Тени Войны. Глава 7.


История, происходящая в 2190 году, уже после того, как побеждены были Жнецы. Но тени этой войны еще дают о себе знать.

ГЛАВА 7 

— Итак, что мы имеем, — Маркус Тайлер откинулся на спинку низкого кресла и забросил ноги на стол. 
— Я бы сказала — что мы потеряли, — откликнулась Налена. 
Девушка прошла к мини-бару и достала бутылку пряного азарийского вина. Они вдвоем находились в кают-компании корабля, похищенного у наемников в системе Фатар. Кажется, другого дома у них не оставалось. 
Этот шаттл скорее был полноценной космической яхтой, предназначенной для межзвездных полетов, чем просто челночным корабликом. Он был невелик, но довольно быстр, надежен и прост в управлении. Жилой отсек включал в себя четыре непритязательно, но удобно обставленные спальные каюты, душевую и небольшую кают-компанию с круглым столиком из темного стекла, несколькими мягкими креслами и мини-баром с весьма приличным выбором напитков. 
«У этих наемников денежки водились, — мысленно прокомментировал Маркус, — Обеспечены они неплохо. Даже слишком неплохо для обычных наемных убийц — собственный крейсер, эта яхта, первоклассное оружие и снаряжение. Интересно было бы узнать, от кого они все это получили. От своих нанимателей из «Far Space»? 
— Мы ничего не потеряли, — ответил он на скептическое замечание своей напарницы, — А наши враги ничего не приобрели. Мы не получили расшифрованную информацию, что досадно, но копия данных у меня сохранилась. Они получили расшифровку... но ведь у FSR в архивах эта информация была и раньше. Так что мы, как и они, остаемся при своем. 
— Ну, допустим, — сухим тоном согласилась азари. Она явно была недовольна, — Но это значит, что мы, как ничего не знали, так и не знаем. 
Она достала бокал и налила себе вина, подчеркнуто игнорируя Маркуса. Тот вынужден был сам вставать и идти за бокалом. Он отвернулся, чтобы Налена не увидела его усмешку. 
Вино оказалось недурным — сладковатым и душистым. 
— А наемники недурно устроились, — высказал он вслух свои мысли, дегустируя темный напиток, — Видимо, мистер Роберт Фрейзер щедро платит. 
— Кстати, кто он такой, этот Фрейзер? — спросила Налена, — Я так понимаю, что ты его знаешь? 
— Отдаленно. Это начальник службы безопасности FSR. Пользуется в руководстве компании большим влиянием, — Маркус задумался, — В прошлом был солдатом и космонавтом. Насколько мне известно, служил в СБЦ пару лет. В общем, достаточно типичная карьера для босса охраны космической корпорации. 
— И все-таки, чем, по-твоему, занимается FSR? — продолжала расспросы азари, — Мне кажется, ты знаешь больше, чем говоришь. 
— Я знаю, что они занимаются какими-то темными делами, — ответил Тайлер, — Боюсь, это все. Я как раз и внедрился к ним в службу безопасности, чтобы выведать подробности. 
— Но что заставило тебя так думать? 
— Не меня. Людей, на которых я работал. 
— Только не делай вид, что ты просто наемник, — ее глаза сузились, а голос приобрел холодные интонации, — Уж в этом ты меня не убедишь. 
Маркус вздохнул и покачал головой. 
— Ну, хорошо, я не наемник. Я работал с людьми, которым доверял. Я не могу назвать, кто они были. Прости. Некоторых уже убили из-за того, что мы пытались узнать, — он предпочел сменить тему, — В общем, компания явно работала с чем-то таким, от чего стоило бы держаться подальше. У меня и моих товарищей были определенные подозрения на этот счет, но не было никаких доказательств. Поэтому мы пытались проникнуть в архивы компании. Нам это даже почти удалось. Доказательства должны быть на том диске, который я у них украл. К сожалению, пока я не знаю всего наверняка, я не могу обратиться ни в Альянс, ни к Совету. Меня просто никто не будет слушать. Мне нужны такие улики, от которых не смогут отмахнуться. 
— Ну, допустим, — Налена недоверчиво смотрела на него большими зелеными глазами, — И как теперь ты собираешься их добывать? Будешь искать того, кто поможет тебе взломать шифр? 
— И это тоже, но, к сожалению, кроме Гарака, других знакомых специалистов в этой области у меня нет. Тем более на Омеге. Но у нас все еще осталась одна зацепка. Корабль Джеральда Ройфа летел в некую неизвестную систему в Разломе Калестон. Значит, и нам туда. 
— Если только Ройф связан с тем, что ты ищешь, — заметила она. 
— Я уверен, что да, — сказал Маркус, — Мне известно, что какой-то секретный объект в секторе Калестон привлекал их повышенное внимание. Там спрятано нечто, что для них очень важно. Некий, как выражались в FSR, «объект», — он усмехнулся, — Но его точных координат я не знал. Теперь знаю. 
— Ладно, — азари пристально смотрела на него, — Я верю. Но что за «объект»? Чем там могут заниматься? Ты сказал, что у тебя есть подозрения на этот счет. 
Маркус кивнул. 
— Да. Я подозреваю, что компания тайно ведет работы над технологиями Жнецов. 
Глаза Налены расширились. 
— Жнецов? Тех самых, которые... 
— Вот именно. 
Азари одним глотком осушила бокал. 
— Но ведь они были уничтожены, разве не так? 
— Кто-то говорит, что их уничтожили. Но другие — что Жнецы просто отступили обратно в глубины межгалактического пространства и теперь дожидаются удобного момента, чтобы взять реванш. Популярна также теория, что на самом деле они победили, и теперь всей Галактикой правит тайная организация, находящаяся под влиянием Жнецов. А есть и такие, кто до сих пор верят, что никаких Жнецов никогда не было, и все это — только ловкая мистификация, устроенная Альянсом, Советом Цитадели, «Цербером», репортершей Калиссой аль-Джалани или Галактическим Обществом защиты прав пыжаков. Что из всего этого правда — я не знаю. 
— Ты не знаешь? — удивилась девушка, — Но ведь ты же воевал против Жнецов, — возразила Налена, — Ты сам говорил. 
— Воевал. Как и вся Галактика. Но это ничего не меняет. Мою роль в тех событиях никак нельзя назвать решающей. Галактику спасал командор Шепард, а я просто стрелял в хасков. 
— А ты знаешь командора Шепарда? 
— Разумеется — опять же, как и вся Галактика. Но Шепард ничего не знает про Маркуса Тайлера. Чему я только рад. 
— О? — Налена чуть сузила миндалевидные глаза. Маркус понял, что сказал больше, чем собирался. Надо признать, ее взгляд... хм, вызывал на откровенность. Прежде он не испытывал влечения к инопланетянкам, и не считал азари такими уж неотразимыми, как о них принято было думать. Но прежде он и не был знаком с кем-либо из них. Теперь... ну, пожалуй, он готов был пересмотреть свое мнение. В синем цвете кожи определенно было нечто притягательное. А таких безупречно-чистых глаз цвета великолепного изумруда Маркус никогда еще не видел. Он кашлянул. Нда. 
— Не думаю, что FSR — единственные в Галактике, кто этим занимаются, — он предпочел вернуться к прежней теме, — Но то, что мне удалось узнать, очень настораживает. Они явно зашли слишком далеко и не остановятся ни перед чем. Я точно не знаю, какого рода технологии они изучают, но то, что они делают, до крайности напоминает методы «Цербера». Я уже пытался привлечь к этому внимание Альянса, но в тот раз от меня просто отмахнулись. Скажем так, я не из тех людей, которым там доверяют. Но если мне удастся собрать весомые доказательства, тогда Альянсу придется действовать. 
— И ты надеешься найти их в секторе Калестон? 
— Да. Ты со мной? 
— Конечно, — сказала она, — Только не надо говорить о том, что это опасно. Сама понимаю. 
— Хорошо, не буду, — Маркус изучающе посмотрел на нее, — Но все-таки... зачем это тебе? Я рассказал тебе правду — твоя очередь. 
— Сомневаюсь, что ты рассказал мне слишком много правды, — сухо ответила она, — А зачем я это делаю... — Налена задумаюсь, — Сама не знаю. Может быть, потому, что нельзя бросать начатое дело на полпути. Раз уж я здесь, то буду с тобой, пока все это не закончится, — она вскинула голову, — Или ты против? 
— Конечно, нет! — запротестовал он, — Я уже говорил — я благодарен тебе за помощь! Проклятье, да если бы не ты, я попался бы уже у Гарака! 
— Рада, что ты об этом помнишь, — хмыкнула она, — Ну и когда мы летим? 
— Немедленно, как только заправим корабль. 


Спустя полтора часа, яхта покинула док. Огромная космическая станция постепенно исчезла за кормой. 
— Пятнадцать минут до прибытия к масс-реле, — сказал Маркус, — Все системы в норме. 
Он действительно был умелым пилотом, судя по тому, как управлялся с яхтой, с которой был почти не знаком. 
— Вижу, ты сменил много профессий, — отметила Налена. 
Человек пожал плечами. 
— У землян короткая жизнь. Не знаю, к худшему это для нас или к лучшему. Ну, а ты, Налена? — он заинтересовано посмотрел на нее, — Что ты можешь о себе рассказать? Пока что ты только расспрашивала. 
Она звонко рассмеялась. 
— Потому что о себе мне рассказать почти нечего. Я родилась на Цитадели. Мой отец был турианец, и он умер двадцать лет назад. После этого моя мать перебралась на Иллиум, а я, как полагается юной Деве, отправилась скитаться по Галактике и искать приключений. В войне я не участвовала, — Налена поморщилась, — Таких, как я, ни на какую войну просто не пустили бы, поскольку, по меркам азари, мой возраст — это практически детство. Я даже настоящего хаска ни разу не видела, — с досадой призналась она, — Но все же, кое-что я уже успела повидать в этой Галактике. Хотя связаться с контрабандистами определенно не было самым умным, что я сделала за эти двадцать лет. Среди азари принято думать, что нужно познакомиться и с темными сторонами жизни. Пока не познакомилась, мне даже казалось, что все это может быть привлекательно. Ну, ты понимаешь — азарт, тайны, романтика преступной жизни и все такое. Дурь, в общем, и я быстро в этом убедилась. Даже если бы все это не началось, все равно я бы тут не задержалась. Хм? — она прищурилась, — Что это ты на меня так смотришь? 
— Нет, ничего. Просто задумался над тем, как ты сказала «двадцать лет». Земляне теперь живут дольше, чем прежде, но все же двадцать лет для нас по-прежнему довольно значительный срок. 
— А для азари это всегда было лишь кратким эпизодом. В чем-то это дает нам преимущество. Но моя мать всегда говорила, что долголетие — это и слабость. Я никогда не понимала, что она имеет в виду. То есть, вот ты сам отказался бы от возможности прожить тысячу лет, если бы кто-то тебе предложил? Эмм... кажется, я сказала что-то не то? 
Маркус хотел что-то ответить, но тут ожил сигнал, предупреждающий о приближении к масс-реле. 
— Двухминутная готовность, — сообщил пилот, — Внимание... 
На экранах появилась громада масс-реле. Внутри колоссального сооружения все быстрее вращались кольца. В центре сформировался голубоватый огонь. 
— Курс на масс-реле Калестон. Прыжок через пять... четыре... три... две... одну... поехали! 
Как обычно, они не успели даже моргнуть, когда масс-реле высвободило свою энергию. На ничтожно краткое мгновение само время вокруг них застыло, а потом они уже были за много сотен парсек от сектора Омеги. В скоплении Калестон.


* * * 
— Уверяю вас, мистер Блейд, все под контролем, — невозмутимо сказал Роберт Фрейзер, — Нет никаких причин для беспокойства. Я жду информации в ближайшие часы. Проблема или уже улажена, или будет улажена в самые короткие сроки. 
— Я полагаюсь на вас, мистер Фрейзер, — ответила голограмма лысеющего мужчины средних лет, с тяжелой челюстью и резкими чертами лица, — И надеюсь, что вы нас не разочаруете. 
— Разве я хоть однажды вас подводил? 
— Я бы хотел ответить — «нет», но вынужден напомнить, что Маркус Тайлер сумел добраться до самых секретных наших архивов. И это говорит не в вашу пользу. 
— А я вынужден вам напомнить, что система безопасности секретного архива была организована вопреки моим рекомендациям. Как бы то ни было, в данном случае оснований для беспокойства быть не может. Устранены уже практически все осведомленные лица. 
— А Тайлер? 
— Или мертв, или захвачен. Скоро я смогу сообщить вам наверняка. 
— Хорошо. Я полагаюсь на вас, и надеюсь, что мне не придется сожалеть об этом, — Блейд кивнул и отключился. 
Фрейзер криво усмехнулся. Проклятые идиоты. И трусы к тому же. Они могли называть себя «Цербером», они даже могли считать себя «Цербером», но факт оставался фактом — до ТОГО, истинного «Цербера», который остановил Коллекционеров, им было так же далеко, как до ядра Галактики на химической ракете образца двадцатого века. 
Фрейзер служил «Церберу» уже пятнадцать лет. Он начинал еще при Призраке. Конечно, тогда его звали по-другому. Робертом Фрейзером он стал пять лет назад, когда начались аресты агентов «Цербера» в рядах СБЦ. Он был одним из немногих, кто успел бежать. Через какое-то время, он стал начальником службы безопасности в компании «Far Space Research». 
Официально, компания не представляла собой ничего интересного. Всего лишь заурядная, хотя и довольно влиятельная, организация, специализирующаяся на поиске и исследовании новых планет в глубинах космоса. Дела у нее шли успешно, и компания получала стабильную и высокую прибыль. Владельцем «Far Space Research», как и нескольких других компаний, связанных с космическим строительством, исследованиями и изысканиями, являлся мистер Дориан Блейд — эксцентричный миллиардер, меценат, убежденный сторонник космической экспансии человечества и колонизации новых миров. 
Мало кто знал, что в действительности Дориан Блейд, как и все его предприятия, принадлежит «Церберу». Прибыль от них служила для финансирования организации, а кроме того, техническая база FSR использовалась для осуществления наиболее секретных проектов. Группа компаний Блейда была ценным ресурсом для «Цербера» — настолько ценным, что очень, очень немногие были в курсе дел. Во многом, поэтому Дориан Блейд не пострадал во время массированного наступления на «Цербер», предпринятого турианцами, Альянсом и Советом незадолго до появления Жнецов. 
Теперь «Цербер» был разгромлен и практически вышел из игры. По крайней мере, так нравилось думать как Совету Цитадели, так и их прихвостням из Альянса. И очень хорошо, что они так думают. Хочешь кого-то переиграть — убеди его, что он уже выиграл. 
Минувшие годы оказались тяжелыми для «Цербера». Сначала сокрушительное наступление, предпринятое одновременно Альянсом и Советом, подорвало финансовую и политическую силу организации. Арестовано было множество самых надежных, самых преданных агентов, добившихся влияния в правительствах, в руководстве крупных предприятий. Ликвидированы банки и компании, втайне снабжавшие «Цербер» средствами. Турианскими специальными войсками были уничтожены секретные лаборатории, где разрабатывались важнейшие проекты. 
А потом пришли Жнецы, и в общем хаосе восстановить утерянное стало еще труднее. Хотя это оказалось палкой о двух концах. Турианцам и их союзникам из Альянса тоже стало не до того, чтобы преследовать «Цербер». И постепенно организация стала отвоевывать прежние позиции. 
Фрейзер точно не знал, кто стоит теперь во главе. Это было строжайшей тайной, в которую не посвящали даже агентов его ранга. Был ли это по-прежнему Призрак? Часть данных, которыми он располагал, свидетельствовали о том, что Призрак мертв. Одни говорили, что его убил сам командор Шепард в качестве расплаты за то, что «Цербер» экспериментировал на людях с технологиями Жнецов и Коллекционеров. Другие — что он сам покончил с собой, чтобы избежать ареста. Третьи — что он стал жертвой одного из собственных проектов. Все это было возможно. Но возможно было и то, что Призрак намеренно убедил всех в своей гибели, продолжая править из тени. Во всяком случае, в одном Роберт Фрейзер был уверен — во главе организации стоял отнюдь не Блейд. Тот был всего лишь пешкой, подставным лицом. Он проводил тайные встречи с агентами и раздавал приказы, но не он принимал решения. Истинный глава обновленного «Цербера» оставался скрыт в тени. Да, поступить так со стороны Призрака было бы самым умным ходом. 
Были и такие, кто уверял Фрейзера, что уже после исчезновения и предполагаемой смерти Призрака лично общались с ним и получали от него приказы. Это тоже с равным успехом могло оказаться правдой или вымыслом. В нынешнее время, когда Галактика только начала оправляться от потрясения, вызванного нападением Жнецов, так можно было сказать обо всем. Потрясения не столько физического, сколько морального. Жнецы нанесли серьезный ущерб, но гораздо большим шоком для обитателей этой Галактики стало осознание того, что вся их налаженная и безмятежная жизнь — не более, чем иллюзия. Что все это время за ними следил некто немыслимо древний и непостижимый, некто намного могущественнее их всех, тот, кто давно подписал всем и каждому смертный приговор без права на апелляцию, и ждал лишь подходящего момента для того, чтобы привести его в исполнение. Но теперь иллюзия развеялась. Вот что привело всю Галактику в состояние смятения и неопределенности. Никто не знал наверняка — окончательно ли разбиты Жнецы, или только временно отступили. Страх перед новым вторжением довлел над всеми, и только в последнее время начал понемногу рассеиваться. 
Но, во всяком случае, в одном можно было не сомневаться — цели «Цербера», как и методы их достижения, не изменились. 
Предприятия мистера Блейда продолжали исправно существовать и честно платить налоги со своей прибыли в казну Альянса. Корабли, построенные на верфях Дориана Блейда, доставляли первопоселенцев и оборудование на новые планеты, открытые разведчиками Дориана Блейда. Сам Дориан Блейд подсчитывал доходы, давал интервью, организовывал светские приемы и занимался благотворительностью, как и надлежит преуспевающему бизнесмену. Никто и не задумывался, что может быть скрыто за всем этим. Но наступит день, когда «Цербер» еще даст о себе знать. 
«В силе „Цербера" сила человечества, — вспомнил Фрейзер одно из любимых высказываний самого Призрака, — МЫ — человечество. Те, кто встал у нас на пути, те, кто преследует нас и клеит на нас ярлык экстремистов... они просто треклятые кретины, не желающие видеть правду. Ничтожества, хуже тех чужаков, перед которыми мечтают пресмыкаться всю жизнь. Что ж, раньше или позже, им придется понять свои заблуждения. И если у них не хватит решимости для того, чтобы принять истину добровольно... тогда придется их заставить. Неважно, каким образом. 
Потому что кто-то должен это сделать». 
Он покинул комнату связи и прошел в большой зал, обставленный просто, но со вкусом. Огромные окна в двух стенах пропускали свет золотистого солнца. За окнами Фрейзер видел райский пейзаж Иден Прайм. Главное здание располагалось посреди быстро разрастающегося поселения, которое со временем станет полноценным городом и столицей планеты. После разгрома Жнецов началась новая волна колонизации Иден Прайм. Первая, пострадавшая в результате действий Жнецов — посредством Сарена и гетов — планета стала своего рода символом. Напоминанием о том, что человечество не сломить. Разумеется, во главе колонизации встала FSR. И здесь был размещен один из главных офисов компании. Был с помпой открыт памятник героям, отдавшим жизни ради защиты Иден Прайм семь лет назад. Высокая колонна из чистой платины, с именами павших солдат, устремилась к звездному небу. Дориан Блейд произнес подобающую случаю высокопарную речь и объявил об открытии фонда помощи семьям погибших. Это вызвало много умиленных статей в прессе. 
— Мистер Фрейзер, — секретарша, молодая светловолосая девушка, приветливо улыбнулась ему. Фрейзер любезно кивнул в ответ. Он был высоким широкоплечим мужчиной немного старше сорока лет, с темно-серыми глазами на загорелом лице, короткими черными волосами и жесткими усами. Многие женщины находили его неотразимым — образец мужественного и непреклонного солдата. 
— Для меня есть новости, Леона? — спросил он. 
— К вам посетители, — ответила секретарша, — Мистер... э-э, мистер Тарр и мисс Т’Ранели. 
— Очень хорошо, — Фрейзер не выдал своего возбуждения, — Я приму их у себя в кабинете. 
Он прошел в свой личный кабинет. Здесь также было большое одностороннее окно, целиком занимавшее стену напротив двери — изнутри он имел отличный обзор на улицу, тогда как снаружи было видно лишь зеркальное черное стекло. Обстановка была умеренной — ковер на полу, большой стол с креслом, терминал? несколько стульев. На стене висело несколько перекрещенных мечей тонкой работы — как азиатских, так и европейских. Фрейзер увлекался коллекционированием холодного оружия и гордился тем, что у него есть даже несколько оригинальных образцов четырех-пятивековой давности. 
Кроме того, его личный кабинет был надежно защищен от подслушивания. 
Вскоре появились «гости». Тарр, огромный старый кроган, чью кожу рассекали шрамы, полученные за тысячу лет непрерывных драк и сражений, и Альвис — стройная азари с ледяным взглядом. Фрейзер подавил вздох. Он не любил вести дела с инопланетянами всех мастей. К сожалению, теперь этого было не избежать. Любая компания, которая слишком явно избегала связываться с чужаками, неминуемо привлекала к себе внимание спецслужб Альянса или даже Спектров Совета. Кроме того, любая добропорядочная компания обязательно втайне вербовала наемников для грязных дел — значит, так поступала и «Far Space Research». 
По крайней мере, эти наемники были надежны. Кроган, несмотря на тысячелетний возраст, был туповат и не интересовался ничем, кроме денег, но свою работу знал и держал своих подручных железной хваткой. 
Тарр окинул взглядом кабинет. Его глаза на несколько секунд задержались на драгунской сабле времен Наполеоновских войн — предмете гордости коллекции Фрейзера — и кроган пренебрежительно фыркнул. В его руке этот клинок мог бы показаться игрушечным. 
— Я не ждал тебя увидеть, Тарр, — заметил Фрейзер, — Нас не должны видеть вместе. 
— А я пришел, — хмуро ответил кроган. 
— Ну, и чем ты меня порадуешь? 
— Все сделано, — заявил Тарр, — Приказ выполнен. 
— Тайлер ликвидирован? 
— Убит, — рыкнул Тарр, — Это называется — убит. 
— Диск? 
— У нас, — кроган кивнул азари, и та достала оптический диск. 
Фрейзер быстро проверил его содержимое и удовлетворенно улыбнулся. 
— Ты уверен, что никто не успел прочитать информацию? 
Тарр расхохотался. 
— Нет, не уверен. Но я уверен, что те, кто успели ее прочитать, уже никому ничего не расскажут. 
— Они тоже ликви... хм... убиты? 
— Все до одного. 
— Да, но зачем было убивать Ройфа? Он был нашим человеком. 
Кроган фыркнул. 
— Он мог что-то знать. Ты сам велел убивать всех, кто может знать хоть что-то. Найдешь себе нового связного, на Омеге таких девать некуда. 
— Ну, хорошо, — Фрейзер подавил вздох. Все кроганы одинаковы. Скажи такому, что он может убивать, и он истребит всех, кто просто случайно попадется на глаза, — Ты, как обычно, был на высоте, Тарр. Приятно иметь с тобой дело. 
— Наши дела еще не закончены, — холодно заметил тот. 
Фрейзер выгнул бровь. 
— Что еще? 
— Мои накладные расходы возросли. 
На этот раз Фрейзер уже не сдержал вздох. Тарр хорошо знал свое дело, но был жаден, как волус, и так же отчаянно торговался. Но чего еще ждать от наемника? 
— Сколько? 
— Шестьдесят тысяч сверх оговоренного. 
— Не много ли? Хватит тридцати. 
— Пятьдесят, — хмуро ответил кроган, — Или в следующий раз ищи кого-нибудь другого, кто будет делать за тебя грязную работу! 
— Пусть будет сорок, — отрезал Фрейзер, — Не настолько ты перетрудился. 
— Ошибаешься. Этот Тайлер был тот еще тип. Ты забыл предупредить, что он служил в отрядах N7. Я не люблю, когда от меня скрывают такую информацию. Так что плати. Сорок пять тысяч. 
— Ну, хорошо, — уступил Фрейзер, — Получишь ты свои сорок пять тысяч. 
— Вот и славно, — хохотнул Тарр, — Всегда к твоим услугам, — он развернулся и протопал к выходу. 
Жадный ублюдок. Фрейзер задумался о том дне, когда сможет обходиться без таких, как он. 
Тарр исчез за дверью, но азари осталась. Она стояла у окна, глядя на улицу, где несколько роботов суетились вокруг массивного грузового аэрокара. Фрейзер встал и подошел в ней. 
Альвис обернулась, когда его дыхание коснулось ее щеки. С ее лица сошла обычная маска равнодушия. Она улыбалась. Это была нечеловеческая улыбка, совсем чужая, но все равно завлекающая. На ее лице были видны не до конца заживленные шрамы от ожогов — недавно ей пришлось сражаться. В серо-голубых глазах азари зажглись хищные огоньки. Она обвила руками его шею и жадно впилась в губы. Это было ощущение, которого просто не могла дать ни одна земная женщина. Фрейзеру казалось, что он проваливается в бесконечность. 
Когда они прервали поцелуй, его сердце отчаянно колотилось. Он торопливо подтолкнул Альвис к столу. Но азари остановилась. 
— Ты что? — она слегка скривила красивые губы, — Здесь? 
— Не понимаю, — задыхаясь, сказал он, — Чем здесь плохо? 
Она презрительно усмехнулась. 
— Во-первых, секретарше за дверью станет интересно, почему я задержалась так надолго. Во-вторых, дорогой, я последние два месяца скиталась по Системам Терминус на устаревшем турианском крейсере, а там условия такие, что позавидуешь заключенным в тюрьме. После такого круиза начинаешь ценить роскошь. 
— Ну, хорошо, — пошел на попятную Фрейзер, — Тогда увидимся позже. У меня? — он криво улыбнулся, — Мне как раз недавно доставили новую кровать. 
— Надеюсь, большую и мягкую? — рассмеялась Альвис, — Я приду к тебе. 
— Только нас не должны видеть вместе. Вот. Это код доступа в мои апартаменты. Приходи туда через два часа. Я постараюсь избавиться от дел и подойду тоже. 
— Я буду, — она еще раз поцеловала его, прижимаясь всем телом. Ее запах вытеснил все мысли у него из головы, и Фрейзер снова почти потерял рассудок от возбуждения. Ей не было равных. 
— Мне тебя не хватало, Альвис, — прошептал он, тяжело дыша, — А ты скучала по мне? 
— Нет, — с убийственной искренностью ответила азари, — Но мне нравится с тобой. Почему бы не воспользоваться возможностью?


Билл Фарли смачно выругался. Долбанные железяки! Предполагается, что они должны работать! Поганые, проклятые, ДОЛБАННЫЕ ЖЕЛЕЗЯКИ! 
Увы, никакие проклятья не могли вернуть роботов к жизни. Все машины — шесть больших роботов-погрузчиков, переоборудованных из устаревшей военной модификации «Имир», и двадцать малых рабочих дронов, объединенных в общую сеть виртуального интеллекта — безмолвно стояли на месте. Один из роботов занес ногу для шага, другой страстно обнимал большой металлический ящик. Казалось, их всех разбил мгновенный паралич. 
Вокруг матерились рабочие. Некоторые поглядывали на Фарли, и взгляды эти были далеки от доброжелательных. Как будто он в чем-то виноват! Сперва поставляют поганый хлам, купленный со скидкой на какой-то волусской свалке, а потом хотят, чтобы он работал, как последние саларианские новинки. 
Билл сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и активировал терминал ВИ. На полупрозрачном экране зажглась надпись «Режим ожидания. Отменить: Да/Нет». 
Фарли закатил глаза и ткнул пальцем в «Да». Несколько секунд ничего не происходило, затем ВИ выдал: 
«Режим ожидания не может быть отменен. У вас нет полномочий для данного действия. Запросить подтверждение полномочий: Да/Нет?» 
— Б...! — с неподдельным чувством процедил бедолага, сжимая руки в кулаки, и снова попробовал «Да». 
Еще несколько секунд ожидания — и вот надписи на экране пропали, растворившись в сером мареве. На этот раз, у него даже не нашлось подходящего ругательства. Билл чувствовал себя так, словно готов был то ли разразиться слезами, то ли схватить лом и собственноручно разнести проклятый ВИ. Долбанные, долбанные, долбанные железяки!!! 
Он активировал уни-инструмент, чтобы подключиться к ядру ВИ и снова выругался. Компьютер просто игнорировал все запросы. Нет, ну из какого места растут руки у тех, кто все это делал? Не иначе, из того же самого, где находятся мозги! 
— Э... у вас проблемы? — раздался рядом заинтригованный голос. Звучал он немного странно. Искаженно. 
Раздраженный, Фарли резко обернулся к проклятому зеваке, но отповедь замерла на губах. Злость сменилась недоумением. Перед ним стоял худощавый гуманоид, полностью облаченный в гибкий скафандр. Лицо скрывала маска из затененного стекла. 
Кварианцев Фарли видел всего дважды в жизни, еще когда работал в космических шахтах. Другие их недолюбливали — говорили, что они вроде воришек и попрошаек — а лично он ничего против них не имел. Те двое были вполне нормальными ребятами и хорошо знали свое дело. К тому же они, не чета землянам или саларианцам, были сдержаны и покладисты. 
— Гребаный ВИ опять заглючил, — в сердцах бросил он, просто для того, чтобы хоть с кем-то поделиться своими бедами, — Это уже третий раз за сегодня! Можете себе такое представить? 
Кварианец тихо хмыкнул под маской. 
— О, моему народу такие проблемы хорошо знакомы, — склонив голову к плечу, он смотрел на мертвый экран, — Хм. Возможно, я смог бы вам помочь? 
Фарли посмотрел на кварианца и махнул рукой. 
— Пожалуйста. Если заставите эту груду старого хлама работать, я ваш должник. 
— Попробуем, — бодрым тоном откликнулся кварианец и присел рядом с экраном, производя какие-то манипуляции с уни-инструментом. 
Ему хватило нескольких минут, чтобы добиться соединения с ВИ. Еще минут пять кварианец изучал входящие данные, затем покачал головой. 
— У вас в сети виртуального интеллекта вирус, мистер... 
— Фарли. Билл Фарли, — представился человек, — Зовите меня Билл. 
— Я Леан, — кивнул кварианец, — Вирус, я бы сказал, крайне неприятный. Ничего удивительного, что ваш ВИ постоянно падает. Удивительно, что до сих пор не случилось чего-то похуже. К счастью, недавно я уже сталкивался с чем-то похожим. Я мог бы что-то сделать. Хм, вы дадите мне доступ к сети? 
Фарли заколебался. Вообще-то это было запрещено. Но, представив себе, что ему самому придется возрождать к жизни проклятый ВИ, он вздохнул и кивнул. 
Работа заняла у кварианца минут двадцать. Фарли нервно стоял рядом, озираясь. Рабочие собрались в круг и переговаривались. Некоторые посматривали на инженера и кварианца, но не похоже, что их интересовало, чем те заняты. 
— Ну вот... — удовлетворенно произнес кварианец, и экраны пробудились к жизни. Роботы зашевелились. 
— Прекрасно, — кварианец взмахнул трехпалой рукой, — Осталось только заново раздать им приказы. Даю слово, больше они не вызовут у вас проблем. 
— Спасибо, — с искренней признательностью ответил Фарли, — С меня пиво сегодня вечером. 
— Благодарю, но я не могу пить ваше пиво, — невозмутимо ответил новый знакомый. 
— Ну, все равно за мной должок, — пообещал человек. 
Кварианец отмахнулся. 
— Пустое, это было несложно. Рад помочь. 
— Да... а ты к нам надолго, Леан? — спросил Фарли, внезапно охваченный нехорошим подозрением — что, если кварианец прилетел сюда искать работу? В последнее время, предвзятое отношение к этому народу постепенно сходило на нет, и, если кварианца возьмут инженером по обслуживанию роботов, то он, Билл Фарли, окажется не у дел. Он этому Леану точно не соперник. 
Но тот сразу развеял его подозрения. 
— Нет, я здесь пролетом. Дней на пять-шесть, не больше. Меня ждут дома. 
— На Мигрирующем Флоте? 
— Да. Ну, бывай, Билл, мне пора идти. Возможно, еще увидимся, прежде чем я улечу. Будут проблемы — обращайся. Я люблю... решать проблемы. 
Леан развернулся и упругой походкой зашагал по направлению к администрации. Билл проводил его взглядом. 
«И почему кто-то не любит кварианцев? — подумал он, качая головой, — По мне, так они отличные ребята». 
Он посмотрел на группу рабочих, прервавших свой вынужденный перекур. Возглавлял их Анжей Товкач — детина под два метра ростом с пудовыми кулачищами и переломанным носом. 
«Лучше иных людей уж точно. Кварианец, по крайней мере, не станет бить человеку морду в кабаке по пьяной лавочке...»

Комментарии (3)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Батон
1   
Судя по предыдущим главам, Леан достаточно гаденький типчик.
сдается мне, что после его ремонта роботы устроят людям веселуху. biggrin
1
SVS
2   
Честно говоря, всегда считал немножко неправильным, что все авторы, и даже разработчики МЕ, злодеев набирали из любой расы, кроме кварианцев (кроме Голо из книги Карпишина). Захотел исправить это упущение. Я ничего против кварианцев не имею, мне они нравятся, но мерзавцы бывают в любом народе. Леан - именно таковой тип.
0
Батон
3   
Ну Голо тоже был гадина еще та, но не такой исскусный техник.
0