Борьба адаптаций: I часть. Нора. III глава


Жанр: приключения, драма, романтика, альтернатива;
Персонажи: свои;
Статус: в процессе;
Аннотация: Жнецы были побеждены без уничтожения ретрансляторов, но Млечным путём правит коррупция, с которой борются пираты.
Главный герой - кварианец с иммунитетом, а не с симбиозом, как его братья, и он ищет способ помочь своему народу обрести свободу вне скафандра. Галактика готовится к масштабной революции и к свержению Совета.


Металлические крыши Кирзиниуса отливали под лучами Тикууна лавовым оттенком. Сейчас ещё утро, а на градуснике двадцать пять градусов по Цельсию.
Когда я сегодня спустился в гараж, чтобы посмотреть на градусник, мой свежесобранный дворецкий объявил о пиковой отметке температуры дня в тридцать два градуса. Поэтому я даже надел шляпу с отворотами в связи с опасением перегреться под Тикууном.
Преодолев довольно продолжительный отрезок пути по пустоши, я вошёл в поселение.
После победы над Жнецами Мигрирующий флот вернулся на Раннох. Благодаря состоявшемуся союзу с гетами было начато немедленное заселение — отстройка поселений. На месте разрушенного и погребённого в песках мегаполиса приземлились два корабля-фермы. Народ начал обживаться здесь, но вскоре обнаружилось, что в этом месте мало воды, и два огромных корабля продолжили свой путь, основав в дальнейшем два города — Теслейа и Шеллен. А те, кто не захотел покидать свои свежепостроенные дома, остались жить здесь, основав Кирзиниус.
Дома в Кирзиниусе сложены главным образом из бетонных блоков и металлолома, а окна затянуты плёнкой. И если бы не хорошо продуманная система кондиционеров, металл бы сильно нагревал воздух в жилищах беспечных кварианцев. Некоторым бы это напомнило собственные поселения на необжитых планетах, а для других — это декорации постапокалипсиса, хотя, если задуматься, то так оно и есть. Но наша планета всегда была засушливая.
Вот главная улица поселения. На ней находится банк — самое центральное здание Кирзиниуса. Оно сделано из высококачественных бетонных блоков и имеет высоту в четыре этажа. Там же находится и местная администрация. Напротив него из того же материала здание правоохранения. А справа от банка кирпичная больница Сурима, обитая керамическими блоками белоснежного цвета. Это самый красивый памятник архитектуры в Кирзиниусе. Туда я и направляюсь.

Я прошёл через камеру стерилизации, в регистратуре мне выдали халат, и я направился к Суриму. Его кабинет — это целая лаборатория. Когда я начал подходить к двери, я уже почувствовал едкий запах химикатов. Сурим встретил меня с улыбкой и дружеским рукопожатием. Он позвал Нору. Она вышла из соседнего помещения и с такой ловкостью обогнула все препятствия в виде оборудования и целых зарослей столов с пробирками, что ей позавидовали бы самые гибкие танцовщицы Иллизиума.
— Здравствуйте, — она протянула мне руку, и через маску я увидел её улыбку.
— Магор’Иденна Нар Кирзиниус, — я представился, и мы пожали друг другу руки.
— Нора’Мир Нар Зал-Урав. Сурим о вас много рассказывал. Я впечатлена вашей работой. Ваш вклад в развитие Ранноха колоссален!
— Ну не такой уж он и колоссальный, — скромно ответил я.
— Пройдём в зал для совещаний, — Сурим предложил покинуть лабораторию.
Я согласился.
— И правда, у меня уже глаза слезятся, — я приложил палец к лицу и снял оттуда вытекшую каплю.
— Очень хорошо, что вы пришли. Я давно хотела вас поблагодарить, — она сказала это, направляясь к двери, которую открывал Сурим.
Раньше я представлял её какой-то наивной девчонкой, а сегодня она мне понравилась. Я даже отметил её удивительную женственность. Она проявлялась во всём, в движениях, мягком голосе, улыбке и... её глазах. Лёгким движением головы она обернулась, наградив меня улыбкой своих голубых глаз, (маска у неё была прозрачная, как и у Сурима). Я Магор’Иденна, кварианец без костюма, некогда облетевший всю галактику, путешествуя в трюмах и за штурвалом, на пассажирских кораблях и военных дредноутах почти всех разумных рас, и повидавший не одну сотню тысяч разумных существ, с полной уверенностью и радостной гордостью, заявляю, что таких голубых и смеющихся глаз, как у Норы’Мир, я ни у кого никогда не видал. И вы можете меня повесить, расплавить плазмой, но своего мнения я никогда не изменю.
Ах, да. Вы же можете не знать, те кварианцы, которых вы видели на просторах экстернета, по большему счёту не имевшие цвета глаз, сами добились такого эффекта с помощью снижения меланина хирургическим путём или даже помещения туда фосфоресцирующих пигментов. Лет тридцать назад такой цвет глаз был в моде. Так как маски, в силу продвинутости технологий в тот период, производились только тёмного цвета, большинству было важно выделить нахождение глаз для лучшего контакта при общении.
— За что вы хотите меня поблагодарить? — почти машинально я задал этот вопрос и чуть не врезался бедром о стол с пробирками.
— В прошлом месяце вы подарили нам прекрасное оборудование. Я даже представить себе не могу, сколько бы это стоило на межгалактическом рынке.
— Да, и это всего за каких-то три месяца, как я об этом у тебя попросил, — говоря это, Сурим приводил в порядок стулья, хаотично расставленные у длинного стола для совещаний.
Я закрыл дверь за Норой и вспомнил, как мне пришлось повозиться с этим оборудованием. Я летал на Сур’Кеш к профессорам медицины и изучал дозволенные мне в строжайшей секретности чертежи и принципы работы новейшего саларианского оборудования. Говорил с некоторыми их создателями. Порой даже не хочется вспоминать, чего мне это стоило. Но я получил награду за свои труды — Нора улыбалась и одобряла их.
— Я рад, что оно приносит пользу.
— Да, и сильно облегчает нашу работу, — сказав это, Нора опять наградила меня взглядом своих необычайно голубых глаз.
Я направился к столу.
— Нора, вы слышали, что творится на свалке? — задав волнующий меня вопрос, я присел на удобный стул, а мои собеседники подтвердили распространённые слухи словами их пациентов. Наши с Суримом намерения были одобрены, и мы сразу же приступили к обсуждению действий по этой теме. Я предложил взять чуть больше оружия, а Сурим предложил увеличить число патруля. Я был согласен, но с условием их личного транспорта. Перевозить каких-то наёмников в моём багажном отсеке, в котором и так мало места, означает вести тактику количеством, что ведёт за собой какие-никакие, но жертвы. Я планировал напасть неожиданно, и вместо этих грязных неумех поставить там пулемёт на случай чего. Я объяснил свои планы Суриму, у него возникла своя точка зрения, и мы начали небольшую дискуссию.
— А как ты собираешься «по-тихому» это провернуть, если их будет больше дюжины, к примеру, — Сурим встал со стула, — а рядом кучка местных идиотов, не читавших технику безопасности?
— С корвета это не удастся. Пойдём пешими. Мы с тобой возьмём по винтовке. А как высадимся, спрячемся и будем ждать их.
— А потом будем бегать по всей территории? Нет уж, предлагаю сначала спрятать корвет и ждать, пока они появятся на радаре.
— Кстати, у тебя есть глушилки? Нас ведь заметят.
— Достану, — он кивнул головой и резко повернулся ко мне, видимо что-то придумав. — А кто останется у штурвала?
— Можно мне? Я умею хорошо пилотировать небольшие суда, — Нора подняла руку и улыбнулась.
Сурим выпучил глаза и тут же произнёс: «Можно!»
Я сначала думал отнекиваться, но потом решил, что это удачная мысль, но с условием, что она там и останется на протяжении всей экспедиции, для её же безопасности и сбережения моих нервов от беспрерывных беспокойств.

Отредактировано: Архимедовна.
 

Комментарии (0)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход