Второй контакт. Глава 5


Жанр: экшн, приключение;
Персонажи: старший лейтенант Ситус Террон (турианец), Ирма Харрис (человек);
Статус: в процессе;
Аннотация: 2157 год. Война Первого контакта закончена решением Совета Цитадели. Но не все согласны с таким исходом.

 


Чужак
Планета Шаньси, колония «Альянса», девятый месяц 2157 года

Сильно болела голова, но Ситус все же мысленно просканировал свое тело на предмет повреждений — все остальное вроде в порядке. Он обнаружил себя лежащим на земляном полу, и сейчас самое время было оглядеться. Судя по обшарпанным стеновым панелям, отсутствию мебели и довольно запущенному грязному полу, это было человеческое помещение, предназначенное для допросов или изоляции пленных. На удивление, руки и ноги турианца не были связаны, но в то же время из-за закрытой двери иногда доносились голоса, а это значило, что его охраняли. Ситус поднялся на ноги и потрогал место удара на голове. Болело сильно — удар пришелся на относительно мягкие ткани, не прикрытые гребнем, так что вполне вероятно сотрясение мозга. Прислушавшись к ощущениям, Террон заметил тошноту, звон в левом ухе и небольшое головокружение, так что, можно сказать, что повреждения были минимальными. Хотя, как показывала медицинская практика, все последствия подобной травмы могут проявиться позже в виде осложнений.
Внезапно за дверью послышались громкие шаги, и голоса стороживших турианца людей утихли. Ситус про себя усмехнулся. В комнату вошли трое. Один, по-видимому главный, шел впереди. В руках у него была коробочка переводчика, которую они скорее всего взяли там же, где напали на Ситуса. Главный человек начал что-то спрашивать у турианца, держа коробочку перед собой. Затем показал на нее пальцем. Ситус понял, что от него хотят, чтобы он активировал прибор. Турианец сделал шаг вперед и протянул руку, чтобы взять переводчик у человека. На его движение люди среагировали моментально, нацелив оружие прямо Ситусу в лицо. Террон поднял вверх руки в знак того, что он не проявляет агрессию. Затем медленным движением принял коробочку, нажал на той несколько кнопок и вернул переводчик человеку.
— Имя, звание и должность, — донеслось из прибора после того, как человек произнес эту фразу на человеческом языке.
Ситус хотел было промолчать, но потом подумал о том, что если он планирует решить мирно это недоразумение с похищением, то лучше пока не злить этих людей игнорированием их вопросов. Возможно? они просто еще не знают о том, что война закончена.
— Старший лейтенант, Ситус Террон, полевой хирург, — произнес турианец, четко произнося все звуки, чтобы прибор мог уловить и перевести верно его слова.
— Значит ты врач, — скорее утвердительно произнес человек. — Ответь тогда, что вы до сих пор делаете на нашей планете? Планируете (непереводимо) нас?
— Война закончена. Мы ничего не планируем против вашего народа. Турианцы не понаслышке знают, что такое приказ и честь, — не без гордости ответил Террон.
— А если война закончена, что же вы не улетели? — cпросил человек и скрестил руки на груди. Ситус не слишком хорошо умел читать эмоции на человеческом лице, но было похоже, что этот тип ему не верит.
— После войны осталось много раненых, — вздохнув, начал говорить Ситус, как будто объясняя прописные истины маленькому ребенку. — Мы не могли многих транспортировать сразу же. Ожидали, пока все больные завершат лечение.
— Ну это ты будешь нашему (непереводимо) рассказывать, чужой.
— А ты — не он? — усмехнувшись, спросил Ситус, и тут же, после перевода своей фразы, получил тычок в бок прикладом винтовки от одного из охранников. Удар был несильный, но весьма ощутимый, и Террон решил, что с юмором пока придется подождать.
Человек, задающий вопросы, вышел, за ним последовали его охранники. Дверь захлопнулась, лязгнул засов. Ситус опустился на землю и задумался. По всему выходила не очень приятная ситуация. Люди об окончании войны все-таки знали, но все равно почему-то заперли его, до сих пор считая врагом.
Через некоторое время дверь еще раз приоткрылась, и в образовавшуюся щель залетел один из пищевых брикетов, взятых, вероятно, из турианского лазарета. Отказываться от еды было глупо, тем более, неизвестно, что еще уготовила турианцу судьба, так что подкрепиться не мешало бы. Ситус подобрал брикет и устроился в углу комнаты на земляном полу. Турианец выбрал это место интуитивно — отсюда был хороший обзор входа и прикрыты тылы. Ситус развернул паек и, отламывая от него кусочки, принялся за еду. Съедобная масса была почти лишена вкуса, но, тем не менее, очень питательная, так что вскоре турианец почувствовал, что насытился. Завернув остатки пайка в упаковку, он засунул сверток в один из карманов комбинезона и принялся ждать.
Ожидание затянулось, и Ситуса начало клонить в сон. Но лязг засова быстро вернул турианца в реальность, он моментально подобрался и вскочил на ноги. В помещение вошли четверо. Трое людей были те же самые, а может и другие — для Ситуса они были все на одно лицо. А вот один очень отличался. И дело было не только в более новой броне или ярко-красной повязке на голове. С первого взгляда в этом человеке чувствовалась военная выправка и какой-то неуловимый лидерский дух. Террону сразу бросилось в глаза то, как уверенно вел себя этот человек. По тому, как держалось с ним окружение, можно было понять — это вожак.
Один из сопровождающих протянул главному коробочку переводчика. Прибор до сих пор был активен. Предводитель взял его и сразу же обратился к турианцу. Голос у него был спокойным и мягким, в противовес очень жесткому взгляду глубоко посаженных глаз.
— Меня зовут Роджер Райс, — сообщил он. — Ситус, верно?
Террон в ответ лишь кивнул, показывая всем своим видом, что он внимательно слушает, что человек скажет дальше.
— У меня только один вопрос — что ты и тебе подобные замышляете? Зачем вы остались тут?
— Как я уже говорил, — нарушил молчание Ситус, — моя медсанчасть осталась на планете лишь ради нескольких раненых, которых опасно было перемещать с места на место. И я могу вас уверить, что приказ для турианцев — не пустой звук. Война окончена, и мы ничего не замышляем.
— Вранье! — резко сказал человек. — Вы наставили в лесах свои (непереводимо), для того, чтобы следить за нами. Наши люди пропадают, и это ваших рук дело!
Безэмоциональная речь переводчика никак не вязалась с перекошенным от гнева лицом Райса. С последними словами он ткнул пальцем в сторону Ситуса и уставился на него, буравя турианца злобным взглядом.
— Вы слишком плохо знаете мою расу, чтобы кидаться подобными обвинениями! — начал закипать Ситус. — Нам незачем причинять вред без особой на то причины. Разве что только в целях самозащиты…
— Мы достаточно повидали, что могут творить такие как ты, — перебил турианца человек. — Много хороших людей погибло от вашей “особой причины». Тебе не удастся убедить меня своими лживыми речами, чужой. Я еще вернусь, и тогда мы поговорим с тобой на совсем другом языке.
С этими словами Райс вышел, сунув коробочку переводчика одному из сопровождающих, не дожидаясь, пока прибор переведет его слова. Следом за ним, дождавшись, пока переводчик замолчит, вышли и остальные, оставив Ситуса в запертом помещении.
Следующие несколько часов турианец провел в абсолютном одиночестве — никто больше не приходил, лишь один раз через приоткрытую дверь просунулась рука и поставила на пол комнаты пустую емкость из-под какой-то технической жидкости. Вначале Ситус недоуменно смотрел на нее, но потом догадался о назначении данного предмета. К счастью, пользоваться им пока не было необходимости. Обследовав стены, потолок и пол, Ситус пришел к выводу, что раньше это помещение видимо являлось чем-то вроде хранилища или, возможно, склада. Окон в комнате не было, но воздух поступал через узкую вентиляционную шахту, проходящую под потолком. Освещалось помещение посредством пары световых панелей на потолке, одна из которых периодически гасла, что немного раздражало турианца, находящегося здесь уже несколько часов подряд. Не найдя ни одного способа выбраться отсюда, Ситус решил подождать подходящего момента, а уж потом он что-нибудь экспромтом сообразит. А сейчас не мешало бы немного накопить сил. С этими мыслями Террон дожевал остатки пайка и, устроившись около стены на жестком полу, заснул.
Разбудил его какой-то шум в районе двери. Судя по тому, что в помещении стало холоднее, на Шаньси была глубокая ночь. Замок, удерживающий засов, кто-то пытался вскрыть. По-видимому электричество экономилось, и все замки для надежности были механическими. Ситус бесшумно поднялся на ноги и подкрался к двери, приготовившись защищаться. Даже без оружия турианец превосходил в силе любого человека, если только тот не был в усиленной броне. Дверь приоткрылась, и в проеме появилась человеческая голова. Ситус размахнулся для удара, но в последний момент остановился — что-то в очертаниях человеческой фигуры показалось ему знакомым. Вошедший поднял на него лицо и, вздрогнув, отскочил. Террон разжал кулак и опустил руку, потому что ночным взломщиком оказалась недавно спасенная им Ирма. Она тут же замахала на него руками и зашипела, прикладывая палец ко рту. Ситус понял, что она таким образом просит его не шуметь. Затем она высунула голову из дверного проема на улицу, проверяя, свободен ли путь, и затем жестом показала турианцу следовать за ней. Выйдя наружу, Террон огляделся. Они находились в небольшом поселении, состоявшим из в типовых модульных построек, оставшихся от первых колонистов на этой планете. Подобные сооружения Ситус уже видел в учебном центре, но только сверху, на снимках развед-дрона. Около входа в импровизированную тюрьму лежал человек, который, судя по издаваемому им храпу, крепко спал. Ситус хотел было взять его оружие, но охранник так крепко обнимал его во сне, что турианец побоялся разбудить человека. Женщина обернулась и раздраженно махнула рукой еще раз, чтобы турианец поторопился. Ирма шла впереди очень уверенно, сворачивая в нужных местах, как будто очень хорошо знала местность. Турианец шагал следом, стараясь не отставать, потому что заблудиться в таком хаотичном нагромождении жилых модулей было очень просто.
— Спасибо, что пришла за мной, — прошептал ей в спину Ситус, но женщина опять зашипела на него, чтобы тот замолчал, и помотала головой, показывая, что не понимает того, что сказал Террон. Тогда Ситус изобразил руками прямоугольник и приложил пальцы ко лбу, пытаясь дать понять Ирме, что нужно найти переводчик. Та кивнула и махнула рукой вперед, указывая турианцу направление. Сама она быстро юркнула куда-то между постройками и моментально пропала из виду. Ситус огляделся и прислушался — вокруг было тихо, и на удивление безветренно для этой планеты. Он осторожно продолжил передвигаться в указанном женщиной направлении. Вдруг слева Ситус услышал знакомое бульканье и похолодел: “Рогачи!». Приготовившись бежать, он обернулся на звук и обнаружил слева от себя небольшой загон, в котором находилась пара рогачей и их детеныш, которые жевали жесткую скошенную траву, наваленную кучей тут же, в углу загона. В отличие от тех диких животных, которые встречались Ситусу раньше, эти вели себя достаточно мирно, лишь та особь, что покрупнее подняла голову и настороженно побулькивала в сторону чужака. Подняв руки в примирительном жесте, Ситус осторожно прошел мимо загона и ускорил шаг, двигаясь все в том же направлении, который указала ему Ирма.
Вскоре постройки закончились. Пройдя еще немного мимо небольшого ровного участка, засеянного какими-то растениями, вероятно сельскохозяйственного назначения, турианец добрался до кромки леса и остановился, вглядываясь туда, откуда он только что пришел, но никакого движения им замечено не было. Тогда он сел на траву, намереваясь дождаться свою спасительницу.
Прошло какое-то время, и Ситус начал было волноваться, прикидывая, в какую сторону ему бежать дальше, чтобы найти свой лагерь, как вдруг вдалеке возникло какое-то движение, и турианец с радостью отметил, что это Ирма. Она подбежала к нему и, не останавливаясь, что-то негромко крикнула, пробежав мимо. Недолго думая, Ситус припустил за ней следом.
Какое-то время Террон бежал за девушкой по лесу молча, уворачиваясь от ветвей и стараясь не впечататься в очередной ствол. Небо начало понемногу светлеть, Ирма старалась убежать как можно дальше от поселка, пока солнце не встало. Так думал Ситус, стараясь не потерять из виду тонкую фигурку девушки. Вскоре они оказались на небольшой поляне, где Ирма решила устроить привал, остановившись и тяжело дыша. Засмеявшись, она что-то сказала Ситусу.
— Я не понимаю тебя, — ответил турианец и коснулся пальцами головы.
Ирма хлопнула себя ладонью по лбу и достала из небольшой, но вместительной поясной сумки коробочку переводчика. Повертев ее в руках, она протянула ее Ситусу. Турианец вывел прибор из спящего режима и обнаружил, что заряда аккумулятора на приборе осталось совсем немного.
— Батареи хватит еще ненадолго, но в дальнейшем его надо где-то зарядить, — сам себе сказал Ситус, и прибор исправно перевел его слова на человеческий.
— Значит придется учить тебя нашему языку, — улыбаясь, ответила ему девушка.
Так они стояли еще пару минут, пытаясь отдышаться. Затем Ирма начала рассказывать о том, что произошло тогда ночью, хотя Ситус не спрашивал ее об этом. Рассказ девушки был сбивчивым, да и прибор отказывался переводить некоторые слова, в основном ругательные, как понял Ситус, но в целом картина понемногу прояснялась.
Когда турианца выволокли на улицу, соплеменники Ирмы, думая, что спасают ее из плена, вывели ее из палатки, дали дождевик и отправили с сопровождающими в поселок. Как девушка ни пыталась вырваться или объяснить, что турианец не держал ее в плену, а наоборот, пытался помочь, ей это не удалось — никто не стал слушать. По прибытии ее сразу же поместили в местную больницу. Самовольно сбежав оттуда, Ирма пыталась поговорить с лидером сопротивления — Роджером Райсом, но ее даже не пустили к нему. От некоторых знакомых в поселке она узнала, где держат турианца, а дальше было дело за малым — подсыпать в чай охраннику снотворных таблеток, которые ей выдали в больнице, и справиться с нехитрым замком от амбара. Но теперь ей в поселок путь заказан: бойцы сопротивления обязательно объявят ее предателем и застрелят на месте, если увидят.
— Ты сказала “знакомых», — спросил девушку Ситус. — Ты бывала тут раньше?
— Во время войны, когда блокада закончилась, мы с Джорджем возили в поселок продовольствие. Тут же старики, женщины и дети были в основном, — с печалью в голосе проговорила Ирма. Монотонный звук переводчика развеял чувство грусти, которое повисло в воздухе, и девушка встряхнула головой отбрасывая с лица длинную прядь шерсти, которая росла у нее на голове.
— Нам надо идти. Тут недалеко, — сообщила она Ситусу, вставая. — Старайся не отставать.
— Недалеко? А куда ты ведешь меня? Я думал, что мы возвращаемся в лазарет, — обеспокоенно проговорил турианец. Ирма дослушала перевод и загадочно улыбнулась:
— Хочу познакомить тебя кое с кем. Он (непереводимо), и я думаю, что вы друг другу очень понравитесь.
Она взяла прибор из рук Ситуса и положила его в сумку. Затем сверилась с картой на своем уни-инструменте и уверенно двинулась в чащу леса. Террону ничего не оставалось, как следовать за ней. Поплутав по лесу еще пару часов и, вопреки опасениям турианца, не встретив ни рогачей, ни других представителей мира фауны этой планеты, они наконец вышли к небольшой самодельной хижине. На крыльце этого немного кривоватого домика сидел человек. У него была абсолютно белая шерсть на голове, совсем не такая, как у Ирмы, его кожа была немного темнее и как будто сильно сморщенная. Увидев вышедших из чащи девушку и турианца, человек поднялся на ноги, и Ситус заметил, что движение причиняет этому человеку боль.
“Да он просто очень стар!», — понял Террон. Ирма бросилась навстречу старику и обняла его. Тот засмеялся и похлопал девушку по спине. Ситус стоял поодаль, не приближаясь без надобности. Ирма что-то объясняла человеку, изредка указывая на турианца. Старик кивал головой и улыбался. Девушка достала из сумки переводчик и нажала на кнопку выхода из спящего режима. “Наблюдательная», — не без удовольствия заметил про себя Ситус.
— Ситус, подойди! — крикнула она. — Поздоровайся с Дедушкой.
“С дедушкой?», — удивленно подумал турианец. Он вздохнул и направился к людям.

Отредактировано: Архимедовна.
 

Комментарии (2)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Архимедовна
1   
Неизбитая тема - это привлекает, про ВПК почти никто не писал. Симпатичные персонажи, очень грамотно прописаны все сцены. Мне лично нравится, когда создаётся чёткая картинка, а тут это есть smile
Автор, скажите, это ведь не оригинальный сценарий, что-то явно взято за основу, как и в вашем предыдущем фанфике?
kzaitc
2   
Спасибо за отзыв. В предыдущем (Расколе) и правда была тема, очень похожая на некоторые уже существующие вещи. Просто захотелось попробовать такое во вселенной Масс Эффект. А во Втором контакте все придумывается походу. Есть план основной линии и ключевые моменты. А все остальное наращивается постепенно и иногда неожиданно для меня самой. Так что можно сказать - это оригинальный сценарий)