Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Синяя стрела. Глава 3


Жанр: драма, экшн;
Персонажи: м!Шепард, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: 2175 год. Хестром Криз — наемница из криминальной группировки «Синие светила» — получает неожиданный заказ. В то же время лейтенант Джон Шепард отправляется на свое первое секретное задание. Казалось бы, эти события не могут быть связаны, но это только «казалось»… Данный фанфик является предысторией фанфиков «Блицкриг по-скиллиански» и «Диверсант».
 




А ГДЕ ЖЕ КРОГАНЫ?


В доке тридцать два, куда должен был прибыть шаттл нового клиента «Синих светил», царил стерильный порядок, и это сразу же насторожило Хейс.

Несмотря на то, что на Камале под контролем «Светил» находилось более двадцати доков, и Солем, приверженец порядка, под угрозой расправы требовал от официальных хозяев доков соблюдения чистоты, ведения тайной отчетности прибытия и убытия судов, их характеристик, капитанов и так далее, а также соблюдения всех норм безопасности, чтобы батарианские власти не слишком придирались — хотя, впрочем, их придирки носили вполне поверхностный характер, для галочки, поскольку Солем платил им мзду, чтобы в дела его группировки никто не лез, — несмотря на все это, Хестром была встревожена. Все казалось вполне обычным, но внутри неприятно скребли кошки.

Док был довольно просторный, мог вмещать в себя как самый маленький челнок, так и судно среднего размера. Кинетические барьеры безопасности были включены по периметру, чтобы никто, если вдруг такая сумасшедшая идея взбредет в голову, не смог причинить клиенту ни малейшего вреда: репутация «Светил» как лучшего охранного предприятия была неспроста. Шесть членов отряда, собранного Брокком, остались снаружи дока и охраняли периметр; наверху, над диспетчерской кабиной и на улице спряталось по снайперу; четверо охраняли входы — два пассажирских и два грузовых; трое, в том числе командор и ненавистный ему центурион, стояли у платформы, готовые встретить клиента, чей шаттл уже запаздывал на пятнадцать минут.

Еще утром Хейс получила на свой личный терминал все известные данные об этом задании. Хотя информации было как кот наплакал. Клиент — человек, какая-то женщина по имени Инга Вонг. Хейс готова была поклясться, что имя вымышленное, поскольку звучало просто по-идиотски. И у этой мисс какие-то неприятности, поэтому ей потребовалось нанять лучших наемников для защиты своей драгоценной шкуры. Причем какие неприятности — никто не знал, и это было не очень хорошо: все люди по-разному давали определение этому слову. Быть может, за дамочкой охотился ее бывший любовник, и это представлялось впечатлительной особе почти катастрофой. А может, дело действительно пахло жареным, и вдруг окажется, что клиент убил какую-то важную шишку и теперь находится в галактическом розыске.

У «Синих светил», как и у многих наемников, было правило: не задавать лишних вопросов и просто выполнять работу, за которую тебе платят. А заплатила дамочка даже очень хорошо — и это опять-таки настораживало.

— Гриз, — Хейс связалась по передатчику со снайпером, следящим за периметром. — Все чисто?
— Чисто, стрела, — отозвался тот и отключился.

Хейс заметила на себе насмешливый взгляд своего командора. Брокк, уперев руки в бока, всем своим видом напоминал ей, кто тут главный. Он был высок, этот чертов ублюдок, намного выше, нежели многие его сородичи, имел неприятный оскал и привычку пялиться на землян неотрывно всеми своими четырьмя глазами: по его мнению, это вводило людей в ступор. Но девушка уже давно раскусила эту батарианскую тактику, и, вместо того, чтобы выбирать, куда упасть ее взгляду, смотрела прямо меж четырех глаз в одну точку, делая вид, что там есть еще один. Не было ничего приятнее для батарианца, нежели человеческий взгляд, не знающий, куда податься.

— Чего так переживаешь? — пробасил Брокк. — Это же плевое дело. А ты вырядилась в свою броню, при полном вооружении, да еще и глаза намазала. Боишься?

Этот вопрос был нацелен лишь на то, чтоб заставить ее оправдываться, поэтому Хейс его проигнорировала. Она на каждую свою вылазку, будь то поход за хлебом или серьезная заварушка, брала с собой штурмовую винтовку М-15 «Защитник» и пистолет М-6 «Палач», совсем недавно взятый в оборот наемниками организации. Ярко и густо подводила глаза синей краской до самых висков — это стало своего рода традицией в ее отряде, что со временем и дало ему название. Надевала легкую мобильную броню и усиливала ее технической, чтобы максимально повысить уровень щита.

— Шаттл приземлится через три минуты, — раздался по громкой связи голос диспетчера.
— Ну что, ребята, — обратился командор к своему отряду по передатчику. — Спокойно встречаем клиента и сопровождаем его туда, куда он пожелает. Ничего сложного.
— Всем быть наготове, — строго добавила Хейс, чтобы избавить любого из отряда даже от намека на мысль расслабиться. — Следить за своими участками. Если что не так — сразу же сообщайте.

Она рассчитывала, что Брокк, по своему обыкновению, разозлится на её вмешательство, но он, смерив ее своими маленькими глазами, лишь ухмыльнулся. Хейс так и захотелось ему врезать в эту минуту, но она, помня о соглашении с Солемом, взяла себя в руки.

Наконец пол и стены слегка завибрировали, предупреждая всех присутствующих о приближении шаттла. Через полминуты на минимальной скорости в чрево дока залетел небольшой, но весьма неплохой на вид шаттл, рассчитанный на перевозку небольшой группы пассажиров. Но можно догадаться, что, раз клиент заплатил аванс в весьма большой сумме, ему ничего не стоило арендовать и шаттл, чтобы избавить себя от необходимости видеть во время перелета чьи-то чужие рожи.

Заурчав охлаждающими парами, шаттл завис над стыковочной платформой и был захвачен зажимами. Минут пятнадцать потребовалось для того, чтобы давление внутри судна и снаружи выровнялось, а двигатели остыли, и вот люк нехотя, отчего его шипение прозвучало совсем рассерженно, открылся. Оттуда вышла стюардесса и, приготовив трап для спуска, осталась стоять вверху, помогая пассажиру выйти.

А пассажир и был, очевидно, той дамочкой с дурацким именем Инга Вонг. Но комичность на имени не заканчивалась. Сама женщина выглядела смехотворно: нескладная, грубоватая, она, поправив свою растрепанную прическу и убедившись в том, что не забыла ярко-желтую сумку, принялась спускаться по трапу на высоченных каблуках, причем ясно было, что на каблуках она ходила плохо и редко, отчего постоянно спотыкалась. Это зрелище повеселило всех окружающих, но Хейс лишь покачала головой: ей, как женщине и землянке, уже было все понятно. Но вот Брокк, батарианцы и турианцы, которых он набрал в отряд, проигнорировав всех наемников-людей, кроме Хейс, вряд ли поняли, что перед ними разыгрывается небольшой спектакль.

— Инга Вонг? — спросил командор, приближаясь к трапу.
— Да, это я, — ответила, улыбнувшись, дамочка, облизав свои густо накрашенные красной помадой губы и запорхав длинными ресницами.
— Я Брокк, возглавляю вашу охрану.
— Отлично, — дамочка обвела взглядом троих встречающих, надолго остановившись на Хейс. Потом скорчила недовольную гримасу.
— А где кроганы? Мне говорили, что у «Синих светил» в большинстве преобладают кроганы и ворка… А не молоденькие наемницы.

Турианец Олс, легионер и заместитель Брокка — несмотря на то, что по иерархии в «Светилах» роль заместителя Брокка должна была принять Хейс, но, разумеется, эта цепочка была проигнорирована сегодня — издал что-то похожее на смешок.

Командор отрицательно покачал головой.

— Вы ошиблись. Кроганы и ворка — это наши конкуренты. И они не очень любят людей. Так что с вами нам спокойнее.
— И тем не менее… — не унималась клиентка, озираясь и переминаясь с каблука на каблук. — Мне было бы спокойнее, если бы тут повсюду были кроганы, а не школьницы…
— Не беспокойся, дорогуша, — холодно отпарировала Хестром. — Твоя задница в хороших руках.
— О, я надеюсь, на это… А где же кроганы?

Кажется, клиентка была немного не в себе: это ясно читалось по бледной физиономии, перепуганным глазам, зрачки которых были значительно сужены, и резкости движений. Ага, все ясно. Хейс уже сталкивалась с подобными симптомами. Наверняка клиентка приняла дозу так называемого прояснителя — стимулятора, представляющего собой синтетический химикат, улучшающий память и умственную концентрацию. Хотя по последнему вопросу этого явно не скажешь: возможно, дамочка слишком долго сидит на стимуляторе, отчего у нее совсем поехала крыша. Это было бы неприятным, отягчающим задание балластом.

— Мне нужно на Цитадель, — вдруг сказала она, быстро качая головой. — А эта какая планета? Я уже забыл… забыла…

В это время Брокк повернулся к Хейс, как бы спрашивая, у всех людей мозги набекрень или только у этой придурочной, как вдруг случилось неожиданное: последний раз сверкнув, отключился кинетический барьер, и спустя секунду над головами встречающих пронесся выстрел.

— Какого хрена… — только и успела проговорить Хейс, как вдруг в радиопередатчике послышался голос Гриза:
— Внимание!.. Нас окружают! Их по меньшей мере штук двадцать!..

Взволнованные слова резко сменились криком, и Гриз навсегда затих. В эту же минуту в доке появились три крогана с мощными дробовиками наперевес и с десяток ворка. Последние тут же открыли огонь по группе встречающих и устремились к ним.

Дамочка вдруг, как ненормальная, заорала: «А вот и кроганы!» Кажется, она совсем не соображала, что происходит. Поэтому Хейс, чтобы клиентку не продырявили, так как она не была защищена ни щитами, ни броней, схватила ее за руку и затащила в укрытие. Брокк и Олс тоже спрятались и принялись отстреливаться.

— Кроганы, я здесь! — орала дамочка, вырываясь из рук девушки, которая, удерживая ее, не могла ни отстреливаться, ни защищаться. Поэтому, недолго думая, Хейс вырубила сумасшедшую прикладом, и та, обмякнув, сразу же стихла. Это позволило наемнице выглянуть из укрытия и оценить расклад сил.

Дело было плохо.

Четверо «Светил», охранявших входы, были зажаты с двух сторон, и с ними скоро придется попрощаться. Снайпер наверху открыл частый обстрел противника, тем самым выдавая свою позицию, и стоило ожидать, что скоро в него влетит ракетница, если он не додумается сменить позицию. На ребят снаружи надеяться не приходилось: скорее всего, их уже всех перебили. Остались Олс и Брокк, которые засели в нескольких метрах, сосредоточив огонь на позиции двух кроганов. Ворка, эти маленькие тупоголовые шестерки, лезли изо всех щелей, не думая ни о какой тактике, так что первыми попадались под огонь, но это позволяло их хозяевам менять позиции. Но где же третий кроган?

Хейс увидела его подкрадывающимся с фланга и открыла огонь. Ее штурмовая винтовка выдала прицельную очередь, но пули были тут же отражены щитами. Лишь одна, кажется, проникла насквозь и попала в цель, чем крогана скорее рассердила, нежели серьезно ранила. Он сменил свое направление и теперь стал неумолимо приближаться к Хейс.

Отлично. Этого она и добивалась.

Как только скалоподобный инопланетянин добрался до необходимой точки, девушка выпустила очередь вверх, туда, где на крепеже висел довольно тяжелый на вид ящик. Оставалось надеяться, в нем перевозили не пух, а нечто очень травмоопасное. К счастью, догадка подтвердилась, когда пронзенная пулей цепь, удерживающая вес, лопнула, и ящик полетел вниз, приземлившись прямо на голову крогана, как это было запланировано. Эффект превзошел ожидания: противник, придавленный многотонным содержимым — там все-таки перевозили не пух, — не смог подняться, и Хейс, выпустив по нему длинную очередь, пробила его щиты и раскурочила его мозги по платформе.

Ее действия подсказали спрятавшемуся Олсу невдалеке план собственной атаки. Он тоже принялся палить по ящикам, которые так удачно были прикреплены прямо над позициями противника, засевшего в стороне от шаттла. Это вызвало в рядах ворка смятение, и они отступили, снова укрывшись со своими хозяевами.

Но передышка, как предположила Хейс, будет недолгой.

— Брокк! — проорала девушка в передатчик. — Нужно убираться через ближайший выход! Клиент без сознания, тебе нужно потащить его! Я и Олс тебя прикроем!
— Оставайся на позиции, стрела, — вдруг раздался его приказ, и связь прервалась.
— Что? — удивилась она очередному бредовому приказу своего командора. Или у того был хитроумный план положить многочисленных ворка и кроганов на лопатки, или он добивался, чтоб ее прикончили! Ну уж нет!

Чтобы сменить позицию в направлении ближайшего выхода, ей потребуется пробежать метров шесть-семь, потом еще раз — и только так можно выбраться, надеясь, что снаружи ворка будет чуть поменьше. Но она ни за что не сделает этого, если потащит на себе совсем не хрупкого клиента, вес которого был наверняка больше ее собственного.

Ну что ж, своя шкура все равно дороже.

— Извини, кокетка, — проговорила Хейс и сорвалась с места. Пока она бежала до позиции своих товарищей — а на это ушло секунд пять — ее щит отразил несколько пуль, и она усмирила винтовкой с автоматическим прицелом бешеного варрена, стремившегося вцепиться в ее горло своими клыками. Но никакого ощутимого вреда она не понесла и снова нырнула в укрытие, где уже находился Олс. Брокк был чуть дальше.

— Надо сверкать пятками, быстро! — прокричала она. Пусть турианец и не понял выражения, смысл был очевиден. — Прикроешь нас, пока мы доберемся до выхода! Потом мы тебя, понял
— Понял!

В этот момент подбежал Брокк, физиономия которого была перекошена от гнева.

— Я велел тебе оставаться с клиентом! — заорал он, и Хейс вдруг взорвалась.
— Иди к черту! Надо уходить!

Она могла ожидать, что он начнет перепалку или, включив мозг, прикажет отступать. Чего она никак не ожидала, так это того, что командор вдруг произнесет: «Хорошо. Пусть будет так» и, развернувшись в сторону Олса, прострелит тому затылок, выпустив его мозги на свободу. В голове девушки сразу мелькнуло молниеносное объяснение тому простому факту, что «Кровавая стая» — а, несомненно, это были они — расправились с ними как с котятами, потому что прекрасно знала о занимаемых противником позициях, количестве наемников и их возможностях, и этому знанию тоже имелось логическое объяснение. Брокк. Он не просто хотел избавиться от Хестром Криз, он предал всю организацию.

Хейс тут же вскинула свою винтовку, но выстрелить в батарианца не успела: ее резко подбросило вверх, словно смерч подхватил кусок мусора, и со всей силы отшвырнуло назад. Кто бы ни обладал биотическими способностями в «Кровавой стае», проделал он это просто замечательно.

Ударившись о стену, девушка провалилась в беспамятство.


***


Хотя беспамятство — это не то слово. Ей снились всевозможные картины из ее безрадостного прошлого, заставляя пережить все негативные и давно спрятанные глубоко внутри эмоции вновь.

…Вот она скитается под дождем по улицам огромного мегаполиса. Она не знает, куда идти и что делать, где укрыться от дождя. Намокшая до нитки, голодная и замерзшая, она прижимается спиной к железной трубе, по которой качают горячую воду более удачливым в своем положении жителям Лондона. Но столь незначительное тепло не согревает, так что ей приходится снова идти куда глаза глядят. Вдруг эти глаза выхватывают из темноты слабый огонек костра, и тут раздается пальба. Снова и снова, даже когда немного стихает дождь.

Она хочет убежать, так как разумом понимает, что стрельба всегда не к добру, но что-то тянет ее туда, возможно, любопытство или желание погреть свои руки у костра, а может, тайное восхищение тем, чьи выстрелы, не боясь полиции и даже бросая им вызов, громко разносятся по округе.

Добравшись до места, девочка обнаруживает просторную поляну и около десяти людей — как мужчин, так и женщин. Все они сидят полукругом под растянутым наверху тентом, греются у костра и громко над чем-то смеются. Невдалеке виднеется летательный аппарат, кажется, его называют челноком.

Это не бродяги и не цыгане, это кто-то другой. Люди, которые не боятся покорять космос — девочка сразу понимает это по их лицам и костюмам. Они одеты в броню, как у полицейских города, только та синего цвета и более красивая, на поясах висят, совершенно не таясь, пистолеты и ножи. Один из группы с ужасным шрамом на щеке стреляет по бутылкам.

Девочка застывает в нескольких шагах, не решаясь подойти, но потом все же преодолевает страх и делает несколько шагов ближе.

— …Стреляй точнее, Стен, — улыбается одна из женщин, потом замечает девочку. — А это кто еще такая? Эй, малышка, ты потерялась что ли?

Так как девочка молчит, женщина поднимается и под любопытными взглядами своих друзей подходит ближе.

— Ты что, бродяжка? Ты же промокла до нитки! Как тебя зовут?

Поскольку в ответ по-прежнему молчание, женщина замечает голодный взгляд, обращенный на одного из мужчин, поглощающего куриную ножку.

— Все понятно, — наемница решительно берет девочку за рукав и тащит к костру. — Ты голодна и замерзла.
— Эй, Вейла, решила в мамашу поиграть? — спрашивает кто-то.
— Пошел в задницу, — отрезает та.

И вот уже через пять минут девочка жадно поглощает курицу и пьет пиво: ничего другого, по словам ее новой знакомой Вейлы, у них больше нет.
Мужчины тем временем состязаются в точности стрельбы. Тот, что со шрамом на щеке, с любопытством поглядывает на новую участницу этой посиделки.

— Как тебя зовут? — спрашивает Вейла.

Но девочка не торопится отвечать. Она, как завороженная, смотрит на стреляющих.

— Нравится? — с удовольствием улыбается женщина. — Хочешь такой?
— Кто… Кто вы? — наконец интересуется девочка, утолив свой голод и немного согревшись. — Вы разбойники?
— Можно и так сказать. Мы наемники. Задержались тут из-за дождя, видимость плохая. Вот и решили насладиться земной природой, в космосе такое быстро забывается.
— Возьмите меня с собой, — вдруг просит девочка, хватая женщину за руку.
— Эй, дорогуша, я тебе не мамочка, — Вейла усмехается. — И с нами тебе будет небезопасно. У нас не пансионат, и в нашу группировку детей не берут.
— Я уже не ребенок, — сухо возражает девочка. — Мне уже тринадцать. И я тоже научусь убивать.

Тут к разговору подключается еще один наемник. Заржав, как конь, он комментирует:

— Эй, ребята, слыхали? Тут девчушка просит принять ее в «Светила»!

Все присутствующие смеются над этой просьбой, кроме человека со шрамом. Он вдруг усмехается:

— Научишься убивать? Рупер, ну-ка приведи нашего пленника, — отдает он приказ одному из наемников, и тот, немного поколебавшись, быстро шагает к челноку. Через минуту он возвращается, ведя за собой какого-то мужчину со связанными руками и заклеенным скотчем ртом.

Вдруг все стихает, кроме мелкого дождя, так как намерения их главаря очевидны.

— Хочешь улететь с нами? Тогда докажи, что ты этого достойна. Продырявь ему башку, — с этими словами он вручает девочке свой пистолет и направляет его на пленника.
— Эй, босс… — вмешивается кто-то. — Пленник нам еще нужен.
— Уже нет. Он всего лишь балласт. И нам надо от него избавиться. Заодно и проверим, тонка ли кишка у этой девчонки. Ну?

Девочка смотрит на избитого и смирившегося с уготовленной ему участью мужчину, которого опустили на колени прямо посреди поляны. В его глазах нет ни страха, ни упрека, ничего — он уже давно смирился со своей судьбой. Она колеблется.

— Он… сделал что-то плохое? — спрашивает она.
— Это неважно, — отвечает ей человек со шрамом. — Представь, что это просто твой заказ, как наемницы. Нажми на курок — и ты выполнишь задание. Считаю до трех. Раз…

Девочка вдруг резко встает и, приблизившись к пленнику, направляет пистолет ему в голову. Над поляной внезапно раздается громкий выстрел. Голову мужчины относит в сторону, и безжизненное тело падает на мокрую землю.

Какое-то время стоит пораженная тишина. Наконец человек со шрамом кивает головой.

— Заказ выполнен. Неплохо для девчонки. Так и быть, возьмем тебя с собой. Возможно, еще пригодишься…

Сон — или воспоминание — резко обрывается, и приходит уже новая картина: девочка в своей небольшой каюте где-то в безграничных просторах космоса, сытая, одетая, умытая. Она пытается читать большой толстый справочник, но еще не запомнила все буквы, а оттого постоянно сбивается. И больше разглядывает изображения оружия, транспорта и техники — всего того, что в скором времени будет составлять ее жизнь.

Вдруг дверь резко открывается, и на пороге появляется человек со шрамом. Он снова пьян или снова нюхал красный песок — девочка уже знает, что это наркотик, который одурманивает мысли и на какое-то время дарит людям… Как их назвала Вейла? Биотические способности?

Мужчина смотрит на нее каким-то грязным взглядом и ухмыляется. Потом заходит внутрь и молча закрывает дверь на замок.

Девочка сразу же чувствует опасность, но деваться ей некуда. Когда человек со шрамом хватает ее, она пытается вырваться, но на лицо опускается тяжелый кулак.

— Пришло время платить за мое гостеприимство, — слышит она над своим ухом, в то время как руки мужчины срывают с нее одежду. — Раз уж решила жить у меня под боком, научись уважать и мои интересы!

Девочка пытается закричать, но кулак еще раз опускается на лицо, лишая ее возможности сопротивляться. Через десять долгих минут мужчина уходит, оставив ее одну, и она, забившись в угол, долго, надрывно плачет.

Но потом слезы высыхают, она успокаивается и, пытаясь утихомирить ноющую боль в животе, тянется к брошенному на пол справочнику. Находит нужную страницу, на которой изображены пистолеты, и начинает усидчиво изучать читать их характеристики, на этот раз сбиваясь намного меньше.

Потом берет карандаш и ставит галочку напротив одной из модели.

— Вот этим… я и убью его, — холодно говорит она и, облегченно вздохнув от этой мысли, ложится спать.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 15.03.2016 | 510 | Синяя стрела, экшн, драма, Nightingale, м!Шепард | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 53
Гостей: 46
Пользователей: 7

INFINITI, Kailana, Grеyson, ARM, Master, RedLineR91, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт