Осколки


Оригинал: Shattered;
Автор: Elyssa Brown;
Перевод: Mariya-hitrost0;
Редактирование: MrsSpooky;
Жанр: Angst, Hurt, Comfort;
Персонажи: фем!Шепард/Кайден Аленко;
Рейтинг: NC-17;
Размер: 692 слова;
Описание: Что-то сломалось внутри Шепард, и она точно знает, к кому обратиться за утешением. Единственная проблема в том, что его сердце тоже разбито на осколки.
Разрешение на перевод: получено.

Он сидит, бездумно глядя на экран перед собой; мозг упрямо отказывается фиксировать отображающиеся на дисплее слова. Вместо этого он размышляет о своем командире и тех запретных отношениях, которые они начали после событий на Вермайре. Той ночью она пришла к нему в поисках утешения, и он с радостью дал ей то, в чем она нуждалась: физический контакт с другим человеком, который помог бы ей стереть жгучее чувство вины за принятое ею ранее решение. Она воспользовалась им безо всяких предисловий, взяла желаемое, ни на мгновение не задумавшись о его чувствах. Их соитие было яростным, и ему чудом удалось избежать травм.

После этого она стала приходить к нему довольно часто. В течение дня она относилась к нему как обычно, но под покровом ночи он познавал страстную и ненасытную женщину, скрывавшуюся под холодной маской.

Он понимал, что его используют, но сил на то, чтобы сказать «нет» у него не было. Он жил ради ее прикосновений и, как-то сам того не заметив, позволил себе влюбиться. Если бы не это, все было бы настолько проще, настолько менее болезненно.

И все же возможность быть так близко к ней того стоила.

Внезапно его мысли оказываются прерванными шипением открывающейся двери. Подняв глаза, он встречается взглядом с женщиной, только что занимавшей его мысли. Оставшись сидеть на месте, он завороженно наблюдает за ее приближением, - каждое ее движение наполнено чувственной грацией. Подойдя, она наклоняется так, что их губы теперь разделяют каких-то несколько сантиметров, и внезапно замирает.

- Я думаю, нам… - бормочет он, пытаясь произнести слова, которые заставили бы ее остановиться, заставили бы ее развернуться и никогда больше не приходить к нему, никогда больше не причинять ему боль. Но ее присутствие лишает его воли, ее пьянящий запах заставляет покориться неизбежному.

Она хмурится, а затем закрывает глаза и, преодолев разделяющее их расстояние, резко прижимается губами к его губам. Она не любит, когда он разговаривает во время ее визитов, и эта необычная грубость, несомненно, является результатом его минутной слабости.

Она углубляет поцелуй, ее язык проскальзывает в его рот, и он вторит ей, подчиняясь установленному ею темпу. Вскоре этого ей становится мало, и она резким движением распахивает его рубашку, нуждаясь в ощущениях, даруемых ее ладонью на его груди. Сидя верхом на его бедрах, она позволяет ему расстегнуть свой топ, и он некоторое время просто наслаждается тем, что видит, а затем сдвигает в сторону ее бюстгальтер, открывая себе доступ к ожидающей его награде. Лаская одну ее грудь рукой, он берет затвердевший сосок другой в рот, посасывая и работая языком именно так, как она любит. Он все делает правильно, и она стонет и выгибается ему навстречу, начиная тереться промежностью о выпуклость у него между ног, возникшую в тот самый момент, когда она вошла.

Протянув руку, она расстегивает его штаны, а затем встает, чтобы снять свои собственные. Избавившись от лишней одежды, она вновь усаживается сверху, без колебаний принимая его внутрь себя. Как обычно, он позволяет ей задать темп, и неторопливые поначалу движения быстро набирают бешеную скорость.

Постепенно ее стоны становятся все громче, и он знает, что она приближается к оргазму. Она не нуждается в его помощи, однако он не может отказать себе в возможности скользнуть пальцами между их разгоряченными телами, коснуться ее в столь интимном месте. Его ласки ускоряют развязку, и она вскрикивает; впервые за этот вечер слова срываются с ее губ:

- О, Боже, Кайден, да! Ох, Кайден!

Звук ее голоса – все, что ему нужно, чтобы последовать за ней.

Едва только последние волны оргазма перестают сотрясать ее тело, она прячет лицо в изгибе его шеи. Чувствуя влагу на своей коже, он вдруг понимает, что она беззвучно плачет. Даже не глядя, он ощущает движение ее губ, слышит ее тихие слова: «Я люблю тебя».

На мгновение его сердце замирает, чтобы через секунду рассыпаться на осколки. Он мечтал услышать эти слова из ее уст, но сказаны они были не ему. Нет, признание предназначается другому мужчине - тому, кем ему никогда не удастся стать. Мужчине, с которым она никогда не сможет быть вместе. Мужчине, принесшему страшную жертву ради всеобщего блага. 

Молча он наблюдает, как она поспешно одевается и уходит, не бросив в его сторону даже взгляда. Лишь только когда дверь за ней закрывается, Джокер позволяет себе ответить, и полные муки слова слетают, наконец, с его губ:
- Я тоже люблю тебя, Шепард.



Отредактировано.SVS

Комментарии (7)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Cтранный
7   
Джокер?Уау,вот это поворот!
0
ARM
6   
Сомневаюсь, что Джокер бы стал просто терпеть такое, как собачонка. Он человек волевой и сильный, несмотря на своё внешнее разгильдяйство - вся помнят его рассказ про учебу в академии? Не стал бы он, даже любя Шепард, давать использовать себя. И не надо мне рассказывать сказки про "всесильную любовь", я с этим сам знаком не понаслышке.
А рассказ в остальном отличный, написан очень хорошо. Как только речь пошла о нанесении травмы, я сразу сообразил, что это Джокер. И даже имя Кайдена меня не сбило с толку - я заметил имя нашего бравого пилота в конце абзаца ещё раньше. biggrin
PS а что будет делать Шепард, когда СУЗИ получит тело? biggrin
1
Grey_Fox
4   
Концовка нехило перезагрузило меня. Даже лицо переменилось. surprised biggrin
Ну и конечно не скрою свой негатив к Шепарду. Жаль, не могу подобрать толерантное выражение к такому поведению с её стороны.
1
Mariya
5   
Ну, в результате психологической травмы люди еще и не такое делают sad
2
Архимедовна
2   
Когда читала рассказ, ещё до его перевода, то честное слово, была поначалу уверена, что речь идёт совершенно о другом человеке. При прочтении последнего абзаца, фигурально выражаясь, получила "лопатой по голове". Ощущение было именно такое, разве что искры из глаз не посыпались. Первая мысль была: "Черт!" Вторая: "Жаль". Жаль, очень и всех троих.
Я только вот о чём думаю: что же может заставить Шепард продолжать жить после этого? Желание отомстить за гибель любимого? Осознание, что она - солдат и должна, прежде всего, думать о выполнении задания? Но такой психологический надлом просто пугает: а выдержит ли она?
Да, и Джокеру что делать? Ох, и закрутила автор пружину!

P.S. Перевод на отличном уровне!
1
Mariya
3   
Даже не знаю... Она как неживая теперь. И если бы она и днем вела себя неадекватно, то, я думаю, она бы со временем пришла в себя, приняла эту потерю, научилась с ней жить. Но вот то, что днем она ведет себя как обычно... Ну, как-то страшно становится, как будто бы не в себе она.
Ну а Джокер... бедный, бедный Джокер cry

По поводу сюжета - люблю такие штуки smile А ведь автор еще в первом абзаце дала повод задуматься над личностью мужчины - там слова про "чудом избежал травм". Но я в первый раз пропустила, что называется, мимо ушей. Когда дошла до места, где он думает, что признание не для него, что Шепард любит кого-то другого, возникла мысля примерно такая: Какого...? Ну а уж когда дошла до имени Джокера - да, лопатой по голове. Вернулась чуть назад, дошло окончательно.
1
Mariya
1   
Мне понадобилось два раза прочитать концовку, чтобы сообразить, что к чему surprised Но, судя по комментариям на страничке оригинала, это еще не худший вариант biggrin
0