Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Post scriptum. Очерк первый. Глава 2



Жанры: АU, Приключения;
Персонажи: м!Шепард, ОС, Лиара, Стивен Хакет;
Предупреждение: русофобам читать крайне не рекомендуется;
Описание: После победы в войне и уничтожения Жнецов расы начинают борьбу за передел галактики. Какие козыри в этой войне есть у человечества, и перерастет ли она в открытое противостояние?



История эволюции человеческого вида насчитывает миллионы лет. История развития человеческих цивилизаций почти 15 000 лет. На протяжении всего этого времени по мере смены эпох возникали, возвышались и низвергались государства. Если брать новую историю, то по крайне мере за последние две тысячи лет возникновение этих государств было связано с войнами, революциями, дворцовыми переворотами и прочими подобными событиями, когда одна группировка, рвущаяся к власти, свергала другую. Как правило, новые правительства в первую очередь пытались обеспечить собственную безопасность, потому что больше всего на свете боялись разделить судьбу своих предшественников. Поэтому ими создавались органы государственной безопасности, главной задачей которых являлась защита существующего режима. Но, к сожалению, и это правило имеет свои исключения.

К середине XXII века на Земле было почти две сотни стран, яростно ненавидящих друг друга, и только здравый смысл некоторых лидеров сдерживал человечество от самоуничтожения. В этих условиях противостояния государств находило своё выражение в противостоянии разведок. Пока космические агентства осваивали Солнечную систему, сильные мира сего делили Землю.

1 января 2143 года, директора СВР Звягинцева Николая разбудил телефонный звонок. Голос в трубке сказал, что только что из марсианского отдела была получена информация, представляющая огромную государственную важность. Звягинцев срочно отправился на работу и уже вечером того же дня стоял в Кремле, докладывая об обнаруженном на Марсе инопланетном комплексе презенту Российской Федерации.

— Вы уверены, что это не оставленная станция наших конкурентов?

— Уверен. Обнаруженные технологии на сотни лет опережают наши, эксперты говорят, что первый раз видят подобное.

— Больше никто не знает об объекте?

— Нет, площадь оцеплена нашими оперативниками.

Президент задумался.

— Это открытие выходит за рамки интересов России. Надо, по закрытым каналам сообщить о нем странам большой восьмерки, только не допустите утечки информации в СМИ.

5 января в Петербурге собрались руководители всех передовых держав, тема этой встречи, разумеется, была скрыта, и поэтому в историю она не вошла. Премьер-министр Великобритании Джордж Хортон, которому только в страшном сне могло присниться, что русские найдут инопланетные технологии, страстно доказывал необходимость «исключительно совместного» изучения подобных объектов.

— Мы прекрасно понимаем это, господин премьер-министр, — отвечал российский лидер, — поэтому мы здесь и собрались.

— У нас нет опыта в подобных делах, — говорил президент Франции, — комплекс говорит о том, что мы не одиноки во вселенной, значит, рано или поздно придется войти с инопланетянами в контакт. Необходимо создание новой структуры, возможно, на базе космических агентств, которая будет заниматься их изучением.

— Согласен, — вставил президент ССШ.

— В первую очередь необходимо понять, с чем мы имеем дело, — возражал канцлер Германии, — потом уже делать выводы и создавать новые структуры. А пока открытие должно оставаться в тайне.

— Согласен, — вновь вставил президент ССШ.

— Хорошо, — президент России с торжествующим видом встал, — спецслужбы обеспечат тайну, а вы, господа, можете присылать своих ученых.

После пяти лет изучения комплекса «Роскосмос» объявил об обнаружении на южном полюсе Марса станции инопланетного происхождения. Человечество праздновало величайшее открытие в своей истории. В том же году началось создание общественно-политического института, который должен был заниматься освоением внеземных технологий. В 2149 году восемнадцать ведущих стран Земли ратифицировали хартию Альянса Систем.

Альянс Систем — это самый крупный парадокс за всю историю человечества. По факту лидеры стран сами создали орган, который свел на нет их собственную власть, дали ему ресурсы, специалистов и даже военные силы, думая, что удастся контролировать его так же, как и ООН. Надо сказать, что до определенного момента им это удавалось. До 2157 года. Столкновение с турианцами на Шанси требовало немедленной реакции, и первым отреагировал именно Альянс, что склонило на его сторону общественность. А потом ещё и Совет Цитадели пожелал заключить дипломатические отношения именно с ним. Это был триумф глобализации.

За последующие десятилетия Земля изменилась до неузнаваемости. Постепенно страны признавали законность новой власти, многие «карлики» упразднили свои государственные структуры и приняли подданство Альянса. Крупные державы расформировали свои вооруженные силы и передали их в распоряжение нового правительства, налогоплательщики отказывались тратить свои кровные на содержание крупных органов госбезопасности, и эти структуры закрывались одна за другой. Человечество перестало быть заложником противостояния великих держав и впервые за тысячу лет вздохнуло полной грудью, многие возносили Альянс до небес. В 2160 году страны Европейского Союза заявили о расформировании своих служб внешней и внутренней разведки. В 2163 году был распущен Моссад, в 2164 закрылся и Комитет по безопасности Израиля. В 2169 году главы России и ССШ встретились в Брюсселе и после непродолжительных переговоров объявили о закрытии СВР и ЦРУ. В 2174 году закрылись ФБР и АНБ, в 2176 МГБ Китая. К 2183 году на плаву остались только российские органы госбезопасности, но и они из-за недостаточного финансирования нещадно сокращались и представляли блеклую тень самих себя тридцатилетней давности. Кроме того, их полномочия были ограничены территорией России, когда директор ФСБ заявил о начале расследования по поводу гибели кандидата в президенты Альянса, гражданина России, Гаврикова Артёма, Альянс заявил, что это вмешательство в его дела и запретил проведение расследования.

Весь абсурд этой ситуации заключается в том, что у Альянса своих органов безопасности не было. Правительство, особенно когда получило место в Совете, полностью полагалось на разведку СПЕКТР и саларианских ГОР. Опомнилось оно только тогда, когда появился «Цербер».

Отдел, сформированный для изучения биотического потенциала людей, в 2159 году просто исчез. Однако первый звоночек не был услышан. Потом было почти двадцать лет относительного спокойствия, и только в начале 80-х годов представители ВКС Альянса начали натыкаться на секретные комплексы, которые, как потом выяснилось, принадлежали неофициальной прочеловеческой организации. Всплыла информация, что на протяжении всех этих «спокойных» двадцати лет организация вела террористическую деятельность и проводила незаконные эксперименты в пространстве Цитадели, однако все попытки Альянса начать расследование потерпели неудачу. В 2180 году бывший директор АНБ Майкл Робертсон в одном из интервью новостному агентству заявил, что к смерти Папы Римского Клемента XVI имеют отношения агенты «Цербера», на следующий день он погиб в аэрокатастрофе. Спустя год адмирал Рональд Кахоку начал расследование гибели отряда космопехов на Этоне, по итогам которого он вышел на «Цербер». Через несколько дней после обнародования этой информации также работающий по этому делу СПЕКТР Джон Шепард нашел его тело на одной из баз организации, где над ним проводились эксперименты.

Только тогда руководство Альянса поняло, что попало в очень сложную ситуацию. За двадцать лет «Цербер» вырос и окутал своей сеть всю его структуру, любой, кто пытался бороться с ним, либо исчезал, либо становился жертвой несчастных случаев. Надо было принимать меры. В 2185 году, премьер-министр Гуэрта собрал всех бывших глав разведок в самом безопасном месте на Земле, где содержание разговора точно сохранилось бы в тайне. Он собрал их на Лубянке. Поскольку единственной дееспособной организацией было ФСБ, именно на её базе было решено создать орган безопасности Альянса. Возможно, врожденное ожидание нападения у русского человека не дало закрыть ФСБ, чем очень помогло всему человечеству.

Когда Гуэрта подошел к директору ФСБ, генерал-полковнику Новикову, и спросил, сможет ли он справиться с «Цербером», Новиков ответил:

— Вы можете быть уверены, нам не впервой вставать с колен, а после спада всегда следует подъем.

Решение было принято. За какой-то год численность сотрудников увеличилась со 100 до 250 тысяч, причем кадры брали из числа бывших работников спецслужб, и попытки «Цербера» внедрить своих агентов сразу потерпели неудачу. Организация переименовалась в Службу Безопасности Альянса и распространила своё влияние на все подконтрольные людям системы и не только. Председателем СБА был назначен генерал-полковник* Новиков Вячеслав, который подчинялся лично премьер-министру. Со времен постройки станции Арктур не один проект не финансировался так широко, в СБА вкладывались миллиарды кредитов, и это начало давать первые плоды. До вторжения Жнецов в ВКС Альянса по обвинению в измене были арестованы 214 человек, тысячи чиновников в других структурах были обвинены в шпионаже, привыкшие к собственной безнаказанности агенты «Цербера» не очень шифровались и становились легкой добычей. Были закрыты ячейки по созданию сверхчеловека на Терра-Нова, и, казалось бы, ситуация начала налаживаться, но нет тут-то было.

По мере своего разрастания СБА неизбежно столкнулась со Жнецами. После ареста СПЕКТРа Шепарда в апреле 2186 года в руках у контрразведки оказалась исчерпывающая информация о готовящемся вторжении. Новиков, выступая перед парламентом, яростно доказывал, что необходимо немедленно принимать меры по обеспечению безопасности территории Альянса, на что ему ответили, что заниматься обороной — это дело не его, и пока он «рассказывает тут сказки „Цербер" держит Альянс за горло».

19 сентября 2186 года начальник внешней разведки СБА доложил Новикову, что резиденты на Кар’Шане сообщают о вторжении на планету неизвестных и враждебных существ. Уже через три часа Новиков докладывал об этом премьер-министру, требуя срочно отреагировать.

— Господин Гуэрта, существование Жнецов очевидно, мы располагаем целым рядом фактов, доказывающих их причастность к происходящим в батарианских системах ужасах. Поймите, дальше игнорировать эту угрозу нельзя, надо срочно принять меры.

Бледный как сама смерть премьер-министр сидел в своём кресле и просматривал видеозаписи вторжения на Кар’Шан.

— И что делать?

— Что делать?! Объявите мобилизацию, приведите флот в боевую готовность, эвакуируйте правительство с Арктура, соберите генштаб и скоординируйте оборону. Проявите наконец характер.

Гуэрта сделал несколько глотков из стакана с валерьянкой.

— Мы не можем приводить флот в боевую готовность без разрешения Совета, это приведет к справедливым подозрениям со стороны наших партнеров. Я передам ваши записи советнику Удине, на его решение мы и положимся.

Новиков не мог поверить собственным ушам. Ужасно знать о приближающейся к беде и понимать, что ты ничего не можешь сделать. В ресторане для высокопоставленных чиновников к нему за стол подсел командующий Арктурским флотом адмирал Стивен Хакет.

— Он согласился? — Хакет тоже понимал, что ситуация катастрофическая.

— Нет. Знаете, у меня сложилось впечатление, — отвечал Новиков, — что наш премьер либо слабоумный, либо одурманенный.

26 сентября** Земля была атакована. В 8.13 по Гринвичу атаке подвергся Европейский Союз, в 11.00 накрыло европейскую часть России. Москва и Лубянская площадь стали эпицентром противостояния в Восточной Европе. Все здания органов безопасности Альянса, находящиеся там, были разрушены в первые дни войны. Центр Москвы был ареной тяжелых боев, а Жнецам было все равно, в какое здание они стреляют, и представляет ли оно историческую ценность, да и людям на памятники архитектуры в тот момент было наплевать. Все те два месяца, что шла война, Москва боролась, и позже многие военные будут высказываться, что во многом благодаря сотрудникам «конторы» удалось удержать город.

Теперь, когда весь тот ужас был позади, СБА возвращалась к обычным делам, но сделать это было совсем непросто. Сейчас организация переживала тяжелый этап в своем развитии, ущерб, нанесенный войной, был колоссальным. Многие местные комитеты перестали существовать, работающие в системах Альянса сотрудники были либо убиты, либо пропали без вести, многие «легальные» и «нелегальные» резидентуры не откликались. Чтобы оправиться от урона, требовалось много времени, только вот его как раз не было.

Жнецы были повержены, наступил мир, и, казалось, все счастливые и радостные могут расходиться по домам, только вот на деле получилось иначе. Когда оружие было отложено в сторону и народы посмотрели на галактику, стало ясно, что старый мир рухнул. Большинство высказывалось за создание нового Совета, но все прекрасно понимали, что в существовавшем виде его воссоздать не получится. Было решено в мае 87-го года, когда будут сформированы новые правительства, открыть конгресс на Иллиуме и решить судьбу галактики. Вот тут-то начинается самое интересное. То, какое место в новом совете займет каждая раса, напрямую зависит от её потенциала. Война поставила всех в равные условия, и поэтому за имеющиеся полгода каждый народ будет использовать любые возможности, чтобы этот потенциал увеличить. Политическая игра — очень опасная вещь, потому что начинающиеся в пышных кабинетах споры зачастую заканчиваются на поле брани, но, разумеется, до конгресса никто не будет браться за оружие, и в этих условиях основная нагрузка ляжет на разведку, а человечество здесь представляет полуживая Служба Безопасности Альянса.

Первое послевоенное собрание начальников отделов состоялось 14-го ноября, когда ситуация более-менее прояснилась. Генералы сидели за большим столом и вели беседу, когда в зал вошел Новиков. Председатель не спал уже несколько дней, работы было много, и на отдых времени не было. Постоянные поездки, встречи с чиновниками и политиками, анализ огромного количества данных, в общем, огромный объем работы, свалившийся на него, не давал расслабиться ни на минуту. Надо сказать, что для уставшего человека, потерявшего помимо всего прочего семью, он выглядел неплохо. Новиков считал, что командир всегда является примером для подчиненных и не имеет права раскисать, поэтому он предъявлял к себе очень высокие требования.

Когда Новиков вошел, генералы встали и, приветствуя командира, вытянулись в струнку.

— Садитесь, господа. — Новиков снял фуражку и, пройдя к главе стола, сел. — Я только что из саларианского штаба. Адмирал Холин после разговора с Урднотом Рексом заявил, что тот угрожал ему лично и всему Саларианскому союзу, и он обязан сообщить о характере угроз далатрессе. Спустя час после этого заявления Холин сказал, что по приказу с Сур’Кеша саларианский флот покидает Землю и не будет помогать её восстанавливать, покуда, цитирую дословно: «Покуда на этой планете находятся существа, являющиеся самим воплощением неадекватности и жестокости». Однако своих специалистов на Цитадели он оставил. Рекс, разумеется, комментировать ситуацию отказался.

Новиков сделал глоток воды из стоящего на столе стакана.

— Теперь можно не сомневаться, что саларианцы по итогам конгресса намерены получить гегемонию в галактике. Самое неприятное, что возможности у них есть. У них сейчас отличные стартовые позиции. Их системы меньше всего пострадали во время войны, Сур’Кеш практически не тронут, они отправили на Землю только экспедиционные силы, в то время как основная часть флота осталась в метрополии. У них есть ГОР, организация, считающаяся эталоном разведки, и сейчас создались идеальные условия для её работы. Если саларианцы сумеют осуществить все свои планы, то можно не сомневаться, что они проявят агрессию против кроганов, а они ребята боевые и обязательно ответят, к тому же Хакет и Рекс недавно заключили договор о взаимопомощи. Не успеем мы оглянуться, как начнется новая война, исход которой одному богу известен. Ситуация становится слишком похожей на ту, о которой говорил Катализатор. Поэтому мы должны использовать все имеющиеся возможности, чтобы на конгрессе было принято решение о восстановлении Совета, где все расы будут представлены одинаково. А для этого надо помешать саларианцам нарушить баланс.

Генералы слушали очень внимательно и на протяжении всего выступления делали в пометки в КПК.

— Что касается ваших отчетов. Поскольку они существуют и в электронном виде, то я обязательно ознакомлюсь с их содержанием, а пока в целях экономии времени я прошу воздержаться от подробных докладов и заострить внимание на основных моментах. У меня всё.

Новиков закончил, и генералы начали докладывать. Сначала выступал начальник внешней разведки, он говорил о полной потери связи со всеми резидентурами и о невозможности вести плодотворную работу в таких условиях. Начальник отдела по охране пограничных систем говорил, что от его службы осталось только название, и на восстановление при нынешних темпах уйдут годы. Глава радиолокационной разведки яростно доказывал, что если СБА и дальше намерено использовать данный тип получения информации, необходимо срочно найти замену уничтоженным станциям. Руководитель службы безопасности говорил, что лично ему просто непонятно, кого в таком бардаке охранять. Схожий смысл был и в докладе главы отдела по борьбе с терроризмом и пиратством. На этом фоне порадовал начальник «Особого отдела», он доложил, что в оставшихся структурах ВКС ещё достаточно сотрудников военной контрразведки, и контроль над вооруженными силами ещё сохраняется. Новиков выслушивал всё это спокойно, хотя явно не получал никакого удовольствия. Он знал, что ситуация тяжелая, и ждал от генералов конкретных предложений, а их не было. Но потом настала очередь выступать начальника контрразведки.

Генерал-майор Рене де Бофор вышел из-за стола и прошел к стоящему в конце зала терминалу. Там он нажал на пару кнопок, и появился большой экран, на котором был изображен какой-то комплекс.

— Вы видите комплекс «Святилище» на колонии Альянса «Горизонт», — начал де Бофор. — По данным, изъятым из «Нормандии», мы узнали, что во время войны он использовался «Цербером» для изучения внушения. В качестве прикрытия он был назван лагерем беженцев, а все прибывающие туда люди использовались для опытов.

— Умно. Каковы жертвы? — спросил Новиков.

— Несколько тысяч человек. Более точная цифра указана в докладе. Так вот, комплекс работал несколько месяцев, и если верить тем же данным Призрака, ученые добились немалых успехов. Однако Жнецы обнаружили его и, увидев в нем угрозу, уничтожили. Когда туда прибыли наши войска, мы попытались изъять данные, разумеется, все они были удалены, но наши эксперты сумели обнаружить попытки внедрения во внутреннюю сеть.

— То есть вы хотите сказать, что до нас там кто-то побывал. И это не Жнецы.

— Так точно. Все внутренние и внешние камеры были полностью чисты и не засекли никаких подозрительных лиц, но кое-что мы все-таки нашли. В комплексе было большое количество капсул для выращивания из людей хасков. В этих капсулах были установлены мини-камеры для визуальной фиксации физических изменений подопытных. Во время атаки Жнецов некоторые хаски смоги вырваться из капсул, и одна из камер была направлена в сторону зала. Она работала ещё какое-то время и сделала следующую запись.

На экране появилось черно-белое изображение большого зала, вдоль стен которого стояли капсулы. У одной из них спиной к камере стоял саларианец и сканировал капсулу уни-инструментом, потом к нему подошел ещё один представитель одной из самых передовых рас, и после непродолжительного разговора они покинули зону съемки.

— Как вы видите, это оперативники ГОР.

Генералы сделали себе пометку в КПК. Новиков вздохнул.

— Ну вот. Саларианцы начали собирать данные по внушению. Удалось выяснить, что они узнали?

— Что конкретно они собрали, узнать невозможно. Одно известно точно: даже если они что-то узнали, то без шифров «Цербера» они не смогут воспользоваться полученной информацией.

— А если у них есть шифры?

— У нас есть результаты экспериментов, проводимых на «Святилище», и мы можем с уверенностью сказать, что просто на анализ уйдут месяцы. Чтобы проработать эту информацию нужен человек, который занимался той работой. Поэтому мы знаем следующую цель ГОР.

На экране появилась фотография женщины.

— Когда началась атака Жнецов, персонал начал эвакуацию, и нескольким челнокам удалось прорваться через оцепление. Среди спасшихся ученых была доктор Аманда Шварц. Она родилась в Вене в 2140 году, в 65-ом с отличием закончила Гарвардский университет, с 66-го занималась научной работой. В 69-ом защитила диссертацию в области кибернетики, в 72-ом получила степень доктора наук. В 2180 году была завербована «Цербером». С этого момента она посвящает всю свою жизнь работе на организацию, работает плодотворно и качественно. Призрак её очень ценил и задействовал в самых важных проектах. После разгрома организации в ноябре она прервала все свои контакты, сменила место жительства, имя, фамилию и внешность. Теперь она выглядит вот так.

На экране появилась другая фотография. Можно было подумать, что изображен совсем другой человек. В женщине изменилось всё. Длинные черные волосы стали короткими и рыжими, карие глаза стали черными, изменилась форма носа и размер губ. Она стала даже моложе и привлекательнее, разумеется, без этого бонуса было никак.

— Теперь её зовут Марта Пауль, она живет на Бекенштейне, в Мильгроме и работает в одной из стоматологических клиник.

Бекенштейн был колонией Альянса в Туманности Змеи и у СБА был там свой отдел. После войны он был одним из первых откликнувшихся филиалов, когда Центр снова заработал.

— Эту барышню необходимо срочно брать. Свяжитесь с нашими людьми на Бекенштейне, организуйте операцию, используйте любые средства, чтобы опередить ГОР. Об итоге операции доложите лично мне. У вас всё?

— Никак нет.

— Слушаю.

Де Бофор набрал в легкие воздуха, как будто собирался запеть.

— Сегодня в 17.03 нами была арестована помощник СПЕКТРа Шепарда, гражданка Тессии, доктор Лиара Т’Сони.

Лица генералов тут же изменились, причем непонятно, что они изображали — то ли удивление, то ли недоверие. Новиков откинулся на спинку стула и, скрестив руки на груди, посмотрел на де Бофора.

— Интересно, на каком основании вы арестовали одну из главных героинь галактики.

— В данных, полученных нами в штаб-квартире «Цербера», было сказано, что в сентябре прошлого года при содействии капитана Шепарда Лиара Т’Сони убила Серого посредника и заняла его место. То есть она руководит структурой только год, но за это время её агентами было совершено двенадцать акций, направленных против граждан Альянса.

— Это верно, — вставил глава «Особого отдела», — в ВКС мы также задерживали лиц, работающих на Серого Посредника.

— А вы не думали, что «Цербер» подкинул вам дезинформацию? — спросил Новиков.

— Исключено. Данные были извлечены из личного терминала Призрака. Там даже нет ни одного пароля, видно, он и предположить не мог, что кто-то может войти к нему в компьютер.

— Скажите мне, а данные были на «Нормандии»?

— Так точно.

— А почему тогда Т’Сони не удалила информацию о себе?

— Скорее всего, это органический фактор. Данные были загружены на «Нормандию» в 14.00 по Москве. В 15.30 Объединенный флот вступил в бой со Жнецами на орбите Земли. Как видите, прошло только полтора часа, скорее всего, за это время Т’Сони даже не задумалась о данных.

— А когда их получили мы?

— В 15.42, когда «Нормандия» приземлилась в Лондоне, их передали нам.

— Ладно. Ну и где она теперь?

— Во втором корпусе, ждет допроса.

— Так, — Новиков встал. Генералы также поднялись. — Собрание закончено, работайте, господа. Сосредоточьтесь пока на Шварц. А вы, — Председатель указал на де Бофора, — пойдете со мной к Т’Сони.

Генералы начали покидать зал совещаний, Новиков и де Бофор вышли в коридор. Поскольку здания на поверхности были непригодны для работы, весь персонал перешел в подземный комплекс. Под землей была создана точная копия надземных помещений, что облегчало работу сотрудников. Сейчас в центре царил беспорядок, у людей не было ни минуты отдыха, огромный объём информации, отовсюду поступавший в центр, накладывался на полную неспособность его обработать. Кадровая чехарда создала настоящую неразбериху, и сотрудники, пытаясь хоть как-то справиться, с серьезными, а кто-то даже с обеспокоенными лицами ходили из кабинета в кабинет, постоянно что-то спрашивая, доказывая и ругаясь.

Помещения контрразведки располагались в другом корпусе, и генералы молча перешли по подземному переходу и уже через несколько минут были в комнате для наблюдения за допросами. Взглянув на азари, Новиков нарушил молчание.

— Вы хоть понимаете, какой может быть скандал?

— Понимаю, — голос де Бофора звучал уверенно.

— И все равно решаетесь на этот шаг.

— Конечно, появилась возможность компенсировать ущерб, нанесенный нам войной, и если мы её не используем, то вряд ли сможем во всеоружии подойти к конгрессу.

Уровень технологий позволял вести наблюдение даже из своего кабинета, а благодаря высокому качеству камер можно было разглядеть любую деталь, но многие специалисты всё-таки предпочитали лично видеть допрашиваемого, и поэтому в СБА остались комнаты наблюдения, которое велось через обратную сторону зеркала.

Лиара Т’Сони сидела за столом. Час назад её арестовали и доставили в центр сотрудники контрразведки. Данные, полученные из личного терминала Призрака, раскрывали личность Серого Посредника, и когда о ней узнали в СБА, де Бофор не мог упустить возможность одним ударом закрыть всю его сеть. На его счастье, после битвы в Лондоне Лиара осталась на Земле и продолжала находиться на «Нормандии», ожидая новостей о Шепарде, но поскольку жить на военном корабле во время стоянки лицам, не входящим в состав экипажа, было не положено, ей предоставили отдельную квартиру. Там-то её и накрыли агенты СБА, ворвавшись в квартиру в шесть часов утра по Ванкуверскому времени, они предъявили ей обвинения и, арестовав, увезли на Лубянку.

И вот теперь она сидела в допросной и ждала дальнейшего развития событий. Лиара была героем галактики, её имя стояло в одном ряду с именем капитана Шепарда, и она прекрасно понимала, что её арест — это огромный риск. Она быстро сообразила, что решившиеся на такой шаг спецслужбы Альянса имели на неё компромат, и, скорее всего, им было известно, что она Серый Посредник, она также быстро поняла, где допустила ошибку. Данные «Цербера» хранились в системах «Нормандии», а СБА имело полный доступ к кораблям Альянса. Готовясь к бою за Землю, Лиара просто забыла о данных, а в работе торговца информацией такие промашки недопустимы.

— Надеюсь, вы понимаете, что сейчас на кону стоит ваша карьера, — сказал Новиков.

— Вячеслав Аркадьевич, а как бы вы поступили на моём месте?

Новиков посмотрел начальнику контрразведки в глаза.

— Я бы её сначала «обработал».

— У нас сейчас нет времени на «обработку».

— В таких тонких делах спешка неуместна, я удивлен, что приходится вас этому учить, — Новиков взял секундную паузу. — Ладно, что сделано, то сделано. Начинайте.

Де Бофор сказал пару слов в рацию, и в допросную вошел молодой офицер. Лиара повернула голову и, посмотрев на него, явно смутилась. Он был одет в стандартную форму сотрудников СБА, которая была сшита явно не по моде Цитадели и даже не по стандарту ВКС Альянса. На нем были заостренные черные ботинки со шнурками, строгие брюки, рубашка с длинным рукавом и галстук с заклепкой, на которой была изображена эмблема СБА. В руке он держал выключенный компьютер.

Стоящие рядом с наблюдателем и фиксирующие состояние допрашиваемого приборы показали скачок пульса, но внешне Лиара осталась спокойна.

«Так, Т’Сони, главное спокойствие, они знают, кто я, и у них мой терминал на „Нормандии", но я ещё цела, и мне не предъявлены обвинения, значит, надо понять, чего от меня хотят».

— Здравствуйте, Лиара, — офицер сел напротив азари, — меня зовут Ганс Мюллер, я буду вести с вами беседу.

— В чем меня обвиняют?

— Я думаю, вы знаете, в чем, — Мюллер включил компьютер и, проведя пальцами по экрану, открыл нужный файл. — Вы курите?

— Вы же это ради приличия спросили?

— Почему же? У нас многие женщины курят. Думают, что это привлекательно.

— Вы не ответили на мой первый вопрос.

— Вот, посмотрите, — Мюллер дал компьютер Лиаре. — Наверху вы видите список агентов, задержанных нами в мае, все они сказали, что работают на некоего Серого Посредника, протоколы допросов есть дальше. А внизу информация, полученная из базы «Цербера» капитаном Шепардом, и там сказано, что Серый Посредник — это вы.

«Глупо, как глупо. Секундная расслабленность — и всё. Обидно. Первый Серый Посредник ошибся, взяв себе в помощники неуравновешенного яга, а я переволновалась перед битвой. Обидно закончить, как он».

Лиара положила компьютер на стол.

«Это не пираты и не „Цербер", они не будут меня пытать и шантажировать, они обязаны чтить законы Цитадели, даже ГОР следует им».

— Я подданная Тессии, я требую, чтобы меня связали с посольством азари.

— Обязательно, как только его откопают.

— Значит, с адмиралом Меирой.

— Послушайте, Лиара. Законы Цитадели больше не действительны, вы сами прекрасно видите, что сейчас на них все плюют. По конституции Альянса, лица, занимающиеся шпионажем, приговариваются к смерти через введение инъекции, а если они ещё виновны в терроризме, то гуманная казнь заменяется газовой камерой.

— Я не занималась терроризмом, — огрызнулась азари. — Если вы внимательно изучали данные, то знаете, что я стала Серым Посредником совсем недавно.
— Она теперь не отрицает, что она Серый Посредник, — удовлетворенно подметил Новиков.
— Мы-то как раз внимательно изучали данные, — Мюллер протянулся к компьютеру и открыл ещё один файл. — Вот. Как вы прокомментируете взрыв вашими оперативниками главного офиса холдинга «СБР», в результате которого погибли шесть членов совета директоров и генеральный директор Стивен Вулвсон?

«А они проинформированы гораздо лучше, чем я думала. В данных Призрака наверняка не было информации о взрыве „СБР", но это мало что меняет».

— Они спонсировали «Цербер».
— А вот это теперь неважно. Офис находился на территории Альянса, и все погибшие были его граждане. Этого достаточно, чтобы здесь вас приговорили к смерти.

«Стоп. Что они хотят? У них мой компьютер на „Нормандии", но доступа к информации нет. Точно. На дешифровку уйдут месяцы, а результат им нужен сейчас. Им нужна я. Значит, моей жизни ничего не угрожает».

Лиара подалась вперед и, сложив руки на столе, посмотрела Мюллеру в глаза.

— Я требую судебного разбирательства.

Новиков улыбнулся.

— А она не дура. Суд привлечет внимание общественности, и когда матриархи узнают, в чем её обвиняют, то из кожи вон будут лезть, чтобы её заполучить. А этого допустить нельзя.
— Надо, чтобы она согласилась сотрудничать, — ответил де Бофор. — Если откажется, придется её убрать. Матриархам её отдавать нельзя.
— Вот это самое страшное.

Мюллер выдержал взгляд.

— А мы можем сказать, что вы оказали сопротивление при аресте, и нам пришлось применить силу.
— Вам никто не поверит.

Мюллер усмехнулся.

— Ну во-первых, вам будет уже все равно, а во-вторых, подумайте сами, за кого вступится общественность. За службу госбезопасности, которая за год нанесла «Церберу» больший урон, чем Альянс за двадцать лет, или за торговца информацией, который десятилетия терроризировал галактику. А о том, что вы совсем недавно стали Серым Посредником, мы никому не скажем.

«Они не хотят отдавать меня матриархам. Если ситуация будет склоняться к этому, то меня могут убить. А они серьезные ребята. О-ох, надо же было угодить в такой переплёт. Нет, суд не вариант. Осталось только выслушать их требования. А может быть...»

— Меня будет искать Шепард.

— Это вряд ли. Во первых, Шепард только что подал в отставку, и его рапорт уже лежит на столе у адмирала Хакета. Уже это говорит о том, что активности от него ждать не стоит. Во-вторых, даже если он начнет поиски, ну по каким-то непонятным причинам, то он вас здесь просто не найдет. А даже если и найдет, то мы то с ним точно сумеем договориться, потому что он знает, что мы работаем исключительно на благо галактики. Поэтому, пожалуйста, перестаньте ерепениться, и давайте наконец поговорим нормально.

«Они не отстанут».

— Я вкратце обрисую вам ситуацию, — продолжал Мюллер. — У вас есть три варианта. Первый — вы будете требовать суда и искать контакта с матриархами, но тогда сами понимаете, чем все кончится. Второй — вы ничего не требуете, но отказываетесь нам помогать, тогда мы будем вас убеждать, и я не советую испытывать судьбу. Третий — вы соглашаетесь сотрудничать с нами, помогаете вникнуть в вашу систему, и после конгресса мы вас отпускаем, разумеется, без нынешних возможностей. Послушайте, Лиара, — Мюллер сменил тон на более мягкий, — вы же видите, что сейчас происходит в галактике. Совет уничтожен, законы Цитадели больше не действуют, СПЕКТР подавлен. Кроганы хотят выйти за пределы ДМЗ, саларианцы хотят им помешать, они вот-вот вцепятся друг другу в горло. ГОР по всей галактике собирает технологии Жнецов, из центра по строительству «Горна» похищаются данные. Если так будет продолжаться дальше, то всех нас ждет хаос. Помогите нам восстановить равновесие, мы хотим только этого.

«Можно подумать, они хотят мира. Либо они знают чего-то, чего не знаю я, либо они меня дурят».

— Почему я должна верить, что вы не добиваетесь выгоды только для своей расы.

— Потому что мы понимаем, что сохранение жизни может быть только в случае баланса между населяющими галактику народами.

«Баланс. Ну да, ну да. Хотя СБА, в отличие от ГОР, не занималось ничем из ряда вон выходящим, по крайне мере, пока. Да и Шепард верит им, иначе не ушел бы в отставку. Не знаю. Все, что он говорит, логично».

— Мне понадобится отдельное помещение, доступ к своей сети и мой дрон, это обязательно.

— Есть, — де Бофор щелкнул пальцами.

— Конечно, — Мюллер улыбнулся, — только с вами будет работать наш специалист. Все отправленные вами распоряжения будут нами проверяться, и если вы попытаетесь подать какой-либо сигнал, то наши специалисты это легко определят.

— Кто бы сомневался.

— Также вам будет запрещено покидать здание до конгресса.

— Просто потрясающе, вы, я смотрю, очень доверяете союзникам.

— Это просто мера безопасности. Вы как никто другой должны нас понять.

— Ну да, ну да.

Несколько секунд Мюллер молчал.

— Вы есть хотите?

— Что?

Лиара усмехнулась.

— Кормить меня будете здесь?

— Ну почему же? Пойдемте со мной, пока вы обедаете, наши сотрудники подготовят для вас помещение.

Мюллер встал с места и покинул допросную, Лиара последовала за ним. Де Бофор торжествующе посмотрел на Новикова.

— Ну, вот видите, все удалось.

— Хорошо. Я хочу, чтобы допуск к её информации имели все начальники отделов. Приставьте к ней специалиста по психологии азари, лучше женщину, пусть войдет к ней в доверие, сблизится, может, подружится, докажите ей, что мы занимаемся правым делом. Ни в коем случае не грубите, не давите, обращайтесь уважительно, но следите за каждым действием, не спускайте глаз днем и ночью. Рене, возьмите дело под свой личный контроль и учтите — за исход отвечаете головой, — Новиков на секунду задумался. — Знаете, Рене, ваше счастье, что победителей не судят.

Это было 14 ноября 2186 года. В Москве в этот день выпал первый снег.

__________
* - поскольку к органам безопасности стандартные звания ВКС неприменимы, за основу мной были взяты общевоисковые звания принятые в ВС России
** - BioWare представив официальные даты, противоречит само себе, поэтому здесь я позволил себе пофантазировать и отойти официальной версии.

Отредактировано: Dali.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 05.04.2012 | 6159 | 47 | 1721, Post Scriptum | 1721
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 62
Гостей: 55
Пользователей: 7

Oculus, ARM, greenfox111, Nik_Fry, Kailana, GoldFox, Faler92
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт