Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Не скоро совершится Суд. Часть вторая. Глава шестая


Жанр: экономический триллер, драма, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Продолжение повествования о трудных днях в компании "Элкосс Комбайн". Не успев сконструировать историю, мы начинаем ее деконструировать. Новые персонажи, новые мотивы, новые проблемы... и ни одного завершения старых конфликтов. В скором времени кровь прольется снова.
 




Не скоро совершится суд. Часть вторая. 


Краткое содержание предыдущих глав:


2184 год. Компания «Элкосс Комбайн», главой которой является Дон Моран, планирует инвестировать практически весь свой капитал в производство снаряжения для человеческих колоний, находящихся под угрозой исчезновения. Они заключают сделку с колонией Горизонт. Для формирования дополнительного капитала предлагается выкупить акции компании «Экзо-Гени», которые, по прогнозам, вскоре после покупки вырастут в цене. Автором этого плана является обычный клерк Дин Навин, а предложение привести этот проект в действие последовало от его коллеги и друга Дарми Хона, который вскоре был убит при невыясненных обстоятельствах. Расследовать это преступление начал детектив СБЦ Карлос Рейгадас. Финансист Дик Лорант передает ему информацию о возможной причастности к убийству начальника отдела кадров Рэма Инсвинга. Но почему-то советник директора и главный секретарь Ган Ирмик в спешке скрывается от стражей порядка. Рэм и его сообщник Руп Элкосс пытаются выйти на связь с Лорантом. С ним же собирается переговорить «крот», сливший информацию, волус по имени Хик Абин…


Глава шестая

Трудится человек для рта, а сам недоволен
Экклезиаст, глава 6


Перейдем к изложению фактов. Конечно, для начала неплохо было бы раз и навсегда обговорить само понятие факта как таковое. Истина потому и интересна, что не бывает абсолютной. Что для одного истина, для другого — бессовестная ложь. И дело тут даже не в вопросе веры — субъекты нашей мыслительной деятельности нами же и создаются, так что одно и тоже изречение одновременно и на равных правах может являться и истиной, и ложью. «Мысль изреченная есть ложь»? Не совсем так. Мысль изреченная — ложь для одних и не подлежащая сомнению правда для других. 
Наши же факты располагаются в несколько иной области понятий и терминов. Эти факты имеют отношение к прошлому, к событиям, уже произошедшим и многими благополучно забытым. Посему мы ограничимся их пересказом, обходясь без субъективной оценки.


***


Прошло уже два дня с тех пор, как с Дином Навином связался наемный игрок на бирже Од Иман. С тех пор на клерка, кажется, никто не обращал внимания. Его это устраивало — он чувствовал, что некоторое время назад был выставлен на шахматное поле в качестве пешки и тут же сброшен более сильной фигурой. В каком-то смысле ему, возможно, повезло, и уж точно повезло больше, чем Хону, так что теперешнее его состояние, когда его просто-напросто выкинули из мира интриг и расчета, он даже в каком-то смысле был доволен. Он был бы доволен, если бы не чувство вины. Разумеется, его пассивность относительно течения собственной жизни, не позволила ему с должной серьезностью отнестись к словам Ода, поэтому он продолжал безцельно скитаться по жилым районам, изредка останавливаясь в различных кафе, чтобы сменить свою деятельность с праздности на еще более глубокую праздность и в каком-то роде отдохнуть.


Проходя мимо одного из таких заведений, Дин увидел сидящего за столиком волуса, которого, кажется, несколько раз встречал в коридорах «Элкосс Комбайн». Лишь из внезапно возникшего чувства любопытства он подсел к нему и завел разговор. Тот, в свою очередь, кажется, ждал кого-то и не был настроен на беседу но, услышав, что Навин представился его коллегой, внимательно посмотрел на собеседника и после этого заговорил с большей охотой:
— Меня зовут Хик Абин. Да, я тоже работал в том же отделе, что и вы.
— Почему «работали»? Совсем недавно я вас видел в офисе.
— Уже сутки прошли с того момента, как я написал заявление по субъективным причинам. Не хочу больше это выносить.
— Что?
— Компания скоро обанкротится, и виной тому — руководство. Сотрудники исчезают чуть ли не со своих рабочих мест, а их коллегам ничего не сообщается. Сперва руководство идет с нами на контакт, требует от нас предложений и идей, а затем просто забывает.
— Возможно, вы правы.
«Конечно я прав, — думал Абин, — уж тебе это известно лучше прочих». 


Он уже второй день подряд приходил на встречу с Лорантом. Накануне тот в последний момент не пришел, сославшись на встречи с «другими важными контактами». За время общения с финансистом он уже привык к человеческому отношению со временем. С другими людьми волус не общался, и потому именно на основе впечатлений общения с Лорантом делал выводы обо всем людском роде. Выводы эти были довольно спорными, ибо партнер Абина отличался специфическими представлениями о пунктуальности. Он никогда не мог опоздать на встречу, зато мог просто на нее не прийти. Дело в том, что подобных встреч он назначал великое множество и часто выбирал ту, результаты которой более приоритетны для него. Многие зависели от Лоранта, и потому сотрудничество после сорванных встреч никогда не прекращалось. Абин чувствовал уколы своей попранной гордости, но его судьба тоже в каком-то роде могла определиться этой встречей, и потому он ждал. «Уж на вторые сутки он точно должен появиться». 


Для Абина появление Дина было одновременно и ненужным бременем, и интересной возможностью понаблюдать за жертвой обстоятельств и интриг — с появлением Лоранта от него необходимо будет избавиться, но до поры можно развлечься, изучая реакцию клерка на произошедшее с ним. В конце концов, историю Навина Абин знал много лучше его самого. Но апатия после пережитого потрясения все сильнее овладевала Дином, и ему было не столь важно беседовать с кем-либо, сколько просто предаваться бессмысленным размышлениям и время от времени заводить вялый диалог. Для него это было своего рода терапией.
— Уходить ли мне? Не знаю, не думал.
— Уж я бы на вашем месте давно удалился из этого публичного дома, — Абин выражался довольно жестко, пытаясь расшевелить собеседника. Безразличие того подстегивало в Хике интерес.
— Почему «публичный дом»?
— Сами посудите. Они же все продажны.
— А вы — нет?
«Неужели он что-то знает?» — Мелькнуло в голове у Абина. — «Нет, это невозможно. Он и в ситуации, сложившейся вокруг него самого не разбирается вовсе Попробую узнать, что он думает по этому поводу. Нужно разговорить беднягу».
— Я… Мы говорим непосредственно о начальстве, которое давно уже погрязло в коррупции и не следит за благополучием своих подчиненных.
— Начальство — не правительство.
— Да, это разные вещи, и у них разные предназначения. Но согласитесь, когда работник нанимается на службу, он в том числе надеется и на внимание и участие со стороны руководства. Это, можно сказать, естественная потребность любого рядового сотрудника.
— Звучит правдоподобно.
— Коллега, так и есть! Но в «Элкосс Комбайн» такого не сыскать, нет! Уж мне ли не знать — я столько времени трудился над рутинной работой, столько времени пытался работать как можно лучше — и не ради повышения, нет. Лишь ради того, чтобы мой отдел, а вслед за ним и вся компания поднимались и возвеличивались. Громкие слова, не правда ли? Но так и было. Именно так я и размышлял в пору моей невинной и слепой веры в справедливость «правящих кругов», если хотите.
— И события последних дней вас разочаровали?
— Не только они, нет. Я, знаете, не настолько импульсивен. Но именно они подтолкнули меня к окончательному решению — достаточно. Достаточно я бесцельно трудился и разбазаривал свои умственные силы. Ради чего? Ради того, чтобы оказаться до такой степени незащищенным, что жизнь моя, возможно, окажется под угрозой?
— Никто не защищен даже здесь.
— Да, и виной тому произвол власть имущих разных мастей!
— Революционный настрой.
— А иначе нельзя, — Абин усмехнулся. Он понял уже, что разговорить собеседника у него не получится и начинал терять к Дину всяческий интерес. Он и так знал о нем достаточно. Помолчав немного, он вдруг сказал с такой интонацией, будто только что об этом вспомнил:
— Знаете, у меня тут встреча намечена, и…
— Вы же не будете отказывать этому господину в удовольствии провести свободное время в нашей компании? — Дик Лорант, подошедший к столу и вставший за спиной Хика пару минут назад, наконец дал о себе знать. — В конце концов, вы и сами прекрасно знаете, что не являетесь действительно интересным собеседником, так что и я, и ваш спутник окажемся в выигрыше.
«Спутник. Звучит с намеком на что-то, порочащее честь. Хе-хе. Честь», — Навин, кажется, тут же понял, с кем встречался в кафе его собеседник. А так же он понял, кто именно подсылал к нему Ода. Этими персонами был один и тот же человек, и сейчас он стоял рядом со столом Дина, одетый в красный пиджак.
— Если вы настаиваете, я не против. — Сухо процедил Абин. — Если вы помните, мы условились передать…
— Конечно я помню. Но ведь это можно сделать и без слов, — Лорант уселся на свободный стул, — например, таким образом: вы даете мне блок данных, я отсылаю вам сообщение, вы — отсылаете мне. В этих сообщениях мы обговариваем все нюансы и при этом не смущаем господина… Простите, как ваше имя? — Финансист обратился к Дину.
— Дин Навин.
— Не смущаем господина Навина. Потом, если вам наскучит здесь находиться, вы сможете удалиться, а я был бы не против побеседовать с вашим товарищем. Вы ведь не против? — Он снова обратился к Навину.
— Нет.
— Вот и замечательно. Передайте мне блок данных.


Пока финансист изучал содержимое блока, на его коммуникатор пришло входящее сообщение от Абина:


«Ухожу по собственному желанию — они начали что-то подозревать. На меня ничего не указывает, но медлить нельзя. В связи с этим запрашиваю дополнительную сумму».


Взглянув на сообщение, Лорант еле заметно улыбнулся и тут же начал набирать ответ:


«Милостивый государь, когда вы начали продавать мне информацию — которая, к слову, с каждым разом становится все менее полезной и все более абстрактной — никакие условия в отношении дополнительных выплат нами не оговаривались. Вы сами прекрасно знали обо всех рисках, а меня (а я, позвольте заметить, исправно платил указанные суммы) не касается то, что происходит между вами и вашим начальством».


Навин с удовольствием наблюдал, как быстро человек набирает текст сообщения. Абин же, посмотрев на интерфейс коммуникатора, тяжело вздохнул, но не сдался:


«Я запрашиваю не слишком большую сумму. Вы же понимающий человек».


«Какую конкретно сумму вы запрашиваете? Я понимаю только конкретику».


«Пятьдесят».


«Нет».


Если бы кто-нибудь мог видеть лицо Абина, он мог бы с уверенностью сказать — волус определенно изменился в лице. Теперь он решил идти напролом:


«В таком случае я смогу сообщить руководству некоторые факты о вас».


«Сообщайте. В любом случае, в скором времени я выйду с ними на связь. Думаете, меня беспокоит то, узнают ли они о моей недавней покупке? Ничуть. Более того, я сам пламенно желаю, чтобы они об этом узнали и попытались со мной связаться. Для шантажа у вас остается лишь один выход — пригрозите мне, что расскажете обо мне в СБЦ или же передадите директорам „Элкосс Комбайн” сведения о том, как я покупал у вас информацию. И то, и то для вас равносильно прямой дороге в тюрьму».


Абин был разбит уже второй раз за последнее время он принимал поспешные решения — сперва об уходе, теперь — о попытке вымогательства. Ему самому казалось смешным то, как он несколько минут назад рассматривал Навина, словно подопытного и пытался предугадать, как тот себя поведет. В итоге Лорант проделал с ним то же самое. Теперь необходимо было хоть как-то повернуть ситуацию в свою сторону.


«Это не шантаж, я просто надеялся на понимание. В любом случае, еще несколько суток я не буду изымать устройства. Так что мы можем договориться о моих обычных услугах».


«Я, кажется, не далее чем три дня назад сообщал, что более в них не нуждаюсь и согласен на приобретение только последнего файла с данными, разве нет?» 


Для Абина это был крах. Хотя, с другой стороны, средств, заработанных на продаже информации, ему хватило бы, чтобы спокойно прожить в своих апартаментах еще около двух десятков лет. Но не для этого он ввязывался в столь опасные авантюры.


«Это ваше окончательное заявление?»


«Так точно. С вами приятно было работать, хотя наши беседы никогда не приводили ни к чему хорошему. Зато дела мы вели вполне успешно. А теперь — прошу, покиньте нас, я хотел бы пообщаться с вашим товарищем». 


В любом другом случае Хик не потерпел бы такой бесцеремонности, но сейчас у него не было выхода — Лорант имел право диктовать условия. Посему волус встал и, не прощаясь с Навином, удалился. Человек же некоторое время смотрел ему вслед, а затем открыл коммуникатор и написал сообщение неизвестному контакту:


«Будет очень здорово, если вы проследите за одним субъектом. Координаты и детали оплаты вышлю через полтора часа. От вас нужно подтверждение заинтересованности. Дальше слежки дело не пойдет».


Закончив набирать сообщение, Лорант свернул интерфейс программы и, сложив руки на столе, внимательно посмотрел на волуса.
— Как хорошо, что я застал вас здесь, многоуважаемый Дин. Переговоры о встрече отняли бы непозволительно много времени. Мир тесен, не так ли? У меня к вам есть предложение.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 03.08.2014 | 472 | проза, Элкосс Комбайн, Не скоро совершится Суд, ellessar, Волусы, вторая часть, Экзо-Гени | Ulysses
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 59
Гостей: 51
Пользователей: 8

Grеyson, ARM, Master, RedLineR91, Kailana, АР-Гектар, Виталик6920, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт