Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Синяя стрела. Глава 22



Жанр: драма, экшн;
Персонажи: м!Шепард, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: 2175 год. Хестром Криз — наемница из криминальной группировки «Синие светила» — получает неожиданный заказ. В то же время лейтенант Джон Шепард отправляется на свое первое секретное задание. Казалось бы, эти события не могут быть связаны, но это только «казалось»… Данный фанфик является предысторией фанфиков «Блицкриг по-скиллиански» и «Диверсант».
 

 




АЛМАЗ НЕОГРАНЕННЫЙ

Ирисса, Помощница Советника от азари, просматривала сообщения на своем терминале. Удалив, не читая, пару десятков писем, не имеющих никакой ценности, она раздраженно закрыла свою официальную почту и задумалась.

Так получалось, что Помощнику тоже был нужен помощник, дабы первому не тратить время на подобные мелочи. Пожалуй, это можно организовать, используя лазейку в бюджете Советника. Его финансами занималось другое лицо, — волус с целой кучей дипломов и лицензий — но Ирисса была с ним лично знакома и могла уговорить его на то, чтобы он «обосновал» необходимость новой статьи расходов. Поскольку её наниматель Тевос, занимающая ныне положение в Совете, не слишком утруждала себя скрупулезным изучением отчетов, она может даже не заметить эти изменения.

Ирисса поправила свое красивое дорогое платье и презрительно фыркнула в пустоту.

Тевос была прекрасным дипломатом и вместе с тем — она ничего не понимала в дипломатии. Уступала там, где можно было нажать, искала компромиссы, когда надо было ставить ультиматумы. Слишком гибкая, слишком податливая. Несмотря на стойкое отстаивание интересов своей расы, она никогда не умела выбиться в лидеры в Совете, настоять, жестко придавить пятой, а если потребуется, и раздавить.

Ирисса была уверена, что смогла бы стать лучшим Советником. Главное — дождаться своего шанса. И умело им воспользоваться. Азари варилась в котле политики и дипломатии вот уже двести пятьдесят лет. Как говорится, «сделала себя сама», поскольку семья её не была ни богатой, ни влиятельной. За этот срок многие другие добивались куда большего, но шли ли их «успехи» хоть в какое-либо сравнение с настоящими победами той, что сумела достичь всего без связей и поблажек?

Когда-то она была обычной юной девой без претензии на что-то большее. А сейчас она стала второй азари на Цитадели, к которой прислушивались и которую уважали. И все же этого было недостаточно — звание «второй». У Ириссы были далеко идущие планы.

Азари даже забавлял тот простой факт, что Тевос понятия не имела о происходящем в её окружении. О том, что именно благодаря своей помощнице кандидатура Советницы вот уже много лет не теряла своих позиций — так было нужно. Совет Матриархов и народ азари еще не был готов принять в качестве своего представителя на Цитадели безродную, пусть и пользующуюся благосклонностью многих, персону. Тут требовалось очень четкое, аккуратное воздействие на массы, чем Ирисса и занималась последние тридцать лет. Возделывала почву, чтобы однажды посеять семена.

Поэтому следить за лояльностью Матриахов и народа к Советнице она считала очень важным делом в своей карьере. Переходить под чужое «крыло» — муторно, проблематично и опасно. А с Тевос она уже научилась справляться, знала её слабости, тонкости в общении, вызвала ту степень доверия, которая была необходима.

Чем прочнее было положении Советницы сейчас, тем больше у Ириссы шансов укрепить и собственные позиции. Тевос была нужна. Пока.

Раздражало лишь одно: последняя не всегда действовала так, как было необходимо. Её утонченная натура дипломата не вызывала симпатию в массах, желающих видеть на её месте более сильную, целеустремленную личность, даже если победы Тевос на дипломатическом поприще и были достойны. Но народ, как капризный ребенок, и в годы стабильного мира им хотелось чего-то нового, яркого, необычного.

Это могла дать соперница Тевос на будущих выборах — Кистала Т'Ломари. Она была деятельной, предприимчивой, успешной. Она привлекала к себе много внимания, активно и искусно этим пользовалась. Она умела «зажигать» подчиненных своей энергией, умела находить общий язык с каждым. Предлагала новые законы и, что важнее, ей удавалось вызвать отклик в сердцах обычных граждан.

Опасное явление. При всем желании Ирисса никогда не смогла бы научиться управлять Кисталой так же, как Тевос. Первая была слишком умна, сообразительна и хитра: манипулировать ей не представлялось возможным. И получалось, что именно сохраняя карьеру Тевос, Ирисса сохраняла и свою.

Предварительные опросы населения Республик не утешали. Тевос стремительно теряла свои очки, и вчерашние союзники сегодня делали ставки на новое лицо. Сначала Ирисса пыталась играть по-честному, как её начальница того и требовала.

«Никаких махинаций. Никаких манипуляций сознанием. Все должно быть прозрачным и идеально чистым», — как-то обронила Советница, не имея ни малейшего представления, что «прозрачное» и «чистое» никогда не задерживается в политике надолго. Может, она просто наивно полагала, что долгие годы удерживала свои позиции только благодаря собственному обаянию и принципам?

От этой мысли Ириссе захотелось расхохотаться.

Пусть думает так, пока может. Пусть проявляет чудеса дипломатии и компромиссов, поддерживая свой образ «понимающего» и «честного» политика. Избирателям это даже нравится. Той части, которая уже перешагнула трехсотлетний рубеж и привыкла видеть в стабильности свои плюсы. Но молодые... они хотели всего и сразу. Жаждали перемен, пытались схватить удачу за хвост — и именно на этом стремлении и играла Кистала.

Все складывалось в последнее время не очень удачно для политической карьеры Советника Тевос.
Не так давно некто рассекретил в прессе информацию о том, что у Советника есть дочь — ардат-якши, чье существование та скрывала более пяти столетий, упрятав свое дитя в монастыре на Тессии. Не то чтобы это было катастрофой: этому генетическому дефекту подвержена немалая часть азари, если считать в количественном выражении. Но сам факт сокрытия информации был крайне непривлекательным для избирателей. Ириссе пришлось приложить титанические усилия, чтобы переломить ситуацию и превратить молчаливое осуждение народа в сочувствие к такой горькой судьбе. В итоге, репутация Тевос была обелена, но неприятный осадок остался.

Помощница не сомневалась, что утечке была обязана агентам Кисталы. Несмотря на создаваемый той образ яркого, успешного политика с благими намерениями, Т'Ломари понимала, что в честной игре здесь не выиграть. А вот Тевос... проклятая Тевос!

Азари тяжело вздохнула и перепроверила расписание Советницы. Через час назначена встреча с послом элкоров, потом — ужин у Советника в апартаментах, куда соберутся многие влиятельные персоны Цитадели, чтобы обсудить дела в «домашней» обстановке, завтра — работа с запросами и жалобами и так далее.

Сделав пару манипуляций, Ирисса немного подкорректировала расписание, переместив завтрашнюю встречу с батарианским генералом Крог'Шабахом на два дня вперед, а потом, после некоторых раздумий, и вовсе удалила этот пункт.

Миролюбивые речи Шабаха прозвучат немного позже. Толку от них никакого не было, наоборот — они раздражали, поскольку не вписывались в подготовленный Ириссой план по грядущим выборам на пост Советника от азари.

Выборы были назначены через полгода. К этому времени место Кисталы, как было задумано, уже освободится, а Ирисса сможет контролировать результаты электронных подсчетов голосов Республик.

Это было бы крайне полезно. Несмотря на высокий риск разоблачения, Помощница готова была на него пойти, поскольку альтернатива — остаться далеко позади от кабинета Советника — пугала её куда больше.

Рискованно было связываться с персонами, имеющими сомнительную репутацию. Но Серый Посредник обещал: его «спецы» смогут сделать так, чтобы выборы прошли «запланировано». Такая технология, как он выразился, была ему «по зубам». Оставалось надеяться, что зубы у него достаточно крепкие и мощные.

Технология с кодовым именем «Червь», которой будет под силу скорректировать результаты электронных выборов, уже разрабатывалась два месяца на секретной базе Посредника. От Ириссы требовалось только финансирование. И она, используя подставные дочерние фирмы корпорации «Синтетик Инсайтс», чьим акционером была Тевос, переводила деньги якобы на «разработки и техническое оснащение» лабораторий на Новерии. На самом же деле отмывала значительную часть средств, чтобы перенаправить их в системы Терминуса, где и велась работа по «Червю».

Тевос об этом не знала. Никто не знал, кроме тайного финансового консультанта Ириссы. Ну и Посредника, разумеется.

Однако в последнее время столь частые оттоки средств из бюджета Советника стали вызывать ненужные вопросы. Несколько независимых экспертов Тевос начали копать там, где копать было опасно. Если позволить им продолжать в том же духе и дать докопаться до сути, то Тевос, эта порядочная принципиальная дамочка, узнав о не слишком «чистых» делах своей Помощницы, сразу же передаст её в руки правосудия, чтобы не запятнать свою и без того запятнанную репутацию. И это несмотря на титанические усилия Ириссы по удерживанию позиции своей начальницы на политической карте.

Азари однажды даже решила переметнуться в стан к врагу и сделать Кистале подарок, выдав на Тевос такой компромат, из болота которого Советник уже никогда не выберется. Но потом передумала. Лишаться своего теплого места и менять его на призрачные перспективы совсем не хотелось. Этот вариант был оставлен про запас.

Но надо сделать все возможное, чтобы Тевос не докопалась до истины. А это значит, надо отвлечь Советника и вообще Совет от насущных проблем на некий резонанс, который полностью поглотит их внимание на срок, необходимый для завершения работ по «Червю». Потом работа будет свернута и засекречена, долги — оплачены, а у Ириссы появится козырь в рукаве, могущий не только укрепить позиции Тевос, но и потом, когда это потребуется, увеличить шансы самой Ириссы на место в Совете.

Идеальным вариантом такого резонанса была бы война. Или какой-нибудь вооруженный конфликт, который плавно бы перешел в полномасштабные боевые действия. Например, в Скиллианском Пределе между людьми и батарианцами. Если Совет урегулирует его — хорошо, это добавит лишние очки Тевос в грядущих выборах. Если нет, то хотя бы отвлечет внимание.

И все было бы замечательно. Вот только проклятый батарианец Шабах сдерживает своих соратников в Гегемонии, уже готовых оскалиться и прыгнуть на Альянс, чтобы разорвать им глотки!

Но генерал слишком умен для представителя своего вида. Он много думал, оценивал, размышлял и, очевидно, пришел к выводу, что его народу ни за что не выстоять против Альянса Систем. По крайней мере, в открытом противостоянии. И он прилагал максимум усилий, чтобы направить конфликт в русло мирных, бесконечных переговоров.

А Ирисса с сожалением понимала, что не знает, как повлиять на этого принципиального и гордого генерала. Точнее, не знала.

Но сама Богиня преподнесла ей подарок сегодня утром.

К ней на аудиенцию напросился некий сотрудник СБЦ, услуги которого временами оказывались очень полезными.

— Мэм, — как всегда обратился к ней человек на манер своих сородичей. Он был непривлекателен на вид, этот представитель мужского населения Земли: отсутствие волос на голове, не самое приятное лицо, — но даже не это всегда смущало Помощницу, когда она встречалась с ним. Скорее, её смущало его поведение: вроде любезное, с оттенком подхалимства и лицемерия, но и одновременно необычайно наглое.

— Офицер Харкин, — кивнула азари своему гостю. — Чем обязана?

— Я пришел напомнить, мэм, что вы обещали уладить мои дела на службе, — произнес тот, усевшись без разрешения на стул. — Те жалобы от начальства на... некоторые моменты моей работы. Они по-прежнему «висят» в моем деле. Наверняка у вас скопилось слишком много забот и дел, и вы забыли. Поэтому-то я и пришел напомнить лично. Для вас это пять минут, а для меня — вся моя жизнь.

Ирисса почувствовала раздражение. Она не забывала о данном когда-то обещании взамен на оказанную недавно услугу, но постоянно оттягивала этот момент как незначительный, поскольку ей просто не хотелось придумывать объяснения для этого вечно опирающегося на закон Паллина! Сама мысль связываться с главой СБЦ по поводу этого человека, Харкина, вызывала досаду.

— Я непременно сделаю это, офицер, — с расстановкой сказала Ирисса, слегка кивнув. — У меня и вправду было слишком много забот. Но я рада, что вы решились напомнить мне о данном обещании. Я его исполню.

— Хорошо, — после некоторого раздумья ответил человек, очевидно, сообразив, что покровительство важной персоны важнее его себялюбия. — Тогда я хотел бы укрепить наше с вами сотрудничество.

— Как же именно? — удивилась Ирисса.

— Я тут кое-что слышал... — Харкин слегка усмехнулся. — Ваши агенты собирали информацию на некоего генерала Крог'Шабаха.

— Понятия не имею, о чем вы, офицер, — как ни в чем не бывало отозвалась Ирисса и улыбнулась. — Наверное, вы ошиблись. У меня нет никаких агентов.

— Да, пожалуй, вы правы, — человек нагло ухмыльнулся, и Ириссе вдруг захотелось вышвырнуть его из кабинета с помощью биотики. Но она сдержалась: годы в политике научили её скрывать свои эмоции. — Но я все же думаю, что вам сначала стоит ознакомиться с одной видеозаписью. А уже потом решать, насколько я ошибся.

С этими словами офицер поднялся и вытащил из кармана брюк инфочип. Сделал пару шагов вперед и протянул азари.

Та колебалась несколько секунд. Но потом, решив, что вреда от просмотра не будет — да и любопытно же — она взяла инфочип и, пройдя к своему терминалу, вставила в считыватель. Набрав пару команд на консоли, она открыла видеозапись.

То, что она увидела, было мерзким и неприятным зрелищем, но ничего не меняло.

— И что я должна была лицезреть? — скрывая недоумение, спросила она, выключив запись. — Всего лишь очередное убийство на Цитадели. Такое сплошь и рядом, даже на Омегу не нужно соваться. Тем более сейчас.

— Верно, — кивнул Харкин, причем лицо его растянулось в ухмылке. Он сел.

— Мы прогнали по базам ДНК убийцы. Нашли имя, но оно, скорее всего, поддельное. Вся информация о пребывании этого человека на станции была каким-то образом удалена из сети. Потом занялись ДНК жертвы... но тоже ничего не нашли, вообще ничего. Такой записи не существовало. Поди разберись, как такое случилось. Паллин должен лучше знать.

— И?... — протянула азари, понимая, что это еще не конец истории.

— Но мне стало любопытно, — пожал тот плечами. — Тем более что лицо этой женщины на записи мне знакомо. И я порылся глубже — в источниках, куда СБЦ не станет запускать руки. И кое-что нашел. Совпадение по базе ДНК. Жертва много раз засветилась на Омеге, еще в нескольких мирах Терминуса. В общем, после утомительных поисков я наконец-то сумел опознать её. И сразу же пришел сюда, полагая, что это будет вам интересным.

Он снова встал и активировал инструментрон. Через секунду у азари пиликнул свой, извещая о получении текстового сообщения.

Она, еще не понимая, к чему ведет человек, открыла файл. И сразу же почувствовала крайнее волнение. Как-то незаметно для неё самой по лицу расплылась довольная улыбка.

— Ну что, мэм? Я могу рассчитывать на ваше участие в судьбе скромного офицера СБЦ? — нагло спросил Харкин.

Азари, оторвавшись от инструментрона, посмотрела на собеседника, чувствуя радостное предвкушение.

— Можете, офицер, — кивнула она. — Вы оказали мне колоссальную услугу, и мне кажется, она стоит гораздо больше, нежели мое участие в вашей карьере. Могу я предположить, что информация о ДНК жертвы больше никому не доступна?

— Все зависит от вашей щедрости, мэм, — усмехнулся тот.

— Тогда я буду очень щедрой и дам соответствующие распоряжения, — спокойно ответила Ирисса. — Оставите номер своего счета секретарю. Но учтите, — Ирисса холодно взглянула на него, добавив угрозу в голос, — если вы обманете мое доверие, офицер...

— Ну что вы, мэм, — покачал тот головой. — Я всего лишь маленький человек, который любит, чтобы его карман был вовремя полон.

— И вас не заботит, для каких целей я использую эту запись? — несмотря на желание скрыть презрение, Ирисса не смогла этого сделать.

Однако того это нисколько не смутило.

— Нет. Делайте с ней все, что хотите. Но я надеюсь, что отныне наше сотрудничество станет постоянным. Паллин не слишком меня жалует.

— Я с этим разберусь, — кивнула азари. — А теперь, офицер Харкин...

Тот все понял и, распрощавшись, ушел. Когда дверь за ним закрылась, Ирисса растянулась в своем кресле и глубоко вздохнула.

Вот теперь все шло по плану.

***

Вербовщику 112-08 снилось что-то непонятное. Это был крайне неприятный сон, в котором его, Вербовщика, когда-то бывшего Хэнком Мастерсом, пытался сожрать какой-то огромный мерзкий зверь с яркими неестественно голубыми глазами... Проснувшись от резкого звука, мужчина пару раз глубоко вздохнул, чтобы привести в норму свои всколыхнувшиеся чувства. Это ему быстро удалось, поскольку он уже хорошо научился управлять эмоциями и мыслями.

В маленькой каюте, где он решил немного вздремнуть, было темно. Вербовщик считал, что не за чем зазря тратить энергию. Лучше приберечь её для более важных дел. Например, для связи со Штабом, когда он прибудет на Цитадель. Ему нужны документы, легенда, чистая одежда — словом, связь ему вскоре будет просто необходима.

Хэнку совсем не хотелось соваться на станцию. Когда-то он зарекся этого больше не делать, и с тех пор ему везло придерживаться этого правила. Повсюду камеры, сканеры ДНК, реклама и инопланетяне — черт, по сравнению с этим Камала уже казалась ему раем, пусть и батарианским.

Вот снова раздался какой-то писк. Прошло секунды две, прежде чем мужчина, прогнав остатки сна, успел сообразить, что это за звук.

Быстро поднявшись и размяв кости, Вербовщик устремился в рубку своего малюсенького шаттла, рассчитанного на одного пассажира и не слишком далекие перелеты. Впрочем, здесь было все необходимое для длительного ожидания: припасы, вода, запасные аккумуляторы. Минимум комфорта, но максимум преимуществ: шаттл был небольшим, и отследить его было труднее. А насчет комфорта мужчина не беспокоился. Ради достижения цели он был еще и не то готов терпеть.

Проверив полученное ВИ сообщение, Хэнк нахмурился. Распаковал присланные ему данные и какое-то время сосредоточенно размышлял.

Маяк, установленный на корабль «грифонов» — как про себя прозвал неизвестных наемников Хэнк — отправил новые координаты, указывающие на то, что объект слежения резко сменил курс, так и не добравшись до станции Цитадель. И направился в... Местное скопление. Туда, где располагалась Солнечная Система.

Это было неожиданным. И непонятным.

Вербовщик уселся в кресло пилота, чтобы подумать. Вариантов было множество: Цель сменила свое местоположение, наемники поменяли свои приоритеты, получили новые данные, решили, что игра не стоит свеч, — гадать на кофейной гуще сейчас не имело смысла. Надо отталкиваться от того, что было установлено доподлинно: если «грифоны» поменяли курс, существовала большая вероятность, что и Цель направилась в другое место.

Хэнк тяжело вздохнул.

Как все в его жизни усложнилось за последние несколько дней! Его работа была всем в его жизни, наполняла существование особым, почти осязаемым смыслом: снабдить Организацию ценными людскими ресурсами, чтобы в будущем «Цербер» смог опереться на эти ресурсы, встать в полный рост и продемонстрировать всю свою мощь. Ради этого Вербовщик был готов сносить даже батаринские усмешки и презрение на планете, к которой уже привык.

А теперь он вынужден гоняться за каким-то человеком неизвестно куда и неизвестно зачем. Хотя, возможно, этот человек тоже был ценным ресурсом для Организации. Да, скорее всего, так и есть. Лидер не стал бы тратить силы и время своих людей на бесполезные задания. Пусть истинная подоплека всего происходящего ускользала от Вербовщика, он решил, что это не важно. Куда сильнее его заботила судьба Объекта-12.

Будь его воля, мужчина тут же отбросил бы несущественные для него детали и данные и поставил бы перед собой прежнюю, но куда более близкую и почти полюбившуюся цель: работа с выбранным объектом. Но, увы, его собственные приоритеты насильно были потеснены в сторону.

После некоторых раздумий Хэнк вызвал консоль навигационного компьютера и ввел новые координаты. При этом ему подумалось, что неплохо было бы связаться со Штабом для получения конкретных инструкций. Словно в ответ на его мысли, коммуникатор его инструментрона пиликнул, оповещая о входящем сообщении.

Просмотрев содержимое, мужчина нахмурился.

«Спальное ложе. Немедленно», — гласило сообщение с Камалы. Сухо, коротко, без рекламных приукрашиваний в этот раз. Очевидно, исходящий сигнал с Камалы предварительно зашифровали, а канал связи обезопасили. Это требовало куда больше времени для настроек, но позволяло говорить открыто. Даже если сигнал был бы перехвачен, без специального кода шифровки нельзя было его прослушать — теоретически, разумеется. Всегда находились умники, придумывавшие новые способы прослушки.

Хэнк надеялся, что Организация это учла, и вызвал Штаб на Камале.

— Вербовщик 112-08 на связи, — проговорил он, включив громкую связь.
— Это Проайс, — раздался холодный голос женщины. — Где вы?

— Выслеживаю Цель. Мои координаты можете отследить по каналу.
— Уже, — деловито отозвалась та. — Мне приказано передать, чтобы вы возвращались на Камалу. Задание окончено.

На какие-то секунды Хэнком завладело оцепенение, но он быстро взял себя в руки.
— Я могу узнать почему?

— Разумеется, нет, — отрезала та. — Ваша работа — выполнять приказы, а не выяснять причины. Как и моя. Так что возвращайтесь. И займитесь тем, что у вас лучше всего получается.

— Но мой объект... — проговорил Хэнк сухо, — не на Камале.

— На этот счет не поступило никакой информации, — лениво ответила та. — Но, полагаю, по прибытии на планету вам нужно заняться новым объектом, иначе я бы точно получила соответствующие распоряжения.

Вербовщик вдруг ощутил внутри непривычное для него возмущение. Но постарался скрыть это за спокойным тоном:

— Агент Проайс, я полагаю, что это неверное решение.

Повисла короткая тишина, свидетельствовавшая о том, что женщина явно не ожидала услышать ничего подобного.

— Вы что, совсем рехнулись? — её голос переполнился злостью. — У меня приказ проследить за тем, чтобы вы вернулись! И я приказываю вам немедленно это сделать!

— И я это сделаю, — в голове Хэнка стала быстро складываться логичная схема ответа. — Но полагаю, что на основании новых данных, будь наш лидер в курсе, он бы поменял свое решение. И поэтому предлагаю вам, агент, связать меня с ним.

— Что ты предлагаешь?! — выдохнула та, явно обескураженная таким открытым неповиновением. Но все-таки, будучи профессионалом, она заставила себя говорить ровнее. — О каких данных идет речь?

— Это я могу сообщить напрямую лишь Первому, — Хэнк сознавал, что, наверное, сейчас, в эту самую минуту, роет себе яму. Никаких данных, ключевым образом поменявших бы расстановку сил, у него не было, но сама мысль о том, что его вытолкнули за борт лодки без предупреждения, согласования, почти пинком, его разозлила. И это несмотря на то, что еще пятнадцать минут назад он мечтал вернуться к своей прежней работе!

И будь все как прежде, он бы непременно вздохнул с облегчением и выполнил приказ. Но не сейчас.

— Кажется, вы забываетесь, Вербовщик 112-08, — холодно отпарировала Проайс. — Но я человек разумный. И уверена, что ваши данные стоят того, чтобы я отвлекала Первого от своих дел. Ожидайте, пока я с вами не свяжусь.

Подозрительно быстро она согласилась. То ли действительно поверила, то ли почувствовала в словах своего подчиненного фальшь и решила с помощью Призрака закопать его поглубже.

Вербовщик и сам не понимал, что делает. У него было время обдумать свои следующие слова — это хорошо. Он мог взвесить все «за» и «против», выстроить схему беседы, придумать обоснование. Но чем больше он размышлял, тем сильнее сознавал, что основной причиной его необдуманного поступка послужила лишь боязнь потерять Объект-12. Это стало для него настоящим открытием. И когда он начал мысленно разбираться в этой ситуации, его инструментрон оповестил о входящем вызове.

Внутренне подобравшись и ожидая худшего, Хэнк принял вызов.

— Хэнк, — прогремел уверенный голос на всю рубку. — Ты хотел поговорить со мной?

— Да, сэр, — зачем-то кивнул тот, несмотря на то, что связь была голосовой.

— Проайс сообщила мне о неких данных, о которых ты узнал, — сразу же перешел к делу Призрак. — Я хочу быть в курсе.

— Сэр, — начал Вербовщик сухим голосом, постаравшись стереть таким образом какую-либо эмоциональную окраску. — В ходе моего задания я выяснил, что Цель преследует неизвестная группа наемников. Проанализировав их действия, я склонен полагать, что они не намерены оставлять в живых никаких свидетелей. Для чего им нужна Цель — этого я, к сожалению, не знаю. Но решил, что вам необходимо сообщить это лично. Цель гораздо важнее, чем предполагали. И если сейчас не перехватить её, то, возможно, нам этого никогда не удастся. Я закрепил на корабле «грифонов» — тех наемников, которым я дал текущее название из-за рисунка на броне — маяк. И по данным маяка они направляются в Солнечную систему. Если не продолжить преследование, Цель может быть упущена. Поэтому я прошу вашего разрешения, сэр, продолжить задание.

Какое-то время в ответ не раздавалось ни слова. Потом прозвучал спокойный ответ:

— Я читал ваш отчет, Хэнк. Я всегда лично слежу за важными миссиями нашей Организации. Я предполагал, что мы будем не единственными заинтересованными лицами в поимке Цели. Поэтому и предпринял соответствующие меры. Этим займется наша специальная группа, которую мы уже подготовили. Вы были нужны нам, Хэнк, на Камале. Сейчас нам снова нужен Вербовщик 112-08.

— Сэр, — мужчина почувствовал тревогу. — Мое участие в задании может принести пользу. Я могу оказать помощь. Я... прошу не отзывать меня, сэр.

Хэнк сдержался от дальнейших слов, понимая, что этим выдает свои истинные мотивы. Но Призрак был достаточно умным и проницательным человеком, как о нем и говорили, чтобы улавливать между строк.

— Вас заботит судьба вашего Объекта, Хэнк? — вдруг задал он вопрос без толики сарказма или раздражения. Спокойно, даже участливо. — Я прав?

Мужчина понял, что отпираться или увиливать сейчас будет ошибкой. Нужно попытаться максимально точно изложить причины, по которым участие в задании будет обоснованным.

— Да, сэр, — признался он. — Я считаю, что мой Объект заслуживает шанса попасть в нашу Организацию. Я изучал его поведение в течение трех месяцев и сделал вывод, что потенциал соответствует всем необходимым критериям. Это ценный людской ресурс, который нельзя игнорировать. Им нужно воспользоваться.

— Мне кажется, в ваших словах я слышу что-то большее, — последовал задумчивый ответ. — Личные мотивы не должны мешать вашей оценке.

— Здесь дело в другом, сэр, — Вербовщик ожидал подобной реакции. Она была логичной. — Да, вы правы, личные мотивы присутствуют. Но не в том ракурсе, в каком вы, возможно, подумали. Я — человек, занимающийся весьма специфической, но крайне важной работой для Организации. Я, как горный мастер, откалывающий кусок за куском в скале, чтобы найти настоящее сокровище. Но чаще всего я натыкаюсь на залежи обычных минералов. Вот мне попался алмаз. И мне не хотелось бы терять его, сэр. При правильной огранке алмаз превратится в бриллиант, который окажет незаменимую пользу нашему делу.

— Но лишь в том случае, если сам захочет быть ограненным, — Хэнку показалось, что Призрак улыбнулся. Но, разумеется, в этом нельзя было быть уверенным. — Вы уверены, что эта женщина согласится принять наше с вами дело?

Нет. Вербовщик 112-08 совсем не был в этом уверен, поэтому он все время и оттягивал тот момент, когда сможет склонить Объект-12 в свою сторону, заручиться не только согласием, но и верностью. Без последнего алмаз никогда не сможет быть превращенным в бриллиант, никогда не сможет принести пользу. Но у Хэнка не поворачивался язык сказать правду.

— Уверен, сэр, — ответил он, замаскировав истинные мысли за бессовестной ложью.

Призрак снова замолчал на какие-то минуты. Возможно, курил свою сигарету, обдумывая ситуацию.

— Я склонен верить вашему чутью, Вербовщик 112-08, — наконец, развеял он затянувшееся тягучее молчание. — Вы можете отправиться дальше вместе с группой захвата. Агент Проайс вышлет вам координаты встречи. Но с одним лишь условием. Мой человек, который будет возглавлять группу, сам оценит полезность Объекта. И если он согласится с вашими доводами, то сохранит жизнь этой женщине. Если же нет, то потеря этого алмаза будет печальной, но приемлемой мерой. Думаю, на этом мы закончим.

— Благодарю, сэр, — отозвался Хэнк с облегчением и одновременно все возрастающей тревогой. — Я немедленно отправлюсь в указанную точку, как только получу координаты.

— Тогда удачи, — были последние слова лидера Организации, прежде чем он отключился.

Мужчина тоже деактивировал инструментрон и задумался.

Похоже, одну яму ему удалось перепрыгнуть. Но что-то подсказывало, что впереди их будет еще много. Вопрос только в том, зачем ему, Вербовщику 112-08, это все понадобилось.

Через пять минут пришли координаты. Введя их в навигационный компьютер и отдав команду ВИ на новый курс, Хэнк откинулся в кресле пилота и закрыл глаза.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 22.12.2016 | 515 | Nightingale, Синяя стрела, м!Шепард, экшн, драма | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 97
Гостей: 91
Пользователей: 6

Darth_LegiON, Mishook, MacMillan, Shelter44, Volsung, Faler92
Фансайт Mass Effect 3 Реклама на сайте Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт