Страж Туманности. Глава 6.


Продолжение рассказа "Тени Войны". Маркус и Налена снова сталкиваются с подчиненной
Церберу корпорацией «Far Space Research», которая ищет «Стража» — загадочное сверхоружие, созданное протеанами пятьдесят тысяч лет назад, во время вторжения Жнецов.
В этой главе тратится много боеприпаса и наносится урон частной собственности. 



Легкие лучевые пушки системы «ПОИСК» левого борта отстрелялись залпом. По экрану снова пробежала полоса коротких, ярких вспышек — взорвались подбитые торпеды. 
— Сорок процентов торпедного залпа перехвачено, — равнодушно вел отсчет ВИ «Тиамат», — Сближение на дистанцию атаки. Перегрев оборонительной сети «ПОИСК». Эффективность лазерного оружия снизилась на тридцать процентов. 
Блейд видел, как на экранах системы навигации стая торпед, запущенных с боевой платформы «Затмения», уверенно сокращает дистанцию до корабля. Оборонительная сеть продолжала стрелять, но не могла остановить массированный залп. Хуже того, из-за перегрева лазерных пушек, плотность заградительного огня начала падать. 
— Капитан, возможно, стоит отозвать истребители для обороны флагмана? — спросил Даннинг, старший помощник. 
— Нет, — отрезала Юлия Кэмпбелл, — Истребители продолжают атаку. Мы выдержим. Развернуть корабль на 180 градусов, вектор движения прежний. 
Дориан Блейд ощутил, как «Тиамат» мелко завибрировала — маневровые дюзы разворачивали корпус корабля. При этом главные двигатели оставались погашены, и направление движения не изменилось. «Тиамат» с немалой скоростью мчалась на сближение с кораблями «Затмения», только теперь кормой вперед. 
Блейд понимал, для чего это сделано. Маневр позволил кораблю ввести в бой лазеры системы «ПОИСК» не стрелявшего правого борта, пока перегревшееся оружие с другого борта охлаждается. Управляемые автоматами, легкие скорострельные излучатели открыли беглый огонь по приближающимся торпедам. 
— Шестьдесят процентов торпедного залпа перехвачено, — продолжал отсчет ВИ, — Семьдесят процентов. Оставшиеся торпеды вышли на дистанцию прямой атаки. 
— Запустить ложные цели, — приказала капитан, — Приготовиться к удару. 
«Тиамат», продолжая заградительный огонь, выбросила в пространство вокруг себя десятки «маячков» — ложных целей, полностью имитирующих сигнатуру корабля. Это сработало — из одиннадцати торпед, прорвавшихся сквозь сеть лазерных лучей, восемь сбились с курса, атакуя обманки. Лишь три оставшихся продолжали сближение с кораблем. Их уже отчетливо было видно на главном экране — стремительно движущиеся голубоватые точки. Неожиданно, одна превратилась в яркое пятно желтоватого света и пропала. Система «ПОИСК» исправно продолжала свою работу. 
— Столкновение с двумя торпедами неминуемо, — предупредил ВИ. 
Дориан Блейд почувствовал, как его пальцы с силой стиснули подлокотники кресла, и мысленно сам себя назвал дураком. Он понимал, что две торпеды не могут серьезно повредить «Тиамат», укрытую кинетическими барьерами, более прочными, чем на военном крейсере. Поводов для тревоги не имелось. Его движение было чисто инстинктивным. 
Как и следовало ожидать, торпеды ударили в борт «Тиамат» и были легко остановлены щитами. Изображение на экранах на секунду затмило белое зарево взрывов, но сам корабль даже не вздрогнул. Никакие звуки, свидетельствующие о попаданиях, не нарушили вечное безмолвие пустоты. 
— Мощность защитных барьеров снизилась на пятнадцать процентов, — доложил безразличный ко всему ВИ, — Повреждения корпуса не зафиксированы. Герметичность не нарушена. Пострадавших среди экипажа нет. 
Блейд тихо выдохнул. В последний раз он участвовал в космическом бою более тридцати лет назад, во время Войны Первого Контакта, когда, в роли капитана фрегата, вступил в сражение с турианцами. Та война продлилась недолго, но сражения протекали быстро и кровопролитно. Турианцы были сильны, отважны и жестоки. В тот год Дориан Блейд потерял многих друзей и знакомых. Впрочем, сейчас ОН был на сильнейшей стороне. Он не имел ничего против «Затмения», но эти наемники по неведению посягнули на дело всей его жизни. Поэтому, сегодня им придется умереть. 
— Готовимся к атаке на вражеские корабли, — приказала Кэмпбелл. 
«Тиамат» снова развернулась, беря на прицел главного орудия один из трех фрегатов «Затмения». Легкие корабли маневрировали, стараясь не подставляться под огонь. Из гладкого корпуса корабля Блейда выдвинулись полусферические огневые башенки четырех тяжелых гамма-лазеров, но дистанция пока еще была слишком велика для стрельбы. Их радиус эффективного поражения составлял не более двенадцати тысяч километов, тогда как до цели было еще около двадцати. 
— Торпедная атака! — сказала капитан, — Распределить залп равномерно между всеми тремя целями, боеприпасы — «рой». 
— Есть! — ответил артиллерийский офицер, задавая соответствующие параметры системе управления огнем. 
Через несколько секунд модуль «Химера» начал отстреливать торпеды. Три его огневые палубы имели по десять пусковых шахт каждая, и сейчас они слитным залпом выбросили самонаводящиеся снаряды. Три десятка торпед, быстро разгоняясь, устремились вперед, к фрегатам «Затмения». 
Те отвечали собственными торпедами и кинетическими ускорителями, размещенными в носовой части. «Тиамат» активно маневрировала, уклоняясь от залпов, и вела оборонительный огонь легкими лазерными пушками. Схватка разгорелась в полную силу, но преимущество корабля Дориана Блейда в артиллерии и защите с самого начала было очевидным, а Юлия Кэмпбелл имела солидный боевой опыт. Она быстро вела «Тиамат» на сближение, в то же время не подставляясь под залпы противника. Только один из снарядов, выброшенных главной пушкой фрегата, ударил в щит рейдера, вызвав яркую вспышку. Этим эффект и ограничился. Мощности этого относительно легкого орудия было недостаточно, чтобы пробить кинетические барьеры лучшего боевого корабля «Цербера». 
Между тем, торпеды приближались к цели, обгоняя звенья тяжелых истребителей «Фаэтон», запущенных с «Тиамат». Корабли «Затмения», в свою очередь, задействовали собственные системы «ПОИСК», сбивая приближающиеся снаряды. Но в следующее мгновение те, неожиданно для наемников, взорвались сами, не долетев до цели. 
Каждая торпеда, снаряженная боеголовкой типа «Рой», несла четыре десятка миниатюрных «обманок». Это было не оружие атаки, а средство отвлечь внимание противника. Но свое предназначение эти боеголовки исполнили прекрасно. В мгновение ока «ПОИСК» фрегатов «Затмения» оказался перегружен сотнями ложных целей. Автоматические системы наведения исправно выполняли свою работу, импульсные лазеры били с безукоризненной точностью, но уничтожали они всего лишь безобидные маячки, которые имитировали атакующие торпеды. И под их прикрытием на корабли наемников обрушились звенья «Фаэтонов». 
Каждый из тридцати шести штурмовиков нес по шесть легких дезинтегрирующих торпед, которые они выпустили залпом с минимальной дистанции, проносясь мимо противника. Фрегаты еще успели огрызнуться лазерными залпами, ВИ «Тиамат» с прежним равнодушием сообщил о гибели двух истребителей и тяжелых повреждениях еще на паре, но в следующий момент корабли «Затмения» пропали за завесой многочисленных взрывов. Когда пламя угасло, стало очевидно, что противник тяжело пострадал. Внешние броневые корпуса двух фрегатов оказались покорежены и оплавлены, часть оружия и вспомогательных двигателей разрушено. Третий корабль был разорван почти пополам. Смятый, деформированный корпус медленно вращался вокруг своей оси в неуправляемом полете. У борта блеснули вспышки — команда покидала гибнущий корабль. Минутой позже, подбитый фрегат взровался, оставив после себя только облако раскаленной плазмы. 
Два уцелевших корабля наемников начали отступать под защиту лазерных спутников на ближней орбите. Истребители, опрометчиво бросившиеся в погоню, попали под обстрел. Один из малых кораблей мгновенно вспыхнул и взорвался, разлетевшись на куски, второй лишился главного двигателя и потерял управляемость. Остальные быстро рассеялись, не подставляясь под огонь. 
— «Фаэтонам» отойти на безопасную дистанцию, — одернула увлекшихся пилотов капитан Кэмпбелл, — Торпедные установки — уничтожить эти спутники. Главный калибр и тяжелые лазеры ведут огонь по фрегатам. 
«Тиамат» сделала второй торпедный залп — на этот раз боевыми снарядами с дезинтегрирующими боеголовками. Пока торпеды мчались к цели, сам корабль продолжал сближение с двумя уцелевними фрегатами наемников. «Затмение» сосредоточило на рейдере огонь всего космического оружия, которое у них еще оставалось, но этого было недостаточно, чтобы его остановить. Кинетические барьеры защищали «Тиамат» от материальных снарядов, а нанокристаллическая броня, покрывающая корпус почти сплошным панцирем, эффективно рассеивала энергию лазерных лучей в любом диапазоне от инфракрасных до гамма-волн. 
Несколько лазерных попаданий лишь незначительно повредили броневую оболочку корабля Дориана Блейда, прежде чем торпеды зачистили орбиту от боевых спутников. Практически одновременно, «Тиамат» открыла ответный огонь по одному из фрегатов. Невидимые лучи гамма-пушек с безупречной точностью впились в жерла главных двигателей корабля. Четыре взрыва на корпусе подбитого звездолета вспыхнули одновременно. Как кровь из раны, во все стороны брызнули капли расплавленного металла. Потерявший возможность маневрировать, фрегат «Затмения» стал абсолютно беззащитен. 
— Главный калибр захватил цель, — доложил артиллерийский офицер. 
Юлия Кэмпбелл коротко кивнула. 
— Залп!
Высоко в черном небе, выше переливающихся полос полярного сияния, зажглась и погасла яркая звезда. Аураль Т’Элин сжала кулаки. 
— Проклятье! Они слишком сильны для нас! Ранис, мы успели отослать сообщение на Иллиум? 
— Да, капитан, — ответил турианец, — Но я не думаю, что подкрепления могут подоспеть вовремя. 
Он был прав. Аураль понимала это. 
— Придется продержаться, — отрезала она. Правда, она сама не понимала, как это сделать. Судя по тому, как велико оказалось огневое превосходство неизвестного противника в космосе, можно ожидать, что и его десантная группа будет вооружена не хуже. 
«Богиня, кто же на нас напал? Мы были готовы дать отпор, но кто мог предположить, что враг будет так силен?!» 
— Капитан, — подал голос оператор-саларианец, — Только что погиб наш последний корабль. Наша система космической обороны полностью уничтожена. 
Аураль восприняла эту новость без эмоций. Она уже понимала, что остановить нападающих на орбите не удастся. Значит, придется оборонять базу от их десанта. 
Что-то громыхнуло на удалении, и пол под ногами капитана «Затмения» чуть вздрогнул. Она сузила глаза. 
— Что случилось? Они бомбят нас? 
— Только что была уничтожена одна из наших ракетных установок, — ответил тот же саларианец, — Корабль противника на орбите ведет обстрел из тяжелого лазерного оружия. 
Еще один удаленный взрыв. Экран внешнего обзора услужливо приблизил картинку, на которой огненный фонтан взметнулся вверх там, где только что находился один из зенитно-ракетных комплексов. 
Ранис пожал плечами. 
— Чего и следовало ожидать. Сначала они уничтожат наши зенитные батареи, потом сбросят десант на шаттлах. Не оригинально, зато эффективно. 
Третий взрыв. Турианец прищелкнул языком. 
— Методичные ублюдки. Что будем делать, капитан? 
Аураль пожала плечами. 
— А что нам остается? Будем обороняться, пока можем. Используем все наше тяжелое вооружение и боевых роботов, чтобы причинить им максимальный ущерб. Потом отступим внутрь этих руин и продолжим сражаться там. Если нам немного повезет, помощь с Иллиума подоспеет раньше, чем они нас прикончат. 
Ранис хмуро кивнул. 
— Вы правы, капитан. Другого выбора у нас нет. 
Очередной взрыв. Четвертый столб яркого пламени взметнулся к небесам. 
— Капитан! — снова заговорил оператор, — От корабля противника отделились четыре крупных объекта. Похоже на тяжелые десантные корабли. Они начали высадку! 
Ранис выпустил воздух через стиснутые зубы. 
— Ну, вот и началась главная потеха. 
— Если нам ОЧЕНЬ повезет, — чуть слышно пробормотала Аураль.
* * * 
Ракеты взорвались в опасной близости впереди по курсу, и перед кораблем возникла стена огня и дыма. Кинетические барьеры десантного шаттла блеснули, отражая удары раскаленных осколков. Взрывная волна ощутимо тряхнула корабль. Скотт Маклейн вынужден был схватиться за поручни, чтобы устоять на ногах. 
— Кажется, кое-что они пропустили, — процедил он сквозь зубы. Орбитальный обстрел позволил подавить большую часть стационарных артиллерийских и ракетных батарей врага. Но оставались легкие пусковые установки, смонтированные на подвижных роверах. Радиусом действия и мощностью они уступали громоздким стационарным платформам, зато их гораздо сложнее было засечь и уничтожить. Они могли доставить десантникам неприятности. Собственно, они и пытались. 
Несмотря на довольно плотный обстрел, которому подверглись его корабли, Скотт оставался спокоен. Это был далеко не первый бой в его жизни. К тому же, его люди прекрасно знали свое дело. Ему даже не нужно было лично отдавать приказы — стоило системе наведения запеленговать точку запуска, пилот немедленно открыл ответный огонь. С выдвинувшихся из бортов десантного корабля пусковых пилонов ушла вперед целая стая быстрых реактивных снарядов среднего калибра. Инверсионные следы ракет оставили дымчатые росчерки в воздухе. Полминуты спустя на земле, впереди и чуть справа по курсу, вспыхнуло яркое оранжевое зарево. Послышался отдаленный грохот. 
— Цель поражена, — доложил пилот. 
Маклейн кивнул. 
— Отлично, Бэзил. Высаживай нас поближе к этому гадюшнику. 
— Так точно, сэр. 
Еще несколько минут полета на предельной скорости — и шаттл круто спикировал вниз. Там, где он только что находился, снова распустились огненные цветы взрывов. Ведомый ответил ракетным залпом. Маклейн не пытался проследить, накрыл ли он противника. 
Посадочные двигатели подняли тучу темной пыли вокруг массивного корабля. Его стремительное падение замедлилось, и через секунду посадочные опоры коснулись земли. Всего на несколько секунд отстал номер два. Вторая пара шаттлов приземлилась чуть в стороне. 
— Начинаем высадку, — приказал Маклейн, — И пошевеливайтесь, парни! 
В каждом корабле находилось по шестьдесят десантников — пять отделений по двенадцать человек. Все они были опытными солдатами, многие имели опыт боевой службы в отборных воинских частях Альянса. Все были экипированы и вооружены по последнему слову техники. 
Солдаты покидали шаттлы. На всех были одинаковые черные боевые скафандры без опознавательных знаков. Отделения проворно рассыпались по окрестностям. Не менее быстро проходила выгрузка боевой техники. Задержек не было. Вскоре, группа десанта была готова выдвигаться. Наступление пехоты предварит удар четырех тяжелых штурмовых танков и восьми вооруженных роверов, а также тридцати двух роботов модели «Имир». Прежде, чем в дело вступят люди, Скотт Маклейн собирался основательно потрепать врага тяжелой артиллерией. 
Неожиданно прозвучал предупреждающий сигнал. Что-то быстро приближалось к месту высадки. Ракета? 
— Сэр, — в голосе пилота послышалась тревога, — Воздушные объекты на радаре. Кажется, это «Богомолы»! 
— Проклятье, — буркнул Скотт. «Затмение» пустило в ход вооруженные летуны. Это могло стать проблемой. 
Он быстро вышел на связь с «Тиамат». 
— Орбита? Нам бы не помешала поддержка. Эти летуны... 
— Мы их видим, — ответил мужской голос, — Открываем огонь. Поберегите глаза, парни, сейчас начнется лазерное шоу! 
Маклейн уже мог видеть на экране приближающиеся «Богомолы». Боевые флаеры действительно напоминали очертаниями металлических насекомых; правда, он скорее сравнил бы их со стрекозой. Четыре летуна мчались, удерживая ровный строй. Пилоны по бортам были утыканы разнокалиберными ракетами. 
Неожиданно, одна из машин вспыхнула, как факел, разваливаясь на части прямо в воздухе. Спустя секунду невидимый луч гамма-лазера поразил вторую, и она мгновенно превратилась в громадный огненный шар. Два оставшихся «Богомола» быстро свернули в сторону. Бесполезно — с интервалом не более секунды были сожжены и они. 
— Сэр, высадка десанта и машин завершена! — доложил по радиосвязи лейтенант Краснов, — Мы готовы. 
Маклейн удовлетворенно кивнул. 
— Прекрасно, Михаил. Начинаем. 
Сам он не присоединился к наступающим отрядам. Его место было здесь — в командном центре шаттла. Кресло Скотта Маклейна окружали многочисленные экраны, на которые поступали изображения с камер боевых машин и офицеров, возглявляющих десантников. Прямо перед ним в воздухе проецировалось голографическое изображение лагеря противника и прилегающей местности. Голубыми точками были отмечены его бойцы, красными — обнаруженные очаги сопротивления. Скотт быстро прикинул варианты действий. 
— Так, отлично, парни. Потеха начинается. Пехотным отделениям в бой пока не лезть. Ждите, пока вам расчистят дорогу. 
Он быстро определил направление первого удара. 
— «Львы», займитесь этими легкими пушками, — его палец отметил батарею скорострельных кинетических орудий на голограмме, — «Гепарды», вы должны подавить огневые точки здесь, на стене. После этого, используйте тяжелую артиллерию, чтобы проломить ворота. 
— Да, сэр, — откликнулся через коммуникатор командир танкового взвода. 
Четыре тяжелые гусеничные боевые машины выдвинулись вперед. Большая часть крупнокалиберной артиллерии «Затмения» была выведена из строя ударами с орбиты, но легкие пушки, укрытые в бункерах, уцелели. Сейчас батарея открыла отчаянный огонь, и мелкокалиберные снаряды били в кинетические барьеры, защищающие танки. Но мощные, приземистые тридцатитонные машины легко держали удар. Их пусковые установки ответили залпом тяжелых ракет ближнего радиуса действия. Эти снаряды были снабжены боеголовками объемного взрыва, создающими в области поражения колоссальную температуру и давление. Там, где они взрывались, над землей бушевали настоящие смерчи испепеляющей все и вся плазмы. Для того, чтобы полностью подавить батарею наемников, оказалось достаточно одного залпа. 
Пока тяжелые танки уничтожали артиллерию, более подвижные роверы вступили в перестрелку с наемниками «Затмения», занявшими боевые башни на стене. Тут тоже хватало оружия — в основном, легких ракетных установок и крупнокалиберных пулеметов. К тому же, со стены стреляли и из ручного тяжелого вооружения — противотанковых гранатометов и ракетниц с лазерным наведением. Роверы отвечали из скорострельных пушек. Одна за другой, несколько башен прекратили стрельбу и обрушились. Но и в штурмовом отряде появились первые потери. 
— Сэр, «Гепард-3» получил серьезные повреждения, — прозвучало в наушниках у Скотта, — Просим разрешения отойти. 
— Разрешаю, — сразу ответил он. 
Подбитая машина тяжело отползла в тыл под прикрытием остальных. Она лишилась одного колеса из шести, вся корма превратилась в месиво оплавившегося металла. Видимо, сюда пришлось попадание термической ракеты. 
— Противник использует тяжелые гранатометы с кумулятивным боеприпасом, — сообщил лидер «Гепардов», — Мы под тяжелым обстрелом. Необходима поддержка. 
— Хорошо, — сказал Маклейн, — Снайперы, займитесь этими ракетчиками. «Львы», сосредоточьте огонь на воротах. 
Снайперы из числа бойцов «Цербера», уже занявшие выгодные позиции для стрельбы, начали отстреливать ракетчиков и штурмовиков «Затмения». Понеся потери, наемники вынуждены были прекратить огонь, и «Гепарды» без помех добили уцелевшие башни с пулеметами. Одновременно тяжелые кинетические пушки танков несколькими залпами разрушили кинетический барьер, перекрывающий ворота, и вышибли массивные створки. Путь на базу «Затмения» был открыт. 
— «Львы» и «Гепарды», отличная работа, — поздравил Скотт, — Можете пока передохнуть. 
Он не собирался вести машины внутрь лагеря, в лабиринт между бараками и ангарами, где они могли стать удобной мишенью для наемников, вооруженных ракетометами. Для этого существовали «Имиры». Тяжелые боевые роботы с надежной защитой и мощным вооружением были специально спроектированы, чтобы поддерживать пехоту там, где нельзя было эффективно применять танки или роверы. «Львы» останутся снаружи и, при необходимости, поддержат штурмующих огнем своих ракетных установок. 
— «Имиры» — вперед, — негромко сказал Маклейн, — Десант идет следом. 
Тяжелые роботы первыми прорвались через разбитые ворота. Как и следовало ожидать, там их уже ждали бойцы «Затмения» и встретили кумулятивными ракетами. Три робота были уничтожены на месте, но остальные вступили в перестрелку с наемниками и начали теснить их. 
— Сэр, — пробился сквозь треск очередей и грохот взрывов голос Краснова, — Мы столкнулись с ожесточенным сопротивлением. У «Затмения» тоже есть «Имиры», и, кроме того, тут чертова толпа «Локи». Мы остановились и несем потери. 
Маклейн сжал кулак. «Затмение» тоже бросило в бой роботов. Разумно с их стороны. «Локи» были примитивными машинами и не отличались живучестью или огневой мощью, но брали свое дешевизной, и, как следствие, численностью. Скотт не хотел допустить, чтобы его бойцы увязли в перестрелках с тупыми роботами. 
— Михаил, отметь их местонахождение, — приказал он, — Не лезьте в драку. Ими займутся «Львы». 
— Да, сэр. 
Через несколько секунд на голограмме появилась еще одна красная область — внутри склада, примерно в сотне метров от ворот. На экранах Маклейн видел неказистых «Локи», которые просто шли и стреляли, совершенно не заботясь о собственной безопасности. Пули сбивали на землю некоторых, но остальные не обращали на это внимания. Над рахитичными металлическими уродцами, как гигантские тролли над толпой мелких гоблинов, возвышались тяжело вооруженные «Имиры». 
— «Львы», видите цель? Накройте их ракетами. Я хочу, чтобы там не осталось ни одной гребаной железяки. 
— С удовольствием, сэр, — откликнулся командир танковой группы. 
Скотт наблюдал, как с пусковых направляющих танков сорвалась еще одна партия ракет. Реактивные снаряды по крутой дуге ушли в небо и обрушились вниз. Над базой «Затмения» поднялась огненная стена. Она пропала так же моментально, как и возникла — атмосфера этой планеты была лишена кислорода и не поддерживала горение — но этих кратких мгновений было достаточно, чтобы превратить боевых роботов в груды оплавленного металла. 
— Сделано, сэр, — сообщил танкист. 
— Прекрасная работа, — одобрил Маклейн, — Михаил, путь свободен. 
— Да, сэр, — откликнулся Краснов, — Мы продолжаем движение. Наемники отступают. 
— Сколько людей вы потеряли? 
— На данный момент у нас всего семеро убитых и четверо тяжело раненых, — сообщил лейтенант, — Кроме того, уничтожено пять «Имиров» и пострадали еще два. 
Скотт удовлетворенно улыбнулся. Пока что потери были в пределах определения «минимальные». Хотя дальше все пойдет сложнее. Десантникам придется схватываться с наемниками «Затмения» среди узких проходов между жилыми бараками и техническихи зданиями. Да и роботы у «Затмения» наверняка еще остались. Он понимал, что скоро убитых станет больше. 
Он не впервые командовал такого рода операциями и понимал, что они никогда не обходятся без потерь. И все равно, Скотт Маклейн очень не любил, когда погибают люди, находящиеся под его началом. Охотнее всего, он бросил бы в бой одних роботов, но потерять сразу слишком много «Имиров» тоже было бы нежелательно. Они еще могут оказаться нужны. 
Скотт снова вызвал на связь «Тиамат». 
— Орбита. Вы ведете пеленг радиопередач «Затмения»? 
— Да, сэр, — ответил ему тот же мужской голос. 
— Хорошо. Я хочу знать, где находится их командный центр. Как только перехватите, откуда они получают приказы, немедленно передайте мне координаты этого места. Работайте! 
Он не знал в точности, кто именно руководит этими наемниками. Очевидно, это был кто-то из капитанов «Затмения». Но Маклейн не сомневался, что их главарь, как и он сам, не бегает сейчас по лагерю со штурмовой винтовкой наперевес, а сидит где-то в укрепленном бункере и отдает приказы. Если удастся найти его и вывести из игры, наемники лишатся общего руководства, и справиться с ними будет намного проще. 
Он соединился с «Львами». 
— Парни, скоро у меня для вас будет еще одна цель. Боеголовки проникающие. Будьте наготове.
* * * 
— Ублюдки и правда сильны, — прозвучал в наушниках Аураль голос Раниса, — Штурмовые танки, а? К такому мы были не готовы! Мы потеряли уже больше половины роботов и около пятидесяти бойцов. 
Азари скрипнула зубами. Ранис был прав — такого она не ожидала. Да и кто мог бы ожидать? «Затмение» было одной из трех сильнейших, наиболее богатых и влиятельных наемных группировок в Галактике. Они никогда не жаловались на недостаток вооружения или опытных бойцов. Однако, все же они оставались наемниками и редко принимали участие в полноценных войнах. Их стихией были быстротекущие конфликты и скрытные операции, не требующие привлечения штурмовых машин. К тому же, даже для «Затмения» достать настоящие тяжелые танки было не так уж просто. Поэтому, такой техники в арсеналах наемников не имелось. 
Сейчас «Затмение» расплачивалось за это. Превосходство в огневой мощи было явно на стороне нападавших, и Аураль никак не могла это изменить. Удары с орбиты и ракетные залпы проклятых танков уничтожали ее людей, но она была бессильна. Наемникам оставалось только отступать, пытаясь по возможности огрызаться. 
Она смотрела на экраны. Виртуальный интеллект равнодушно отслеживал перемещения отрядов наступающих и ее бойцов, подсчитывал потери и предоставлял капитану «Затмения» соответствующие данные. Пока что картина складывалась безрадостная. Остановить противника не представлялось возможным. Она рассчитывала измотать и обескровить нападавших, прежде чем укрыться под землей, но из-за чертовых тяжелых танков об этом пришлось забыть. Всюду, где «Затмение» пыталось собрать силы для отпора, просто падала очередная ракета с вакуумной боеголовкой. Заманить врага внутрь базы тоже не удалось — у их командира хватило ума не гнать свои машины на узкие улочки под огонь ее людей, засевших в засадах на крышах. Они оставались снаружи и стреляли туда, где их дружки, следящие с орбиты, засекали движение. Просто, грубо и очень эффективно. 
Аураль в самых непочтительных выражениях помянула Богиню, пожелав ей «обнять вечность» с осадным танком и парой кроганов-извращенцев в придачу. Увы, никакие проклятья не могли изменить того факта, что «Затмение» проигрывало бой. 
— Ладно, — решила капитан, — Ранис, собирай людей и отводи их внутрь хранилища. Всех роботов, сколько осталось, отправляй в атаку. Пусть задержат этих ублюдков, пока мы не перегруппируемся. Придется сражаться под землей. По крайней мере, технику они туда не проведут... 
Неожиданно что-то оглушительно громыхнуло. Стены бункера заходили ходуном, и Аураль оказалась на полу, как и несколько операторов, которых сила удара сбросила со стульев. Часть экранов погасла. Радиосвязь прервалась. Пронзительно взвыла тревожная сирена. Свет померк. 
— Они нас накрыли! — в голосе молодого саларианца-связиста прорезались панические нотки, — Их танки ведут огонь прямо по командному центру! 
— А то я не понимаю! — Аураль сплюнула кровь с разбитых губ, — Уходим, быстро! 
Она поднялась на колени, но тут же новый удар снова швырнул ее на пол. Стены перекосило. Потолок, сделанный из сверхпрочной брони, провис, как картонный. 
— Спасайтесь! — отчаянно закричал саларианец, пытаясь подняться. Аураль криво улыбнулась и закрыла глаза. Она уже все поняла. 
Третий снаряд ударил в бронированную крышу командного центра. На этот раз, сила удара была такова, что Аураль швырнуло на стену. И сразу стало темно...

Комментарии (6)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Батон
4   
Отличная мясорубка!
Что в космосе, что на земле.
Даже снял трубку с телефона, и отключил мобилу, чтобы не отвлекали!
Некоторые авторы забывают, что даже при явном преимуществе, все равно могут быть потери, хоть и незначительные, но тут мы заранее знали, что Затмения больше чем землян и только оружие массового поражения внесли суровые коррективы в отчаянную попытку сопротивления!
+5000! biggrin
1
SVS
5   
Вот только я совершенно забыл, что вакуумные боеголовки в атмосфере без кислорода взрываться не могут. wacko Ну да ладно, это современные не могут, а в будущем, надо полагать, эту проблему решат - когда она, собственно, возникнет.
1
Батон
6   
это аэрозольные не могут, хотя... можно представить бобму нового поколения, которая доставлет соответствующий реагент, который превращает окружающую атмосферу в азотную кислоту, а еще лучше в йодистый азот smile Но если учитывать, что атмосфера совсем не плотная, нужного эффекта добиться будет сложно wink
0
SVS
1   
Фух! Только что поставил последнюю точку. Всего вышло, как я и планировал, 20 глав + эпилог. Теперь осталось только править и выкладывать.
2
2   
Молодец! Быстро пишешь и при этом качество не теряется. smile
1
SVS
3   
Стараюсь по мере возможностей. smile
1