Приступ милосердия. Часть первая. Глава первая



Это история двух - капитана Васэ и кварианки Аллиры.  Приключенческий триллер с долькой юмора, боевик и немного "элкорского драматического театра". Приятного чтения.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: Сейн’ар-якши.

Глава первая.

Три месяца назад...

Капитан Васэ Лиэф, предводитель девятого сектора группировки «Затмения» в столице Иллиума, была в ярости. Хоть это и являлось почти повседневным состоянием азари, сейчас был действительно особый случай.
— Что значит «УЖЕ БЛИЗКО»??? — неистово орала она в коммуникатор на ни в чем не повинного связного. — Пятьдесят солдат с гранатометами не могут остановить троицу каких-то спецназовцев? Тогда поднимайте боевой летун! Включайте охранных дронов! Вы дети или наёмники, в конце-концов?
Продолжалось это недолго. Как только связь внезапно оборвалась, Васэ решила больше не надеяться на охрану.
Ворвавшееся на территорию группировки трио прорывалось по этажам сектора к разгрузочному складу... Прямо к ней, в один из «кабинетов» где Лиэф лично проверяла состояние «Товара». Отнюдь не совпадение — стоило только сопоставить недавние события и все становилось ясно, как день.
Планшет с названием корабля, отбывшего на «Омегу» пару дней назад, лежал на столе.
«Эти твари получат его только через мой труп!» — думала капитан, вытаскивая из личного оружейного шкафа продолговатую бандуру, больше похожую на мобильную ракетную установку. На самом деле, это был дробовик.
Настроив коммуникатор на частоту расположенного неподалеку блокпоста, Васэ объявила растерянной молодой азари на другом конце линии, что через несколько минут в разгрузочном блоке должны находится минимум два десятка солдат с тяжелым вооружением.
— И мне плевать, что они в другом блоке! — добавила она напоследок и вырубила связь.
Всё.
Осталось только дождаться визитёров.
Ожидание немного растянулось. Васэ выудила из стола бутылку с крепкоалкогольным содержимым и почему-то не стала отпивать прямо из горла, как она любила, а налила в бокал для коктейлей. Алкоголь взбодрил, заставил кровь быстрее пробежаться по венам. Но сердце, гулко отбивающее бешеный ритм, не успокоилось.
Она размышляла недолго. В тайнике под столом лежало несколько шприцов и медицинский пистолет. Вставив чуть подрагивающими руками «обойму», она прислонила ствол к шее и без колебаний нажала на курок.
Быстродействующий наркотик обрел силу уже через несколько секунд.
Доза придала уверенности, наглости и новых сил. Сердце успокоилось, вернувшись к чуть ускоренному темпу. В животе разлилось сладостное блаженство. Кончики пальцев на ногах стало слегка покалывать.
Превосходно.
Швырнув пистолет в сторону, она оперлась локтями о стол. В этот момент коммуникатор опять ожил.
— Васэ! Васэ, ответь! Ты должна уйти из блока, немедленно!
Слишком знакомая интонация, слишком знакомый пронзительный, молодой голос... Слишком свежие воспоминания о недавнем разговоре. Нужно ответить.
— Всё под контролем, Сейн’ар-якши. Немедленно удали эту частоту из инструментрона, сиди в каюте и не высовывайся. Ты только помешаешь сейчас.
— Это не просто спецназ, Васэ! — отчаянно закричала девушка, которую Лиэф назвала давно забытым расой азари словосочетанием. — Ты не справишься... Ради Килы... Ради Богини, Васэ, уходи!..
Капитан выключила связь. Сняла комм с ушной впадины и бросила на пол. Для верности еще и наступила на него ногой.
Вот теперь — точно всё.
Взяв в одну руку бокал с коньяком, в другую — так нужный всем планшет, азари прошлась по помещению туда-сюда, осматривая предстоящее поле битвы. Ей понравилось, что повсюду стояли бочки с «Красным Песком», которые не успели разгрузить. Небольшие стальные ящики, колонны... Будто это место изначально было спроектировано, как некая арена для битв на смерть. Есть и где спрятаться и чем пошвырять во врага биотикой.
Лучше и быть не может!
Спецназ прибыл всё-таки раньше высланного капитану подкрепления. Васэ была внешне спокойна, надменна, хотя внутри у капитана всё закипело, как только дверь напротив открылась и на склад вошел он.
По правую руку от него — турианец. Высокий, стройный, во впечатляющей своими дырами боевой броне. В длинных крепких руках — снайперская винтовка «Клык». Он держит её как-то по особенному, будто не оружие, а нечто хрупкое и нежное. Его едкий взгляд прищуренных, голубых глаз скользит по помещению. Отличный боец, можно только позавидовать такому компаньону.
По левую руку от него — человек, молодая лысая женщина. Чисто символический ремешок прикрывает грудь, открытое худое тело исписано самыми разнообразными, но неизменно мрачными татуировками. На ногах тяжелые сапоги и коричнево-оранжевая роба... Похоже, бывший заключенный. Значит, на поясе должна быть нашивка кода тюрьмы. И вправду — внимательная азари заметила пластину с цифрами «Четыре, восемь, пятнадцать, шестнадцать, дробь двадцать три, тире сорок два». Васэ привыкла замечать и запоминать даже такие мелочи.
И он — человек в центре штурмовой группы, командир. Он закован в тяжелую бело-красную броню с нашивкой N7 на груди. Точно, спецподразделение Альянса. Уверенные, резкие, немного угловатые движения. Лицо, словно вырубленное из гранита тупым топором, абсолютно непроницаемо. Выделяются только глаза.
Холодный, лишенный эмоций взгляд. Он смотрел прямо на Васэ. Прямо ей в глаза.
Вздрогнув, азари отвела взор, рассматривая бокал в руке. Одним махом допив его содержимое, она вдохнула пары алкоголя. Приятный, бархатно-обжигающий коньяк. Не очень дорогой. Его присылали капитану по ВИП-заказу, из города Иллар, каждый месяц, двадцать седьмого по всегалактическому времени Цитадели. В столице «эта дрянь», как, не подумав, назвала коньяк одна уже мертвая азари, не продавалась даже в лучших магазинах.
Пустой бокал отправился на стол. Васэ решила немного задержать троицу, до прибытия подкрепления. Сейчас каждая секунда может быть на счету.
— Всё полетело к чертям, как только мы вывезли эту паскудную тварь. Сначала Юстицар. Теперь — вы. — Она немного растянула паузу, заодно швырнув планшет на стол. Командир спецназа смотрел только на неё, словно пытаясь заморозить. Лиэф приняла вызов, встретившись с ним уверенным жестким взглядом. На этот раз, она не дрогнула. — Одна только радость...
Справа, за дверью — торопливые шаги, ободряющие крики. Вот и подкрепление.
Подняв биотикой бочку с дешевым наркотиком, стоящую позади, Васэ, сцепив зубы, размахнулась, придавая импровизированному снаряду немыслимое ускорение. И одновременно сдерживаемая прежде ярость вырвалась наружу. Её крик был похож на боевой клинч:
— От тебя сейчас мокрое место останется!

***

Спецназ был действительно хорош. Полуголая девица-преступница оказалась биотиком, яростным и жестоким. «А ведь по внешнему виду и не скажешь», буквально разрывающим на части противников, которым не посчастливилось оказаться неподалеку. В тандеме с турианским снайпером, они были великолепны — преступница рвалась в бой, вынуждая наемников отступать, а ее напарник, с потрясающей скоростью и точностью, использовал выгодную для себя дистанцию боя, раз за разом отправляя на тот свет все больше народу.
Особняком стояли только командиры этих миниатюрных армий. Васэ и капитан спецназа схлестнулись тет-а-тет, не допуская в свою личную разборку посторонних.
Бой, подобно урагану, сносил всё на своём пути.
Васэ слишком поздно поняла, что проиграет. Биотическая мощь иссякала, броня покрывалась дырами от всё новых точных попаданий из тяжелого пистолета командира спецназа. Азари решила прибегнуть к тактическому отступлению и закрепиться на новой позиции.
Раздвинув биотикой в стороны два исполинских погрузочных контейнера, Васэ перешла в другой сектор зала.
Через несколько минут там и закончилось битва.

***

Всё.
Лужа крови казалась Васэ мягкой, удобной постелью. Лечь в неё — и уснуть, ведь она так устала...
Нет, нельзя.
Четыреста лет, из самых низов, она поднималась с колен, что бы достигнуть пьедестала Матриарха, достигнуть хоть чего-либо, но не копошиться под ногами у сильных мира сего.
Это не должно закончится так.
Опершись чудом уцелевшей правой рукой о скользкий от крови пол, она поднялась. Израненное, разорванное в чудовищной бойне тело отчаянно сопротивлялось.
Сначала — на колени.
Потом — на ноги.
Перед глазами — только муть, неясные образы, красные пятна. Она задыхается, проглатывая жалкие клочки воздуха, что еще поступают в легкие.
Но капитан Васэ Лиэф не умирает на коленях, унижаясь перед победившим противником — и это приносит самоутверждающее удовлетворение.
Командир спецназа появляется перед глазами ниоткуда и Васэ скалится на него почти беззубым ртом.
Ухмылка смерти на лице врага не смущает человека. Он смотрит на неё, с каким-то садистским любопытством. Может, он гордится тем, что победил. Может, его забавляют жалкие попытки умереть достойно.
Капитан Васэ Лиэф, предводитель девятого сектора группировки «Затмения» в столице Иллиума, долго не выдержала и упала перед человеком на колени, склонив голову.
В последней, отчаянной, агонизирующей попытке она извернулась, выплевывая ему под ноги свою ненависть и презрение вперемешку с кровью.
Командир спецназа развернулся и молча ушел.
Вот теперь — точно всё.
Глаза азари медленно закрылись. Тело расслабилось, отклонившись назад.
Пусть так. Она умрет сидя, но не на коленях.

***

Сейчас...

Аллира’Нес нар Райя никак не могла отделаться от дурного предчувствия.
В отличие от несовершенного разума, её звериная интуиция никогда раньше не подводила хозяйку.
Вот и сейчас — странное ощущение... Что-то не так.
Словно маленький паук перебирает лапками паутину прямо в груди, возле сердца. Неприятно, тревожно.
Но ведь волнение ничем не обосновано. Этот день — самый обычный выходной, единственный на неделе.
В узких служебных коридорах в самом центре базы группировки «Затмения» никого нет, только мелкая пыль курсирует из угла в угол. Очередной поворот приводит к развилке. В западном коридоре — путь к жилым секторам и нескольким столовым, там сейчас полно народу. Восточный коридор выведет её к складским помещениям и комнатам персонала.
Она знает эту базу наизусть. Четыре года торчать здесь — от работы и тренировок до короткого отдыха, снова работа, тренировки и опять отдых... Кому-то такая размеренная, не приносящая особых приключений жизнь могла наскучить. Но только не ей. Именно в работе и в совершенствовании своего особого мастерства она раз за разом находила новое счастье. И даже день отдыха порой казался лишним — слишком часто она проводила его в тренировках.
Но вот Аллира выходит из зала, отправляясь в бар... И чувствует неладное.
Молодая кварианка решает сосредоточиться на звуках.
«Когда другие чувства пасуют — применяй слух. Живое существо не может быть абсолютно бесшумным. Стук сердца. Скрип суставов. Дыхание. Любой враг — беззащитен перед СтИхами, владеющими способностью слышать невидимое.»
Так говорила учитель древнего боевого искусства азари — Вла’тыка ДратЪ Сизани.
И Нес нар Райа — молодая кварианка, её ученица, в рамках боя носящая имя ДратЪ Алл, впитывала эти советы почти четыре года, словно мировую истину в последней инстанции.
Кварианка прислушивается, отбрасывая ненужные звуки — смех и гомон, доносящейся со стороны жилых секторов, например... Конечно же, за четыре года невозможно стать полноценным профи, однако Сизани на этот случай говорила, что использование некоторых механизмов, облегчающих жизнь и понимание всех тонкостей для новичков, не возбраняется. Одной из таких примочек в арсенале Аллиры был сверхчувствительный микрофон, установленный в маске.
«Чужаки, которые хотят познать тайны боевых искусств, не располагают сотнями лет, что есть у азари. Им приходится жульничать.» — язвительно добавляла учитель, намекая на то, что СтИхи-чужаки нетерпеливы и нечестны, что автоматически не может сделать их Мастерами.
Да, конечно, она права... Вот только Аллира’Нес нар Райя никогда и не хотела стать Мастером. Она исполняла мечту — занималась тем, от чего была счастлива и без всяких титулов. Она чувствовала, что занимается своим делом...
Вот оно!
Торопливый бег трусцой — по восточному коридору. Тяжелая поступь, сильная одышка, которую слышно за километр... Судя по характерному удару стопы об пол, человек. Но знакомый яростный шепот, сопровождающий адское сопение, выдавал личность бегуна с головой.
— Твою ж мать, мать твою ж, твою...
Эцио. Нервный, немного дёрганный молодой парень. Уже три года сидит на крыше одной из снайперских башен, любуясь закатами Илллиума.
«Это же моя мечта! Быть солдатом одной из крутейших группировок Галактики, одновременно ничего не делать, смотреть на потрясные виды в снайперский прицел, да еще и деньги за это получать!» — Аллира так и слышала эту его сакраментальную фразу, которую он по неосторожности вякнул в её присутствии.
Как такой раздолбай мог получить ответственную должность снайпера в центре базы? Везёт же некоторым...
Аллира бросилась за угол, намереваясь просто пропустить парня мимо. После того, что случилось с Васэ, у неё не было абсолютно никакого настроения играть в детские забавы.
Раньше она бы прижала нерадивого снайпера к стенке и засмущала бы до смерти. Времена меняются...
Нар Райя передвигалась быстро, плавно и бесшумно и только легкое шебуршение весьма необычного одеяния, прикрывающего стройную фигуру молодой кварианки могло выдать её, но только очень внимательному противнику.
Кварианка встала за углом, в тени. Длинный плащ-куртка, прикрывающий её фигуру с ног до головы, не отражал свет и она словно растворилась, замерев на одном месте. Плащ — обязательный атрибут одежды СтИхов. Не просто ткань — она не горит, не тонет, не пропускает влагу и холод, экранирует излучение сканеров, не рвется и даже измять её невозможно. Ровная, непрозрачная ткань, поглощающая световые лучи и частично мимикрирующая окружающую световую гамму, кажется неудобной, слишком длинной... Но только тем, кто не умеет с ней обращаться.
И конечно, она стоит огромных денег. Возможно, Аллире пришлось бы десятки лет только зарабатывать и копить деньги, не потратив и кредита, что бы купить этот плащ...
Эцио появляется из-за поворота — и проносится к западному проходу. Бедняга так торопится, что не замечает, что к правой ноге на подошве его сапога приклеился кусок туалетной бумаги.
Беги, дружок, позорься.
Молодая кварианка прислонилась маской к стене. Глубоко вдохнула искусственный воздух.
Нервная дрожь никак не проходила. Даже смешной снайпер не принёс и доли покоя...
И опять — она настраивает микрофон и слушает сама.
Ничего.
Неужели, зарождающаяся паранойя? Отголоски стресса последних месяцев?
Она уже выключает микрофон, вознамерившись подавить чувство тревоги где-нибудь в столовой, когда...
Крик.
Резкий, короткий, неожиданный. Дребезжащий голос, полный страха и отчаяния. Всего одно слово...
— НЕТ!
Он раздаётся из восточного коридора. Сразу за ним — странный свист, будто тонкой палкой рассекают воздух.
Оба этих звука — ничтожно коротки и практически неслышимы. Возможно, она не смогла бы отличить их от обычных шумов, опустив уровень улавливания звуков микрофона чуть-чуть ниже.
В голове Аллиры словно щелкнул выключатель, отвечающий за боевой «режим».
Она, бесшумно и быстро, понеслась по нужному коридору. Правая рука уже лежала на рукояти серповидного кинжала, висевшего на поясе. Плащ развивался за её спиной, словно черные крылья Валькирии.
Опять развилка... прямо или налево?
Аллира соображала нечеловечески быстро, за доли секунды. В голове словно возник подробный план этих коридоров и еле-слышная, короткая звуковая волна, скачущая по ним. С высокой долей вероятности, она раздавалась именно слева... Было бы времени на размышления больше — и она определила бы точно. Поэтому опять придется рисковать...

***

Четыре года назад....

— Проходи, не стесняйся.
Капитан Васэ Лиэф приглашающим жестом продемонстрировала Аллире’Нес нар Райе свою личную квартиру. Она располагалась на краю жилого сектора в самом центре базы группировки «Затмение» в столице Иллиума. Мизерная прихожая неожиданно переходила в обширный, роскошный зал. Лампы изысканной формы, элегантный, своеобразный интерьер — много асимметрии, плавные линии и общая мягкость и размытость. Кварианка сразу почувствовала себя здесь не очень уютно. Ей никогда не нравилась роскошь.
— Чего застыла? Впала в кому? — засмеялась Васэ. Она поразительно быстро избавилась от полу-боевого пластинчатого топика и осталась почти полуголой. Аллиру это обстоятельство немного смутило.
— Я... Мне кажется, лучше сначала показать... Эээ... Рабочее место? — срывающимся голосом спросила девушка.
— «Рабочее место»... — Передразнила её капитан. — Нет уж. Девочка, не кажется, что ты как-то слишком быстро рвешься стать «секретуткой на побегушках»?
— Эээ... Что? — кварианка сделала вид, что и приблизительно не поняла смысла сказанного.
Васэ продолжала показывать чудеса скоростного одевания. Накинув на плечи какое-то подобие короткого халата, азари прошла в зал и плюхнулась, слово «уселась» здесь явно не подходило, на мягкий оранжевый диван.
— Ты хоть понимаешь, где находишься? Что с тобой только что случилось? — ядовито поинтересовалась азари.
Кварианка замялась, но всё-таки кивнула.
— А я объясню поподробней... На всякий случай. Итак. Я — глава наёмников группировки «Затмение» в столице Иллиума, капитан Васэ Лиэф. Ты — бедная взбалмошная кварианка, которую собрались чуть ли не прилюдно казнить в самом центре столицы. Однако ты... — Облизнув пересохшие губы, Васэ стала загибать пальцы, — Без посторонней помощи. За двадцать три секунды, ровно. Убила четырех преследователей, вооруженных наемников, одним лишь хилым выкидным ножом. Взломала блок вызова полиции и, вызвав оную, скрылась в ближайшей подворотне, заодно подкинув свой нож... Пятому преследователю! На котором, оказывается, такие долги висели перед законом некоторых планет, что аж страшно говорить. Более того — этот пятый, оказывается, твоя родная старшая сестра. Всё это действо произошло на глазах у сотен зевак. Более того, ты позаботилась даже о таком факторе, как камеры видео наблюдения! Их невозможно изъять через сеть, не воздействуя на прямую... Только если ты — не глава районной полиции или из его окружения. — Лиэф развела руками и широко улыбнулась. — Выходит, что ты взломала сеть... За какие-то жалкие двадцать четыре часа! Городскую сеть!
Повисло молчание.
Аллира, опустив голову, словно была в чем-то виновата перед Васэ, переминалась с ноги на ногу.
— Впечатляет, мягко говоря. — продолжила капитан. — Таких технических специалистов мало где сыщешь. Даже проследить за тобой оказалось сложнее, чем думали мои саботажники... Так умело заметать малейшие следы... Сколько тебе лет, девочка?
— Мой возраст вам о чем-то скажет? — вдруг уверенным, ни капли не дрожащим голосом спросила нар Райя. — Будем считать, что я очень молода. И это правда. Но в наше время иногда и возраст — не показатель.
— Верно, — оживилась азари. Ей понравилось, что собеседница «отключила дурочку». — Итак... Ты прекрасно понимаешь, что будь ты хоть гением механики и взлома, ты бы не попала сюда. И я бы не повернулась к тебе спиной. И уж тем более, не стала доверять тебе хоть какую-либо информацию, без «испытательного срока» и жесткого контроля.
— Да. — Осторожно ответила Аллира. Капитан развела ладонями: «Продолжай-продолжай». — И у меня вопрос... Почему всё-таки... Вы это делаете сейчас?
— Фух... Главный вопрос сезона! — улыбаясь, Лиэф встала, проходя на кухню. — Я за выпивкой. У меня тут набор для всех рас, на случай... Разговорчики могут затянутся.
— Я не пью спиртное! — предупредила кварианка.
— Ничего... Исправим.
...Прежде, чем капитан вернулась, Аллира выключила свет, оставив работать только одну лампу, сбоку, над диваном.
— К чему романтика? — почти весело спросила Васэ, заходя в комнату. От внимательной кварианки не ускользнула маленькая деталь — капитан была через чур возбуждена... Плохой знак.
— Это не романтика. Не люблю, когда много света... Мне кажется, что приглушенный свет способствует облегчению разговора. Если этот разговор — по душам.
— Неплохая теория. Напишешь доклад на эту тему?
Долгий диалог начинался совершенно незамысловато. Усевшись друг напротив друга, они, посоветовавшись, решили начать издалека.
— Расскажи, для начала, немного о себе. А я дополню. — Хитро прищурившись, сказала Васэ. В её руках уже посверкивал изысканный бокал для коктейлей, полупустой — она почти постоянно делала глоток.
Трагическая история кварианки сопровождалась короткими, язвительными и насмешливыми комментариями Лиэф: «Вся семья повязана в контрабанде и нелегальном бизнесе? Ох, как грустно». «Подлый, бесчувственный отец решил больше не делить бизнес с женой и твоим предприимчивым братцем?.. Ну и гад». «Ты вмешалась в семейную разборку, но, преданная старшей сестрой, решила бежать? Прямо как в недавнем блокбастере!».
— Хватит. — Аллира не смогла долго это терпеть. — Я уже поняла. Только один вопрос: как? Вы же не можете обо мне всё знать...
— А обманывать потенциальных работодателей нехорошо. — Засмеялась Васэ. — Ты просто слишком наивна. Не глупа... Именно наивна. Твоя... Нелицеприятная история меня, на самом деле, не волнует. О, да... Узнать о тебе правду, Аллира’Нес, было сложно. Месяц непрерывной работы лучших специалистов — и то, немного фактов... Ты вся пошла в родителей — такой же конспиратор... Меня волнует совсем другие вещи. — Глаза капитана нервно блестели, на губах застыла усмешка. Она наклонилась к мрачнеющей с каждой минутой кварианке ближе, сказав:
— Ты провернула воистину шокирующее мероприятие. Загибаю пальцы... Обошла сеть «Затмения». А, возможно, не только его. Вычислила меня, узнав то, что тебе было нужно. Решила, что сможешь быть лучшим саботажником в моей группе... А я ведь действительно собираю такую группу. Долгий путь — не для тебя, поэтому ты решила совместить полезное с полезным — избавиться от сестрички, а заодно привлечь моё внимание. Не просто привлечь... Оставить намеренный, явный след — камеры копов. Чтобы я поняла наверняка, с кем имею дело. В день моей деловой встречи, когда я первый раз за год собралась покинуть центральную базу наёмников, ты подстроила все эти события — с точностью до минут, нет, до секунд... И сколько ушло на разработку и реализацию?
— Две недели. — Голосом, не выражавшим эмоций ответила Аллира. — Всё было так очевидно?
— Нет. Просто у нас тут не дураки сидят... Да и основная специализация «Затмения» — техника, саботаж. Мы в этом — лучшие. А ты и не первая, кто пытается подмазываться, демонстрируя свои уникальные способности.
Повисло молчание.
— Но это всё-равно не причина. Не ответ на поставленный вопрос. — Вдруг прошептала кварианка.
Васэ засияла. Налив себе полный бокал коньяка, она залпом осушила его, не отрывая взгляда от поникшей девушки напротив.
— Я триста лет являюсь членом «Затмения» и видела таких... Уникумов. Мужчины и женщины. Старики и подростки. Все хотели стать выше своих соратников и начальников. Хотели сразу всего — и побольше. Единицы осуществили мечту. Многие сгинули или отказались от власти в процессе своего восхождения.
Еще больше — хорошенько размышляли и отступались от диких затей. Пошли заниматься мирными делами — и нашли свою новую мечту там. Однако... Это одна сторона. Есть еще один вид гениев. Те, которых не интересуют деньги и власть. Те, которые живут не ради меркантильных, вещественных интересов. Не ради себя... А ради своей работы. Или идеи. Они получают удовольствие от процесса, а не результата. Им неважно, кем они станут: командующим, или одним из сотен подчинённых. Вершина их мечты — работа, любимое дело. Им важно только находится «на своём месте» — а всё остальное не имеет значения.
Васэ замолчала, переводя дыхание.
Аллира неуверенно продолжила:
— И вы решили, что я — один из представителей этого типа?
— Почти очевидно. Я смотрела, как ты хочешь себя преподнести... Не как гениального саботажника. Как умелого бойца и хакера. Заведомо низкая планка... Ведь ты никуда не торопишься. Кроме того... Глядя в досье, составленное из тех жалких клочков информации, что собирались по всей Галактике, каково увидеть собственное отражение?
— В вашем досье информации почти не было. Но, тем ней менее, я бы не сказала, что мы — похожи.
— А я — сказала бы. Дело даже не в фактах детства, не в умственных способностях. Дело в отношении. Я не могу назвать себя гением, но то, как ты рвешься к работе, стремишься достигнуть хоть чего-либо... Я узнаю себя в молодости. Правда.
— Это и есть... Причина? — поразилась кварианка.
— Можно сказать и так... А можно сказать, что мне нужен самый верный помощник. Который не предаст ради личной выгоды. Высокоморальные личности возле меня не крутятся... А найти фанатика-трудоголика, бескорыстного, честного, идеалистического, молодого приемника, разделяющего твои взгляды и благодарного до крематорного гроба в наши дни не так просто. — Азари радостно засмеялась, взирая сверкающим взглядом на ошарашенную Аллиру. — Смекаешь?
— Невероятно... — Тихо шептала нар Райя. — Мир слишком велик, что бы произошло подобное немыслимое совпадение... Наша встреча... и то — что мы обратили друг на друга внимание, толком ничего не зная... Это — судьба?
Подстраиваясь под манеру кварианки говорить тихо, Васэ шепотом ответила:
— Нет... Судьбы не существует... Я в юности тоже думала, что мир слишком велик. Позже я поняла — всё наоборот. Мир слишком мал и полон совпадений. Именно поэтому, мы и встретились.

***

Сейчас...

Абсолютно пустой коридор не внушал доверия. Всегда лучше знать, с чем имеешь дело. «Предупрежден — вооружен»...
Но коридор не интересовал Аллиру. Ни тот, что прямо. Ни тот, что слева.
Рисковать — это значит жертвовать всем. Зная, что на кону, возможно, чья-то жизнь. Если хватит смелости не нестись вперед, сломя голову, и в результате ничего не успеть, а остановится и сделать неоднозначный, сложный выбор. Звуковая волна действительно распространялась слева, но звук был слишком слаб. Через чур слаб...
Кварианка понятия не имела про тайный, служебный коридор, выводящий прямо к другому блоку. Об этом коридоре вообще мало кто знал.
Но на стене перед ней — едва заметный, выпирающий буквально на пару миллиметров выступ. Он потёрт чуть больше, чем другие части вокруг. На полу, возле ровной стены неподалёку — чуть больше пыли, чем дальше у таких же стен. Это невозможно заметить невооруженным глазом. Это абсурдно. Но мир слишком мал и даже безумные совпадения случаются слишком часто.
Нар Райя налегла обеими руками на тугую кнопку. Силовые сервомоторы, встроенные в скафандр, чуть заскрипели, когда она, через пару секунд, вдавила её внутрь стены.
Рядом мгновенно открылся узкий проход в длинный тёмный коридор, полный каких-то труб, кабелей и проводов. Кварианка сразу определила — совсем недавно здесь уже проходили. Едва заметная пыль, которая собиралась годами, потревожена, но уже начинает оседать на пол...
Преодолеть этот узкий участок — нет проблем. Аллира несётся вперед, огибая вентили, рычаги и трубы. Черный плащ скользит по окружающему пространству, словно вообще ничего не касаясь, оставляя за своей обладательницей развивающийся шлейф абсолютной темноты. Плащ подстраивался под окружающие цвета автоматически, благодаря небольшому креплению с датчиком и батареей на груди владельца.
Несколько секунд — и она уже нажимает кнопку на другом конце коридора. Дверь открывается мгновенно, но за шумом стучащей в висках крови и скрипящих механизмов не слышно, есть ли кто-то по ту сторону...
Она выпрыгивает из темноты вперёд, словно тигрица на охоте. Плащ развивается, поднявшись вверх, как будто над головой у кварианки собрались иссиня-черные тучи — и обнажает сухую, тонкую, словно струна, фигуру молодой девушки. В её правой руке — гражданский боевой пистолет «Глюк-17», заряженный бронебойными патронами, а в левой сверкает серповидный кинжал. В любой момент она готова начать бой, на любой дистанции.
Но противника в коридоре нет.
Зато она узнаёт это место. Она здесь была — ровно месяц назад. И идеальная память воспроизводит воспоминания за секунду.
И кусочки мозаики из вопросов складываются, выдавая ответ, которого она боялась больше всего...

***

Месяц назад...

— Доктор Зойдберг, — представился он, широко улыбаясь.
Ссутуленный турианец, немолодой, опрятный, одетый в темно-синий строгий костюм, который никак не сочетался с его должностью психотерапевта. На стене висел портрет — там он был в медицинском халате и держал на руках младенца-турианца. Надпись снизу гласила: «Палавен. Папе, с любовью. Помни...» Снимок был сделан три года назад.
Рабочий кабинет доктора Сирра Зойдберга был уютным, опрятным, чистым. Правильным.
Так и создавалось об этом турианце первое впечатление — великолепный специалист своего дела, и о семье не забывает. Представляется, что он сидит днями и ночами в таких тихих уютных кабинетах и бескорыстно, с полной самоотдачей решает проблемы незнакомых пациентов, помогает им раз и навсегда встать на ноги по жизни...
Но Аллира прекрасно знала, кто он на самом деле.
Алчный, желчный, низменный бабник, хитрый и изворотливый, как змея. В добрых зеленых глазах скрывался огонёк зла, словно ожидая очередного часа — как бы прорвать эту блестящую оболочку и вырваться наружу, сжигая чужие судьбы.
Недавно она держала его подробное досье в руках и отвращение накатывалось постепенно, с каждой строчкой. Сейчас, стоя перед ним, кварианка не испытывала ничего.
Сейчас они оба на работе. Два профессионала, которые улыбаются друг другу сквозь зубы. Потому что так надо...
— Аллира’Нес Нар Райя. Я хочу перейти сразу к делу.
— Прямолинейно. Что-то серьёзное?
Аллира элегантно прошла по кабинету, приближаясь к рабочему столу психотерапевта. Тот откинулся в своём большом кресле, слегка покручиваясь из стороны в сторону. Он выглядел абсолютно безмятежно.
— Мне нужны результаты вашей работы за эти два месяца.
— Позвольте, но я давал клятву. Это чисто конфиденциальная информация. Условия контракта...
— Контра-акт... — Тихо протянула девушка, подходя ещё ближе. — Вам напомнить один важный пункт этого контракта? Шестнадцать, ноль восемь, тире, восемь.
— Хмм... Я... Не помню весь контракт наизусть. — Турианец немного растерялся. — А... Хотя, подождите... Разглашение только вследствие чрезвычайной ситуации, только лицам, которые имеют приближенный контакт с пациентом и необходимые полномочия... Хм. А по вам и не скажешь. Но знаете, я здесь вообще не по своей воле. Меня сюда загнали для работы с вашим «Пациентом», словно я вам чем-то обязан. Я свою работу выполняю и выполняю её хорошо. И за эту работу мне, к тому же, весьма прилично платят. Так что, позвольте... Конкретно вы, девочка, ничего от меня не услышите. По крайней мере до тех пор, пока мне не прикажет напрямую руководитель «Затмения» Сарай Омамба. Да и не слишком ли вы молоды, что бы строить из себя конфиденциальное лицо на правах контракта? Как только я получу личное разрешение руководителя — приходите, дам всё, что нужно. Но сейчас — извините, у меня много работы...
О, Кила. как много лишних слов. Аллира терпеливо ждала, пока Зойдберг выговорится. Доказывать, давить на его слабые стороны? Зачем? Есть куда более простой, быстрый и в чём-то даже приятный способ.
— Вы меня не поняли. — Тихо продолжила кварианка, когда Сирр закончил свой трёп. — Пункт был с маленьким секретом. Читая копию контракта, вы не обратили внимание на важную деталь — отсутствие пары строк. Мелочь, правда? Всего-то несколько Милитерабайтов памяти. Ничего важного. Но и этого вполне хватит для зашифрованного файла с перераспределением на несколько точек, верно? Вы оставили копию у себя на рабочем терминале, а в конце месяца к вам пришло первое письмо. От «Твоего старого друга, Н.»
Психотерапевт тяжело вздохнул. Его глаза потускнели. Он несколько секунд молча изучал непроницаемую маску собеседницы, а потом спросил:
— Позвольте, так... Значит, это были вы?
— Конечно. Честно говоря, на этот план ушло меньше времени, чем даже на составление вашего контракта. Ну и как вы поняли из сообщения номер три и пять, все ваши преступления — в том числе четыре убийства и изнасилование известной телеведущей — станут общественным достоянием. Но я еще вас пощадила, не замыслив выложить всю вашу биографию. Преступление длинною в жизнь... И роман можно написать.
— Перестаньте. — Отмахнулся Зойдберг. — Говорите конкретно, что вам нужно?
— Уже сказала.
Пока Сирр копался у себя в столе, выискивая нужные Аллире документы и отчёты, кварианка деловито осматривала интерьер. У доктора был на редкость хороший вкус.
— Вот. — Зойдберг аккуратно передал в руки своему мимолётному шантажисту отчет. — Позвольте поинтересоваться, а к чему этот маленький спектакль? Могли бы и сразу сказать, без всяких писем...
— Я вас знаю, доктор. Ваша личная жизнь не вмешивается в профессию, когда вы хотите работать. Тот досадный факт, что один из ваших нанимателей — шантажист, мог бы серьёзно подорвать доверие к дальнейшему делу... А это риск. Я не хотела рисковать, пока окончательные ответы не будут в моих руках.
— УмнО. — Буркнул турианец. — Письма больше не придут?
— Нет.
Когда Аллира уже выходила из кабинета, её окликнул внезапно охрипший Зойдберг:
— Позвольте, мисс! Каковы гарантии, что ваша совесть не взбунтуется против разума?
«Слишком легкий вопрос.» — Подумала она.
— Не волнуйтесь, доктор. Жизнь ампутировала мне совесть. Вам должно быть это знакомо.
Дверь закрылась за её спиной и длинный плащ словно самостоятельно уклонился от створок, последний раз мелькнув в глазах одного из лучших психотерапевтов Иллиума, доктора Сирра Зойдберга.

Отредактировано Laura


Комментарии (6)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Кварианец_N7_
6   
Глюк-18! Прикольно! (Если вы хотели назвать оружие нашего времени: Глок-18 то немного ошиблись. Еще примечание к редактору: Пропущено несколько ошибок.
0
4   
ЗАШИБИСЬ. happy
0
Apeiron
3   
Пока не могу составить однозначного мнения... Но интересно, посмотрим, что будет дальше)
ЗЫ: Автор, планируешь ли дописать "бедных трупов"? Клёвый проект же...
0
Mercenary
5   
Не скажу, что идея дописать "Огонь и воду..." меня покинула, как и не возьмусь утверждать, что немедленно сяду за продолжение. Но обещаю, что Килька и Рыба еще вернутся, рано или поздно. wink
0
Хардболист
2   
Зер гут, понравилось, жду продолжения. На ошибках заострять внимание не буду - сам грешу)))
0
Olivia
1   
Интригующее начало новой истории, в которую вписаны как знакомые нам герои, так и созданные лично вами, что мне всегда особенно импонирует! Буду надеяться, что продолжение долго себя ждать не заставит.
Но хотелось бы попросить вас внимательнее относиться к оформлению рассказа: встречалось достаточно много опечаток, описок и ошибок, которые даже Ворд заметил, а кроме того, прошу вас запомнить, что после знаков препинания ВСЕГДА ставится пробел!
1