Второй контакт. Глава 3


Жанр: экшн, приключение;
Персонажи: старший лейтенант Ситус Террон (турианец);
Статус: в процессе;
Аннотация: 2157 год. Война Первого контакта закончена решением Совета Цитадели. Но не все согласны с таким исходом.


Сопротивление
Планета Шаньси, колония Альянса, восьмой месяц 2157 года

Ситус бежал за своим командиром и думал о взрыве. Сзади его уже догонял молодой санитар Дженус, который, скорее всего, тоже среагировал на этот громкий звук.
Всего в лазарете после демобилизации оставалось пять турианцев, вернее, после смерти одного раненого солдата, уже четыре: командир медицинского батальона — майор Дорус Актермис, главный хирург — старший лейтенант Ситус Террон, санитар — рядовой Дженус Флумин и пациент — капитан Данис Серпентус, раненый снайпер одного из подразделений Турианской Иерархии. Последний все еще находился на больничной койке, но его раны уже заживали, и вскоре его можно было отправлять домой на Палавен.
Этот участок планеты, впрочем как и другие, был достаточно скалистым и заросшим, поэтому увидеть, что же произошло, издалека было невозможно. За каменистой местностью и невысокими деревьями был виден узкий столб дыма, указывающий направление бегущим. Увидев дым, Дорус увеличил скорость, и Ситусу пришлось поднажать, чтобы не отстать от командира. Сзади раздавалось шумное дыхание Дженуса — он догонял. Майор уже скрылся за невысокой скалой, казалось, что дым идет прямо из нее. Ситус решил взобраться на эту небольшую горку, чтобы увидеть больше. На вершине он встретился с Дорусом, который уже забрался с той стороны и озабоченно рассматривал горящий предмет, который находился прямо на небольшом пятачке скалы и являлся источником дыма. Это был один из турианских ретрансляторов сигнала, который не демонтировали после окончания инцидента, и он горел. Вернее то, что от него осталось.
— Кому понадобилось взрывать этот бесполезный передатчик? — спросил подоспевший Дженус.
— Война не для всех закончилась, солдат, — Дорус похлопал санитара по плечу. — Давайте потушим остатки устройства, чтобы дым не привлекал внимания, и двинем поскорее назад. Сдается мне, что зря мы все покинули базу одновременно.
Забросав прибор наспех сухой землей, турианцы по одному спустились со скалы.
— Вы идите в лагерь, а я тут осмотрюсь немного, — сказал Дорус, проверяя винтовку. — Все это неспроста, и какие-то следы должны были остаться.
Они разошлись в разные стороны. Ситус и молодой санитар достаточно быстрым шагом поспешили обратно к своему небольшому палаточному лазарету.
— Я не успел спросить, — нарушил тишину Дженус, — что за тело привязано к вездеходу? А то я только краем глаза успел заметить, когда выбегал на звук…
— Духи! — воскликнул Ситус. — Я совсем про нее забыл.
С этими словами Террон убрал пистолет в крепление и бросился бежать. Дженус недоуменно посмотрел ему в спину и, на всякий случай, припустил следом.
Уже подбегая, Ситус увидел, что возле вездехода стоит их единственный пациент, опираясь на самодельный костыль, и внимательно рассматривает тело найденного Терроном человеческого пилота. Ситус подбежал к машине и встал, как бы невзначай, между раненым снайпером и привязанным человеком.
— Ты зачем сюда это притащил? — хрипло спросил Данис.
— Война окончена, капитан Серпентус, а мой долг, как врача, помогать раненым, независимо от их расы или пола…
Данис покачал головой, и его мандибулы разочарованно качнулись. Ничего не ответив, он, хромая, двинулся внутрь палатки, а Ситус подбежал к вездеходу и принялся отвязывать женщину. Привычно взвалив ее за свою шею, он внес пилота в лазарет, войдя туда сразу за раненым снайпером.
В помещении стояло четыре койки. Возле дальней стены было некое подобие стола с инструментами на колесиках. Тут же находился портативный генератор электричества. Рядом стоял автоклав для стерилизации и небольшой шкафчик с лекарствами и нужными мелочами.
Ситус положил человека на одну из коек. Женщина все еще была без сознания, но дыхание было ровным, и ее состояние было похоже на глубокий сон. Хотя кто знает, как там это все у людей устроено…
— Это же враг! — раздался голос Даниса с соседней койки.
— Кроганы тоже были нам когда-то врагами, а теперь вон, посмотри: Совет не нарадуется новому пушечному мясу! — эмоционально возразил Террон.
— Тебя там не было, — кивнул Серпентус головой в сторону улицы, — на поле боя. Эти мелкие человечки — очень упрямые. Не будь они по ту сторону баррикад, я бы даже зауважал их за силу духа. Не покорятся они Совету, вот увидишь.
Данис резко замолчал и прилег на койку, всем своим видом показывая, что разговор окончен.
Ситус немного подождал и повернулся к лежащей без сознания. Бегло осмотрев броню, он задумался. Нужно было освободить человека от нее, но Ситус не видел ни одной застежки и совершенно не представлял, как снять этот бронированный панцирь. Решив, что лучше его не трогать, чтобы исключить вероятность новых травм, он присел на соседнюю койку и устало поскреб лицевые пластины.
— Предлагаю убить человека, пока он не очнулся, — не унимался Серпентус. — Убить и спрятать тело.
— Уймись, Данис! — раздался от входа голос майора.
Он только что вернулся и сразу зашел в палатку для пациентов, услышав разговор.
— Здесь тебе не полигон, — продолжил Дорус, снимая с себя обмундирование. — Ты разве забыл правила содержания военнопленных? «Кормить и оказывать медицинскую помощь». Тут, считай, такой же случай, только вот война уже кончилась…
Дорус многозначительно посмотрел на Серпентуса, и тот отвернулся с недовольным лицом.
Майор подошел к койке, на которой лежала человеческая женщина, и посмотрел на нее сверху вниз.
— Что делать будешь? — спросил он Ситуса.
— Подожду. Может очнется. А там уже буду думать, — не очень уверенно ответил Террон.
— Ты только не забудь, что это не турианец, и то, что вылечит нас, может, например, убить их…
Сказав это, Дорус вышел, и в помещении на какое-то время воцарилась тишина, нарушаемая только еле слышным гудением генератора. Ситус посмотрел на койку Даниса — похоже было, что пациент заснул. Тогда Террон поднялся и вышел из палатки на улицу под не слишком приветливый свет Теты.
Дорус стоял напротив входа в палатку персонала и осматривал свою винтовку. Ситус подошел и встал рядом.
— Майор, как вы думаете, что это было? Там, с передатчиком… Неисправность или все-таки намеренный подрыв?
— А ты как думаешь сам? — Дорус, прищурившись, посмотрел на него.
— Насколько я знаю, наши передатчики сами не взрываются…
— Вот ты и ответил на свой вопрос, — майор повернулся и зашел в дверь. Ситус направился следом за ним. Дорус подошел к своей койке, которая мало чем отличалась от той, на которых спали их пациенты, и присел на нее, положив винтовку рядом на небольшую тумбочку с личными вещами. Ситус остался стоять, не решаясь нарушить молчание. Но было видно, что он очень хотел что-то спросить. Дорус выжидательно уставился на него, и Ситус немного замялся.
— Кто взорвал передатчик? У вас есть версия? — спросил он.
— Я это знаю наверняка, — устало ответил майор. — На планете действует некий партизанский отряд из числа людей, для которых война, по всей видимости, еще не закончилась. Я уже находил разного рода следы, которые навели меня на эту мысль. А сейчас я укрепился в своих подозрениях.
— Будем как-то реагировать? — сразу спросил Террон, прикидывая сколько у них в лазарете имеется исправного оружия.
Майор немного помолчал, задумавшись, а затем произнес:
— Думаю, что пора сниматься с места, лейтенант. Пациентов у нас больше нет. Данис уже здоров и вполне может передвигаться. В нашем присутствии здесь больше нет необходимости. Мы и так потеряли многих из персонала. Как я уже говорил — война закончена. Хватит жертв!
Дорус помолчал немного, затем встал, положил руку на плечо Ситусу и сказал:
— Тебе придется решить, что делать с человеком, Террон. Взять его с собой мы не сможем. Предложение Даниса «убить» я не поддерживаю, так что решай сам. Я, конечно, подожду еще немного, но мы с Дженусом начнем потихоньку сворачивать оборудование.
— Я понял, майор, — ответил Ситус и вышел из палатки.
Тета уже клонилась к закату. К вечеру, на удивление, стихия присмирела и небо прояснилось. Турианец невольно залюбовался лиловыми облаками и отблесками света звезды из-за дальнего леса. Мысли в его голове сменяли одна другую, а он и не пытался остановить их быстрое течение.
Присутствие этого человека в их лагере и правда создавало кучу ненужных проблем. Даже если эта женщина очнется, то Ситус совсем не представлял, чем ее кормить, как с ней разговаривать. И не попытается ли она сразу же убить его, как при первой их встрече? Невольно вспомнились слова Серпентуса о человеческой расе. А вдруг он прав? Ведь эти “люди» не имели такого вооружения, такой подготовки, да и защиты у них на теле не было никакой, кроме искусственной. И все же… Они выступали против турианцев с большой отвагой и безумным самопожертвованием. Даже сейчас их ненависть к врагам настолько сильна, что они продолжают бороться и после того, как все закончилось.
Мысли Террона прервал какой-то шум, раздавшийся из помещения для пациентов. Ситус пулей влетел в палатку и увидел, как Данис и санитар пытаются бороться, стоя над койкой с лежащим на ней человеком. Женщина все еще была без сознания, но ее шлем был снят и валялся на полу. Ситус бросился разнимать дерущихся. Он схватил Серпентуса за руку и обнаружил в ней небольшой армейский нож.
— Он пытался убить человека! — прорычал Дженус. — Я случайно зашел и увидел. Он наклонился над телом с ножом!
— Я просто хотел посмотреть, что у людишек скрывается под бронированным комбинезоном, — возразил сопротивляющийся Данис. — Проверить, правду ли говорят, что они там мягкие и без костей.
— Дженус, отпусти его! Капитан, отдайте нож, — рявкнул Ситус.
Санитар резко разжал руки, и Серпентус, не ожидая этого, упал прямо сверху на лежащего человека. Ситус не успел обрадоваться, что нож остался в его руке, как его слух пронзил резкий и тонкий звук. Источником звука оказалась очнувшаяся женщина, которая кричала, с ужасом уставившись на трех турианцев, окруживших ее. Одновременно с этим, снаружи раздались выстрелы. Раненый снайпер, прихрамывая бросился на звук, а следом за ним, доставая винтовку из крепления бросился бежать и Дженус. Ситус застыл, не зная, что ему предпринять — бежать на помощь соплеменникам и оставить женщину в одиночестве или остаться тут и попытаться объяснить человеку, что они не причинят ей вреда. Женщина молча сидела на койке, поджав колени к груди и испуганно смотрела на турианца. На улице раздались крики, и Ситус уже не мог бороться с собой.
— Сиди тут. Тебе ничего не угрожает, — сказал он человеку, не надеясь, что та его поймет, и выбежал из лазарета.

Отредактировано: Архимедовна.
 

Комментарии (1)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

dima2605
1   
С нетерпением ждём продолжения.