Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Шепчущий мак. 9



Жанр: Приключение;

Персонажи: Шепард, ОС;

Описание
:Кандидат в ШепадКомандос. Чистый вымысел.
"Возмездие" 

Статус: В процессе.






С момента последней высадки на Терра-Нову минуло два дня. Капитан Шепард, облаченный в изящный черный костюм, сидел в кабине «Кадьяка» в компании троих товарищей, вооруженных до зубов. Гаррус и Грюнт вызвались прикрывать капитана, пока он помогает Маку с его вендеттой. Миссия предстояла не из простых. Местечко, куда они направлялись, обещало стать очень жарким, если все пойдет по неблагополучному сценарию. Но, по крайней мере, в этот раз, они не ступали в неизвестность, как это было, например, при посещении корабля Коллекционеров. Глаза крогана азартно блестели. Он с нетерпением ждал момента разрядить свой любимый дробовик в десяток-другой врагов, изобилие коих ему сулил утренний разбор миссии. Гаррус спокойно наслаждался видами из окна. Шепард с доброй улыбкой и преисполненным уважения взглядом смотрел на турианца. Сколько же воды утекло? Сколько всего они вместе пережили? Сколько раз вытаскивали друг друга из различных передряг, сражаясь бок о бок, спина к спине? Шепард, не задумываясь, отдал бы жизнь за своего, без сомнений, лучшего друга и боевого товарища, равно, как и он сам. «Джон, сколько бы драк не намечалось, мы все сделаем вместе и красиво!» — вспомнил его слова капитан. «Да, друг, иначе и быть не может», — подумал он про себя, переводя взгляд на сидящий, в отдалённом ото всех углу, темный силуэт с длинным черным чемоданом.

Мак был мрачнее самой грозной тучи. И никакая маска не могла этого скрыть. После их небольшого выхода на природу, Мак совсем закрылся в себе. Он почти не ел, и, по словам СУЗИ, большую часть времени, вместо сна, проводил за очередными баллистическими расчетами и подготовкой к предстоящей миссии. День ото дня его речь становилась все короче и холоднее, а те усмешки, которыми он нередко жаловал своих собеседников, и вовсе пропали. С самого утра, как он покинул свою мастерскую, Мак не обмолвился ни единым словом, ограничиваясь лишь короткими кивками и прочими скудными жестами, только и дававшими понять, что он еще способен отвечать окружающим. Беспрестанно меняясь в размерах, его светящиеся белые глаза буравили темный метал корпуса чемодана, сотый раз вымеряя его вдоль и поперек. Потеря семьи — тяжкое испытание. Шепард знал — Мак много сильнее, чем мог бы показаться на первый взгляд. Судьба к нему, как и к самому капитану, не была снисходительна, тщательно прожевав и выплюнув наемника в мир, доживать свой век среди ныне ему подобных. Шепард, конечно, сочувствовал снайперу, но не понимал его теперешнего состояния. Почему хладнокровный стрелок, столь долго скрывавший свои чувства, вдруг провалился во мрак душевных терзаний и сомнений? Не зря ли капитан потревожил темные вспоминания Мака? Во всяком случае, «жребий брошен», и теперь поздно поворачивать назад.

— Мак, мы уже подлетаем к мечети, — подал голос Гаррус. — Вы готовы?
— Да, — кивнул Мак, — теперь все по плану, капитан.

С этими словами он дождался посадки и, покинув челнок, растворился в маскирующем поле.

— Не нравится он мне сегодня, Шепард, — закрыв дверь, проворчал Грюнт. — От него сейчас можно ждать чего угодно.
— Не беспокойся за него, — ответил капитан. — Мы хорошо подготовились, и во многом, это его заслуга. Все будет, как надо, если же нет — просто отступим.
— Аргх. Ты меня разочаровываешь, Шепард, — криво улыбнувшись, проворчал кроган. — Но ты вождь. Я подчинюсь любому твоему приказу.
— Славно, — капитан сверил время, — пора менять транспорт. Надевайте шлемы, если Мак сказал, что лица лучше скрыть, значит, так и поступим.

***

Мак стремительно взбирался по винтовой лестнице минарета, чьи ступени, судя по сему, давно позабыли человеческую поступь. Припорошенные добрым слоем пыли, они вились вокруг центральной колонны, создавая иллюзию бесконечного хода, и Маку вдруг припомнилась картина того причудливого тоннеля из сна. Наемник отбросил неуместное сейчас наваждение. Надо было сосредоточиться на деле. Пробраться внутрь собора особых трудов не составило. Людей было немного, а время молитвы истекло незадолго до его прибытия, как он и рассчитал. От нужной ему позиции Мака отделяли лишь сотня другая ступеней, и простой дверной замок на входе в башню. На улице стоял полуденный зной. Этот жилой район располагался почти на границе обитаемых территорий. Далее на юг тянулась суровая экваториальная пустошь, где температура подчас поднималась до шести десятков градусов. Однако, это ничуть не сокращало поток колонистов, стремящихся устроиться на расположенное в ней множество шахт по разработке месторождений платины.

Вскоре лестница кончилась, выведя наемника в небольшую комнату на самой вершине минарета. Здесь было пусто и тесно, но этого пространства вполне хватало, чтобы развернуть «Дракона». Стрелять придется с колена, разобрав дополнительную подставку из многофункционального ружейного чемодана. Не торопясь, Мак, со всей осторожностью, принялся собирать винтовку, поочередно доставая и соединяя детали, доселе бережно хранимые в поролоновых формах. Забавно, но сейчас он не чувствовал ничего особенного, словно это был его самый обыкновенный заказ, такой же, как и десятки других, которые ему довелось закрыть за свою карьеру. Не было ни злости, ни страха, ни каких-либо других эмоций терзавших его последнее время. Только скорбь. Та святая скорбь, которая висела тяжким грузом на его душе, подобно его увесистому медальону на шее. Которая заполняла его, не давая простора другим чувствам, и которая вскоре должна перерасти в долгожданное возмездие. Все было готово. Мак был готов. «Дракон» плавно опустился на подготовленную платформу, словно когтями, вцепившись зазубренной сошкой в глубокий пыльный подоконник.

— Удачи, Шепард, — тихо произнес он, получив сообщение от капитана и присаживаясь ближе к орудию. — Да хранит вас Господь в этот нелегкий час.

***

Аэрокар стремительно рассекал воздух, пролетая над широким смешанным парком, отделявшим деловой центр от загородного жилого района. Этот уголок колонии был настоящим оазисом близ широкой полосы песчаной пустыни. Центром этого поселения был уже полноценно сформировавшийся город, в котором жили и работали около миллиона колонистов. Его окружали множество небольших парков, искусственно поддерживаемых для красоты антуража. Виднелись несколько высотных зданий, которые, судя по всему, использовались как офисные центры для действующих здесь фирм. На всеобщей панораме колонии, заполненной множеством однотипных строений, выделялись всего несколько сооружений. Это были: главный собор-мечеть, огромный сферический городской торгово-развлекательный центр, высившиеся далеко за чертой города трубы промышленной зоны и своеобразное, широкое и плотное, кольцо из множества разнообразных загородных домиков и вилл.

Транспорт капитана плавно приземлился на широкой площадке, близ фасада одной из таких вилл, больше смахивавшей на дворец какого-нибудь сказочного султана. Она представляла собой сложный архитектурный ансамбль, выполненный в светлых песочных тонах. Огромный центральный корпус, окруженный высокой внешней колоннадой, был увенчан крупным бирюзовым куполом со шпилем. К его столпу примыкали ещё четыре таких же полукупола. Под каждым шел ровный ряд арочных окон, защищенными толстыми сетчатыми ставнями. Примыкавшие к нему ещё два корпуса, словно распростертые в объятьях, так же были обставлены колоннами желтоватого мрамора и стрельчатыми арками, за которыми виднелись множество широких, в два человеческих роста, стеклянных окон, гармонично вписанных в восточную стилистику этой виллы. На стенах, арках и карнизах развертывались сложные, построенные на сочетании белого, голубого и золотого, орнаментальные узоры. По центру располагался крупный фонтан, украшенный искусной резьбой и диковинной вазой, высотой ничуть не меньше самого капитана. Словно недремлющая стража, чуть поодаль от него стаяли два минарета. И пусть Шепард не мог похвастаться званием заядлого флориста, но в скольких бы мирах он не побывал, он нигде не встречал столь удивительных и прекрасных цветов, как те, что росли в окружавшем его саду.

На широком крыльце этого сказочного поместья его встречали пятеро, уже до ряби в глазах знакомых, бойцов в парадной черной броне группировки «Затмение».

— Капитан, Шепард? — сделал шаг на встречу, стоявший по центру наемник. — Господин Сугробов примет вас сию же минуту. Позвольте только соблюсти некоторые формальности?

— Ну куда же без них, — ухмыльнулся капитан. — Делайте, что должны, но скорее. Я не терплю задержек.

Согласно кивнув, наемник тут же активировал инструментрон и начал сканирование.

— Личность подтверждена, — констатировал он, — но, сэр, вам придется сдать ваше оружие и оставить сопровождающих снаружи.
— Что же, пусть так, — развел руками Шепард, — но оружие останется при мне.
— Сэр...
— Нет! — отрезал капитан, с дерзкой улыбкой скрестив руки на груди. — Но вы можете рискнуть здоровьем и попытаться отнять у меня его силой. Маленькая разминка мне не помешает.

Наемники на заднем плане коротко переглянулись, пока их главарь связывался с кем-то по рации.

— Хорошо, — наконец произнес охранник, — господин Сугробов согласен на ваши условия. Прошу вас.

Наемники тут же разошлись в разные стороны, указав дорогу к широким резным воротам, уж явно не из простой древесины, расположившимся чуть правее от огромной застекленной арки, выходящей в главный зал. Пересекая порог, Шепард едва смог совладать с неописуемым восторгом. Ему пришлось с силой сжать зубы, чтоб не идти с разинутым ртом и задрав голову, осматривая богатое убранство парадного холла. Интерьер поражал обилием красок и искусной росписи стен, потолка и массивных круглых колон, держащих на себе величественный купол. Некоторые участки стен были обтянуты красным турецким шелком, затканным золотыми цветами. По левой и правой от окна стенам было развешано самое разнообразное оружие: мечи, кинжалы, изящные сабли, украшенные золотом и самоцветами, булавы, цепы и боевые топоры, от них веером расходились подвешенные алебарды, копья, глефы, отливавшие темно-золотистым эбонитовым блеском. Посредине зала на прекрасном персидском ковре, сохранявшем цветовую гамму окружающего убранства, стоял невысокий овальный стол, уставленный самыми роскошными яствами, которыми только могла порадовать колыбель человечества, и обложенный со всех сторон разноцветными подушками. От него навстречу Шепарду шел невысокий коренастый мужчина в светлых брюках и рубахе. На вид ему было лет сорок пять. Кое-где в редких волосах проглядывала начинающаяся седина. Несмотря на проявившиеся, в силу возраста, брюшко и второй подбородок, держался он совсем по-молодецки. Яркие серые глаза горели азартом, одновременно прикрытые хитрым прищуром.

— Неужели! Сам капитан Шепард у меня в гостях! — ликующе воскликнул он. — Вы не представляете, какая это для меня честь принимать вас! Я наверно, должен извиниться, но мой статус требует соблюдения некоторых мер безопасности.
— Радости мне это не прибавляет, но не вы первый, не вы последний, — стараясь сохранять хладнокровие, ответил Шепард. — А вы, надо полагать...
— Ах, ты же... — последующая реплика осталась капитану непонятной. — Точно! Простите! Эдуард Сугробов, отца упоминать не стану, а то на вашем языке прозвучит, словно бы я лорд какой-то! — усмехнулся он.
— Не понимаю вас, — удивился Шепард, — имплантаты-переводчики работают со всеми расами Галактики, почему бы им не переводить один из земных языков?
— Потому что, — вновь усмехнулся Сугробов, — в моем родном языке нет строгих... мм... постулатов, скажем так. Даже если я буду говорить по всем канонам, ваш имплантат может искажать мою речь. Поэтому, все равно приходится учить ваш язык. Но, хех. Вы же ведь сюда не ради моей культуры приехали, верно?
— Почему бы и нет? — невозмутимо ответил капитан, пожимая волосатую руку. — Я уже столько лет странствую по Галактике, а оказывается, и собственный мир не до конца знаю.
— Экстранет вам в помощь, капитан, — Эдуард ехидно улыбнулся, — я не историк и не культуролог. Я — коммерсант. Но! С вами абсолютно согласен! — Сугробов пригласил капитана присесть на шелка пуховых подушек. — Мы так резко переключились на просторы космоса, что некоторые даже начали забывать свою истинную Родину!
— В ваших словах, безусловно, есть смысл, — устраиваясь поудобнее на чуждой мебели, вздохнул капитан. — Но теперь мы знаем, что мы не одни во Вселенной и приходится уживаться еще и с другими расами. Кстати, о них. Я бы хотел, чтобы моя охрана...
— Конечно-конечно! — живо протараторил Сугробов, подзывая одного из стоявшим в дверях наемников. — Мы их расположим, как можно уютнее и достаточно близко, чтобы они не беспокоились о вашем благополучии. Хотя сомневаюсь, что Герою Цитадели нужны охранники, тем более такие.
— Не терпите инопланетян? — нахмурившись, спросил Шепард.
— Приходится терпеть, — с явным неудовольствием, ответил он. — Хотя, кого брать к себе — дело ваше, капитан. Я, если позволите, в такие разговоры лезть не хочу. А то может оказаться, что мы слишком разные.

На эти слова капитан криво улыбнулся. «О, да! Особенно если учесть наши и ваши методы работы, мы, наверное, даже подеремся!» Шепард, нехотя, начал ощипывать ветку винограда, чтобы уж не быть совсем невежливым гостем.

— О! Не стесняйтесь! — видимо, решив, что короткая немая пауза несколько сгладила неприятный осадок, Сугробов вновь завел разговор. — Попробуйте рахат-лукум! Очень знатная вещица! Может, хотите выпить?
— Нет, спасибо, у меня на сегодня много дел, потому нужна трезвая голова.
— Конечно, дела, понимаю, — торопливо закивал хозяин. — Я же ведь тоже человек деловой. Ведь поэтому вы ко мне прилетели?
— Я слышал, вы большой человек в «Байнери Хеликс», — Шепард откинул опустошенную ветку на одно из серебряных блюд, — и мне бы пригодились ваши услуги, а уж учитывая ваше приглашение... Уверен, мы найдем, что обсудить.
— Прекрасно! — один угол рта Сугробова взлетел так высоко, что поднятая с ним щека почти что скрыла из виду глаз. — Да, капитан, полагаю, мне есть, что вам предложить! Тем более, для меня будет честью помочь такому знаменитому Человеку! — он многозначительно поднял указательный палец. — Да и, чтоб не соврать. И сам не без пряника останусь.
— Все это хорошо, — закинув в рот кубик рахат-лукума, Шепард поднялся с подушек, направляясь к огромному окну, откуда была видна мечеть, где сейчас и засел Мак. «Боже! Какая вкуснотища! Как давно я не пробовал ничего подобного?! Волшебно! Да еще в таком месте! Кажется, теперь я знаю, как устроить незабываемое свидание. Интересно, Тали с Гаррусом смогут хотя бы попробовать?» Шепард постарался побыстрей отбросить нахлынувшее наваждение. С трудом заставив себя проглотить сладкий кусочек счастья, он вновь собирался с мыслями. Надо было осмотреться.

Шепард окинул взором открывшуюся панораму, попутно изучая окно.

— Прекрасный вид, не так ли? — встав по правую руку от капитана, произнес Сугробов. — Мне за него несколько годовых зарплат пришлось отдать, но ни об одном потраченном кредите не жалею.

Шепард в мыслях фыркнул. Все эти деньги сейчас выливались для Сугробова в широкое дуло из закаленной оружейной стали, направленную на него самым искусным снайпером, каких только встречал капитан.

— Знаете, глаз солдата не привык к такой роскоши, — сказал он, потирая глаз, — но, честно, при входе я невольно залюбовался вашим садом..

— Так в чем же проблема? — вновь хитро прищурясь, приподнял бровь хозяин дома. — Пройдемте, я вам все покажу, заодно поговорим о наших перспективах..

На том и порешив, они направились к выходу из зала.

***

— Замечательно. — прошептал Мак, взирая на происходящее в прицел винтовки. — Стекло не бронировано, теперь...

Патрон плавно вошел в открытый затвор. Глухо лязгнула рама. «...теперь все намного упрощается. Защитная пленка заряда должна выдержать удар о стекло. Теперь надо учесть поправку на угол падения и...»
Мак спокойно проводил капитана и Сугробова до края просматриваемого пространства окна, и с удивлением обнаружил их на улице.

— Шепард, вы гений зубозаговаривания! — восхитился Мак. — Я и мечтать не мог о такой удаче!

Глубоко и облегченно вздохнув, наемник вернул себе самообладание. Нельзя терять концентрации. Остался один сигнал... Всего один сигнал...

***

Капитан любовался окрестными видами, выслушивая целую тираду о возможностях их, с Сугробовым, «вероятного предприятия». Эдуард был человеком удивительно цепким. Он протянул свои руки куда как далеко в корпорации «Байнери Хеликс». И не только. На вопрос капитана, не слишком ли он много обещает, Сугробов вновь ехидно осклабился, аргументируя это тем, что ему в Совете директоров никто и слова поперек не скажет. Разумеется, забыв упомянуть почему. При других обстоятельствах, Шепард бы здесь неплохо закупился. Биотические усилители, полезные в бою имплантаты, новейшие образцы брони и вооружения, свежие наработки в области нано-технологии, высочайший допуск ко всем разработкам корпорации и многое-многое другое. Но, увы, сегодня все не так просто. Надо было побыстрей покончить со всем этим. Как-никак, Мак сегодня был не в самом благоприятном расположении духа. И хоть его профессионализм не вызывал опасений, был риск, что больной шрам заставит его руку спустись курок раньше поданного им, капитаном, сигнала. Осмотр прилегающей к вилле территории почти ничего не дал. Шепард приметил несколько постов охраны и термодатчиков, но ничего, что дало бы ему возможность оценить вероятность остаться в живых при побеге. Дождавшись, пока Сугробов завершит свой сказ о перспективах, Шепард решил рискнуть вызнать что-нибудь у самого хозяина.

— Послушайте, Эдуард, — примеряя на себя маску заинтересованного покупателя, обратился к нему Шепард, — а что у вас есть из разряда орудийных платформ или какой-либо дугой оборонительной системы? Что-нибудь, что можно было бы установить на корабль класса фрегат? Может, посоветуете что-то из того, что бы вы использовали для защиты себя и своего жилища?

— Хм... — тот почесал плохо выбритый подбородок, — знаете, кажется, у меня найдется кое-что интересное... Штучка недешевая и, честно сказать, не знаю, реально ли будет поставить ее на корабль, но она мне очень нравится. Конечно, у нас имеется большой выбор турелей и боевых платформ, но эта... Скажите, вы же ведь помните физика Никола Тесла?
— Кое-что помню, — прикидывая варианты оружия, проговорил Шепард, — он ведь работал с электричеством, верно?
— Верно, капитан! — довольно хмыкнул Сугробов и вновь сощурил один глаз. — Видите эти два минарета и шпиль на куполе? На самом деле, это сложная система сверх-проводников, которая, при включении, порождает настоящую молнию!
— А это не слишком опасно?
— Чрезвычайно опасно! — хохотнул Сугробов. — Но зато любой, кто захочет полетать над моей усадебкой, будет превращен в горстку пепла! Надеюсь, вас не смущает моя обороноспособность? — хрипло рассмеявшись, он сплюнул в фонтан.

«А вот это проблема. Если то, что он говорит, правда, то их планом теперь можно только подтереться, надо купить пару безделушек и валить из этого места обратно на „Нормандию". Шансов, случись что не так, выйти отсюда живыми у них нет никаких. Мак, прости, но придется искать другой путь...»

— Вы шутите?! То есть любая техника оказавшаяся в районе вашего особняка, будит поражена молнией? — Шепард с хлопком уронил кулак в ладонь.
— Ну разумеется! Любой проводник! После поднятия тревоги, на улице лучше не появляться. Моя охрана пользуется полностью диэлектрическим обмундированием, — Сугробов хрипло хохотнул, — чтобы мне потом «Затмение» не выговаривало за то, что их бойцы превратились в жареные тефтели.
— Интересно, расскажите об этом поподробнее? — поинтересовался Шепард, продолжая поддерживать вынужденную беседу.
— Конечно, капитан, конечно!

***

Мак застыл в оцепенении от увиденного. Отмена операции. Всего лишь какое-то движение рук капитана, словно молотом ударило в самую душу наемника. «Как?! Почему?! Ведь вот он, в прицеле! Все поправки сделаны, ветер благоприятный! Почему?! Почему нет?! Господь Всемогущий, за что ты меня так наказываешь? Почему он должен продолжать жить, когда мои друзья и семья покоятся в треклятых могилах?! Где же справедливость?!»

Душа металась в груди Мака, словно дикая свободолюбивая птица, запертая в тесную клетку. Внутри вскипала едкая, нет, даже не злость. Ненависть. Ненависть ко всему живому, даже неважно, достойно ли оно было такого яростного и темного чувства. Мак был готов разорвать кого угодно пополам. Лютая ярость напитывалась всплывшими из самой глубины души болью и страданиями, которые не прекращались вот уже пять лет, которые каждый день настигали его в неспокойных снах.

И вот, когда шкала уже дошла до точки кипения, все прекратилось. Все стихло. Никаких эмоций. Мак, словно и вовсе неживой, прильнул к прицелу. Выдох, вдох, стоп. Выстрел. Молниеносная перезарядка. Очередное нажатие курка и следующий заряд покинул ствол, прежде чем первый долетел до цели. Мак едва сумел подняться. Подкашивающиеся ноги пятились от винтовки, словно от самого Страха во плоти. Наемник сполз на пол, наткнувшись на стенку минарета. Правая рука сама потянулась за пазуху, судорожно вытащив, уже отполированный от частых касаний, медальон.

«Господь всемилостивый, прости раба грешного своего. Дозволь же, Отче, за помыслы свои прощенным снизойти в адские чертоги...»

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 01.03.2011 | 1456 | 6 | DarSaN, Шепчущий мак | DarSaN
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 17
Гостей: 14
Пользователей: 3

GoldFox, bug_names_chuck, Darth_LegiON
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт