Afterlife: Властелин глубин. Глава 6


Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;

Аннотация: Даже если отлично чувствуешь опасность и ожидаешь неприятностей, всегда полезно ожидать самые разные, не всегда очевидные с первого осмысления неприятности. Это касается и потертого жизнью турианца, и еще нестарого, талантливого и считающего себя весьма опасным человека. И только крогану, как обычно, тупо наделать на все эти неприятности, ожидаемые и неожиданные.

 

 


2236 г. Новая Атландида, Периметр, Северо-западный сектор, 1201-й остров.

Дэн Квайчжин по прозвищу Прокурор меньше всего походил на сотрудника прокуратуры какого-либо из существующих следственных подразделений. А больше всего он был похож на извечных оппонентов прокурорских сотрудников — высокооплачиваемых адвокатов. Великолепный деловой костюм, перманентно начищенные до зеркального блеска туфли из натуральной воловьей кожи, безупречный темно-синий галстук на оттеняющей его строгость голубой сорочке, аккуратная европейская стрижка и довольно приличных размеров, но очень плоский кейс в руке. Пожалуй, этот чемоданчик был единственным, что не куплено в сверхдорогих бутиках Евразии — на кейсе вообще никаких опознавательных знаков, могущих пролить свет на его происхождение.
Визуально мужчину можно было опознать как азиата с примесью европейской крови, так и наоборот, европейца, имеющего в родне выходцев из тихоокеанско-азиатского региона. Карие глаза, но волосы хоть и темные, вовсе не сверкали черным обсидианом, как у коренных китайцев. Впрочем, цвет волос в нынешнее время — явление непостоянное, как и расцветка радужки зрачка.
Дэн сидел в небольшом кафе. Точнее, перед кафе — на узкой полоске набережной, отделяющей ряд строений от воды. Было уже темно — на Атлантиду накатилась атлантическая ночь. Полоска набережной хорошо освещалась со стен зданий, болтались и фонарики под куполами-зонтиками, под одним из которых расположился Прокурор.
Несмотря на то, что 1201-й остров Периметра один из самых далеких от центра, все-таки он и не был последним, внешним. До следующей плавучей тверди недалеко, метров двести-триста, и Дэн, положив подбородок на сцепленные в замок тонкие, ухоженные кисти рук, меланхолично наблюдал за неторопливо ползущими по водной глади лодочками-рикшами. На корме каждой из них висел опознавательный красный огонек, с носа же светил мощный курсовой фонарь. Цепочка огней тянулась и вдоль борта. Столкновения малых суденышек во всех заливах Периметра, особенно в ночное время, были обычным делом, поэтому все рикши старались максимально обозначить себя на поверхности воды. Удар катера или глайдера в хрупкую шлюпку не оставлял последней никаких шансов.
Сам Дэн пожаловал на остров именно на глайдере, но это не играло никакой роли. При необходимости Дэн мог бы приплыть сюда и на подводной лодке, да хоть бы и вплавь. Для того, кого знала и, чего греха таить, боялась вся Атлантида, вопрос выбора транспорта сводится исключительно к личным предпочтениям, и любое из этих предпочтений уважается окружающими.
Да уж, уважения хватало. Например, официант (очевидно, нелегал из Северной Африки, но уже весьма возрастной чернокожий дядька, явно не первый год на Атлантиде), разве что не выгнал из кафе немногочисленных посетителей, едва понял, кто пожаловал к нему на ужин.
Дэн, впрочем, заказывать еду не стал, ограничившись чашкой фруктового сока плюс три пакетика синтесахара. Прокурор любил сладкое — это знали многие, но никому в голову не приходило поинтересоваться, почему. Сам Квайчжин об этом не распространялся.
— Что-нибудь еще, господин Дэн? — поинтересовался темнокожий официант.
— Нет, спасибо, — мужчина поднял голову и вежливо улыбнулся. — Больше ничего не надо. Я скоро ухожу.
— Хорошо.
Официант склонился в полупоклоне и по возможности быстро исчез, как умеют это делать по-настоящему вышколенная прислуга.
Здесь, на Периметре, не балуются электронными штучками, и посетителей обслуживают по-старинке, живые официанты. Дэн, чьи отношения с людьми были намного сложнее, чем с бездушными железками, воспринимал это как данность. Может быть, маленький повод к раздражению, но не более.
Дэн ждал доклада от своей группы.
Больше часа назад его люди вскрыли ангар инженера Эндеки и доложили, что девушка действительно исчезла, как и сообщил клиент, выдавая задание. Теперь сотрудники «Следственной службы Дэна Квайчжина», как называлась компания Прокурора, очень, очень внимательно изучали местожительство девушки. Дэн получал информацию в режиме реального времени — приходящий на инструметрон поток данных тут же транслировался прямиком в зрительный центр мозга мужчины. Поэтому он и ограничился соком — стаканчик с желто-розоватым напитком перед лицом не мешал ему прокручивать информацию на фоне темно-синей воды в заливе.
Дождавшись, когда официант юркнет с набережной в помещение, Дэн спросил своего невидимого собеседника:
— Промежуточные выводы?
«Устранение, — уверенно ответил голос в имплантированном наушнике. — Все очень хорошо подчистили. Базы данных разве что гребешком не прочесаны. Фактор цифровой энтропии меньше восьмидесяти — это явно не рабочее хранилище данных».
— Психопортрет объекта, как я понимаю, особой аккуратности не выдает?
«Не выдает, — согласился собеседник. — Эндека не была аккуратисткой. Кроме того, ее служебный ВИ отформатирован якобы неделю назад, но анализ физического размещения кластеров информации в хранилищах показывает, что большая часть данных оперативного толка была записана единократно, буквально несколько часов назад. Точнее, в начале седьмого».
— Видеоархивы сняли?
«Да, — ответил голос. — Запись велась нон-стоп. Увы, здесь всего одна камера, и та только перед дверью в ангар».
— И?
«Подтверждается первичная версия. На записи турианец. С оружием, судя по кобуре на спине».
— На спине? — в голосе Дэна послышалось удивление. — Он что, в броне пожаловал?
Все знали, что турианцы не носили набедренных оружейных чехлов — вместе с широко расставленными в тазу нижними конечностями это затрудняло им ходьбу, заставляя цепляться руками за кобуру.
«Да, в легкой броне. С оружием на спине, — подтвердил помощник. — Судя по всему, какой-то ПП».
— Продолжай.
«Турианец ушел через четыре минуты после того, как зашел в дверь. Сама дверь не закрывалась. Есть звук выстрела, прослеживается вспышка. Только вот Грегор, что сейчас с аудиорядом возится, говорит, что фазовая картинка по звуку сдвинута на шесть миллисекунд относительно вспышки. Скорее всего, задержка в каскадах аудиопреобразователей, хотя не похоже — железо тут очень хорошее. Кем бы ни была эта Эндека, дерьмом она не пользовалась».
— Хорошо. Камера с инфракрасным захватом?
«Нет, шеф. Я первым делом смотрел, есть ли возможность измерить температуру оружия на спине турианца. Нет, сенсоры в ИК-диапазоне не работали. Определить, стрелял ли инопланетянин на самом деле, невозможно».
— Учитывая то, что уже доложил Рафаэль, — усмехнулся Дэн, — вопрос с турианцем не стоит выеденного яйца. Понятно, что стрелял не он, его здесь даже не было.
Рафаэль Моор одно время, еще до Войны, был штатным криминалистом полицейского департамента Берлина. Старый седой дядька оказался, пожалуй, одним из наиболее ценных приобретений Прокурора за последние двенадцать лет. Неслабые вложения в этого специалиста окупались сторицей — вооруженный современной молекулярно-квантовой анализирующей техникой, Рафаэль был способен выследить, казалось, любого преступника по мельчайшим следам, которые оставляет любой действительный, а не виртуальный объект.
Дэна несколько смущал тот факт, что показания приборов все как одни говорили о том, что турианец побывал в ангаре Лизы Эндеки, но кропотливые исследования Рафаэля этого не подтверждали. Нет, ну действительно очень интересная ситуация. Все до единой камеры внешнего обзора на всех до единого зданиях (где они были установлены, конечно) от лодочной станции до ангара инженера, как сговорившись, показывали визит турианца в ангар и обратно. Некий Минар-Аррида Лабракус зашел в помещение, сделал выстрел, потом подождал какое-то время и вышел наружу. И точно так же, как дошел до ангара, вернулся обратно — по тому же маршруту.
При этом — отсутствие трупа девушки и категорическая озадаченность в результатах исследования Рафаэля.
— Раф, у тебя там что-нибудь уточнилось? — спросил Дэн.
«Ничего нового, Квай, — ответил криминалист. — Я уже собираюсь. Выводы все те же — в ангар заходили не менее четырех человек. Все они люди, аромамолекулярные следы обуви, одежды и микрочастиц кожи говорят об этом совершенно явно. Стреляли из пистолета с глушителем — я просканировал весь ангар, но так и не смог обнаружить микробрызги вольфрама, обычно остающиеся на месте стрельбы с открытого ствола. Что касается следов, то тут изрядно все истоптано. Плюс есть следы физического подключения к служебному ВИ — по-видимому, коннектили что-то очень мощное по оптоволокну».
— Очень мощное?
«Да, шеф, — в разговор снова встрял первый собеседник. — Судя по тому, как чисто заполировали все базы, а они, на минуточку, военным ключом были защищены, поработала очень серьезная ломалка. Подозреваю, ячейка ХТХ, не слабее».
— Все программное подтверждает взлом со стороны «Арриго Секьюрити», верно? — предположил Прокурор.
«Верно, — отозвался безымянный сотрудник. — Весь этот ржавый флот, что рядом с ангаром на воде болтается, записан теперь на охранное агентство. Ребята тут поковырялись в базах Периметра, все очень хорошо обделано. Некоторым записям как бы по десять лет, но есть все следы недавней переписи на „Арриго“. Картина классического отжима — без вариантов».
— Интересно, — снова хмыкнул Прокурор. — Заканчивайте. С этой подставой все понятно.
«Дело в СБА передаем?» — спросил голос.
— Нет, — решительно отозвался Дэн. — Все оставляем как есть. Все базы — полная копия на носитель. Постарайтесь не повредить видео, где турианец в ангар заходит. С этим нужно еще разбираться отдельно.
«Как скажешь, шеф, — произнес мужчина и тут же добавил: — Ну что, классическая подстава? Второй слой?».
— Классическая да не классическая, — отозвался тот, кого называли Прокурором. — Доказательная база по видеорегистрации меня смущает. Там в самом деле не наложенное изображение через хак?
«Обижаешь, Дэн, — в голосе неизвестного мужчины послышалось искреннее негодование. — Чистый сигнал. Ну или я не знаю, какую мощность нужно кинуть на то, чтобы синхронизировать фальшивку на восемнадцати наружных камерах, а потом еще на нехило зашифрованном ВИ-сервере весьма толкового инженера. Я и то вскрыл его только потому, что у меня эти военные ключи давно уже по папочкам рассованы. Если бы тупо ломали перебором, это дело для промышленных кластеров лет на семь работы.
Неизвестным собеседником был Айвэн Иванов — бывший невольный сотрудник военной разведки. Они с Дэном много раз пересекались еще до того, как последний подался на вольные хлеба из Следственного отдела Службы внутренней безопасности Земного сектора ВКС тогда еще Альянса. Дэн был классическим военным следаком, проще говоря, менеджером-детективом, но очень неплохим. Иванов же работал в Службе информационного обеспечения, отрабатывал повинность за небольшое пригрешение молодости — взлом каскада управляющей системы военных спутников.
К несчастью, этим случаем заинтересовалась Комиссия по этике, совершенно случайно — по сигналу от вояк. Вообще, это не их спектр задач, но вот так вышло. А упомянутый раздолбай Айвэн Иванов таким вот образом попал в поле зрения военных безопасников. Шалуну предложили простой донельзя выбор: или он отрабатывает двенадцать лет в условиях военной космической тюряги с полным содержанием и с удобствами, или же садится в тюрягу уже обычную, планетарную. Там, правда, посидеть придется чутка поболе — хорошо, если освободят по условно досрочному лет через двадцать пять. А могут и не освободить. Понятно, что хитрожопый русский выбрал первый вариант. Наверняка планировал как-нибудь слинять с Флота, но...
В дело внезапно вмешалась большая, мать ее, политика. После череды грандиозных коррупционных скандалов, изрядно проредивших верхушку Альянса, бюджетирование военных следаков резко сократили. Да что там сократили, фактически отменили как класс — и все сотрудники СВБ внезапно оказались как бы внезапно уволенными по сокращению. В бардаке и шумихе, сопровождавшей агонию Альянса, как-то никто не обратил внимания, что один из талантливых программистов как бы не очень свободен на своей должностной позиции. А может, сознательно выбросили это из головы, плюнув на молодого преступника, отрабатывшего повинность на Флоте.
В общем, Айвэна просто пнули под зад. Дэн Квайчжина тоже, но тому перед пинком хотя бы выплатили немного денег. Вдвоем они вылетели с Флота, вдвоем и начали новую жизнь. Поначалу, быть может, не очень легальную и честную, но чем глубже они погружались в мир теневых махинаций и преступных сделок, тем большее раздражение оба получали от своего бизнеса.
Двенадцать лет назад Дэн и Айвэн поняли, что так больше нельзя. Денег было достаточно, это верно. Но воняли они очень и очень мерзко — вопреки убеждениям тех, кто уверяет, что банковские счета не пахнут. В общем, почти все свои накопления партнеры пульнули на прибретение аппаратуры, необходимой для расследований, и открыли собственное детективное бюро с регистрацией в Аделаиде. Дэн отлично знал систему шантажа, рэкета и «деликатных операций», что практиковали международные криминальные группировки. Знал он и то, что зачастую объектами их нападок становятся очень крупный бизнес той или иной степени легальности. Где крупный бизнес, там крупные гонорары — нужно быть идиотом, чтобы этого не понимать. Если, конечно, работаешь на совесть. Дэн Квайчжин работал на совесть, и его помощники тоже. К тридцатому году основной рабочий коллектив Прокурора уже насчитывал шесть человек — все очень сильные профессионалы. Сам Дэн не жалел денег на самые новейшие разработки прикладной криминалистики, и даже финансировал некоторые из них самостоятельно.
На сегодня «Следственная служба Дэна Квайчжина» — одно из самых уважаемых на планете независимых детективных агентств. Очень маленькое, но чертовски эффективное, а потому высокооплачиваемое, а главное, с репутацией настоящего следаковского бульдога. Дела, в которые вгрызалась команда Дэна, разруливались в подавляющем большинстве случаев. За последние шесть лет у Прокурора случился всего один случай, когда Квайчжин честно признал поражение и выплатил обратно весь гонорар, присовокупив положенную по контракту неустойку.
Неудивительно, что нынешний клиент Прокурора — легендарный космический подонок Палладий — без сомнений обратился к команде Дэна.
Сам Дэн был весьма привередлив в выборе клиентов, и обратись к нему кварианец с предложением расследовать какое-нибудь там финансовое недоразумение или бандитскую разборку — хрен бы он получил услуги уже ставшего легендарным Прокурора. Однако Палладий обратился не за этим. Ему нужно было узнать, что случилось с его бывшей возлюбленной — человеком по имени Лиза Эндека.
Говорят, поначалу региональный мендежер Ассоциации изрядно вспылил, когда узнал, что его бывшая внезапно пропала. Причем вспылил реально не по-детски — тело некоего Влада Рэнску, распорядителя Палладия на Ассамблее, уже выловили в одном из бесчисленных каналов Атлантиды. Это было еще одной причиной, по которой Прокурор не хотел принимать заказ кварианца.
Однако он подписал контракт, когда Палладий самолично, в одиночку (!) посетил его офис в Аделаиде. Не сказать, чтобы кварианец блистал красноречием или предлагал совершенно уж безумные деньги за расследование. Просто в не по-квариански гладкой, почти человеческой и весьма эмоциональной речи Палладия Дэн увидел такую воистину неземную боль, которую не могли скрыть ни жесткая, на грани фола, риторика кварианца, ни показушная корпоративная стать. Распутать этот клубок для Дэна стало просто делом принципа.
И потом, признательность одного из региональных менеджеров всемогущей Ассоциации дорого стоит. Моральные инвестиции одни из самых полезных в детективном бизнесе. Эту причину согласия Прокурора на данное расследование тоже нельзя списывать со счетов.
«Шеф, мы закончили. Раф подготовил ищейку, готовы выступать по следам наших бременских музыкантов».
— Хорошо, — произнес Дэн. — Раф, Джейк, идете с ищейкой. Айвэн, ты мне нужен в офисе турианца. Возьми с корабля группу охраны, и ко мне.
Приняв согласие компаньона, Прокурор встал из-за столика, поблагодарил официанта за напиток, расплатился и, по-прежнему бережно придерживая свой плоский чемоданчик, вышез за пределы освещенного пространства. Сбиться в темноте с дороги детектив не боялся.

***
После разговора с азари Аррида, если можно так сказать, ожидал неожиданностей. И совершенно не удивился, заприметив возле дверей конторы двух бравых вояк в гражданском — классические «темные костюмы с галстуками». То, что вояки бравые, турианец понял сразу же — просто заметив, как они его оценили, и насколько быстро один из что-то шепнул в ларингофон своему начальству. Второй обошелся молчаливым осмотром хозяина конторы, неспешно подходившему к офису «Арриго Секьюрити».

— Господин Лабракус, — утвердительно произнес тот, который доселе молчал.
— Да, я Лабракус, — Аррида сделал еле заметное движение головой, которое и кивком-то назвать нельзя было. — А вы, наверное, от Прокурора?
— Он ждет вас внутри, — ответил боевик и толкнул локтем дверь с заделанной пробоиной от выстрела из дробовика.
Аррида еще раз полукивнул и спокойно вошел в помещение. Закрыл за собой дверь, огляделся.
Прокурор сидел за его столом, отодвинув рабочий терминал Арриды и расправив перед собой свой собственный, смонтированный в плоском кейсе и сейчас водруженный на столешницу.
Было Прокурору около сорока, если не омолаживался специально. Национальность не разберешь, но восточные корни в роду мужчины точно присутствовали — уж кого-кого, а китайцев Аррида научился идентифицировать хорошо. С не очень светлой кожей, темными волосами, в модном костюмчике подстать своим бугаям на входе. Разве что цена вопроса немного разнится. Товарищи у дверей носили просто дорогущую одежду из баллистической ткани со встроенными кинетическими щитами, а вот Прокурор был одет в настоящий английский шерстяной текстиль. Аррида не зарабатывал столько за год, сколько стоил один только пиджак известного следователя.
Риг был здесь же. Как обычно, кроган не садился, стоя возле стены и подпирая плечом стеллаж с носителями архивных данных. В лапище компаньона — хорошо знакомая полулитровая байда с кофе.
— Хай, Ари, — кроган в знак приветствия поднял кружку. — Тут к нам сам Дэн-Прокурор пожаловал, представь себе. Полчаса уж тебя ожидаем, что так поздно?
— Дела задержали, — ровно произнес турианец, пытаясь считать ситуацию.
Похоже, кроган был совершенно спокоен. Это хорошо. У Рига природное чутье на неприятности, что он и подтвердил сегодня днем, заподозрив засаду в конторе и мастерски развалив боевиков на запчасти. Теперь же компаньон совершенно не дергается, даже не переводит свои необычно-голубые глаза в боевой режим. Как-то раз он с Арридой поспорил на тысячу кредитов, что турианец не сможет пальцем продавить глазное яблоко крогана, когда оно прикрыто защитной пленкой.
Отдавать штуку ни за что было бы очень обидно, поэтому Аррида не стал и пробовать, согласившись с напарником.
Прокурор, наконец-то, оторвал взгляд от своего пижонского раскладного терминала. Взгляд у Дэн Квайчжина был тяжелым, но вежливым.
— Здравствуйте, господин Лабракус.
— Доброй ночи, — произнес Аррида, не делая, впрочем, даже минимального движения головой. — Чем обязан?
— Совершенно ничем, — ответил Прокурор. — Это я обязан.
— Вот как?
— Да, — Дэн сцепил пальцы в замок и положил руки перед собой. — Я обязан сообщить вам, что против «Арриго Секьюрити» и лично вас отработала хорошо продуманная провокация. Если бы вашим делом занимались СБА или внутренний арбитраж Периметра, вы бы уже находились или под арестом, или под водой.
Турианец сделал понимающее движение щечными пластинами.
Он уже знал, в чем его могли бы обвинить или официальные власти острова, или неофициальные — периферии. Лучше первое, так как арбитраж, созданный по подобию «суда джентльменов», обычно не запаривается проведением тщательных расследований и не тратит деньги на защиту и обвинение. Любой, кто ведет себя вызывающе, например, беспричинно убивает вольного наемника и отжимает себе его собственность, быстро оказывается на большой глубине и в полной тишине.
— Надо понимать, вашими стараниями я уже оправдан? — поинтересовался Аррида.
— Я не судья, — вежливо улыбнулся Прокурор. — Не в моих привычках выносить приговор. Но мое небольшое расследование показало, что против вас соткали мастерскую видеофальшивку. Настолько мастерскую, что даже затерли ваш визит в «Армали». Вас там просто не было вчера, господин Лабракус. Хотя свидетели говорят, что были. Это очень необычно, господин Лабракус. Вы случайно не знаете, кто может вот так просто изменять виртуальный мир, оседающий в памяти охранных систем?
— Не знаю.
— Я тоже, — Дэн вздохнул. — Поверьте, у меня хорошие специалисты-электронщики. Но даже они не поняли, как это было проведено.
— Я уже понял, — произнес турианец. — Что дальше? Я что-то вам должен?
Прокурор небыстро покачал головой.
— Нет, за все заплачено, не волнуйтесь. Но я буду признателен, если вы расскажите мне в деталях о событиях последних пяти дней. С самого начала, желательно поминутно. Насколько хватит памяти. Это будет очень полезно... для моего расследования.
— Вашего или Палладия?
Мужчина с уважением посмотрел на своего то ли неудавшегося обвиняемого, то ли случайного свидетеля, то ли вообще клиента.
— Еще я буду очень признателен, — Прокурор сделал акцент на слове «очень», — если вы раскроете мне детали вашего контракта с мисс Эндека. Вы понимаете, это и в ваших интересах тоже.
Аррида понимал.
Нейлина была абсолютно права. За дело взялся сам Палладий, а это как раз один из тех сукиных сынов, с которым ссориться не хотелось ну совершенно, вот буквально жуть как не хотелось. И много кому, не только Арриде. Даже ЕАСО, будучи представлена своими земными структурами, старалось поменьше контактировать с менджерами Ассоциации. Нет, конечно же, могущество космической мегакорпорации вполне позволяло прижать кого угодно, включая и Ассоциацию. Однако по ряду причин войны с коррупционной сетью планетарных администраций не хотело даже ЕАСО. Объяснялось это очень просто: земная олигархия, в отличие от космической, не брезговала самыми грязными методами воздействия на противника.
Палладий — один из весьма грязных методов.
Турианец подошел к своему столу, смахнул на пол со свободного стула стопку старых планшетов, уселся напротив Прокурора и рассказал все, что просил мужчина.
Рассказ затянулся далеко за два часа ночи. Риг трижды наливал себе кофе, и даже боевики с той стороны двери дважды заглядывали в помещение, проверяя, все ли в порядке. Где-то на половине рассказа Арриды за дверью послышались чужие голоса и топот — турианец догадался, что это подвалила еще одна группа людей Прокурора. Причем именно людей — Дэн Квайчжин принципиально не брал на службу инопланетян.
Когда рассказ закончился, Прокурор жестом поблагодарил Арриду за старания, закрыл свой чемодан (терминал послушно юркнул внутрь, словно живой), и поднялся с места.
— Спасибо, господин Лабракус, — произнес мужчина. — Мы разберемся с этим вопросом.
— Ну что, это все, что ли? — рыкнул кроган. — Наговорились?
Прокурор повернулся к компаньону Арриды.
— Да, господин Джундор Риг. К вам у меня вообще никаких вопросов, если вы это хотели спросить.
— То есть мы полностью оправданы? — вставил Аррида.
— Еще раз да, — кивнул следователь. — Вы можете быть совершенно свободны в своих действиях, и на вас не направлена никакая угроза от моего нанимателя. Без сомнения, девушку убили не вы. Можете спокойно продолжать свой биз...
Прокурор не успел договорить, когда за дверью кто-то крикнул, и тут же в многострадальную стену офиса «Арриго Секьюрити» ударили пулеметные пули. От входа брызнул фонтант раздробленного пластика, в дверь, открыв ее своим телом, ввалился один из охранников. Он даже не успел вынуть оружие и был уже совершенно мертв — очередь из крупного калибра буквально вскрыла «костюму с галстуком» черепную коробку.
Двум компаньонам повезло — один, и без того малорослый, по-прежнему сидел на стуле, второй как раз в этот момент пригнулся к кофеварке обновить содежимое кружки.
А вот Прокурор стоял ровно по центру помещения, и одна из пуль ударила в плечо мужчины. С жестким «кздц!» щелкнул генератор кинетического барьера, правая часть груди Прокурора окуталась голубым, но силы технологий атаки и защиты были неравны. Шестимиллиметровая гиперзвуковая игла лишь потеряла скорость и чуть-чуть отклонилась, но все же впилась в тело модника, разрывая пафосный костюм из валлийской шерсти и в фонтане кровяных брызг вырывая из плеча изрядный кусок плоти.
Пули продолжали бить на уровне груди-головы человека среднего роста. Но прокурор уже кулем валился на пол, и потому ибежал еще пары-другой попаданий. Мужчина упал, но но не схватился за разорванную конечность и даже не завыл дурным голосом, а начал нащупывать какой-то переключатель на ручке своего моднявого чемоданчика.
«А-а-р-р-р!» — заревел кроган, шустро откатываясь к дальней стене офиса.
Пулеметчик взял небольшую паузу, видимо, перенацеливая прицел с уровня «голова-грудь» на уровень «торс-ноги». В воздухе висела плотная пыль разорванного на молекулы пластика, со стены напротив Арриды сорвалась и рухнула на пол стойка с рекламными проспектами «Арриго Секьюрити».
— Аррррридаааа! — заорал Риг. — Через зад!
Смешно не было, хотя могло быть. Но турианец и не думал смеяться, моментально поняв своего компаньона. Учитывая темп и мощь стрельбы, лупить могли только с корабля или воздушного судна — в условиях Атлантиды первое более вероятно. Скорее всего, пауза связана не с тем, что перегрелся термозаряд или пулеметчик что-то там выцеливает, а с тем, что встроенная система наведения, просвечивающая тоненькие стенки офиса гравиком или ИК-сканером, определяет статус целей. Первым залпом нападавшие разобрались с людьми Прокурора, видимо, положив их всех, словно в тире, а жертвы внутри помещения оказались просто сопутствующими.
Теперь же очередь Арриды, Рига и Прокурора, фонтанирующего кровью из разорванного плеча. Красной человеческой жидкости натекло уже с поллитра. Если тут же не остановить кровотечение, следователь умрет от шока кровопотери.
— Уходим, Ари!
Риг уже добрался до задней стены офиса и шуровал в небольшом ящике, который Аррида собирался выбросить с полгода как. Туда они с компаньоном сбрасывали всякую ненужную ерунду и оборудование с истекшим сроком годности. Наконец, в лапище крогана появилась совершенно незнакомая Арриде пушка — мощный дробовик армейского образца, человеческого дизайна.
Кроган не без труда активировал электронную схему дробовика, залег на пол прямо за слабо шевелящимся телом Прокурора и повернулся к турианцу:
— Уползай, Ари, я прикрываю!
Позиция крогана была паршивой. Пулеметным пулям все равно, что крошить насквозь: пластик стены, металлические полки рекламных стоек или человеческую плоть. Однако Аррида заметил, что по одежде Прокурора до сих пор бегает рябь статических зарядов от кинетического щита. Значит, есть еще слабый запас энергии, и кроган, устроившийся за телом мужчины, в самом деле имеет какую-то защиту.
Турианец, как был сидя на карачках, одним броском преодолел расстояние до перегородки в смежный офис. Когда-то там был проход в соседнее помещение, которое занимало «Аррида Секьюрити», однако вот уже с несколько лет как Аррида с Ригом ютились в однокомнатных бизнес-апартаментах. Не потому, что не было денег на площадь, а потому, что лишние двадцать квадратных метров им, оказывается, были просто не нужны.
Не вставая в полный рост, Аррида долбанул ногой в хлипкую створку, чуть не снеся тонкий пластик с петель.
— Пошел! — крикнул Риг, продолжая выцеливать невидимую цель в дверном проеме.
— Нет! — ответил Аррида. — Давай сюда человека!
Риг недоуменно посмотрел сначала на компаньона, затем на истекающего кровью Прокурора.
— Он труп! — рявнул кроган. — Пошел!
— Нет! — Аррида снова мотнул головой. — Толкай его ко мне!
Истекающий кровью труп, наконец, что-то нащупал на ручке своего чемоданчика.
И тут же с громким «Угумкррррчччтттссс!» вспух светло-голубой пузырь стационарного кинетического барьера. Судя по тому, что поле послушно прошло сквозь обоих компаньонов и не тронуло ничего в комнате, настроен барьер был исключительно на отражение оружейного огня.
— Ого! — воскликнул Риг, приподнимая голову над Прокурором.
Тут же ударила очередь. Гиперзвуковые стрелки бессильно бились в мембрану полей, сшитую нитями темной материи, рикошетируя в потолок или разпыляясь в вольфрамовую пыль, но так и не могли пробить барьер. Еще две-три коротких очереди — и пулемет замолчал, а в помещении резко потемнело. Несколько пуль попали в лампы освещения, оставив горящей только одну — ту, что ближе к выходу из офиса.
— Пятьдес... пятьдесят секунд, — раздался слабый голос.
Аррида, по-прежнему стараясь не подниматься высоко, на четвереньках подобрался к раненому. Неприятная, липкая человеческая кровь тут же замазала руки и ноги турианца. Аррида перевернул тяжеловатое для него тело Прокурора и осмотрел рану.
Погано, очень погано. Потерявшая скорость пуля вместо того, чтобы отстрелить конечность, раздробила кость и, похоже, разорвала крупный сосуд. Темная жидкость, пульсируя, покидала тело человека.
— Панац... целлин в чем... в чем... моддане, — сжав зубы, процедил Прокурор. — Сорок сек... ун... потом... барьер... односторон...
Аррида понял. Кроган тоже.
Риг привстал на коленях, уже куда спокойнее, без суеты активировал прицельный комплекс на своем инструметроне, навелся из дробовика и жахнул четыре раза подряд прямо сквозь оказавшийся односторонним барьер и через стену. Где-то за ней кто-то истошно заорал. Тут же очнулся пулемет, но с тем же успехом — барьер держал.
— Далеко, мрази, — выдохнул кроган, выбрасывая термозаряд.
Раскаленный цилиндрик упал прямо в центр темной лужи на полу. Противно запахло паленой органикой. Риг нагнулся к ящику у стены и достал оттуда еще один, свежий термозаряд. С клацаньем вогнал его в интерфейсный магазин дробовика.
— Лечи задохлика, я ко второму выходу, — сообщил кроган. — Посмотрю, что как.
Аррида кивнул и рванулся к чемодану Прокурора. Найти панацелин удалось секунд за семь — ровный ряд из шести ампул находился под пластиной голографического вывода. За свою жизнь Аррида уже не беспокоился. Во-первых, единственный не прикрытый вход пошел удерживать кроган, а во-вторых, барьер напрочь затенял гравиметрические или инфракрасные системы целеуказания неизвестно пулеметчика.
Вернувшись к раненому, Аррида, не мельтеша, воткнул сразу четыре ампулы в подмышечную область человека. Панацелин очень быстро всасывается, а там, где он попадет в кровоток, он тут же доберется до разорванных артерий и моментально их закупорит. От кровотечения из малых сосудов Аррида обработал страшную рану поверх — на это ушло еще две капсулы.
Кровотечение ослабевало на глазах. Тем не менее, уже потерянной крови было слишком много...
— Заррраза, — прошипел Прокурор. — Вот не знал, что так щиплет...
— Идти можешь? — спросил турианец.
— Не знаю...
Человек, зажмурив глаза, оторвался от пола на здоровой руке, но тут его ладонь скользнула и он бы смачно рухнул в собственную кровищу, не подхвати его Аррида под здоровое плечо.
— Поднимайся, законник, — напрягаясь всей своей невеликой тушкой, турианец помог Прокурору встать. Тот, кряхтя, занял вертикальное положение, потом все-таки открыл глаза и бросил взгляд на чемоданчик. Аррида проследил за направлением, увидел на рукоятке кейса небольшой экранчик, на котором, сменяя друг друга, бежали секунды.
— Двенадцать, ммммать, — выдохнул Прокурор. — Беги, турианец!
— Вот еще!
Аррида лихо поднырнул под здоровое плечо человека и, поднатужившись, окончательно привел того в условно шагоспособное состояние.
— Идти можешь?
— Мутит...
— Я спрашиваю, идти можешь? — Аррида шагнул вперед, таща на себе человека. Теперь уже сам чуть не подскользнулся на луже крови и с трудом удержал равновесие, рухнув на одно колено. Прокурор ойкнул, но устоял на своих двоих. Аррида снова поднырнул под раненого и потащил его к выходу.
На рукоятке чемоданчика выскочила цифра пять.
— Пошел, мягкожопый! — крикнул Аррида из-под своего груза. — Давай, перебирай лапами, ты, розовая азари с членом!
Хромая на две ноги из четырех, странный самодвижущийся гибрид из человека и почти потерявшегося под ним маленького турианца, наконец, добрались до стенки, отгораживающей проход в соседний офис. Аррида проволок человека до двери, каким-то самому неизвестным образом проник в нее вместе со своим еле шевелящимся грузом, затем тут же свернул влево, проковылял еще пару метров и, открыв плечом дверь справа, зашел в соседний офис. Это помещение было расположено по диагонали от их комнатки, и от набережной отделено капитальной стеной из биобетона.
Та еще защита от пулеметного огня, но хотя бы не позволяет целиться через стену.
Что-то кракнуло в оставленном офисе, и тут же ожил пулемет. Правда, ненадолго — оператор быстро сообразил, что в помещении уже никого нет. Но все-таки выпалил еще раз...
Грохнуло так, что Аррида с человеком полетели на пол, а в спину турианца что-то замолотило. Не вставая, он повернулся и обнаружил, что перехода в их офис больше нет. По-видимому, пулеметчику удалось попасть прямехонько в чудо-чемодан Прокурора, и там сдетонировал источник питания. В клубах пыли обрушились несколько перекрытий, наглухо забаррикадировав путь назад.
Впрочем, назад Арриде совершенно не хотелось.
Баррикада не закрывала проход полностью, поэтому турианец мог слышать, что там творится. Вот застучала чья-то штурмовая винтовка, и еще одна. Кто-то заорал — и снова частый перестук автоматического оружия. Пауза, снова винтовка. Пауза — пулеметная очередь. Гулкий «бум» реппелент-гранаты с поляризованным газом. Теперь, в зависимости от того, кто активировал гранату, в оптическом и инфракрасном диапазоне через этот дым может смотреть только он.
Пулемет выдал беспорядочную длинную очередь, в ответ согласованно застучали винтовки.
«Ага, значит прицел только инфракрасный, — подумал Аррида, вставая и вышибая плечом очередную дверь, предпоследнюю перед выходом на улицу. — Тогда уже точно с воды не достанут».
У тех, кто пытался достать, были свои взгляды на это.
— Ложись! — заорал кроган, буквально снеся на пол Арриду, вот прямо рядом с человеком.
«Хдынь!»
И полная, абсолютная тишина.
Аррида, придавленный кроганом, с трудом дышал, крутя головой и пытаясь понять, что произошло. К счастью, Риг быстро скатился с немощной парочки.
Кроган что-то орал, но турианец слышал словно сквозь сорок пять подушек из самого дорого отеля в Новой Атлантиде. Видел лишь, что соскочивший с него Риг эпизодически высовывается за дверь свой дробовик и, целясь по инструметрону, отщелкивает выстрелы наружу.
Секунд через десять слух частично вернулся, а вместе с ним и понимание, что второй, наружней двери соседнего офиса больше нет. Вместо нее — дымящиеся остатки внешней стены. Совсем не такой картонной, какая выходила на набережную, но против гранатомета ничуть не более устойчивой.
В воздухе не то, чтобы не продохнуть, но даже смотреть из-за пыли было трудно.
— Вот мерзота!
Кроган снова жахнул из дробовика и тут же отдернул его назад.
— Их там человек десять! — поделился радостной новостью компаньон. — А у меня термозаряда выстрела на полтора.
Аррида чихнул, и еще раз. Зависшая в воздухе пыль просто убивала.
— Так точно, — хохотнул Риг. — Ну что, Ари, вот и оно, да?
— Что оно?
— Карачун! — радостно, чуть ли не по слогам продекларировал кроган.
Аррида осматривал Прокурора. К счастью ли, к несчастью ли, но человек, похоже, окончательно вырубился. Кровь уже не шла. Турианец положил палец на шею раненого.
— Готов? — поинтересовался компаньон.
— Не...
Арриду перебил звук винтовочной очереди снаружи. Стреляли чуть под углом, и слава духам местной архитектуры, молотили больше в бетон стены, чем в узкий проход оставшейся на месте двери. Про внешнюю после ее знакомства с зарядом тяжелого оружия можно смело забыть.
— Ты что, без оружия? — наконец, выдал Аррида вопрос, который терзал его еще с начала пулеметного обстрела.
— Ага, — довольно осклабилась страшная кроганская морда. — Я пистолет около кофе-машины положил. Ну, у входа. Когда этот задохлик такой весь важный со своими гвардейцами пожаловал.
— Нафига? — разумно спросил Аррида.
— Они попросили не делать глупостей.
Турианец лишь вдохнул.
Вежливость крогана — она такая опасная штука.
В дверь снова заколотили штурмовые винтовки. Но на этот раз нерешительно, короткими очередями с длинными паузами.
— Чего-то слабо, — заметил Аррида, переворачивая Прокурора и роясь в карманах его когда-то пафосного, а сейчас изваленного в крови и измазанного в пыли и грязи английского костюма.
Увы, оружия человек с собой не носил.
— Ну дык я им двух стреляк без мозгов оставил, — усмехнулся кроган. — Чего бы это им смелеть? Ну ничего, сейчас гранатомет перезарядят и...
— Умеешь ты подбодрить, — покачал головой Аррида.
Оружия в карманах человека турианец не нашел, но зато обнаружил небольшой плоский коммуникатор. Из тех, которые так любят контрабандисты — без привязки к конкретному аккаунту Экстранета, с автономной авторизацией и встроенной спутниковой антенной.
Включив устройство, Аррида тут же наткнулся на вполне ожидаемую реакцию девайса — на экране высветилось приглашение ввести код разблокировки.
— Ты в курсе, что все люди параноики? — риторически спросил Аррида.
— Да, — Риг снова высунул дробовик за угол и пристально всматривался в экран наведения на инструметроне. — Чуть меньше, чем ты, правда.
— Очень смешно.
Аррида, наконец, нашел клавишу, выводящую на экран меню экстренного набора.
Блам!
Снова грохот, снова пыль в воздухе. На этот раз, правда, все в режиме «очень лайт». Это Риг бабахнул из своей пушки, а Аррида оказался в состоянии это услышать.
— В башку не попал, — сокрушенно покачал головой кроган, прежде чем в дверной косяк снова начали впиваться пули, кроша пластик в молекулярную пыль и сбавляя и без того не лучшую видимость в комнате. Да еще это дежурное освещение, скорее даже не освещающее, а лишь усугубляющее темноту по углам.
Снова застучали винтовки по ту сторону помещения, на набережной. Причем уже совсем зло, короткими и неприятными для противника очередями, в несколько стволов. С этой же стороны, наоборот, стрельба поутихла.
— Неужели отогнали? — предположил Аррида.
Турианец уже отстучал экстренный вызов на телефоне, но здесь, на Периметре, ждать прибытия СБА можно долго.
— А хрен знает, — филосовски заметил кроган, откладывая дробовик. — А у меня термозаряд того. Перегрелся.
И тут же добавил:
— Поссать на него, что ли?
Турианец, рассмеялся сквозь кашель:
— Вот только кроганской мочи в паровой фазе мне тут и не хватает, — Аррида помахал рукой перед лицом, пытаясь разогнать всепроникающую пыль. — А чего это они замолчали?
Действительно, стрельба как-то неожиданно закончилась. И здесь, через пролом во внешней стене, и на той стороне.
Зазвенел сигнал вызова. Аррида обернулся и с немалым удивлением заметил, что гудит тот самый коммуникатор, который он вынул из внутреннего кармана Прокурора.
Турианец поднял устройство и, сделав скользящее движением пальцем, принял звонок.
— Да?
— Дэн, ты как там?
— Это не Дэн, — произнес Аррида. — Это объект его расследования. Минар-Аррида Лабракус.
— А, это вы, сэр! — голос в трубке напрягся. — Что с боссом?
— Если вы о Прокуроре, то он сейчас лежит рядом со мной. Не очень здоров, но жив и без сознания.
— Где вы?
— А вы?
— Мы на противоположной набережной от вашей. Пришлось обходить этих сволочей, чтобы засадить им в тыл. Засадить засадили, но по-моему, никого в живых не осталось. Мы тут, признаться, не думали, что у вас кто-нибудь уцелеет после отработки пулеметом. Ну и...
— Все нормально, — улыбнулся щечными пластинами Аррида. — Мы тут все трое. Все трое живы. Только не знаем, надолго ли. Оружия ноль, а у нас тут...
— Что?
Аррида не успел ответить. Со стороны дверного пролома снова открыли стрельбу, но... Но удивительное дело, ни одной пули ни в помещение, ни в дверной косяк не влетело. При этом стрельба за дверью усилилась едва ли не втрое супротив того, что было, когда Риг планомерно остреливал головы нападающим.
В рваном стакатто огня Аррида, прислушавшись, уловил нюансы. Без сомнения, кто-то поливал друг друга из автоматического оружия, однако марки штурмовых винтовок точно различались. Это могло означать лишь одно — кто-то лупит по тем, кто до этого лупил по Арриде с Ригом.
Турианец снова поднял коммункатор.
— Что там у вас? — голос был полон тревоги. Очевидно, человек Прокурора также слышал стрельбу.
— Не знаю, — ответил Аррида. — Кто-то друг друга мутузит. Но мы не под огнем. Даже странно.
— Мы уже почти на месте, держитесь!
Связь разорвалась без предупреждения.
За проломом возникло, нарастая, мерное гудение, пока не превратилось в низкочастотный пульсирующий рокот. Гул заполнил все вокруг, скомкав, разрушив звуковую картину, пока не стал совсем уж нетерпимым.
А затем в пролом, оставшийся на месте внешней стены, ударили мощные лучи света, и усиленный динамиками голос буквально рухнул в помещение, рубанув по без того многострадальным ушам Арриды:
— Прекратить огонь! Комиссия по этике! Немедленно всем прекратить огонь, или начинаем бомбардировку биотерминатором!
— Ха!
Аррида скорее увидел, чем услышал возглас Рига. Кроган улыбался во весь рот и потирал свои лапищи.
Да, вот тебе и «Ха!», мой дорогой друг. Чем же мы тут провинились, что по нашу душу прибыл боевой корабль Спектров Ассамблеи миров?


Продолжение следует...

 

Отредактировано.SVS

 

 

Комментарии (1)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

RomanoID
1   
Больше трупов, хороших и разных? wink
0