Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Fornax

В западне



Говорят: "Хочешь насмешить Бога – расскажи ему о своих планах”. Джек планов не строила. Никогда. Но и ей улыбнулась фортуна. Как водится – в самый неподходящий момент и самым неожиданным образом. Хотя, как знать, может быть и долгожданным.

Написано в соавторстве с Акси.




«Чертов Грюнт, сраная Тучанка, долбанный Шепард! — ругалась про себя Джек, стараясь восстановить сбившееся дыхание. Спрятавшись за обломками стены, она перезарядила крупнокалиберный пистолет и приготовилась к новой атаке на молотильщика. — Какого хрена Шепарду приспичило взять именно меня на идиотский обряд инициации дебильного пубертата-крогана?» Земля под ногами снова задрожала, казалось уже в тысячный раз, а через секунду раздался грохот разрываемой породы и душераздирающий вопль червя.


— Да сдохни ты уже, вонючая тварь! — надрывалась Джек, выскочив из укрытия. — На, жри, падла! Давай капитан, накормим малютку до отвала ее собственными потрохами! Сдохни! Да подыхай уже!

Но не тут то было. Порядком израненный червь, скрылся под поверхностью лишь для того, чтобы напасть снова.

— Джек, ты как? — спросил Шепард, укрывшись рядом с ней. Его голос срывался после быстрого бега.
— Бывало и хуже... Осторожно! Слева!

Еще некоторое время зверюга отчаянно пыталась атаковать противника, но участь ее была предрешена. Под задорный вопль: «Гори в аду, гусеница-переросток!» — Джек выпустила по нему очередь, и молотильщик изогнулся, напрягся и упал, так и не успев сделать последний ядовитый плевок.

— Подохла, чертова скотина! — выдала Джек и, сама от себя не ожидая, похлопала по щиту стоявшего рядом Грюнта. — Ах ты жаба горбатая! — она по-дружески ткнула крогана кулаком в бок.
— Подохла! — кивнув, пробасил кроган. — Мы сделали ее. Теперь я настоящий воин! — и Грюнт издал победный рык.
— Джек, — голос капитана был холоден, — я, в общем-то, привык к твоим выходкам, но живая ты принесешь мне куда больше пользы, чем твой полуразложившийся от кислоты молотильщика трупик. Впредь постарайся не рисковать понапрасну.
— А пошел ты в жопу... — бывшая заключенная сделала паузу. — Капитан, — добавила она, словно пытаясь сделать обращение более вежливым. Она козырнула и пошла к выходу с площади.
— Вот паршивка! — Шепард проводил ее тяжелым взглядом, чуть задержав внимание на заднице подчиненной. Что и говорить, не смотря на обилие татуировок и, скажем прямо, небольшой размер груди, Джек обладала яркой сексуальностью.

***

Они ехали в грузовике, таком же древнем и полуразвалившемся, как все на этой планете. Вокруг громоздились руины бывшего города — обвалившиеся бетонные конструкции, ржавые корпуса машин... Все это, будто с какой-то остервенелой жадностью, старательно засыпал песок. В окна бил жаркий ветер, надвигалась буря.

— Эй, капитан, мы успеем доехать до того, как видимость станет нулевой? У этой развалюхи даже кондёра нет, что уж там надеяться на автонавигацию! — Джек сплюнула на пол, выражая таким образом свое отношение к транспортному средству.
— Не будь свиньёй, Джек! Нам еще ехать и ехать, а любоваться твоими харчками довольно противно. Сейчас свяжусь с СУЗИ, похоже, без ее помощи мы не доберёмся.
— Сам ты свинья, Шепард... — она отвернулась и принялась разглядывать местный пейзаж, ставший уже почти неразличимым из-за поднявшегося в воздух песка.

В присутствии командира Джек всегда вела себя особенно похабно. С ней такое случалось, когда кто-то западал в душу. И чем сильнее было чувство, тем больше усилий она прилагала, чтобы оградить себя от этого человека. Это был ее личный механизм защиты.

Вдруг грузовик резко тряхнуло и подбросило вверх.

— Черт, командир, смотри куда прешь, раз уж сел за руль! — Джек, сидевшая рядом на переднем сидении, больно ударилась о стойку.
— На дороге ничего не было, насколько это вообще можно разглядеть. СУЗИ, что там с маршрутом?
— Коммандер, вам придется переждать бурю в машине. Дальнейшее продвижение невозможно. Челнок не сможет забрать вас в таких условиях. Советую вам пока еще хоть что-то видно найти укрытие.

В этот момент за окнами мелькнула неясная тень, и машину снова сотряс сильный удар.

— Черт, да это молотильщик! — прорычал Грюнт с заднего сидения.
— СУЗИ, на нас напал молотильщик! Попробуем спрятаться в руинах!

Последние слова Шепард произносил уже покидая грузовик. Джек почувствовала, как ее обхватила сильная рука коммандера, увлекая за собой.

Они укрылись в ближайшем проеме, темневшем в стене. Внутри царила тьма, не было видно ни зги, зато оставалась надежда, что здесь червь их не достанет.

— А где Грюнт? — спросила Джек, стряхивая с себя песок.
— Грюнт, ты там живой? — ответа не последовало. — Грюнт!
— Я в здании, коммандер, — раздался в динамике голос крогана. — Где вы?
— Мы с Джек в каком-то помещении, но явно не рядом с тобой. Держись дружище. После бури нас подберут, — капитан отключил связь. — Джек?
— Я здесь, — она взяла его за руку — глаза так и не привыкли к темноте.
— Нам нужно найти место понадежнее, — Джон оглядывался по сторонам, — стены здесь...

Не успел он договорить, как здание сотряс новый оглушительный удар. Стены задрожали, сверху посыпалась бетонная крошка вперемешку с песком. Все пространство наполнила поднятая в воздух пыль.

— Вот, дерьмо! — Шепард закашлялся. — Обычно черви обитают на открытых пространствах и не высовываются во время бури. А этот какой-то... неправильный, да еще и крупней других. Идем скорей!

Они едва успели сделать несколько шагов вглубь помещения, как молотильщик вновь нанес удар. Ветхое строение не выдержало очередного натиска — стена и верхнее перекрытие со скрежетом обрушились вниз, вздыбились напольные плиты, опрокидывая беглецов.

Вмиг все перевернулось вверх дном, пол ушел из-под ног. Удар, боль, еще удар, истошный крик Джек... И все затянуло красным туманом.

Придя в себя, и, как следует проморгавшись, Шепард увидел бетонную плиту, нависшую перед самым лицом. Он огляделся, насколько это было возможно, попробовал пошевелиться. Двигаться было больно и тяжело — похоже, ноги придавило обломками.

В узкую щель где-то над головой пробивался слабый луч света. Слишком слабый, чтобы как следует разглядеть все вокруг. Стиснув зубы, он попытался вытащить ноги. С трудом, но это удалось. В памяти всплыл отчаянный женский крик. Неужели она погибла?

— Джек? — набравшись сил, хрипло позвал капитан. Ответа не последовало.

Джон перевернулся на живот, смахнул с лица слой пыли, отплевался, и попробовал проползти немного вперед. Он двигался очень осторожно, опасаясь неловким движением спровоцировать обвал. Послышался сдавленный стон.

— Джек! Джек, ты жива?
— Шепард, — ее голос был очень слабым, приглушенный, но звучал совсем близко. — Жива, кажется...
— Молчи, Джек, я рядом. Сейчас постараюсь тебе помочь. То, что ты шутишь — хороший знак.
— Да брось. Я и на собственных похоронах повеселилась бы, дай мне волю, — девушка мучительно закашлялась.

Она лежала в самом конце плиты, навалившейся на уцелевшую стену. Было большим везением то, что они оказались в этом узком, относительно безопасном, пространстве. Продвигаясь к ней, Джон с тревогой всматривался в груду крошева, лежавшего на теле Джек. Это были лишь мелкие обломки, лишенные арматуры, но и их оказалось довольно много. Джон еле сдержал нервный смешок, представив, что было бы с ними, не упрись плита в стену, а рухни плашмя...

— Сейчас я постараюсь тебя вытащить. Это не должно быть сложно. Так, начну сверху.

Он убрал самый крупный кусок с туловища и аккуратно положил рядом. Куча шевельнулась, когда девушка глубоко, жадно вдохнула. Еще один с руки, потом с ног. Когда с завалом было покончено, капитан осторожно, но тщательно ощупал покрытое пылью тело Джек — к счастью, обошлось без переломов, лишь кое-где на одежде проступали темные пятна крови, но раны не представляли угрозы для жизни.

— Шепард...
— Что?
— У тебя вся рожа в крови, — тихо сказала Джек, еще не насладившаяся свободным доступ воздуха. — Кажется, ты раскроил голову.
— Да? — капитан только сейчас почувствовал на лице нечто липкое, тянущую кожу. — То-то я вырубился. Да ты и сама выглядишь не лучше...

Буря все не унималась, выла, грозясь обрушить их ненадёжный приют. В ожидании спасательной команды, время растянулось, стало густым, как патока. По расчетам СУЗИ оставалось ждать не менее часа.

Они устроились в узком проеме и дожидались окончания этого кошмара.

— А что наш кроган? Ты с ним связался?
— Он не отвечает, — Джон сдержанно вздохнул. — Будем надеяться, что он просто в отключке...

Джек лежала на широкой груди командира. Он сам настоял на этом, ведь не мог он оставить ее на бетонном полу, усыпанном острой крошкой. На нем самом хотя бы была броня. При каждом его вздохе, легкое тело Джек мерно поднималось вверх. Она и сама не знала, почему позволяет себе такую слабость, но, не смотря на то, что они находились под руинами здания, ей сейчас было очень спокойно. Вспомнилось что-то теплое, давно забытое...

Джон тоже думал о чем-то своем. Потом вдруг заговорил:

— Я тогда учился в академии, был еще мальчишкой. Однажды мы с ребятами сбежали в город. Само собой, правилами это строжайше запрещалось, а подбил всех я. Нас было шесть человек. Пять парней и одна девчонка. Я еще хотел перед ней похвастаться, мол, ничего не боюсь.
Наша академия стояла на окраине, и вокруг было много трущоб. Мы бродили где-то около часа, зашли на территорию заброшенного завода. Прямо как в фильме каком-то... Ну и напоролись на каких-то непонятных личностей. Среди них был даже батарианец, хотя не понятно, что он забыл среди людей. Их было трое, они пугнули нас, мы побежали, те что-то кричали нам вслед, ржали. 

Капитан замолчал на некоторое время, Джек терпеливо ждала, когда он продолжит рассказ.

— Шая свалилась в люк. Не я, ни кто-то другой, именно она упала. Я остановился, кричал парням, чтобы помогли, но они смылись. Шаю я вытащил, но она повредила ногу, а я был десятилетним пацаном и не смог унести ее на руках. Всю обратную дорогу она опиралась о мое плечо, а я придерживал ее за талию. Мы молчали все это время. Конечно, я был в нее безумно влюблен, и она это знала. Но что я чувствовал тогда, это просто не передать!

Шепард грустно улыбался картинкам далекого детства, всматривался в клубящуюся по углам тьму.

— Естественно, о том, чтобы проникнуть обратно в казармы незамеченными не могло быть и речи, пришлось идти через парадный вход. После того, как в лазарете ей оказали первую помощь, нас допросил сержант Локвуд. Ясное дело, я взял всю вину на себя, а она... Она тоже сказала, что во всем виноват я. Столько времени прошло, а я почему-то до сих пор об этом помню.

Он говорил тихо, и голос его был немного хриплым. Сейчас он был так близко и был таким настоящим, как никогда раньше. Не икона и не идол, не бывалый командир, вынужденный постоянно держать марку, а живой человек. Джек чувствовала запах его пота — здесь, под толщей разогретого солнцем бетона, было очень жарко. Но ей это даже нравилось, ведь это был его запах.

«Надо же, как все обернулось, — подумала она, едва заметно усмехнувшись. — Сколько раз я его выпроваживала, когда он спускался в мой угол на ангарной палубе. И он уходил, не сделав даже попытки приблизиться. Дурак...» Она кашлянула.

— Ну, в нашем случае, это все вина молотильщика. Но когда мы прибудем на «Нормандию» я, так и быть, скажу Миранде, что во всем виновата я. Хотя, стоп! Для нее я и так буду виноватой.

Джон рассмеялся и легонько прижал ее к себе, обняв за плечи. Джек вздрогнула. Для нее небыли привычными такие прикосновения. Зуботычины, пинки — девушка давно привыкла к подобным выражениям мужского внимания. Не злобно сжатые кулаки, а тепло шершавых ладоней, сила крепких рук, заставляющих не выть от боли, а таять от чувства абсолютной защищенности... На миг девушка потеряла ощущение реальности происходящего.

Ох, капитан... Она всегда шла на поводу у своих эмоций, безрассудно бросалась в пучину с головой и от того постоянно попадала в неприятности.

Шепард был какой-то особенный, непохожий на тех мужчин, с которыми раньше ей приходилось иметь дело — этому просто нельзя было не доверять. Джек чувствовала, что он не предаст, она знала, что он никогда не оставит в беде.

Легонько подавшись ближе к его лицу, она хотела поцеловать его в заросшую щетиной щеку, притрушенную пылью, но в последний момент изменила направление и прикоснулась губами к уголку его рта. Капитан посмотрел на нее, и Джек показалось, что он затаил дыхание. От этого взгляда, как от доброго глотка виски, в солнечном сплетении разлилось тепло.

Шепард лежал неподвижно.

«Может быть, он не понял, подумал, будто я это случайно?» — она опять поцеловала его, да так, что этот поцелуй уже нельзя было свести к неловкому движению.

И снова никакой реакции.

«Да что такое?! Истукан ты бесчувственный! Ну, уж нет, вот на это ты точно ответишь!» — Джек ловко проникла языком между его соленых от пота губ. Она ощутила металлический привкус крови — от жары и сухости тонкая кожа пересохла и лопнула в нескольких местах.

Не сопротивляясь, он замер, боясь спугнуть ее. «Пусть почувствует, что сама хочет этого. Пусть сперва разозлится, пусть потребует», — думал Джон, слишком хорошо успевший изучить ее повадки, такие схожие с повадками дикой кошки.

Наконец он не выдержал — ее мягкие полные губы, ее влажный настойчивый язычок... Глубокий вдох, сильные руки обхватили тонкое тело Джек: одна потянулась к гладко выбритому затылку, предупреждая попытки отстраниться, другая нащупала маленькую упругую грудь, едва прикрытую узким ремешком. 

Сердце бешено колотилось, Джек ликовала! Отвечая на ее вызов, Джон жадно впился в ее губы, целуя взасос. Его горячие шершавые ладони стискивали ее грудь, гладили спину, живот, опускаясь ниже в поисках застежки... Но нет, он запустил руку под брюки, грубо, страстно сжал ее ягодицу и приподнял девушку повыше.

Дыхание подопытной сбилось от острого желания, вызванного такой бесцеремонностью. Рука командира настойчиво опускалась все ниже и вот уже сильные пальцы коснулись нежной влажной кожи, замерли, чуть скользнули вглубь, когда капитан крепче прижал ее к себе. Джек готова была кончить сию же секунду, так сильно было возбуждение. Но не так быстро — она хотела большего.

Ее руки уперлись в исчерченную царапинами броню. Сколько же сражений он выиграл в ней! Великий воин, покорившийся сейчас ее страсти.

Джек нащупала магнитные застежки на его броне, отстегнула нагрудник, расстегнула комбинезон. Джон сейчас же высвободил руки, обнажая мускулистый торс, она ловким движением стянула брюки.

— А, черт! — выругалась она, когда голые колени опустились на устланный колючим крошевом пол. Как ни странно, но это лишь обострило и без того накаленные до предела чувства.
— Ну что, прочувствовала прелести полевой обстановки? — усмехнулся Шепард.
— Помолчи, командир, пока я не передала тебе всю гамму ощущений, — она слегка укусила его чуть ниже ключицы. Немного сильнее, чем слегка.

Тонкая кисть забралась внутрь расстегнутого комбинезона и легко нашла то, что искала. Ладонь сжала горячую, пульсирующую плоть, сквозь нежную кожу чувствовались вздувшиеся от приливающей крови вены. Она скользнула плотно сжатой рукой вниз по упругому стволу — чувствительный орган вздрогнул в ответ. Джек не останавливалась, опускаясь все дальше...

Джон резко прервал ее, притянув ближе к себе. Пальцы до боли сжали ее обнаженные бедра, капитан властно управлял ее телом, усаживая сверху. Он вошел в нее быстро, до самого основания. Разгоряченное влажное тело охотно пропустило его внутрь и трепетно сжалось вокруг. У Джек перехватило дыхание от удовольствия, вызванного чувством наполненности и она выгнулась, позабыв об осторожности. Не дожидаясь продолжения, она прижалась сильнее и по телу вновь прокатилась огненная волна удовольствия.

Не обращая внимания на посыпавшиеся сверху струйки песка, вызванные качнувшейся от неосторожных движений плитой, коммандер продолжал настойчивые движения. Его глаза блестели в полумраке. Джек заметила, что смотрит он не на обнаженную грудь, ни туда — вниз, как это делали все ее бывшие любовники. Нет. Он смотрел ей в глаза, и, казалось, даже его взгляд ласкал ее.

Джек наклонилась к лицу капитана, она целовала его небритые щеки, он ласкал ее тело, они оба двигались на встречу друг другу. Спину Шепарда кололи острые камешки, бетонные крошки, впиваясь все глубже, на коленях Джек выступила кровь. Но этот контраст между нежностью и грубостью, болью и удовольствием, только распалял их страсть, а чувство опасности заставляло преодолеть все запреты и сомнения.

Все происходило без лишних слов — только слышалось учащенное дыхание, негромкие стоны, и в этом было что-то завораживающее. Чувствуя, что еще немного и удовольствие достигнет закономерного пика, она всем телом прижалась к Джону. Его движения стали резче и глубже и, наконец, издав сдавленный стон, он напрягся, замер, до предела вжавшись в неё.

Джек ощутила, как внутри извергся горячий пульсирующий поток, и ее тело сию же секунду ответило, вторя ритму пульсаций. Какое-то время она не владела собой — разум затмило фантастическое наслаждение. Она конвульсивно вздрагивала, не в силах устоять перед желанием продлить восхитительные чувства.

— Ты весь в грязи, коммандер, — устало сказала она и небрежно смахнула мелкую пыль с его плеча, будто это была единственная грязь на теле. Джон улыбнулся и быстрым движением перехватил ее за руку, привлекая обратно к себе. Он обнял ее и снова поцеловал, а Джек поймала себя на том, что по ее лицу расплывается совершенно идиотская, счастливая улыбка.

— Как мы не спровоцировали новый обвал, даже и не знаю... — Шепард смотрел на нее так, что на душе в кои-то веки стало тепло и радостно.
— Да они еще не такое выдержат! — Джек демонстративно толкнула кулаком ближайшую плиту. Они оба засмеялись, но в ту же секунду на них посыпалась песок, бетонные осколки, вперемешку с мелкими камнями.
— Коммандер? — голос Заида раздался так неожиданно, и, казалось, даже некстати. — Видим вас на сканере! Вы как там?
— Мы в порядке Заид, — он лукаво глянул на Джек. — А что там Грюнт? Он не отвечал.
— Да, он молчит, но его сигнал совсем рядом с вами. Буквально в паре метров. Должно быть, он без сознания и вы его просто не видите из-за обломков.

Шепард и Джек едва не прыснули со смеху. Вот так так!

«Ну, вот и всё, — подумала Джек. — Но стоит ли жалеть, ведь даже на такое мимолетное счастье я не рассчитывала».

***

Джек вышла из медотсека. Израненный Грюнт, чье состояние было определено Чаквас, как «средняя степень тяжести», оставался лежать на кушетке. Командира отпустили после того, как на рану на голове было наложено несколько швов и стерильная повязка. Снимать свою броню он наотрез отказался, сославшись на то, что раз уж она цела, то и под ней все в порядке. Ей же док еще долго доставала из ран мелкие осколки камней и все удивлялась, как же она умудрилась получить такие царапины сквозь кожаные брюки.

Теперь все закончилось. Но этим «всем» был не атаковавший их молотильщик, не рухнувшее на их головы здание, а «она и капитан». «Ну а что ты думала? Перепихнулись — и ладно. Как всегда, навоображала невесть что», — с этими мыслями Джек побрела к себе, туда, где по-прежнему так тихо и одиноко.

Одиноко?

— О! Я уж думал, она тебя никогда не отпустит, — Шепард сидел на ее койке, голый по пояс сверху. Он уже успел принять душ и переодеться. — Кто-то должен все-таки обработать мои ранения. Поможешь?

Он протянул ей тубу с антисептиком и упаковку салфеток, наверняка стянутые тайком в медотсеке из под носа Чаквас.

Джек расплылась в счастливой улыбке.


Отредактировано. Alex_Crow.



Похожие материалы
Fornax | 14.12.2011 | 5222 | 3 | Mamma, Акси, Шепард и Джек | mamma
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 23
Гостей: 20
Пользователей: 3

Darth_LegiON, Alone2050, RedDevilL
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт