Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Сын Земли. Глава 18, часть 3



Элетания. Столкновение с гетами. Неожиданные открытия.                                                                         
 



Ретранслятор перебросил «Нормандию» через сорок с хвостиком тысяч световых лет — на другой край нашей Галактики — как всегда мгновенно. Скорее ощущаемый, чем слышимый, хруст переборок привычно возвестил, что мы вышли в обычный космос на Тесей-главный, первичный ретранслятор этого сектора.

— До системы Геракл семь часов полёта, капитан.
— Спасибо, Прессли, можете отправляться на отдых. Джокер!
— Да, капитан?
— Передай смену второму пилоту, от тебя потребуется максимальная концентрация. Вероятен огневой контакт, предстоит потрудиться. Альбер, надеюсь, ты отдохнул?

Второй пилот как раз появился на палубе БИЦ.

— Так точно, сэр!
— Вот и хорошо. Выход со сверхсвета на внутренней границе облака Оорта. Смене занять места по готовности номер раз!

Плавно потекли часы вахты. Рутинная работа сверхсветового полёта всегда сказывалась на концентрации, поскольку дел-то было немного. Всё, что могло нам грозить, это чрезвычайно редкое, но тем не менее возможное столкновение с каким-либо объектом. Правда, в этом случае для корабля всё сразу и заканчивалось, энергия столкновения была такова, что в мгновение ока вся масса столкнувшихся предметов аннигилировала, порождая поток жёсткого излучения. Впрочем, если столкнёмся с блуждающей планетой, то исчезнем только мы и всего лишь большой кусок её мантии. Какой процент без вести пропавших кораблей погибал именно таким образом, сказать было трудно, ведь судно не передавало никаких сигналов, от него ничего не оставалось, а так называемый вакуум весь заполнен излучением различных энергий, чтобы можно было найти хотя бы следы подобного случая. Я отлично знал что все флотские на эту тему рассуждать крайне не любят, как говаривал один из капитанов — не буди лихо, пока спит тихо. Теперь же я и сам сразу постарался отогнать такие мысли, никакой радости они как-то не несли.

Проштудировав пару книг из списка Прессли, я вдруг вспомнил о Дине и Мари. Как там мои старые друзья? На моё прошлое письмо они ответили, однако новых писем от них так и не приходило. Отвлекать себя на вахте такими вещами не стоит, но памятку я себе всё же оставил. Сменюсь, сразу же напишу им, а пока стоит ещё раз перепроверить все системы.

Сдав вахту Прессли, я сразу отправился вниз — перекусить, отправить письмо ребятам и успеть поспать перед десантом на планету. В кают-кампании было пустынно, Амина оставила готовые порции проголодавшимся вроде меня и уже отправилась отдыхать. Стоило не затягивать и мне: что нас ждёт впереди, неизвестно, но совершенно точно одно — без боя там не обойдётся.

* * *

Джокер уже сидел в кресле и как раз вывел «Нормандию» точно на границу облака Оорта. До Геракла было ещё около пятидесяти тысяч а. е. Пока ничего угрожающего не обнаружилось.

— Приближаемся к Элетании до пяти световых часов. Режим невидимости активировать по выходу со сверхсвета.

Вот теперь можно было провести рекогносцировку, не особо опасаясь обнаружения синтетиками. Стая стелс-дронов рванула вперёд, расходясь веером от нас, отклоняясь выше и ниже от эклиптики, маскируя позицию запуска. До цели им лететь не менее часа, и на мостике потянулись томительные минуты ожидания. Стая шла волчьим бегом, постоянно сканируя пространство и поглощая расстояние до планеты-цели. Наконец пошли данные.

— Третья планета, Элетания, зафиксированы множественные сигналы! Сигнатура совпадает с кодировкой гетов!
— Зафиксированы объекты на орбите! Класс неизвестен!
— По массограммам десяти объектов корабли соответствуют классу не ниже фрегата! Массограммы трёх объектов соответствуют классу не ниже крейсера! Три десятка объектов имеют массограммы сходные с истребителями!
— ...! Вот это напоролись. Здесь нам ловить нечего, нас разберут на молекулы, как только смогут вычислить. А при таком перевесе синтетики сделают это быстро.
— Корабли противника принимают походный ордер! Два фрегата и четыре истребителя остаются на орбите планеты! Ордер выходит на вектор сверхсвета!

Мгновение — и гетский флот ушёл по своим поганым делам. Меня терзало чувство, что мы опоздали, и скоро Сарен получит то, что искал. Но и бросаться в самоубийственную атаку на боевой флот гетов я не собирался. Одно дело сражаться до конца, защищая кого-то, пусть даже без надежды выжить, и совсем другое — погибнуть, не имея шансов изначально и даже не постаравшись найти другой путь. Теперь надо было решить, соваться ли на Элетанию, где, судя по оставшимся кораблям, ещё были геты, или сразу рвануть на Вирмайр, надеясь, что там найдется что-то ценное.

— Джокер, курс на планету. Сможешь разобраться с этими?
— Как два пальца... — Джокер резко оборвал себя на полуфразе.
— Боевая тревога!

Наши дроны отслеживали перемещения синтетиков, и стоило им чуть разойтись, как Джокер филигранным манёвром рассёк строй, укрывшись за одним фрегатом и позволяя операторам захватить истребители.

— ПОИСК, залп!

Боевые лазеры мгновенно прожгли тонкие корпуса гетов, испаряя металл и пластик. Тотчас ближе расположенный фрегат выпустил торпеды, но переход в стелс-режим с фирменным джокеровским резким разворотом заставил смертельные гостинцы, внезапно потерявшие цель, пронестись мимо нашего корабля. Оба оставшихся синтетика начали рыскать в разные стороны, пытаясь вычислить нападавшего и взять в клещи. Это напоминало детскую забаву, только водящих было двое, но они были так же слепы, как и в старой игре. Главный калибр выплюнул болванку в синтетика, подставившего уязвимые двигатели под атаку. Второй гет тотчас открыл огонь по тому месту, где, согласно его расчетам, мы только что находились, но было уже поздно, Моро менял позицию постоянно, позволяя атаковать противника с безопасных направлений. Температура внутри корабля начала повышаться, тепловые отсеки уже не справлялись с работой. Еще две атаки — и первый фрегат взорвался огненным шаром и, разваливаясь на куски, начав своё падение в атмосферу планеты. Описав дугу, Джефф подвёл «Нормандию» на минимально возможное расстояние ко второму, и операторы ударили по маршевым двигателям противника лазерами. Гет попытался протаранить нас, но лишь беспомощно развернулся в противоположную сторону, подставив незащищённый борт под наше основное орудие.

— Беглый огонь!

Палуба под ногами завибрировала, когда артиллерист открыл стрельбу по такой лёгкой мишени. Три десятка болванок в минуту способны превратить в решето любое судно и побольше фрегата, гету же хватило и гораздо меньшего. Судно просто разорвало пополам, и дальнейшие выстрелы уже дробили его на меньшие обломки, которые постепенно отлетали всё дальше. Бой был окончен.

— Урраа!

Ликование команды было неописуемо. Опасный противник оказался разгромлен без каких-либо потерь, мы не повредили даже щиты! Что бы там не говорил комэск Михайлович, оплёвывая проект «Нормандии», но вот здесь наше превосходство над гетами было просто неоспоримо! Запись этого боя надо обязательно передать командованию Альянса. Пусть подобных кораблей будет немного, но они могут дать Земле такое преимущество, что их цена покажется просто смехотворно малой. Несущие крейсера, «невидимки», гибкая тактика — всё это должно заставить крепко призадуматься некоторые горячие головы, особенно батарианские.

На планете разведдроны зафиксировали около трёх десятков мобильных платформ синтетиков, сосредоточенных примерно в одном месте. Соваться в пекло не очень хотелось, но выбора уже не было. Если мы не узнаем, ради чего сюда прилетала эскадра гетов, наши дальнейшие поиски могут оказаться бесполезными. Найти действующий протеанский маяк в Галактике — изначально задача практически невыполнимая для живых, но геты к ним не относились. Видимо, Сарен откуда-то получил информацию о том, где стоит искать. И на Элетании он, кажется, получил свой приз.

— Десантируемся.

Джокер сбросил нас на поверхность планеты и вернулся на орбиту, готовый в любой момент помочь огнём или вытащить нас из беды. «Мако» стоял посреди большой поляны, до конечной точки нашего маршрута было не более пяти километров по прямой. Геты уже прекрасно знали, что их корабли на орбите уничтожены и наиболее вероятен наземный бой, и, скорее всего, уже успели неплохо окопаться. Далеко позади синели высокие горы, хищными пиками пробивая облака. Вообще планета очень напоминала мне Землю и Элизиум. Сила тяжести чуть выше, процент кислорода тоже побольше, но не настолько, чтобы это стало опасно. Мхи и лишайники составляли практически всю флору этой планеты. И всем бы она была хороша, колонизируй не хочу, кроме одного существенного минуса: местная высшая форма жизни. В нижних слоях атмосферы была колония симбиотических организмов, являвшихся частью всей экосистемы Элетании. К сожалению, эти микроскопические существа оказались смертельно опасны для кислорододышащих рас. Достаточно весьма небольшой концентрации во вдыхаемом воздухе, чтобы вызвать анафилактический шок у представителей рас Цитадели. Уничтожить же их означало бы вызвать экологическую катастрофу планетарного масштаба и полностью погубить всю жизнь на Элетании. Идея же жить же в закрытых помещениях и постоянно носить защитные костюмы ни у кого не вызывало энтузиазма.

База данных скафандра выдала несколько нереализованных идей колонизации этой планеты, с постройкой воздушных поселений, обустройством колоний на высоких горах, там, где концентрация симбионтов была не была опасной для жизни. Но все они откладывались до лучших времён, поскольку было ещё довольно планет с менее смертельными условиями, и вкладываться в эту колонию слишком большие деньги никто из групп инвесторов не стремился. Данные о планете в целом были довольно скудны, полноценное обследование не производилось, особенно после нескольких смертельных случаев в исследовательской группе.

«Мако» выехал на вершину очередного холма и Гаррус резко ударил по тормозам. Далеко впереди виднелся какой-то явно искусственный провал в земле, рядом с которым сейчас возвышались несколько тяжёлых гетов. ВИ вывел дистанцию до них и целеуказания для нашего стрелка. Предстоял очень тяжёлый бой.

— Кайдан, осторожно! Справа от позиции трое!

Бухание дробовика и вспышки биотики подтвердили мне, что он услышал об опасности. Гаррус с Рексом вели ожесточённую перестрелку с двумя «Колоссами», используя все возможности нашей БМП и надеясь, что мы не подпустим к «Мако» гетов с гранатомётами. С каждой минутой это становилось всё сложнее и сложнее, гранаты заканчивались, энергия аккумуляторов тоже была на исходе, а конца и края этому бою ещё не было.

— Унклар, ракетчик на девять! — крик Тали пробился через хрип наушников.

Поймав головной фонарь синтетика в перекрестье, я нажал на спуск. Отдача который раз сильно ударила в плечо, гета отбросило назад, и он свалился в воронку от взрыва снаряда «Мако». Стоявший ближе к нам «Колосс» отвлёкся от дуэли с Рексом и обрушил град пуль на мое укрытие. Вжавшись в землю, я стал сползать ниже, надеясь что у гета перегреется пулемёт раньше, чем он окончательно сроет жалкий бруствер из плотной земли. Убраться с этой позиции было особо некуда, если только не рискнуть пробежаться по полностью открытой местности метров десять, под прицелом двух десятков гетов, до какой-то канавы. ВИ выдал шанс на успех этой сумасшедшей затеи как семь процентов.

— Вот зараза, дай хотя бы десять!

Фонтанчик земли от очередной крупнокалиберной пули взметнулся в двадцати сантиметрах от головы, щедро засыпав мне спину мелкими комками. Ну уж нет, рановато вы меня решили закопать! Я уже почти дёрнулся до спасительной канавы, как Гаррус заорал.

— Вот дерьмо!

Дальнейшую его тираду автопереводчик не стал переводить дословно. Всё тело охватила какая-то странная вибрация, шедшая, казалось от самой земли, и это были не близкие разрывы и выстрелы, это было что-то совсем иное.

— Гаррус! Что это за хрень?!
— Молотильщик!
— О, Кила... — Тали выдохнула в страхе.

В сотне метров от нас, аккурат за «Колоссами», взметнулось чудовищное тело червя, поднимаясь на высоту десятки метров. Распахнутая пасть и разведённые мандибулы ясно и чётко обрисовывали ситуацию. С громоподобным гулом молотильщик обрушился на землю, проваливаясь сквозь грунт, как сквозь воду. Видимо, наш бой с гетами привлёк его внимание, а может просто пробудил его ото сна, что в общем-то было не столь важно для нас всех. «Колосс» тревожно переступал с ноги на ногу, словно пытаясь определиться с угрозой, когда его взметнуло высоко вверх, и три челюсти, усеянные острейшими зубами в добрый десяток рядов каждая, сомкнулись на корпусе машины. Мощь молотильщика потрясала, поднять вверх многотонную машину было очень тяжело, а уж на то, чтобы разорвать прочную металлическую броню, ему потребовалось меньше секунды. Задний опорный манипулятор гета упал на землю, дёргаясь словно в конвульсии, начисто срезанный ужасной пастью. Червь видимо замкнул какие-то кабели синтетика, поскольку резко дёрнулся и просто отшвырнул изуродованное тело далеко в сторону. То, что осталось от «Колосса», уже никак не походило на боевую машину, скорее на изорванный и измятый кусок металлического мусора перед отправкой на переплавку. 

Вмешательство этого существа изменило ход боя, половина гетов сосредоточилась на нём, оставшихся же было слишком мало чтобы дать нам достойный отпор. Последний «Колосс» также начал обстреливать молотильщика, прекрасно понимая, что следующей целью станет сам, так как «Мако» был далеко, червь же всегда атакует ближайшую цель, чья вибрация вызывает у него возбуждение нервных окончаний. Я не мог упустить такую прекрасную возможность нанести удар по тяжёлой технике противника, и стоило «Колоссу» отвернуться от меня и открыть огонь из главного калибра, как выстрел из «Ламанты» выжег синтетика изнутри. Возможно, ИИ гетов решил что и мы сосредоточимся на новой угрозе и не станем вести междоусобный бой, особенно с учётом того, что Рекс, действительно, не медля перенёс огонь на червя. Тем временем, два прямых попадания, от Рекса и от «Колосса», пробили шею молотильщику, что, как и обстрел со стороны гетов-пехотинцев, явно не прошло бесследно для него. Он снова обрушился на поверхность планеты, скрываясь под землёй.

Вибрация, шедшая от почвы, всё усиливалась, и я метнулся со своего места в сторону Тали и Эшли, надеясь на то что щит не подведёт и продержится несколько очередей гетов. Щит заполыхал мерцающим голубым отблеском и пропал, несколько пуль по касательной прошлись по броне, и я едва успел рухнуть рядом с сержантом до того, как меня подстрелили всерьёз.

— Жаль, я не записала этот забег, капитан, — Эшли вовсю развлекалась. — никогда не видела такого стиля бега и прыжков на четвереньках.

В нескольких метрах от нас, как раз там, где я только что вжимался в землю, полетели вверх комья земли, мелкие камни и песок, и в этом обрамлении, чешуйчатое тело взлетело ввысь. Удар от его движения был таков, что нас всех, лежавших на земле, подбросило. Никогда до этого я не видел молотильщика так близко. Его крупная чешуя лишь отдалённо напоминала чешую земных змей. Она выглядела так, словно чешуйки располагались в несколько слоёв; крупные, не менее десяти сантиметров в диаметре, они выглядели полированными и очень прочными, хотя на некоторых виднелись и отверстия от попавших пуль.

Молотильщик изогнулся, словно наклоняясь к позиции гетов, и ударил по земле своими мандибулами. Взрыв ими землю, он расшвырял нескольких гетов, подбросив их высоко в воздух. Яростный рёв заложил уши, будучи даже смягчённым фильтрами, плевок ядовито-зеленой слюны обрушился на другой фланг обороны гетов, откуда продолжалась шквальная стрельба. Я с содроганием вспомнил погибших парней Кахоку. Эта кислота проедала даже броневые плиты, что же она творила со всем остальным... В том месте, где плевок достиг земли, сейчас всё пузырилось и словно кипело. Гет, с полностью разъеденными «руками», попытался встать, но левая нога просто отвалилась от тела, покрытая этой зелёной жидкостью.

Червь снова обрушился на землю, и мы смогли увидеть, как же у него получается так быстро закапываться в грунт. Все его чешуйки совершали движения, разрыхляя и разгребая землю в стороны, позволяя гигантскому телу словно проваливаться вниз. На позициях гетов он вновь взмыл вверх, подбрасывая уцелевших синтетиков и намереваясь их сожрать. Стоило сомкнуться жадной пасти, как Рекс опять открыл огонь по нему, стараясь попасть в уже нанесённую рану и попробовать, как в прошлый раз оторвать, этой твари голову. Гаррус отчаянно маневрировал, не давая прицельно плюнуть в машину, прекрасно понимая, что никакие щиты и броня не спасут его от весьма печальной участи, если тварь попадет.

Тело молотильщика рухнуло на землю, вызвав локальное землетрясение. Тактический монитор показывал отсутствие враждебных целей, но никто из нас не торопился вперёд, к тому месту, которое охраняли эти синтетики. По широкой дуге «Мако» объехал тушу и остановился, скрипнув колёсами на камнях, рядом с нами. Рекс вылез вслед за Гаррусом и подошёл к нам.

— Не знаю, что здесь можно было найти, но если бы не этот длинный кусок пыжачьего дерьма, те «Колоссы» разнесли бы нас.
— Согласна, Рекс, — Эшли стояла рядом со мной. — Эти синтетики крепко нас прижали, головы было не поднять.
— Шепард, когда вы побежали из укрытия, я за вас испугалась. — Лиара смотрела на меня широко открытыми глазами. — Вы очень рисковали.
— Если бы капитан там остался, сейчас его молотильщик уже переваривал бы.

Дав команде немного времени, чтобы придти в себя, заодно и самого себя приведя в чувство после увиденного, я приказал выдвигаться. До большой ямы было метров около ста, идти пешком не очень хотелось и мы, устроившись на броне, спокойно доехали до пологого спуска вниз. Спрыгнув на землю, Рекс прошёл чуть вперёд и присвистнул. Лиара, разглядев что-то, рванулась вперёд, и только мощная лапа крогана остановила её.

— Не так быстро, азари.

Я подошёл к ним. Перед нами был рукотворный карьер, выкопанный в плотном грунте Элетании, пологий спуск вёл к походному лагерю какой-то экспедиции. Лагерь был разгромлен, маскировочная сеть, видимо, прикрывавшая это место с воздуха, валялась клочьями. Атмосферный челнок лежал, простреленный десятком пуль, стекло кабины отсутствовало, и были чётко видны поникшее тело турианца, уткнувшегося в панель на месте водителя и саларианец, наполовину вывалившийся из кабины. Оба были мертвы, как и все остальные члены этой партии. Аккуратно спустившись к лагерю, мы быстро проверили стоянку, не особо надеясь найти выживших. Полтора десятка человек было расстреляно и сожжено гетами здесь, не уцелел никто. Из всей информации, которую удалось вытащить из компьютеров и инструметронов погибших, выяснилось только, что это была частная поисковая группа, выполнявшая заказ какого-то неназванного волуса. Предметом их поиска здесь было обнаружение протеанских руин и некоего артефакта, который находился где-то в этом комплексе. Согласно последним записям Артинии, азари, руководившей этой группой, они смогли раскопать вход в протеанское здание и найти этот самый артефакт. Но из-за каких-то сложностей вытащить его на поверхность они не смогли. Здесь, к сожалению, записи обрывались, и больше никакой информации не удалось найти.

Рекс спокойно обшарил весь лагерь, разыскивая всё более-менее ценное. Я не обращал особого внимания на это: в конце концов он наёмник и для воплощения его заветной мечты ему понадобится всё, что он сможет найти. Вместе с Лиарой мы подошли к наклонной шахте, уходившей куда-то вниз в темноту.

— Доктор Т’Сони, вам известно что-нибудь об этих развалинах? — Тали стояла рядом с нами.
— Нет, даже упоминаний не встречала. Но это не удивительно, империя протеан охватывала большую часть известной нам Галактики в период своего расцвета. Мы не занимаем и половины их миров сейчас. Хотя мне очень интересно, кто же этот таинственный наниматель-волус и откуда ему известно про эти руины. И конечно же, артефакт, который они нашли... Надо обязательно спуститься и узнать, что это такое!
— Лиара, я понимаю ваше нетерпение учёного, но боюсь, что детальный осмотр и изучение придётся отложить на потом. Гаррус, Кайдан и Эшли, занимайте оборону. Я думаю что больше никто сюда не сунется, но лучше перестраховаться.

Наклонный проход довольно быстро вывел нас на крохотную площадку, выкопанную в земле и наспех укреплённую пластобетоном. В противоположной стене виднелся протеанский бетон, или то что протеанам его заменяло, в котором было пробито отверстие, достаточное для того, чтобы внутрь мог проникнуть человек.

— Рекс, не думаю, что вам удастся здесь пройти. — Лиара повернула голову к крогану.
— Могли бы сделать дыру и побольше, — Рекс был раздосадован этим обстоятельством. — Давайте лезьте, я подожду здесь.

Даже в скафандре азари была гибкой и ловкой из нас, быстро проскользнув в проход. Тали осторожно, стараясь не повредить уязвимые сочленения, последовала за ней. Рекс ткнул меня в плечо кулаком.

— Поосторожнее там, Шепард.

Я хлопнул его по мощной бронепластине.

— Разумеется, Рекс.

Пролом был узковат для меня, и пока я протискивался сквозь него, изрядно вымазался в земле. Фонари скафандров и инструметронов тщетно пытались осветить всю площадь, но лишь отгоняли тьму чуть дальше от нас. Помещение, в которое мы попали, было большим и ужасно грязным. Толстый слой слежавшейся до каменного состояния пыли покрывал всё вокруг, придавая немыслимые очертания предметам, находящимся здесь. Как и на Теруме, здесь было слишком пусто, чтобы считать это нормальным. Уже вторые руины, на которым мне довелось посмотреть, были как будто специально очищены от максимально возможного количества вещей. Теперь мне были более понятны те неимоверные усилия, которые прикладывали археологи и специалисты других областей науки, чтобы достать протеанские предметы и технологии. Если и в остатках остальных протеанских поселений было так же пусто, то наша находка дисков в логове Тонна могла быть просто сказочным кладом.

— Лиара, на других раскопках царило такое же запустение? У меня не пропадает ощущение, что здесь не хватает половины обстановки.
— Да, Шепард. Иногда нет вообще ничего, кроме голых стен и инженерных коммуникаций. Находки очень редки, а стоящих среди них и того меньше. Наши знания о протеанах настолько малы, что мы не знаем даже их настоящего облика, были ли у них отличия внутри своей расы, различия между мужскими и женскими особями. Практически, за всё время поисков, было найдено очень мало генетического материала, который мог бы рассказать нам больше. Всё что мы знаем, у протеан было не две, а четыре спирали ДНК, но найти полностью неповреждённую молекулу до сих пор не удалось. Всё это очень и очень странно, хотя с учётом того, что мы теперь знаем о причине их гибели, это не выглядит таким фантастически непонятным.
— Синтетики бывают очень упорными и могут потратить достаточно времени, чтобы полностью уничтожить все следы. Мы это знаем как никто другой. — Тали тяжело вздохнула. — Жнецы же должны быть более развиты, так что это неудивительно.

Мы постепенно продвигались вперёд, идя по следам погибшей поисковой партии и гетов прошедших следом. Все остальные были постоянно на связи, создавая ощущения что мы все рядом друг с другом. Коридор, пара лестниц, ещё один длинный переход, какие-то тёмные комнаты, всё с тем же слоем пыли и пугающей пустотой. Здесь не возникало ощущения, что за тобой наблюдают откуда-то сзади, но всё равно было как-то не по себе. Может, всё дело в десятках и сотнях тонн камней и земли над головой, а может знание о причинах гибели этой расы так давило на психику. Я взглянул на моих спутниц, шедших рядом со мной. Лиара, казалось, была в своей стихии, а вот Тали была не очень рада здесь находится, все её движения выдавали, как она нервничает.
Коридор довольно неожиданно вывел нас в большой высокий зал с колоннами, ограничивавшими внутреннюю его часть. Луч света заметался по далёкому сводчатому потолку, пытаясь обнаружить что-нибудь интересное. В огороженной части было так же пусто, как и везде, но площадка характерного вида сразу припомнила Иден Прайм.

— Эшли, маяк на Иден Прайм был найден на такой же площадке? — Я передал изображение сержанту.
— Да, капитан. Он стоял строго посередине. Здесь, наверное, был такой же.
— Вот что отсюда увезла та эскадра. Значит, скоро Сарен будет знать секрет Канала.
— Значит... значит всё кончено? Мы никогда не сможем найти тех гетов!
— Спокойно! Все кончается только для тех, кто сдался. Мы будем сражаться до конца! У нас есть ещё одна точка, которую нам надо проверить, Вирмайр. Туда мы и направимся, немедленно. Прессли!
— Слушаю, капитан.
— Спускайтесь и забирайте нас. Здесь мы опоздали.

Я уже повернулся к выходу, когда Тали позвала нас с Лиарой.

— Смотрите! Что это?

Её рука указывала на тусклый серебряный шар, висящий между колонн в воздухе безо всякой опоры. Я подошёл ближе и осветил этот артефакт, вопросительно посмотрев на азари. Та лишь недоумённо пожала плечами.

— Я вижу такое впервые, Шепард. Не знаю, что это такое.

При ближайшем рассмотрении серебряная поверхность казалась жидкой, она словно колебалась. В голове появилось странное чувство, что это место позвало меня не просто так и я, протянув руку, совершил ошибку новичка, коснувшись неизвестного артефакта. По поверхности шара пробежали странные волны и на уровне глаз, с резким щелчком, открылось отверстие пирамидальной формы. Я вдруг вспомнил о подарке той странной азари на Цитадели.

«- Возьмите эту вещь. Возможно это ключ, который сможет вам что-то рассказать. Когда-то давно он попал ко мне в руки. Но я так и не смогла найти его секрет. Мне кажется, вам он сможет рассказать больше чем мне».

Я порылся в карманах скафандра и вытащил из отделения тот непонятный тетраэдр. Его форма абсолютно точно соответствовала отверстию в этом шаре. Поколебавшись мгновение, я протянул руку и вставил его на место. Раздался мелодичный звон и яркая вспышка высветила весь зал, полностью прогнав все тени. Все мы с удивлением рассматривали колонны, переливавшиеся разноцветными огнями, казалось что они увиты какими-то цветами или растениями. Я повернулся обратно к шару и мир померк.

— Шепард, пожалуйста, капитан Шепард!

Просящие голоса откуда-то издалёка звали меня. Я открыл глаза. Всё тот же зал, только снова тёмный, неосвещённый. Гаррус и Кайдан стоят рядом, Тали и Лиара поддерживают мою голову и плечи.

— Кайдан, Гаррус, вы должны быть на поверхности.
— Там Рекс и Эшли капитан, не беспокойтесь. Когда Лиара вызвала нас, мы поспешили сюда на помощь. Наверху всё спокойно, Прессли посадил фрегат и десантники помогают охранять площадку.
— Вызвала вас?
— Шепард, после того как это шар осветил этот зал, он выстрелил по вам каким-то лучом, и вы упали без движения, и свет тотчас погас. Лиара вызвала Кайдана и Гарруса, пока я старалась оттащить вас от этой штуки.

Тали кивнула на левитирующий шар.

— Та вещь которую вы в него вставили, пропала, и я не уверена что смогу её достать.
— Совсем не помню этого момента... Что-то не везёт мне с протеанскими технологиями. Что не нахожу — всякий раз без сознания падаю. Надо бы это безобразие прекратить уже.

Тали хихикнула на мою попытку бравады и протянула руку, помогая встать. Память постепенно возвращалась ко мне, и я отчётливо увидел картину далёкого прошлого, в котором только разгоралась искра разумной жизни на Земле. Я видел и чувствовал себя первобытным охотником, преследовал добычу, брал самку, дрался... Последнее что припомнилось, странный серебристый шар неподалёку от меня-охотника... Видимо, протеане наблюдали над будущими разумными видами. База на Марсе тогда имела свой смысл: наблюдение за землянами, возможно, даже коррективы развития.

— Шепард! — Тали обеспокоенно смотрела мне в лицо. — Что-то случилось?
— Я понял, что это шар передал мне. Это, видимо, научный комплекс по изучению первобытных племён. Мне проиграли запись, не знаю, кроманьонца, или ещё кого-то из первых людей. База на Марсе была наблюдательным пунктом протеан. Видимо, они нас изучали уже тогда.
— Я читала о таком, — Лиара кивнула в ответ на мой рассказ. — В литературе приводились подобные примеры, когда представитель какой-либо расы получал что-то похожее. Видимо, они наблюдали за первобытными расами, возможно, направляя их развитие.
— Вполне вероятно Лиара, но сейчас это не важно. Вирмайр ждёт. Давайте-ка все выбираться отсюда и побыстрее. Чем раньше мы окажемся на месте, тем больше у нас шансов остановить этого сумасшедшего СПЕКТРа.

Лиара казалось готова была возразить, но посмотрев мне в глаза, всё поняла и лишь тихо вздохнула, кивнув головой. Как бы ни хотелось ей заняться исследованием этого места, но время жизни, отведённое нам, утекало сквозь пальцы, как вода. И если мы не остановим Сарена, все научные изыскания ничем не помогут нам.

Отредактировано. SVS



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 10.02.2012 | 2910 | 6 | Сын Земли, unklar | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 64
Гостей: 49
Пользователей: 15

Dredd1875, Zirael, Kailana, RedDevilL, Kas, MacMillan, RigelHawke, Faler92, Assassin-Tim, Grеyson, ARM, bug_names_chuck, 1stSgt, XIX, Rokatansky
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт