Отступники. Часть третья


А вот и долгожданная завязка интригию :) 


I died in my dreams
What's that supposed to mean?
Got lost in the fire
I died in my dreams
Reaching out for your hand
My fatal desire

Я погиб в мечтах
Что это значит?
Пропал в пламени
Я погиб в мечтах
Пытаясь коснуться твоей руки,
Мое безумное желание…

Rasmus «Funeral song»

Тихое журчание фонтана приветствовало каждого посетителя национального музея на Инвиктусе. Жемчужные пластины, окаймлявшие тонкие фигурки предков турианцев, сияли в лучах заходящего солнца, пуская блики во всех направлениях. Подарок от Альянса в честь установившегося мира — один из многих, активно отсылавшихся в обе стороны в течение первого года прошедшего без военных действий. Все вздохнули с облегчением — особенно колонисты, чьи поселения, наконец, обрели долгожданную гармонию и покой. Вместо защитных комплексов и бомбоубежищ было начато строительство обширных аграрных фабрик, выпускавших продукцию не только для собственных нужд поселения, но и на продажу во все уголки Галактики. Также смогли расслабиться и транспортные компании — отныне никто не опасался за грузы, снаряжая теперь вместо легких маневренных фрегатов тяжелые грузовые баржи. С другой стороны, без постоянной работы остались сотни охранных фирм, прежде неусыпно следивших за безопасностью на транспортных линиях.

Мир пошел на пользу и деятельности секретных организаций, но без работы они конечно не остались. По-прежнему патрулировались и тщательно оберегались миры, заселенные расами, не вышедшими за пределы не только собственной солнечной системы, но и орбиты планеты. Тайна разумной жизни охранялась как зеница ока, лишь немногие из них знали о Совете рас. Малые крупицы полезной информации сеяли в науку, способствуя развитию и созиданию. На местах были организованы небольшие военизированные группы, поддерживавшие связь с Цитаделью и готовые позвать на помощь в случае крупных проблем, решение которых было не под силу местным войскам. Один из таких миров был под присмотром Гарруса. Регулярные отчеты были обнадеживающими — раса дреллов стремительно развивалась, нагнав за последние 80 лет столько, сколько турианцы обрели за два века тщательной работы лучших ученых. Произошло это, конечно, не без помощи извне. Гаррус с досадой вспомнил первые отчеты восьмидесятилетней давности, которые изучал, получив новую должность в Агентстве. Жуть и коллапс — иначе нельзя было назвать происходившее на планете. Благодаря стараниям его предшественницы, матриарха Лесании и тонким манипуляциям на месте, на планете воцарились мир и достаток. Страдавшие прежде от дефицита ископаемых, загрязненного воздуха, воды и почвы, дреллы шагнули в чистое будущее, даже не догадываясь, что им помогли извне. Кроме нескольких сотен военачальников, ученых и политиков, которые ради благополучия собственного народа преодолели недоверие к инопланетянам и, не предав огласке контакт, подарили своим детям и внукам новый мир. Первая и последняя встреча с послом с Раханы по имени Алор Бограс надолго засела в памяти Гарруса:

— Приветствую вас, посол.

— Добрый день, господин Вакариан. Передача дел прошла без затруднений? — хриплый голос дрелла звучал натужно на фоне абсолютной тишины в отсеке космического корабля.

— Я внимательно изучил историю развития вашего народа, многое из прочитанного привело меня в ужас. Однако я рад, что на данный момент в вашем мире царит спокойствие и гармония.

— Мой народ многое пережил, и каждый из нас хранит в памяти все, что видели и чувствовали наши предки до Контакта.

— Если я правильно понял, физиология дреллов позволяет не только отчетливо помнить собственное прошлое, но и при определенной тренировке извлекать воспоминания отцов, переходящие по наследству?

— Верно. Думаю, именно благодаря этому уже восемьдесят лет на Рахане тихо и безопасно — уроки прошлого всегда будут свежи и поучительны для каждого дрелла, сколько бы веков не прошло.

Пристально изучая черные непроницаемые глаза посла, Гаррус пытался понять — действительно ли настолько полезно помнить всё и всегда. Из собственного печального опыта он с полной уверенностью мог утверждать, что даже обычная память редкостное зло, если одолевают неприятные и печальные призраки прошлого.

— Как же вы живете с этим? В смысле, не мешают ли неприятные воспоминания?

— Когда в настоящем есть что-то хорошее и доброе, не остается времени на воспоминания. Мне помогает забота о жене и дочке. Реальность сильнее любых воспоминаний.

Стиснув зубы, Гаррус благодушно попрощался с послом и, оставшись наедине со своими мыслями, прокрутил в голове события за последние семь лет.


***


Иронично разглядывая меню в кожаной обложке, он старался кивать головой в такт болтовне миловидной соседки по столику. За сие существо ему следовало благодарить Деметру — в помещении, снятом для свадебного ужина были маленькие круглые столики на двоих, дугами установленные вокруг стола с сидящими новобрачными. Официальная часть успешно завершилась, и теперь между столиками сновали десятки официантов, принимая заказы у разношерстных гостей.

Еще раз пробежавшись взглядом по меню, Гаррус заметил отдельный абзац с национальными блюдами Инвиктуса. Удовлетворенно усмехнувшись, он кинул взгляд на продолжавшую свой монолог девушку. Голос разума убеждал дотерпеть до начала танцевальной части свадьбы и тихо ускользнуть под шумок. Но где-то в глубине сознания сидел озорной черт и подбивал его на аферу, способную обеспечить ему тихий ужин в одиночестве за этим же столиком. Естественно, голос разума оказался не удел. Гаррус подозвал ближайшего официанта.

— Я бы хотел сделать заказ. Мне четыре арахонта и бутылку батарианского эля.

Повернувшись к соседке, он любезно улыбнулся и спросил:

— А вы что будете, мисс?

Азари расцвела от счастья, наконец услышав его голос, и беззаботно махнула ручкой:

— Мне тоже самое.

Не заметив вытянувшегося лица официанта, она продолжила атаковать Гарруса болтовней.

— О, Гаррус, а вы знаете, я ведь только месяц назад закончила консерваторию на Цитадели, открытую человеком по имени Максимилиан Астон — обучение было таким интересным, их древняя музыка такая чувственная и тонкая, особенно в исполнении талантливого скрипача или пианиста соло.

— Боюсь, я не имел удовольствия слышать человеческую музыку, — за малым исключением, поправил он себя мысленно, вспоминая адские звуки раздававшиеся из инструментрона Эль на Ойе.

Настроение начало подниматься, в предвкушении заказа. Краем глаза следя за официантами, Гаррус изо всех сил поддерживал беседу с ликующей девушкой. Счастье ее длилось недолго. К их столику стремительно приближался официант, на вытянутых руках несший широкий поднос. От него то и дело шарахались в разные стороны люди, едва заметив содержимое двух прозрачных контейнеров. Поставив их на стол, официант судорожно сглотнул и скрылся в направлении уборных. Гаррус с умилением наблюдал за сменой выражений на лице азари. Недоумение быстро сменилось на любопытство, на смену которому пришли отвращение и страх.

— Что это? — еле слышный писк поверг Гарруса в неописуемый восторг.

— Арахонты. Национальное блюдо Инвиктуса. Их ловят в дальних лесах самые отчаянные охотники. Деметра и Сарен наверняка угрохали целое состояние, чтобы порадовать гостей этим деликатесом, — как ни в чем не бывало, ответил Гаррус, разворачивая вышитую салфетку и заправляя ее за воротник рубашки.

— Их забыли... эээ... приготовить? — несмело спросила девушка, не сводя глаз с контейнеров.

— О нет, что вы. Их едят только свежими — и лучше начинать с передних лапок, а то они жутко шустрые и могут ненароком сбежать. Вы позволите показать как правильно кушать арахонта? — мило улыбаясь, предложил Гаррус, придвигая к себе один из контейнеров с живностью.

— По-моему меня Деметра зовет, вы простите меня — пролопотала азари и ретировалась из-за столика.

Проводив взглядом ее бегство, Гаррус посмотрел на стоящую перед ним емкость. Есть он, конечно, не собирался — национальные блюда не значились в списке его предпочтений, но опыт прошел весьма успешно. «Desipere in loco» — «безумствовать там, где это уместно». Эту фразу сказал ему Андерсон перед перелетом на Инвиктус, тщательно изложив план по получению важных исследовательских данных. Фраза начинала приобретать все более актуальное значение. В музее все прошло практически идеально, не считая известия о разбитом слепке с цветами Эль. Желудок в очередной раз мучительно сжался, когда воспоминания заявили о себе.

Эль. Женщина, сделавшая самый бесценный подарок — доверие незнакомцу, врагу. Вот чего не хватало на тот момент их народам. И он был благодарен ей за это. Доверие породило надежду и, хотя тогда он был в положении пленника, его это не пугало. И причиной тому была человеческая женщина. Что-то странное проскальзывало на ее лице, когда речь заходила о Черном Дне. Гаррус не имел опыта в чтении человеческих лиц, но догадывался, что это нечто вроде сожаления или чувства вины. Не пристало солдату показывать эмоции. Однако он находил эту черту весьма уместной в сложившейся ситуации. Ведь если бы она повела себя как типичный человеческий солдат, то вряд ли один из них пережил бы ту ночь. Ее поведение делало ее особенной. Со всей серьезностью Гаррус осознавал, что его собственное отношение к ней не соответствует норме. Прежде всего, он ощущал присутствие женщины, а не врага. Паршиво. Это чувство нужно было рубить на корню. Но перед глазами в очередной раз проплывала сцена, когда он проснулся и обнаружил ее в своих объятиях. На следующий день неподобающие мысли одолевали его с завидным постоянством. Предательский спазм скручивал низ живота. Тогда он выскочил из мешка и отправился в душ. Почти час мучил себя то холодной, то горячей водой, пытаясь справиться с собственным разумом. Безуспешно к сожалению. Вернувшись к спальному мешку, он поспешил завернуться в него. Тело трясло. И не только от холода. Хорошо, что человек ушла в душ. Терпкий аромат ее кожи заставил крепко стиснуть зубы. Нужно немного времени. Все обдумать. Расставить по местам. Но из душевой раздался звук удара и возмущенный возглас, непереводимый на его язык... Ох, похоже он израсходовал почти всю горячую воду... Смущенно уткнувшись в инструментрон, Гаррус краем глаза заметил как она спешно подошла к плитке и принялась готовить пищу. Из ее инструментрона стали раздаваться дикие аккорды человеческой музыки, нещадно терзавшие его тонкий слух. Хотя уж лучше это... В голове прояснилось.

Стряхнув с себя остатки воспоминаний, Гаррус заметил, что не один за столиком. Сарен, скрестив руки, внимательно смотрел на него. Минута или две прошла в безмолвном противостоянии, пока, наконец, тот не расхохотался.

— Это было эффектно. Я предупреждал Деметру, что ее таланты сводницы потерпят поражение.

— О чем ты? — в притворном изумлении воскликнул Гаррус, также скрещивая руки на груди.

— Гениальный ход, меченый. Но что-то мне подсказывает, что ты не собираешься есть арахонтов, — махнув рукой официанту, Сарен приказал убрать с глаз долой контейнеры с копошащимися там насекомыми. — Теперь к делу. Спасибо за такой щедрый подарок, но боюсь, мы в ближайший год не сможем им воспользоваться. Деметра беременна и мы решили пока не покидать Инвиктус до рождения ребенка.

Гаррус удивленно хмыкнул и покачал головой. Ну, хоть у них жизнь начала налаживаться.

— Я рад за вас. Мои искренние поздравления.

— А теперь я должен сказать спасибо и мило улыбнуться, — фыркнул Сарен. — Не бери в голову. Вся эта суматоха меня раздражает.

— Ты бы предпочел запереться дома и наслаждаться преимуществами семейной жизни вместо этого скучного сборища? — пробормотал Гаррус, активно борясь с навязчивой картинкой их первой встречи на Омеге.

— Точно. Мне пора. Не переусердствуй с этим элем — сносит с ног после трех рюмок.

Деметра помахала рукой со своего места, беспокоясь, не подерутся ли они прямо на публике. После бегства Эль полгода назад, Сарен и Гаррус как два разъяренных варрена вцепились друг в друга. А после ее казни, их взаимная антипатия не угасла, перейдя в стадию пассивного противостояния. Сарен винил Гарруса за безволие. Гаррус винил себя за безволие, но не мог смириться с осуждением от гололицего. На старые проблемы налегли новые претензии и застыли намертво. Люди называют такие отношения заклятой дружбой. Есть взаимопонимание, но нет согласия. Но все же и так неплохо.

Ее больше беспокоило одиночество Гарруса. Его отстраненность от окружающих. Деметра знала, что он ввязался в агентурную работу, сопряженную с высоким риском — опасения на этот счет подтвердились, когда он прибыл за пару дней до свадьбы с повязкой на ноге и вооруженный до зубов. От вопросов он мастерски уходил, но то и дело Деметра замечала, как тоскливо он вглядывается вдаль, замолкает посреди разговора, хмурится и думает, думает, думает о чем-то своем. Идея свести его с одной из сестер была, конечно, из разряда не самых гениальных, но чем черт не шутит. И тут он выкрутился — а все благодаря Сарену, лично составлявшему свадебное меню. В истерике Пилар примчалась к ней, бормоча о живых закусках и сумасшедшем турианце, с которым ее умудрились посадить. Деметра вновь увидела на лице Гарруса отвлеченное выражение и лихорадочный блеск в глазах. Воспоминания так просто его не отпустят.

***

— Генерал, срочное донесение! — голос секретаря прервал поток его мыслей, вернув к действительности.
— Переведи на мой терминал, — буркнул Гаррус, устало потирая глаза.

Вечер стремительно приближался, все дела и заботы вились тонкой струйкой вокруг него, отнимая силы. После отъезда Деметры и Сарена на душе опять было пусто и тоскливо. Заканчивая работу, он ежедневно спускался в парк Президиума и допоздна сидел на скамье перед расстилавшимся полотном желтых цветов, в очередной раз предаваясь воспоминаниям.

Писк терминала навязчиво напомнил о поджидающем сообщении.

— Вакариан, это Алор Бограс. На нас напали батарианские работорговцы, три четверти населения похищено и увезено с планеты. Срочно нужна помощь.

Чертыхнувшись, Гаррус бросился в приемную.

— Шала, свяжись с Андерсоном. Рахану на красный код. Нужны опытные оперативники и фрегат.

Комментарии (9)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

P@ndora
8   
Отличные рассказы. smile А когда будет продолжение?
0
Twilightsangel
9   
Продолжение со скрипом пишется - пора мне бросать привычку записывать в телефон в заметки пришедший в голову материал, потому что переносить на комп всю это писанину потенциально проблематично... biggrin Новая глава уже в руках замечательного редактора - немножко подождать и вуаля, R&R happy
0
7   
Ну вот, на самом интересном месте sad
Спасибо большое! Как всегда, жду продолжения!
0
Twilightsangel
6   
Спасибо за информацию.:-)Хорошие книги вдохновляют.:-).
0
Twilightsangel
4   
Не читала,увы.:-)теперь есть повод ознакомиться,хотя стругацких начала читать с 6 лет...
0
Покрышкин7
5   
Ну о прогрессорах у Стругацких лучше всего написано в "Обитаемом Острове", хотя там целый цикл повестей и романов где они фигурируют, а по поводу генетический памяти у Казанцева - это трилогия "Сильнее времени".
0
Покрышкин7
3   
Стругацкие: прогрессоры, генетическая память Казанцева. Неплохое использование идеи, кстати..
0
Twilightsangel
2   
Спасибо что исправил:-)Я по дреллам не спец,как то больше по турианцам;-)
0
ARM
1   
Ну, становиться ещё интереснее и интереснее. Полностью другая вселенная, но всё ещё такая знакомая... Эти повести читаю с удовольствием и всегда жду продолжения. happy О прошлых главах "Отступников" не отписался, забыл, но сейчас компенсирую...
Порадовал эпизод на свадьбе. Гаррус всё-таки шутник ещё тот.
Кстати, родная планета дреллов - Рахана, а не Кахье (это - ханаров), поэтому исправил.
0