Второй контакт. Глава 7


Жанр: экшн, приключение;
Персонажи: старший лейтенант Ситус Террон (турианец), Ирма Харрис (человек);
Статус: в процессе;
Аннотация: 2157 год. Война Первого контакта закончена решением Совета Цитадели. Но не все согласны с таким исходом.

 


Снова плен
Планета Шаньси, колония «Альянса», девятый месяц 2157 года

Вдалеке виднелось какое-то движение. Поначалу еле уловимое, почти заметное, на грани восприятия. Но даже зоркому зрению турианца было непонятно, сколько людей движется к ним. Ирма скрылась в доме с ребенком на руках, но потом сразу же выбежала, выкрикивая имя Ситуса, а за ней быстрым шагом вышел ничего не понимающий Дженус. Звук ветром донесло до Террона, и переводчик на его поясе издал серию хриплых звуков, мало похожих на турианский язык. Толпа приближалась. Ирма подбежала к нему и дернула Террона за руку. Оцепенение слетело с Ситуса, и он сорвался с места в ту сторону, куда уже бежал санитар. Девушка бежала впереди, постоянно оглядываясь, как будто боялась потерять турианца из виду.
Внезапно Террон услышал свист рассекаемого пулей воздуха, а затем почувствовал резкую боль в правой ноге, чуть ниже шпоры. Судорога свела нижнюю часть конечности, турианец потерял равновесие и рухнул как подкошенный прямо в жесткую траву. Со стороны выстрела Ситус услышал ликующий крик, а с противоположной раздались быстрые шаги и знакомый голос.
— Ситус, вставай! Вставай, (непереводимо) бы тебя побрал! — захлебываясь, переводила коробочка на поясе турианца. Ирма всем своим хрупким телосложением старалась поднять рослого и тяжелого турианца, подставив ему свое плечо. Террон пытался встать, но боль парализовала ногу и не давала пошевелиться. Краем глаза Ситус заметил, что Дженус также остановился и сделал пару неуверенных шагов в их сторону. Командир махнул санитару рукой, чтобы тот не останавливался и бежал к вездеходу. Дженус, немного поколебавшись, все-таки выполнил приказ и продолжил бег.
Преследователи были уже близко, а проклятая конечность не слушалась турианца. Ирма что-то кричала, по ее щекам текли слезы, и она все тянула Ситуса за руку.
Приближающаяся толпа накрыла их словно лавина. Потом Ситус услышал крик Ирмы и снова почувствовал сильный удар по голове слева, как тогда, ночью в лазарете. Последнее, что он успел подумать, было: «Вот и все…»

Очнувшись, Ситус остро ощутил, что такое с ним уже было. В турианском языке даже существовало название для всего этого, но он никак не мог его вспомнить. Голова болела ужасно. Террон открыл глаза и увидел уже знакомый земляной пол хранилища, в котором его держали раньше. Перевернувшись на спину, он застонал от боли, пронзившей его правую ногу.
— Слава богу, ты жив. Тебе больно? — знакомый мелодичный голос раздался откуда-то слева, и переводчик исправно передал смысл сказанного.
«Как хорошо, что они не отобрали прибор», — подумал Ситус и повернул голову на звук. Ирма сидела около стены, и на ее лице отчетливо виднелся след от удара. Ситус понял это, потому что кожа девушки в этом месте приобрела какой-то лиловый оттенок. Подобных следов он насмотрелся на телах погибших противников из числа тех, кто воевал не в космосе, а на поверхности планеты.
— Почему они тебя ударили? — не смог не спросить Террон.
— Я для них теперь (непереводимо). Предатель. Дезертир, — грустно усмехнувшись ответила девушка.
— Мне очень жаль, Ирма Харрис, — приподнявшись на локтях, ответил Ситус. — Зачем ты вернулась? Ты должна была бежать к вездеходу.
— Я не могла тебя бросить. Ты же не бросил меня умирать в разбитом шаттле.
— Если бы меня вернули в прошлое, то я бы не раздумывая сделал то же самое, — ответил турианец. — Спасение тебя из того шаттла было самым приятным событием, которое случилось со мной за последнее время.
Ситус попытался встать, но боль снова пронзила ногу, и Террон не смог сдержаться — сквозь сжатые зубы раздался рычащий звук. Девушка подскочила и подбежала к нему, опускаясь рядом на колени.
— Чертовы идиоты. Совсем не умеют стрелять. Уж я бы не промахнулась, — серьезно сказала Ирма, разглядывая рану на ноге турианца.
Услышав перевод, Ситус не сдержался и захохотал. Вместе с ним засмеялась и Ирма. Затем она неожиданно протянула руку и погладила турианца по левой щеке и вниз, по мандибуле. Ситус осекся и с удивлением посмотрел на девушку. Она не отвела взгляда. Тогда турианец протянул свою руку и медленно провел ею по мягкой и гладкой щеке Ирмы. Прикосновение было приятным, но пугало то, что он своими грубыми ручищами может повредить эту хрупкую и нежную человеческую кожу. Ирма взяла его голову обеими руками и приблизила свое лицо к турианскому. Затем она закрыла глаза и коснулась лбом надбровных пластин Ситуса. Террон чувствовал на своем лице ее дыхание и тепло, исходящее от ее рук, и ему вдруг стало так хорошо, что даже боль в голове и раненой ноге ушли куда-то на второй план.
— Я очень рада, что познакомилась с тобой, Ситус, — вполголоса проговорила Ирма. Звук был тихим, и прибор не уловил сказанных слов, но Террону и не нужен был перевод. Да и слова тут были не важны. Их было только двое: человек и турианец, мужчина и женщина, в эту секунду они были друг для друга самым главным. Ситус хотел было сказать девушке, что он чувствует, что знает ее всю жизнь, и она стала ему очень дорога, но в это время в помещение вошли вооруженные люди.
Ирма отпрянула от турианца и непроизвольно спряталась за его спиной. Террон приподнял верхнюю часть туловища, опираясь на вытянутые руки, стараясь заслонить девушку от опасности, которая явственно ощущалась в воздухе, вместе с появившимися людьми.
Один из охранников что-то еле слышно сказал соседу, и они громко засмеялись. Но тут же их смех стих, потому что в помещение вошел лидер их сопротивления. Райс остановился недалеко от Ситуса, но не стал подходить ближе, видимо все же опасаясь какого-нибудь необдуманного геройства от своего пленника.
— Ты понимаешь меня? — спросил Райс турианца. Услышав, что его речь дублируется на другом языке из прибора на поясе Ситуса, он удовлетворенно кивнул и не стал дожидаться ответа на свой вопрос.
— Враг, несущий угрозу моему народу и пытавшийся убить моих людей должен быть казнен. Так что у тебя есть время до рассвета помолиться своим инопланетным богам, если вы вообще верите хоть в кого-то, — очень уверенно и громко говорил человек. — А что касается предателя, то мы ее заберем с собой, чтобы допросить. Нам всем очень интересно, что случилось с такой умной девушкой, что она предпочла предать свою расу, выбрав сторону этих ксеноморфов.
Райс махнул рукой в сторону Ирмы, и двое людей подбежали к девушке, подхватив ее под руки.
— Оставьте ее! — рыкнул Ситус и попытался подняться. Ярость придала ему сил, и у него бы получилось, но тут он пропустил удар ногой в нижнюю челюсть. Зубы громко клацнули, и Террон упал навзничь, запрокинув голову вверх. В мозгу как будто лопнул раскаленный шар с лавой, и боль растеклась по всему черепу, застилая глаза и нарушая ориентировку в пространстве. Пока Ситус приходил в себя, Ирму уже увели, и дверь за ними закрылась. Лязгнул засов. Турианец остался один.

В этот раз никто не озаботился кормлением пленника. Возможно, у них не осталось взятых из лазарета брикетов турианского пайка, а может просто никто не собирался оставлять его в живых, а значит и кормить заключенного было незачем. Ситус осторожно, стараясь не тревожить раненую ногу, подполз к стене и оперся на нее спиной. Челюсть еще ныла после удара. Террон пошевелил ею и ощупал — перелома вроде не было. Но больше, чем челюсть, его волновала судьба Ирмы. Куда они повели ее? Ситус поймал себя на мысли, что не может перестать думать о ней. Эта чужая его природе, его расе, девушка заполнила его сердце.
Сколько турианец просидел так, перебирая различные мысли в голове, он не знал. Ситус понял по затихающим звукам снаружи и потускневшему свету панелей под потолком, что уже поздний вечер. Турианец осторожно прилег на земляной пол, и сам не заметил, как уснул.
В последние дни Ситусу досталось: столько событий, почти не ел, почти не спал. Организм пытался взять свое, поэтому Террон проспал как убитый до самого утра без сновидений. Проснулся же он только тогда, когда кто-то бесцеремонно пнул его сапогом в бок.
— Вставай, зубастый! — перевел прибор слова одного из вошедших в помещение людей. — Сейчас ты за все ответишь.
Ситус молча поднялся, хоть и с трудом. Простреленная нога отзывалась болью на каждое движение. Прихрамывая, он вышел из своей тюрьмы, щурясь на свет Теты, которая сегодня не была закрыта тучами и светила особенно ярко, что было очень необычно для этой неприветливой планеты. За турианцем на воздух вышли двое вооруженных людей в боевой броне. Наверное эти напуганные жители действительно думали, что он, безоружный, может напасть и порвать их голыми руками. Ситус усмехнулся и покачал головой, остановившись. И тут же получил тычок винтовкой в спину.
— Вперед! — сказал один из сопровождающих, и турианец двинулся по единственной дороге, которая вела, судя по всему, к центру поселения.
Утром колония выглядела совсем по-другому. Когда ночью Ситус бежал с Ирмой из плена, он не глядел по сторонам — не до того было. Но сейчас турианец смотрел во все глаза. Поселок выглядел очень обжитым и довольно старым. Стандартные для людей металлопластиковые коробки жилых модулей были бледными и выцвевшими — результат частых дождей и сильного ветра. Некоторые помещения пустовали, на это указывали повреждения корпуса модуля или отсутствие двери в нем. Из домов выходили любопытствующие, некоторые шли за процессией чуть поодаль. В глазах людей светилась ненависть, когда они смотрели на турианца, и он чувствовал это, когда встречался взглядом с кем-нибудь из них.

Чем ближе они подходили к центру поселения, тем все больше людей встречалось им на пути, которые следовали в том же направлении. Перед турианцем толпа расступилась, и вскоре Ситус вышел на площадь, посреди которой стоял наспех сколоченный постамент с небольшой трибуной и странным сооружением. Это была высокая самодельная арка, из центра которой свисала толстая веревка с петлей на конце. Ситус вдруг догадался о назначении устройства, и ему стало не по себе. За трибуной стоял Роджер Райс в своей неизменной красной повязке на голове. И он что-то громко говорил толпе, собравшейся на площади. Ветер доносил звуки его речи, но турианскому прибору не хватало данных, чтобы обработать и перевести слова лидера сопротивления.
Ситус снова почувствовал тычок в спину, направляющий его как раз на постамент. Террон, сжав зубы от боли, взобрался на помост и охранники, ухватив его за локти, подвели как раз под петлю, свисающую на уровне головы турианца. Затем один из них связал Террону руки за спиной.
— … и они ни перед чем не остановятся!
Прибор на поясе турианца уловил речь Райса и начал переводить. Ситус прислушался. Лидер говорил, видимо, о представителях турианской расы, потому что некоторые из толпы потрясали кулаками и злобно посматривали в сторону Террона.
— Посмотрите, какая агрессивная у них внешность! А эти зубы… — продолжал Райс. — Вот их представитель стоит перед вами! Я специально не отобрал у него прибор для перевода на его язык, чтобы он слышал, что мы раскусили его планы и не дадим себя в обиду. Этот… пришелец заложил в нашем поселке бомбу, и мы до сих пор не можем найти ее, чтобы обезвредить. Может под страхом смерти, этот чужой признается в содеянном?
Райс театрально развел руками и выразительно посмотрел на Ситуса. Террон промолчал, потому что понимал, что сейчас его слова ничего не скажут в его защиту, а могут разозлить толпу еще больше.
— И вот он виновато молчит! — торжествующе прокомментировал бездействие Ситуса человек. — Скажи, зачем тебе губить столько невинных жизней?
Ситус открыл было рот, чтобы ответить, но человек продолжил говорить дальше, не позволяя вставить турианцу ни слова.
— Эти твари одержимы уничтожением человечества! Для них война еще не закончилась! — речь лидера лилась с этой импровизированной сцены прямо в уши внимающей ему толпе. И чем дольше он говорил, тем яснее становилось Ситусу, что Райс чего-то ждет и просто тянет время, потому что в его речах начали слышаться повторы, и он все чаще поглядывал на активный уни-инструмент.
Из толпы уже начали слышаться угрозы и гневные выкрики: “Убить его!», Повесьте пришельца!» Райс переглянулся с одним из охраняющих Ситуса людей, что не ускользнуло от цепкого взгляда турианца, и еле заметно кивнул ему. Тот подошел к веревочной петле и ловко набросил ее Террону на шею, слегка затянув.
Толпа ликующе зашумела, и в этот момент раздался оглушительный взрыв с восточной стороны поселка. Над жилыми модулями поднялось облако черного дыма, и взрывная волна прокатилась по поселку, выбивая стекла в постройках и пригибая небольшие деревца.

Отредактировано: Архимедовна.
 

Комментарии (3)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

LeViTeD
2   
Как бы то ни было, чтение так и продолжает вызывать удовольствие!)
LeViTeD
1   
У вас уже есть наметки для дальнейшего продолжения сюжета, или вы развиваете ход событий по мере написания отдельной главы? И будет ли продолжение после окончания данной истории? Уж больно Ирма с Ситусом неплохо смотрелись:) В вашем предыдущем произведении не говорилось подробностей о жизни Ситуса. Это из-за того, что тогда в планах не было речи о переплетении сюжетов? Или дело в другом?
kzaitc
3   
Мне очень приятно, что вас так заинтересовали мои персонажи. До конца истории осталось буквально пара глав. План конечно есть, но иногда некоторые детали пишутся не по плану, что иногда неожиданно для меня самой. Продолжения пока не планировала, но если эта пара так полюбилась читателю, наверное подумаю.
Когда я писала "Раскол", я не предполагала, что обычный персонаж второго плана - бармен Ситус окажется таким крутым. Он вдруг начал нравиться мне и захотелось написать про него отдельную историю про его прошлое. Так что поэтому в предыдущем произведении про Ситуса так мало сказано. Но во "Втором контакте" Ситус не единственный персонаж, перенесенный из "Раскола". Есть еще начальник СБЦ Дженус, который тут тоже присутствует, но как очень молодой санитар.