают эти ягоды тебе в задницу, чем предпочтут их съесть. Им мясо нужно, а не грибочки с листочками. Да и к тому же многое что здесь растёт — несъедобно и даже ядовито для организма. Проверено.
Калем с удивлением уставился на Ворона, мол, как же ты жив остался?
— Чего смотришь? Не, ты что. Я не сумасшедший. Здешнюю пакость не ел и не собираюсь. А вот Кайзер — он может. Правда, на его месте я бы вряд ли бы поступил иначе... За ним гнались наёмники. Кайз правда сам их завёл в лес, но вот незадача, припасы упали в реку и... Он не ел четыре дня, так что, съешь что угодно. Хрен знает, как он выжил.
История про некого Кайзера геймера очень заинтересовала. Повернувшись лицом к следующему за ним Ворону, он уже хотел уточнить, как услышал голос Юлы, которая возникла в который раз внезапно.
— Там есть пещера. Рядом никого. И ещё я нашла это. — Она поднесла повязку, на которой была одна только буква.
— Твёрдый знак. Ну надо же... где ущелье? Показывай дорогу. — Дрелл взял повязку из рук разведчицы и, покусав губу, кивнул то ли себе, то ли напарнице и, настрочив что-то на инструметроне, ринулся за убегавшей девушкой. Всех остальных звать не пришлось.
Стоя перед входным отверстием, Калем поёжился. «Что там?» — вот какой вопросего мучил.
— Как думаешь, насколько глубока эта пещера, и куда именно она ведёт?
Манди пожал плечами. Лили было видимо совсем безразлично куда идти. Она вновь жевала зубочистку (и откуда она только их достаёт!?) и, конечно, чистила свой обожаемый дробовик. Стрелок даже как-то, смеясь, заметила, что «она любит чистить оружие так же часто, как Гаррус заниматься калибровкой». Приблизившись к ней, он услышал такие слова:
— ...Du hast mich... Du hast mich gefragt... Nein...
Калему становилось страшно находиться с этой лазурной представительницей прекрасной расы азари.
— Манди, слушай. А давай я постою тут, у входа в пещеру? На стрёме, а?
— Наши задницы есть кому прикрывать, пойми. А вот такие спецы из ГОР как ты как раз нужны впереди. Пойдёшь вместе с Юлэ. В этой пещере может быть что угодно. Но я знаю одно — там есть тролль.
Услышав это, Калем пошатнулся.
— Кто прости?
— С ушами что-то, а, Калем? Он — самый крупный тролль на этой планете и, кстати, он тоже Стрелок. Только с твёрдым знаком. Его повязка оказалась в руках Юлы, а значит, с ним что-то случилось, так что в путь дорогу.
Слабо улыбнувшись, Калем посмотрел в сторону пещеры.
Как же хочется проснуться...
Инструметроны отлично светили в темноте. Отряд спускался вниз, но довольно медленно. Под ногами было сколько и приходилось цепляться за стены, чтобы не упасть. Чем дальше вниз — тем уже и теплее. Первые капельки пота выступили на коже по примерным подсчётам саларианца тогда, когда они прошли чуть меньше полкилометра. Но пещера всё не заканчивалась и они уходили всё дальше вниз.
— А мы не сильно не уклоняемся от курса? — голос Лили выдавал её встревоженность.
— Следы Чаплина и нашего объёмного друга ведут сюда. Я думаю, они многое нам могут поведать об артефакте, который мы ищем. — ответил дрелл. Не смотря на крутой спуск, Манди не сбавлял ходу, и это печалило Калема. К тому же, ему очень хотелось спать, ведь к таким приключениям он совсем не привык.
К его счастью, ребята вышли на ровную поверхность. Небольшое помещение, в котором было громадное количество сталактитов. От причудливых столбов природы исходил светло-синее, едва видимо сияние. Чуть подалёку образовалось небольшое озерцо, в котором отражалось всё, настолько оно было прозрачным. Зеркальное отражение озера напомнило Максу о родном Байкале, и тот загрустил о родине ещё больше. Но не долго пришлось саларианцу унывать.
Чуть подалёку раздался вопль. Страшный, пронзительный, пробирающий до самых костей. Выругавшись, Ворон направился было уже в сторону прохода, благодаря которому они и оказались здесь, но его остановил сам Калем.
— Не стоит.
— Напоминает вопль ханара. — Стрелок сжала рукоятку своего мачете и потянулась к пистолету — вот только что здесь делать ханару?
— Я бы обоссался от счастья, если бы это был ханар, но чует моё сердце — это не он, а Баньши.
Вопль протяжный раздался вновь. Калем готов был поклясться, что волосы у Юлы поднялись вверх.
— Проклятье! Это баньши! Так, отходим, назад. Она приближается!
Позади них раздался второй вопль. Со стороны озера тоже шли гости
— Ну как же. Одна. Наивные. Это ловушка! — Брон взялся за штурмовую винтовку и спрятался за сталактитом. — Прав ты был, Калем. Нужно было, чтобы сверху кто-нибудь на шухере стоял.
— Что толку обсуждать. Все в западне. Так, занять позиции, приготовится к бою. Учитывая возможности этих приближающихся красоток, думаю у нас не больше двух минут.

Ворон с Манди что-то ещё друг другу сказали и бросились в разные стороны. Калем не знал куда деться, но тут же почувствовал, как его взяли за шкирку.

— Не стой на месте как истукан. За камень они тебя не примут, уж поверь. Маскировка вряд ли поможет. Чуют эти твари наших, чуют. Будешь со мной и не смей шагу от меня сделать. — Аесу трудно было возразить. Калем пытался посмотреть в глаза опекуна, но так их и не увидел. Очки да арафатка скрывали лицо парня.
Теперь вопли Баньши были слышны отчётливо. Они были очень близко. Выглянув наружу, Макс увидел этих самых, как сказал Ворон, «красоток» и он не смог сдержать рвотных позывов. На столько были уродливы и страшны эти твари.
Хлопая по спине, Аес улыбался
— Эх, это у всех бывает. У меня схожая была реакция, когда я их впервые увидел. Ты только не беги на них. Стреляй и держись как можно дальше. Они очень любят играть в догонялки.
К несчастью отряда, из всех возможных дыр полезли и другие отродья Жнецов. У Баньши была неплохая поддержка. Началась перестрелка.
— Как только они доходят до озера — отступаем назад. Подходят к столбам — отходим к стене.
— А дальше куда?
— Ты не спрашивай, Брон. Ты стреляй.
Манди не хотел отвечать на этот вопрос, и все знали почему. Баньшей было три. Три сестрицы кидали белые, смертельные для любого сгустки энергии в компанию Калема и приходилось стараться, чтобы они в тебя не попали. Отстреливаясь, Калем держался рядом с Аесом и даже испытал восторг, когда попал в голову налётчика, но каково же его было удивление, когда он услышал диалоги ребят.
— У меня четырнадцатый! — Стрелок прицелилась и нажала на курок. Раздался выстрел и термозаряд пропал. — Поправолчка. Пятнадцатый!
— Девятнадцатый! Кто-нибудь, дайте мне ещё зарядов! — Это уже Брон вопил, пытался перекричать шум пальбы.
— Вы лузеры! У меня двадцатка уже! — Аес улыбался. Биться он очень любил.
— Не зазнайся. У меня очередной хэд шот и двадцать третья смерть! — Лили подмигнула и, оттолкнув от себя хаска, повалила сапогом на пол и контрольным выстрелом снесла тому голову.
О своих результатах Калем решил умолчать. Но всё это было весело до поры до времени, ибо Баньши тоже не спали.
— Чёрт, я ранен, ранен! О боже, я истекаю кровью! Я вижу свет в конце тоннеля, я вижу ангела. Я прошу вас, я прошу, скажите, что я любил её, я...
Испуганная, Стрелок подбежала к напарнику и начала осматривать рану сопартийца, при этом крикнув Калему: «Прикрой!» 

«Легко сказать, прикрой!» — но всё же Макс остановился и присел, пытаясь попасть в ближайшие цели.
— Мои дни сочтены. Ну, всё, ща спою...
— Да успокойся ты! Тебя лишь чуть зацепило! Тоже мне, герой хренов. Вставай уже. — Девушка сплюнула и, встав на ноги, побежала назад, так как противник приближался к озеру.
Одну Баньшу устранить удалось. Это Манди использовал зажигательные патроны, после чего как она не старалась, но спасти уже себя не могла. Однако напор только усилился и им приходилось отходить.
— Иди на ***! — послышался могучий голос бойца с суровым, но добрым взглядом. — Так долго не протянем! — крикнул Ворон и он был прав. Словно в подтверждении его слов, он получил ранение в ногу и, охнув от внезапно накатившейся боли, упал на колени. Ребята в беде товарища не оставили и, подхватив его, потащили у стене.
Спрятавшись за большим камнем, саларианец закрыл глаза. Бой обещал быть долгим, но исход его был уже ясен. Зарядов осталось совсем немного, есть раненые, а наступавшим, казалось, конца и края не было. Слуги Жнецов шли напролом, давя числом. 

— Ну. Всё кончено. Считай, наши дни сочтены.
— Рано ты прощальную оду запел.
Слова эти принадлежали парню в разноцветном шлеме. Он снял со спины свою сумку и расстегнул её. На глазах Калема, Брон вытащил небольшую гитару с тремя струнами.
— Ты чего это? У нас тут бой, а ты играть собираешься?
Он ничего не ответил. Лишь дал знак Манди и, пригнув спину, медленно, но верно, иногда ползая, шёл навстречу врагу.
— Эй, что он делает? Он умереть хочет? Вы чего, ребят, так просто отпускаете парня с маленькой гитарой!?
— Всем пригнуться и спрятаться. Прижаться к земле! Всем!
Ничего не понимая, саларианец послушался голоса дрелла и прижался к земле пещеры. Звуки издаваемые баньшей его так бесили, что он от злости ударил кулаком по земле. Секунды шли. Невыносимые по продолжительности. Одна, вторая... казалось, настала вечность. А потом... А потом он услышал музыку.
Звуки потекли во все стороны. От гитары исходили волны биотики, которые распространялись вокруг. Все, кто был на пути этой волны оказались в очень плачевном состоянии. Музыка маленькой гитары заглушила вопль самых страшных жнецовских тварей. Умирало всё. Перебирая струны, Брон чуть качал головой, вспоминая ноты.
И когда музыка затихла — ни осталось никого в живых, кроме отряда. Обессиленный, Брон упал на землю и выронил гитару.
— Так что это было?
— Эта Гитара создана с помощью новых технологий. Ну, там много всякого. Всего не скажу, так как сам не особо разбираюсь. Но действует гитара с помощью нулевого элемента. Конечно, в больших количествах он опасен для владельца, поэтому она такая маленькая, но зато... Каков эффект. Правда, силы забирает у своего обладателя не мало.
Калем кивнул, смотря на парня, который совсем не чурался храпеть. Но ему это было позволено, хотя бы потому что он их спас.
— Мне бы такую гитару, чьи звуки способны убить любого.
— Ребят. Дурные вести. На Штаб напал Цербер. В лагере похоже началась война.
— Лили, а кто тебе это сказал? — Ворон чуть похрамывал, но уверял, что всё пройдёт.
— Рейнджер. Говорит, Призрак что-то затеял.
Через два часа отряд пустился в путь.

 

Отредактировано: Dreamer 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 15.04.2012 | 1674 | 28 | мечта, Goldi | Goldi
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 41
Гостей: 37
Пользователей: 4

GoldFox, Magdalene, bug_names_chuck, Darth_LegiON
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт