Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Пепел. Глава 5. Агенты хаоса. Часть 1


Жанр: Sci-Fi, экшн, дарк;

Персонажи: собственные и заимствованные;
Предупреждения: ксенофобия, ненормативная лексика;
Описание: Вербовка.
 
 



Мороз, Феникс и «Jack pot»

Незнакомец вошел в столовую космопорта, и двери за ним тут же закрылись. На вид 35-40 лет, длинные темные волосы зачесаны назад и собраны в небольшой хвост, высокий лоб, римский нос, большую часть лица скрывает короткая борода. Судя по всему, ни оружия, ни прикрытия у него нет, а сам он ведет себя так, будто оно ему и не требуется. Но это не бесстрашие, а скорее безрассудство. Мужчина мало походил на оперативного агента или военного: слегка отстраненный взгляд, неофициальная манера речи, расслабленная осанка, живая жестикуляция, подчеркивающая каждую фразу, избыточная мимика — всем своим внешним видом он больше напоминал дельца с черного рынка, который ищет клиентов для своего сомнительного товара. Последняя немаловажная деталь — повседневная униформа старшего офицерского состава, но без знаков различия, что является нарушением устава. Вывод неутешительный, гость явно не имеет никакого отношения к ВКС, но непосредственно имеет с ними дело. Светлые глаза мельком обвели девятерых одинаковых бойцов в черной броне и с закрытыми лицами.
— Кто командир? — потер нос, вопрос риторический. Церберы расположились полукругом так, чтобы держать их всех в поле зрения было невозможно. Наступила пауза, визитер, однако, не вертит головой, а смотрит строго на одного боевика. Боевик молча раскрылся: лет пятьдесят, если не больше, искусственные глаза с красной подсветкой, лицо перечеркивают три свежих шрама. Незнакомец почесал подбородок.
«Старая школа, фанатик до мозга костей, идейный ублюдок со стажем... Прекрасно»
— И как к тебе обращаться? — переговорщик чересчур самоуверен, он рассудил, что его жизни ничто не угрожает. Это вызывает определенный дискомфорт... и некоторые подозрения.
— К., — комрад смотрел гостю прямо в глаза и уже догадался кто он и что он. Но лучше «это», чем альянсовские солдафоны.

Или точечный удар по нашей позиции.

— Это сколько букв? — спокойствие, непринужденность и раскрепощенность, будто он каждый день имеет дело с террористами. Будто он каждый день имеет дело с К. Это уже вопиющее неуважение.

Он ведь знает, что бессмертных не бывает, да?

— Одна, — К. стал сомневаться, что идея Франко такая уж безумная.
— Я, Фрост, — приложил ладонь к груди, слегка поклонился и скривил губы в пародии располагающей улыбки. — Приятно познакомиться.

 

«Конкретно, что ты им сказал? — К. не собирался разыгрывать доброго самаритянина и нависал над колонистом, словно утес, с вершины которой вот-вот случится обвал. Но голоса всё же не повышал.
Т-т-только то, что... видел, — и замолк, трясущийся и зажмурившийся от страха так ежился, что занимал в пространстве всё меньше и меньше места. Скоро допрашивать будет некого.
Мне, что из тебя каждое слово вытягивать? — терпение иссякало, и скоро появятся первые камешки, а может сразу валуны.
Скажи то, что сказал мне, — Сойер жалел, что привел этого заику к командиру, но последний должен получать информацию из первых уст.
Я п-п-продублировал с-сигнал бедствия... и мне ответ-тили...
Открой глаза, — К. приставил ко лбу плаксы М-6 «Палача». — Что. Ты. Им. Сказал?
Ступор. Недержание. Обморок.
Убери отсюда это ничтожество — К. с презрением отвернулся.
Ага, — Сойер, не слишком заморачиваясь, схватил бедолагу за шкирку и швырнул в дверной проем. Попал.
Напряженная пауза. Знакомая всем фениксам усмешка. Всё внимание на одного.
Смерть есть смерть, и неважно где мы её встретим, — Франко раскрылся, остальные последовали его примеру, и α-dog «узрел сомнения в сподвижниках своих». Твою же мать!
Священный долг, честь война, Родина и славная смерть в конце, — этого К. не сказал, а, пристально посмотрев в мертвые глаза «своего отражения», произнес — Ждем.
Чего? Для Альянса мы все враги. Начинать разговор из-за девяти бойцов? Проще сразу положить и оставить гнить вместе с остальными. — Бравос неожиданно для всех и даже для самого себя был абсолютно согласен с Франко.
Только ещё одного самоубийцы нам не хватало. Настоящий воин не стремиться к доблестной смерти, а бежит от неё без оглядки, давая забирать своих преследователей, — пустые глазницы Владислава пробрали обоих сорвиголов на уровне животных инстинктов. Будто эти «глаза» ведут на ту сторону: неизвестность порождает сомнения, а сомнения — это уже почти страх. Как охотнику удается вселять в людей то, чего как они все знают не существует — загадка.
У нас не достаточно снаряжения, нет транспорта, поблизости ни одной укрепточки, а из-за своей «начинки» мы точно не сойдем за перевертышей... Не говоря уже о полном неведении о происходящем, — Мэгэт, как всегда, голос разума.
Ладно, подождем, — по ухмылке Франко стало понятно, он знал чем закончится спор. Просто скучно.
Как я и сказал, — К. осмотрел фениксов, — Где Рак'ша?
Ща приведу, — никто не сомневался, что именно Бравос это скажет».

Фрост. Это не имя и не определение сути человека. Это слово никак не вяжется с переговорщиком Альянса, и он сам это прекрасно понимает. Слишком живой, слишком подвижный, суетливый и нарочито беспечный — он создает впечатление, будто фениксы знают, зачем он здесь. А он знает, что они знают, а может и далее. Он тот, кто виляет собакой.

У Альянса сотни кораблей, даже тысячи, а нам попался именно тот, на борту которого агент S. O.

— Опустим любезности и перейдем сразу к делу. Что вам от меня нужно? — Фрост нагло, не скрывая удовольствия, потер ладони и широко улыбнулся. Но прежде, чем получить ответ, он был вынужден отвлечься и застыть: в затылок уперся чей-то тяжелый взгляд, исполненный ненависти, всё равно, что холодный ствол оружия приставили. Разносчики страха пробежали по спине, высушили глотку, сжали грудную клетку и остановили дыхание.
— Транспорт, чтобы убраться с этой планеты. Все эти недолюди ведь чего-то стоят? Челнок, думаю, подойдет. — К. говорил с Фростом, но смотрел на Франко, давая отчетливо понять обоим, что пока не решил.
— Честно? Эти «недолюди» ни хрена не стоят. А это, — не оборачиваясь, Фрост указал через плечо большим пальцем на стоящего за его спиной боевика, — впечатляет. Но не на столько, чтобы мое сердце растаяло, и я начал срать золотом.
— А чего стоишь ты? — голос из-за спины, вспотевшей спины.
— Девятерых головорезов и одной девчонки... Я же сказал, опустим любезности и реверансы. Эвакуация продлится всего пару-тройку часов, и нам нужно успеть прийти к консенсусу. Ведь это мне убеждать командование, допустить вас на борт. — Переговорщик преобразился прямо на глазах. Капли страха на его теле сжались в шипы ледяной брони, взгляд стал острым и колким, а в речи повеяло морозом — теперь Фрост соответствовал своему имени — напускная фривольность и не менее напускной трепет испарились.


Я бы сказала вымерзли. Поразительно сколько у холода существует оттенков. Лед, камень, космос и далее, далее...


— Откуда такое желание сотрудничать? — К. кивком велел Франко отойти, последний помедлил долю секунды, и все это заметили: и фениксы, и переговорщик.
— Мне понравилось то, что я увидел и то, на что смотрю, — по бокам Фроста появились дроны. — Они просканируют вас на присутствие технологии жнецов.
По каналу синхронизации К. передал команду дезактивации системы «свой среди чужих», а так же выход из боевого режима. Все фениксы раскрылись.
— Жуть, — поморщился Фрост.

Отступление 4. Последняя запись, полученная с таракана-няньки. Каюта капитана.

<включен режим распознания голосов и звуков>

Капитан: А вот и наш рыцарь плаща и кинжала!
Фрост: Капитан. Картер. Вызывали?
Капитан: Издеваешься... Хм... Фрост, ты в курсе: я никогда не скрывал своего отношения к тебе. Ты мне не нравишься. Твоя контора мне не нравится. Однако, ты профессионал и я тебя терпел. До сих пор... Ты просил дать тебе время поговорить с ними, я дал. Но разрешения подняться им на борт не было. Я не ханжа и понимаю, что такое необходимое зло, но здесь ты перешел все границы. Пираты, наемники — это одно, якобы бывшие церберовцы — совершенно другое. Поэтому озвучь нам те несомненно веские и несомненно доказуемые доводы, из-за которых ты привел врагов на мой корабль без моего ведома.
Фрост: В соответствии с предоставленными мне полномочиями...
Капитан: Это лишнее. Я уже написал рапорт о твоей измене, видит бог, всё к этому шло. Ты ставишь под удар безопасность звена уже во второй раз. Смею заверить — в последний. Так что попытайся нас убедить, что это на благо победы, или я отошлю рапорт в штаб Объединенного Командования и прикажу взять тебя под стражу.
Старпом: Уточню. Убеди нас, а не пытайся уболтать. Факты и ничего кроме.
Фрост: При всем уважении, у вас и к десятой части моей инфы нет допуска.
Капитан: Фрост, на моем корабле...
Фрост <на повышенных тонах>: Нет, капитан, даже на Вашем корабле у Вас нет права на МОИ секреты. А мои полномочия...
Капитан: ФРОСТ!<крик><удар кулаком по столу><пауза><далее спокойно>. Во-первых, на моем корабле меня никто не перебивает...
Фрост: Виноват. Но...
Картер <на повышенных тонах>: Мать твою, Фрост, да заткнись ты уже.
Капитан: Во-вторых, на моем корабле несколько сотен людей и не только, которым ты не успеешь даже попытаться объяснить, чем эти террористы так важны. А мне бунт не нужен.
Фрост: Поэтому я провел их через шлюз, а не ангар. Броню и оружие заранее изъял. Вы велели своим подчиненным не задавать мне лишних вопросов, они не задавали. Никто не знает, что они церберовцы.
Капитан: Хорошо. А то пришлось бы вас всех отдать на самосуд волонтерам. Как я сказал...
Фрост: Бунт вам не нужен. Я понял.
Капитан: Так как там на счет кратковременного разового повышения уровня допуска к секретной информации S. O?
Фрост: Что ещё за S. O? В первые слышу <ложь с вероятностью 87%, сарказм с вероятностью 13%>.
Старпом: Все-таки стоило начать с мордобоя, сэр.
Фрост: Ладно, устраивайтесь по удобней. И прошу, если я чего-то не объясняю, значит я чего-то не объясняю.
<развертка голографического объекта>
Старпом: Он даже презентацию заранее подготовил. Скользкий сукин сын.
Фрост: Нужно быть готовым ко всему. Итак... В темпе. Это список перебежчиков Цербера. За исключением уже зачищенных Призраком это практически весь научный сектор. Их приняли с минимум проверок и подключили к профильным работам в проектах Альянса. Наивысший приоритет, тут уже у меня нет допуска. Знаю лишь то, что эти люди из тех, кто пытается обеспечить превосходство в войне, а может и победу.
Капитан: Почему об этом умолчали?
Фрост: Цербер записан во враги всего живого и никаких оговорок...
Старпом: Но и среди них есть те, кто ещё не до конца спятил.
Фрост: Да, но мир об этом никогда не узнает — образ врага должен быть четким и абсолютным. Так, дальше... Это список известных оперативных агентов Цербера за последние двадцать лет. Многие из них погибли на Омеге и, что самое важное, никто из них не был интегрирован. Это были 100% люди. Во время допроса командующего осадой спросили, где остальные. Он показал, что часть агентов исчезла с поля зрения где-то за год до атаки на станцию. По своим каналам он выяснил, что их используют в каком-то очередном научном проекте. Когда дело на Омеге запахло жаренным командующий дал запрос на подмогу, но ему прислали уже новеньких зомби, ни в ком из них он не признал старых сослуживцев. Командир сдавшейся группы как раз заявляет, что они были подопытными более года.
Капитан: Подопытными в каком проекте?
Фрост: Создание бойцов-супербиотиков.
Старпом: Они уже были лабораторными крысами, одной процедурой больше, одной меньше — как это они с интеграции соскочили?
Фрост: Неверное кадровое решение. Оператором проекта был назначен командир боевиков, а его, похоже, не прельстила перспектива стать рабом.
Старпом: Церберовец с собственным мнением? Что-то новое... И невероятное.
Фрост: В каждом правиле есть свои исключения.
Старпом: Почему ты не вёл прямую трансляцию ваших переговоров?
Фрост: Потому что это была очень личная беседа на самые интимные темы.
Капитан: Как они в колонии оказались?
Фрост: Знали, что там проводится какая-то операция и решили поквитаться.
Старпом: Поквитаться? Две сотни боевиков, среди которых фантомы и немезиды, два атласа и крейсер до кучи. Плюс умеренные потери. Больше похоже на попытку произвести правильное впечатление. Это диверсия.
Фрост: Они прошли сканирование, они не агенты Призрака. <развертка голографического объекта> А это наглядное доказательство, что они против него.
Старпом: Дроны могут только найти или не найти железки, одурманивание обнаружить нельзя. Колония всё равно потеряна, а среди тех, кого они, якобы, спасли, многовато трупов. Это диверсия.
Фрост: На счет одурманивания — никто из нас не застрахован и это факт. По поводу спасенных колонистов — поправка. Они никого не спасли, потому что никого не спасали. Я же сказал это был акт мести. Для них те церберовцы — предатели. А теперь вспомните — мы имеем дело с отмороженными фанатиками.
Старпом: В том-то и дело, называй меня параноиком, но я вижу то, что вижу. Цербер потерял не много по сравнению с тем, что приобрел — пара сотен против трех тысяч? По-моему честно, даже если план диверсии провалится.
Фрост: Зачем так сложно, зачем изображать перебежчиков, а не очередной отряд волонтеров? Призрак же не дурак, должен понимать — их с говном съедят... Хм... Зайдем с другой стороны. Кто вообще сейчас церемониться с церберовцами? В расход и все дела. Они живы исключительно благодаря мне. Если это диверсия, значит в Цербере знали, что я приписан именно к этому звену и именно это звено ответит на сигнал бедствия. Выходит у них есть доступ не только к военным каналам связи, но и к сети разведывательного управления. Палить такие козыря из-за кучки диверсантов? Это даже не бред, это чистой воды ересь. Или я где-то ошибаюсь?
Капитан: Надо признать, логика тут присутствует. Ты действительно единственная причина, по которой они всё ещё живы.
Фрост: Скажу больше, о своем приписывании к звену, я даже начальству не докладывался. Меня не могли тут ждать, я сам себя здесь не ждал.
Капитан: <тяжело вздыхает>Похоже на... правду. Нелицеприятную, но всё же. Из личного опыта могу только согласиться, что операции Цербера обычно исключают подобные авантюры. А ты что думаешь?
Старпом: Если на секунду предположить, что бой не был постановочным, они хороши. В теории могут пригодиться, но...
Фрост: Кстати, всё время нашего разговора они доказывают свою, если можно так выразиться, лояльность.
Капитан: Объясни.
Фрост: Проект-то удался на славу, они реально супербиотики со впаянными усилителями, которые невозможно изъять. Ни карантин, ни гауптвахта их не удержат, но я не слышу сигнала тревоги, а вы?
<минута тишины><тяжелое дыхание>
Капитан: Была у меня крамола, что ты двойной агент, но теперь я вижу ты просто такой же как они. С той лишь разницей, что их организацию признали террористической угрозой, а вашу контору ещё нет. На что ты их купил?
Фрост: А на что мы обычно покупаем волонтеров? Отчаяние, безысходность и капелька духоподъемной пропаганды. Они ведь патриоты, так я им пообещал возможность участвовать в освобождении Земли. Если, конечно, контрнаступление будет и они до него доживут. Первое под большим сомнением, второе просто невозможно.
Капитан: Ты собираешься с ними в игры играть?
Фрост: Нет. Они прекрасно понимают что к чему, но выбора-то у них нет. Только слепая надежда, что они окажутся круче моих планов. <усмешка>
Старпом: Гаут прав, ты конченный ублюдок. Свои, чужие — тебе на всех насрать. В штабе отказали предоставить бойцов на убой, так ты начал искать тех, у кого и вариантов нет — сотрудничество или смерть.
Фрост: Скажем так: есть те, кого необходимо убить и те, кто может это сделать. Моя работа — организовать их встречу. <усмешка>
<небольшая пауза>
Капитан: Оговорок будет больше, чем ты можешь себе представить. И я не хочу слышать возражений.
Фрост: Приемлемо.
Капитан: До самой Омеги ты молчишь в тряпочку, говоришь только тогда, когда тебя спросят. И не дай бог, тебе прикрываться своими полномочиями или сетовать на секретность информации. Ты и твои куклы теперь подчиняются мне, как и положено всем военнослужащим этого звена.
Фрост: "Вы выкручиваете мне яйца«©
Капитан: Я ещё даже не начинал... Твоих новых питомцев нужно разместить, соблюдая инкогнито, иначе...
Фрост: Я помню — самосуд.
Старпом: На второй палубе есть свободная каюта, сэр, тесновата для десятерых человек, но...
Фрост: Восьмерых.
Старпом: Восьмерых?
Фрост: Восьмерых. Девчонку поселим отдельно — в мед отсеке есть места — там она будет полезной. А того, что зовётся Франко необходимо изолировать на губе. Вам не нужны эксцессы, мне не нужны эксцессы, им не нужны эксцессы. А этот урод ходячее бедствие.
Капитан: Что-то мне подсказывает, у тебя есть досье на «этого урода», а может и на них всех. Ты только что согласился делиться всей информацией.
Фрост: Во-первых, досье слабенькие, с неактуальным сроком давности, с большими белыми пятнами. Во-вторых, вам лучше и этого не знать, а то ещё передумаете.
Старпом: Ясно. Ты так в них вцепился, потому что знал, кто они. А может ты вообще — искал их?
Фрост: Скорее, надеялся на неожиданную встречу. Для моего задания они подходят как нельзя лучше.
Старпом: Так может познакомишь?
Фрост: Капитан, это ни к чему. Уверяю. Незнание — лучшее лекарство от тревоги. Зачем портить сон и аппетит?
Капитан: Сначала ты рвешь глотку, настаиваешь на сотрудничестве, убеждаешь, что они нам не враги, и тут же просишь одного из них определить на гауптвахту.
Фрост: Мой просчёт, согласен
<развертка голографического объекта>
Фрост: Только потом не говорите, что я не предупреждал... Вкратце... Владислав.45, бывший боевик синдиката «Синие Светила», подразделение S. KILL&SKULL.
Старпом: Те что на Татэме устраивали сафари на людей?
Фрост: На людей, на любые другие формы разумной и неразумной жизни. Любой каприз за ваши деньги... Мэгэт.44, отбывал пожизненный срок за убийство, завербован прямо в тюрьме через пять лет отсидки.
Капитан: Пожизненное? Кого он убил? Или правильнее — скольких?
Фрост: Всего двоих... родителей.
Капитан: Родителей?
Фрост: Когда ему было 24, мать развелась с отцом и ушла к асари. На суде он заявил, что обои предали человечество. Судмедэксперт, между прочим, признал его вменяемым.
Старпом: От чего такой срок?
Фрост: Мать он настиг на Тессии. Там за убийство дают минимум сто лет, плюс незаконное проникновение на планету асари, это ещё двадцать.
Старпом: Дай угадаю, он отбывал срок в Farscape'е с красным кодом.
Фрост: Верно...
Капитан: Я слышал об этой тюрьме, но что такое красный код?
Старпом: Шпионская хрень, сэр. Его присваивают потенциально полезным заключенным, таких держат отдельно. Вдруг понадобится расходный материал для не совсем законной операции или террористической атаки против «конкурентов» Альянса.
Фрост: Не будем отвлекаться на мелочи, дальше интересней... Хименус.408, доброволец, бывший офицер спец войск, база «Белый жеребец».
Капитан: Первый раз слышу. Очередные головорезы на службе Арктура?
Фрост: Отнюдь. На этой базе разрабатывалось, испытывалось и хранилось оружие массового поражение, созданное специально против пришельцев. Бактериологическое, вирусное, химическое, лучевое и тому подобное. Встречались довольно занимательные решения.
Капитан: Действительно, чем дальше тем интереснее. Продолжай.
Фрост: Сойер.40, доказательств нет, но по слухам был единственным дельным подозреваемым в серии зверских убийств на Цитадели 16 лет назад. 26 жертв, все инопланетяне. Видимо, этим и покорил рекрутёров, они его нашли раньше C- Sec... Ливер.375, капитан ВС, бывший «голландец», 10 лет назад был отдан под трибунал за поведение недостойное офицера Альянса во время проведения боевой операции.
Старпом: Бывший «голландец»? Головы отрезал?
Фрост: Да, есть цитата из его обращения к трибуналу: «Я не виноват, что ни у кого из пришельцев нет ушей». Парень- то с юмором, а они ему десятку каторги впаяли. Правда, туда он так и не попал — конвой перехватили церберовцы, уничтожили и охрану, и заключенных, забрали только двоих — Ливера и Владека. Последний, кстати, безжалостно протаранил тот самый крейсер Цербера.
Старпом: Прямо герой <вероятность сарказма 92%>. Может наконец к пресловутому Франко перейдем.
Фрост: Прошу. Франко.357, уже знакомая ситуация — колония Farscape, красный код.
Капитан: Тоже убил родителей?
Фрост: Нет. Он и его сестра-близнец — сироты. Росли вместе в приюте до десяти лет, потом он сбежал, а сестра осталась. Всплыл через пять лет — уличные банды, драка: голыми руками убил троих взрослых мужиков и ещё двоих отправил в реанимацию. Во время ареста убил одного из пяти полицейских, остальных просто покалечил. В отместку эти идиоты кинули его в общую камеру изолятора. Там он убил ещё двоих. Итого: шестеро за сутки — неплохо, да? Прокурор настаивал на доследовании, но суд быстро закрыл двери и приговорил несовершеннолетнего к пожизненному заключению.
Старпом: Какое ещё доследование? Ему должны были назначить казнь на день совершеннолетия.
Фрост: Осталось неизвестным, кто его научил убивать и откуда у него идеальная физическая форма. Установили лишь очевидное, он психопат, прирожденный убийца. Естественно, ни один вербовщик не пройдет мимо такого экземпляра. Хотя до 5 лет ему всё же пришлось отсидеть.
Капитан: Их всех по-хорошему нужно в клетках запереть...
Старпом: Я бы усыпил...
Капитан: ...Почему ты выбрал только его?
Фрост: Называйте это интуиция, профессиональное чутьё... Мне не понравилось как он на меня посмотрел. И такое ощущение, будто его даже свои недолюбливают.
Капитан: Аргумент. Принимается.
Старпом: Ты сам сказал, наши камеры для них ничто.
Фрост: Тут главное доверие, которое им нужно оправдать. Мы говорим «сидеть», они — сидят.
Капитан: Хотелось бы так думать. Остались трое.
Фрост: Ага... Бравос.27, никакой информации по нему нет. Неизвестно где родился, кто родители и как попал в Цербер. Если опираться не небольшой возраст для спеца, то он скорее всего из тех, кого называют cerberusborn.
Старпом: Выращен, воспитан, обучен и натренирован убивать Цербером. К тому же смертник.
Фрост: Тебе лишь бы критиковать... Дальше... Пинкли.38, редкостная сука!!!
Старпом: <усмешка> А подробности обстоятельств?
Фрост: Подробности? Агент контрразведки, около восьми лет работал под прикрытием в Цербере. Два года назад предал Альянс и переметнулся, а ещё через год выяснилось, что он со времен работы в управлении был двойным агентом. Все думали, что завербовали в террористическую организацию своего человека, а этот мудак просто к своим вернулся. За счет РУА.
Старпом: Что же за дебилы работают в управлении, если за восемь лет не смогли раскрыть его?
Фрост: Для управления он делал то, что должен был. Собирал информацию, сообщал о каких-то операциях, там всё сложно, сам черт ногу сломит. Лет пять назад Пинкли перешел в ведомство конторы. А наши дали ему один приказ. Одну цель. Минимум связи, минимум контроля. То, что он двойной, вернее, тройной агент узнали чуть ли не случайно. Да чего говорить, провалились знатно и с треском. ЧК нас потом целый год имел как хотел.
Капитан: Мне любопытно, какое задание ему дала твоя контора?
Фрост: Ну... не думаю, что Арктур теперь будет возражать, если я скажу. Убить Призрака, замести следы.
Старпом: Кантора хотела загрести Цербер в свои руки?
Фрост: Почему нет. Зачем уничтожать то, что можно использовать.
Капитан: Амбициозно... Но вернемся к нашим... псам.
Фрост: Последний... Командир отряда, Иван Ванко.50, участник Войны Первого контакта, после рекомендован к зачислению в программу N7. Ещё до квалификации на N1 завербован самим Сириусом в Black Ops «Hellgate9», после «резолюции чистоты» признан террористом. Дольше ни слуха, ни духа.
Капитан: Сириус? Hellgate9? Резолюция чистоты? Что это? Картер, ты понимаешь о чем речь?
Старпом: Не совсем, сэр.
Фрост: Не берите в голову, сейчас это уже не имеет никакого значения. Главное, этот К. в Цербере с самого начала. Ветеран.
Старпом: Что означает «К»?
Фрост: Без понятия. Так он себя называет.
Капитан: А есть какая-либо информация об их деятельности в организации?
Фрост: Ничего конкретного. Но они там все маньяки-ксенофобы, так что представьте сами, а потом умножьте на сто.
Старпом: А девчонка?
Фрост: Вивье...
<запись прервана по причине уничтожения передающего устройства>

Комната для допросов. Буревестник.

Странная традиция или просто пренебрежение — эти комнаты никогда не меняются. Вопреки своему назначению они абсолютно апатичны к своим гостям. Стены не пытаются выдавить правду, зеркала не отражают истинных лиц, пол не вытягивает силы, а потолок не мешает взлететь воле. Вечные стол и стул не лишают свободы, а лишь ограничивают её. Тот, что напротив, ничего этого не знает. В своем узколобом невежестве он стремится к безупречности, но где-то на полпути путает стремление с обретением. И теперь желает невозможного. По абсолютному закону космоса любой объект прекращает свое бытие с достижением совершенства, как ему кажется. Он никогда не узнает правды, но жизнь наполненная стремлением не тяготит его этой дилеммой. Бытие было нескончаемым движением, пора перевести дух и приготовиться к новой дистанции. Тот, что напротив, всё упустил, он не осознает, что поспешно заявляет вечности о своем приближении к неизвестному. Пускай это заблуждение, но он в него верит, значит это правда. Система мироздания сходится на нем клином, чтобы преобразить «совершенный» объект, дать импульс к новому движению. Уже подобрано орудие и задан обратный отсчет... Будет достаточно символично резким ударом сведенных вместе подобно клину пальцев сломать ему гортань.

Может так он, наконец, заткнется?

— Прекратить допрос, — выстроенная система неизбежной смерти рушится, как карточный домик. В начале хаоса стоит порядок и если этот порядок нарушить, то и хаос предсказуемо преобразится. Третий объект, пространство за дверью. Дознаватель будет жить, но на грани, значит уже подобрано другое орудие и задан новый отсчет. — Альба, пойдем.
— Но я ещё не закончил, — крик прозрения и отчаяния, одновременно. Эврика. Обретения нет, но иллюзия всё ещё держится. Ведь это основа порядка того, что напротив.
— Я оператор этой базы и я говорю — допрос окончен. — Самый коварный удар, когда объект верит, что он начало отсчета, начало системы, но увидев картину в целом понимает, есть объекты тяжелее, чьи системы обширнее, в границах которых существует тот, что напротив. Это всего лишь физика. Язык Вселенной. Ничего личного.
— В моем отчете будет указанно... — дверь создает новый порядок, выбрасывая одну систему из другой.

Вот и тишина

— В чем дело, Альба? Выглядишь потерянным. Неужели этот идиот довел? — Ксандер Кейн, старший офицер и наставник, единственный волк на псарне. Прирожденный лидер, за которым Альба спустился в эту «преисподнюю», он вселяет во врагов неизбежность, а соратников лишает сомнений. Гранит обтянутый плотью.
— Всё в порядке, — только что пребывающая в руках власть над чужой жизнью и смертью окончательно улетучилась. Каждая клетка тела снова перестроилась, отринув инстинкты убийцы, и обрела покой и гармонию. — От чего такая усиленная проверка? У меня проблемы?
— У тебя? Нет. Я-то знаю где и с кем ты проводишь увольнительные. А вот у фирмы серьезные неприятности.

Конспиративная база занимала бывший корпус какого- то ныне закрытого и забытого института астрономии, станция-обсерватория на орбите Элизиума. Множество смотровых площадок с прозрачными полами, потолками и стенами. Ксандер и Альба как раз находились на подобной, единственным источником света здесь были звезды и сегмент ночной планеты. Огни спящих городов не шли ни в какое сравнение со светом вечноживущих неизвестных миров. Оператор положил одну руку на перила и на мгновение отдался созерцанию бесконечной панорамы, игнорируя взглядом планету, как нечто несущественное и не достойное даже толики внимания. Он глубоко вздохнул, жалея, что так и не попытался узнать, что там за горизонтом и, одновременно, ставя точку в бесполезных размышлениях. Дождавшись, когда Ксандер «вернется из космоса», Альба спросил:
— А именно?
— Ничего конкретного пока не известно, но... было произнесено слово «реорганизация», — Кейн хотел сказать, что-то ещё, но перевел взгляд куда-то за собеседника. Альба почувствовал запах табачного дыма. Сигареты «Вкус смерти», чей слоган «Ты же не думал жить вечно?» — визитная карточка самого опасного человека в мире по версии двух «звездочётов».
— Виктор.
— Экс, Альба, — бледная кожа, короткие седые волосы, белёсые глаза, еле-розоватые губы, неизменная недельная седая щетина. Его лицо словно высечено из мрамора самим временем: каждая черта, каждая морщина — доказательство неподвластности ему, признание его поражения. Так наверное выглядит смерть: как человек её переживший, не давший обогнать. Правой рукой Виктор здоровается со сослуживцами, левой подносит новую сигарету к уже истлевшей. Кто-то где-то забыл закрыть окно или дверь, как бы абсурдно это не звучало, но потянуло сквозняком. — Ты чего такой кислый?
Виктор Меньшиков, но правильнее его называть Север. Он выплюнул одну сигарету и затянулся следующей, слегка поморщив лицо (то ли по привычке, то ли из-за крепкости сорта), и по-товарищески положил ладонь на плечо Альбы. Холодно.
— Нормально всё, — агент Альбатрос уже забыл причину прострации, так как теперь его поглотило чувство стыда за неуверенность в себе, что для убийцы более чем необычно, скорее даже парадоксально. Экс и Север — первый старше лет на десять, второй на все двадцать — около них невозможно чувствовать себя собой, ведь именно эти двое сделали Альбатроса тем, кто он есть, тем, что он есть. Находиться рядом — означает принять свою вторичность, осознать всю тщетность стремления, но, как она говорит, «это же и означает настоящее мужество — вопреки правды продолжать движение». «Время заканчивается раньше, чем путь — это наше спасение от разочарования в жизни»

Всё дело в щупальцах, там точно скрыто пара лишних извилин

— Завязывал бы ты трахать мозги, — холодная ладонь Виктора похлопала Альбатроса по щеке. А, переведя взгляд на Экса и убрав с лица дружескую улыбку, Север продолжил. — Уже знаете?
— Только слышали, — Ксандер «Экс» Кейн.
— Кто-то под нас капнул. Слегка и случайно, но очень удачно. Была утечка информации через перехват, данных мало, а конкретики вообще ноль, но сама тема довольно опасна. Подавитель биотики. Концы нашли слишком поздно — инфа ушла какому-то «серому посреднику». Мы вышли на него — это один из крупнейших торговцев информацией. Полное инкогнито, но его агенты дали понять, что мы опоздали и интересующий нас товар уже продан. Покупатель неизвестен.
— Что за «дятел» сливает компромат, не поинтересовавшись ценой вопроса у хозяина? И как это — «покупатель неизвестен»? — Альбатрос, снова пропитанный инстинктами убийцы.
— Мы спрашивали, поверь. Но они действительно ничего не знали, — Север проверил чистоту под ногтями. — Это было пять дней назад. Три дня назад на Арктур прибыл спектр с посланием от Совета. Тут же было организованно экстренное заседание кабинета министров, премьер прервал свою поездку. А уже через час генерал стоял перед Чрезвычайным Комитетом. Поэтому сегодня общий сбор, Сириус и его «неуловимый» друг прояснят ситуацию и обозначат вектор дальнейших действий.
— Призрак тоже будет? Похоже дело...
— Табак, — Виктор закончил за Ксандера, выпустив большой клуб дыма. — Но есть и вторая новость. Ещё хуже первой. Призрачный друг шепнул, что кто- то где-то слышал «Hellgate9 и Цербер два имени одного зверя»
— Пиздец.
— Верно, Альба, именно так говорят у нас на родине, когда другие язык проглотили. Это всё — можете паниковать. — Север не спеша сделал глубокую затяжку.
— Начальство прибыло. Пора на брифинг, — Ксандер свернул омни- инструмент, а Виктор уже закурил новую сигарету. Оба направились прочь. — Альба, ты идешь?
— Эта хрень с Землёй даже рядом не валялась, — Альбатрос, оторвавшись от Элизиума, поспешил нагнать своих товарищей.
— Чистая правда, мой друг. Чистая правда.


Аудитория рассчитана на сто студентов, но сейчас её равномерно заполнили тридцать оперативных агентов. Как выражается Север — «полный рожок». Все сидят отдельно, на расстоянии друг от друга, что лишний раз подчеркивает — они не только боевые единицы типа «армия из одного», но и самодостаточные личности, не ищущие ни друзей, ни просто общения. Многие знакомы исключительно благодаря таким вот общим сборам, но если потребуется умрут друг за друга, даже не зная настоящего имени. Как водится на станции, стена, противоположная входу в аудиторию, прозрачна, и, если не считать тоскливо-тускло горящей лампы на столе преподавателя, роль освещение снова исполняют звезды. Напоминание: в сравнении — мы все ничто, но в сравнении — мы больше, чем просто мы. Тишина. Вошли двое.
Первый, не обращая внимания на собравшихся «студентов», направился к столу. Легкая хромата, трость — тем не менее мужчина излучал уверенность и неоспоримость человека-твердыни. Черный форменный костюм: брюки со стрелками и пиджак неру с вышивкой на спине; остроносые туфли из кожи неизвестного происхождения: то ли «турецкая», то ли «варанская», а может вообще дреловая; на руках перчатки. В предмраке космоса сложно рассмотреть черты лица, заметны лишь зеркальные пенсне, налитые отблеском бесконечной пустоты. Также выделяется белая коса, доходящая до поясницы. Мужчина явно в возрасте, если не сказать, что стар. Но сила, исходящая от него, ритмичными импульсами разносится от партера до галёрки в такт сердцебиения. Каждая новая волна, каждое мгновение присутствия этого человека укрепляет и наполняет верой три десятка холодных голов и горячих сердец. Генерал Маркус «Сириус» Сайрус.
Второй задержался у двери, чтобы прикурить: по привычке он прикрыл пламя зажигалки ладонью, сделал первую глубокую затяжку — даже на последних рядах были видны три горящие точки: одна красная от сигареты и две голубоватые, глаза. Мужчина выпустил дым, засунул свободную руку в карман брюк и только потом последовал за первым. Его стать разительно отличалась от генерала: он не вышагивал твердой поступью, он ничего не излучал, не бросался в глаза и, без сомнения, руководствовался принципом древних воинов ниндзя — «ты никого не замечаешь, тебя никто не замечает». Только здесь — среди тридцати идеологических соратников и братьев по духу — «эта иллюзия развеивалась, как любой другой мираж». Второй намного младше первого, и хотя он не обременен его аурой, рядом с генералом он всё равно выглядит равным. Одежда и манеры призваны укрыть его прошлое, «перековать меч на орало». Серый костюм — наверняка, пошит на заказ и при всей своей элегантной «серости», наверняка, обошелся неприлично дорого; пара верхних пуговиц сорочки расстегнуты; пряжки монков несколько раз блеснули в свете настольной лампы. Зайдя за стол мужчина ушел в фазу силуэта и от остальных теней, наполнявших помещение, его отличали только три горящие точки, еле пробивающиеся сквозь табачный дым. Призрак.

В отличии от серого кардинала, генерал Маркус Сайрус встал перед столом, заняв то единственное подобие пятна света в этом царстве Аида.
— Друзья, — традиционно никаких приветствий или салютования, сразу к делу. — Вот уже чёртову дюжину лет мы стоим на страже человечества. Мы проводники его будущего: свободного и безопасного. А это значит, что мы угроза для всех, кто приемлет безликость галактики и диктатуру демократии... Мы заслужили это по праву — по нам нанесли удар. Чужие долго целились, поэтому урон, нанесенный фирме, колоссальный.
— Сэр, фирма — это мы. А мы всё ещё живы, — сидящий перед Альбой Аксель Кросс, один из разработчиков рукопашной боевой системы «Гайджин», направленной как нетрудно догадаться против пришельцев.
— Да, Крест, мы всё ещё живы. Но надолго ли? Суть дела такова. Опираясь на «Закон Цитадели о военном присутствии и вмешательстве», Совет передал Альянсу «Резолюцию Чистоты». Этот документ обязывает предоставить информацию о всех секретных подразделениях: род войск, численный состав, закрепленная территория, особенности деятельности, цели и задачи, а главное — проведенные операции.
— Совет просит выдать все явки и пороли? Животные совсем из ума выжили!
— К сожалению, Малик, это не просьба, а приказ. И им не нужны имена личного состава и расквартирование секретных объектов, они лишь хотят знать, какой из гвоздей в их задницах загнал Альянс. Надо отметить, что послом неслучайно был выбран спектр. Прозрачный намёк: или Арктур сдает всех кого надо, или Совет сам возьмет то, что им задолжали. Такое уже случалось, кто изучал историю чужих помнит — раскрытие Лиги Единения, а также вынужденная огласка СПЕКТРа. «Совет не в силах гарантировать стабильность, не обладая исчерпывающей информацией по каждому вопросу». Как вы понимаете, Арктур не может взять на себя ответственность за определенные «акции», тем более Арктур не собирается признавать тайные службы, которых никогда не существовало. Поэтому ЧК уничтожил все следы, ведущие от «недобросовестных» black ops к Альянсу. Все подразделения, чьи действия могли скомпрометировать правительство, списаны в «торпедный отсек».
Сириус прервался, давая переварить агентам последнюю фразу. Торпедный отсек — протокол зачистки, все попавшие в этот список должны исчезнуть, потому что их никогда не было. В традиционном варианте никто никого не предупреждает — эту явку должны были спалить как только все соберутся. Значит вариант № 2 — Чрезвычайный комитет, игнорируя постановления Военного комитета и Комитета Безопасности, оставляет за собой право на привлечение к службе спецов-нелегалов. Сам ЧК на такое никогда не пойдет.
— В современной действительности Альянс Систем уже не представляет человечество, лишь его малую податливую часть бесхребетных дипломатов и бюрократов, — Призрак вышел из тени и цинично потушил окурок об стол. — Однако, в парламенте и даже в кабинете министров есть те, для кого «прогресс человечества» ни пустой звук. Мы продолжим свое дело и исполним свой долг — человечество займет свое законное место.
Ширма сгорела без остатка, обличая суровый оскал трех ощерившихся морд. Всё встало на свои места — псов подобных церберу невозможно держать на цепи. Идеей нельзя управлять априори.
— Сегодня мы начинаем новую жизнь, независимую от Альянса, но как и прежде посвященную человечеству. Ведь как говорит наш вечно ускользающий друг: «Человечество превыше всего».
Генерал в отставке Маркус Сайрус поднял перед собой трость: в воздухе появилась родная эмблема и девиз — аудитория взорвалась.

ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

— Каждый из вас только что получил на омни-инструмент индивидуальные инструкции о новых заданиях и дальнейших действиях. Это фундамент. Без поддержки Арктура, мы как котята, слепые и беспомощные: аннулирован доступ к инфраструктуре ВС, отозван допуск к базе данных и каналам снабжения РУА. Даже легенды, под которыми мы сюда прибыли, уже неактуальны. Отсюда соответствующие первостепенные задачи, необходимо создать всё с нуля. С этого момента никакого Hellgate9 не существует, только Цербер. Если раньше ваши досье были засекречены, то теперь их попросту нет. Как и вас самих. Вопросы?
Сириус будто каждому в душу заглянул — как он и думал — для настоящих солдат мир нерушим, пока есть приказы к исполнению. Они всё вынесут и выстоят.
— Кто ещё попал под резолюцию?
— Я отвечу, — Призрак вышел вперед. — «Голландцы» решением ЧК предоставлены самим себе. Теперь они не изображают пиратов Терминуса, а являются ими. Конечно, каждому дана возможность вернуться в ВКС. Но всё время службы в black ops в личном деле будет указано как тюремный срок за военные преступления. Соответственно ни о каких офицерских званиях или продвижении по службе и речи быть не может. За то это шанс вернуться домой, к друзьям, к семьям.

Все мои друзья здесь, а семья... хм... даже не моего вида.

— Так может лучше к себе их возьмем? Своя флотилия как никак.
— Этот вопрос уже принят к рассмотрению, Кейн.
— А как на счёт REDOne? Тамошние волки тоже могли бы пригодиться.
— Не мы первые, кто об этом подумал, Малик. REDOne будет представлено Совету как единственное секретное спецподразделение, санкционированное Альянсом. Те не многие операции, которые «грубо» нарушают законы Цитадели, будут приписаны нам или «голландцам».
— Кроме того, «красных» всего пятеро и они находятся в ведении Военного комитета. Вытащить их на свет божий и слегка отмыть не так уж сложно. С кочевых баз переведутся обратно в «Рио» и продолжат службу.
— Говорила мне мама, иди в N7, будет тебе почет и уважение.
— Да скорее твоя мама получила бы N7, чем тебя бы зачислили в рекруты.
Разряжать атмосферу не было смысла, но немного смеха никогда не повредит.
— Раз это всё. Свободы. У нас много дел и мало времени, — Сириус отвернулся к столу, положил трость и принялся расстегивать пиджак. Теперь можно было рассмотреть вышивку — золотой дракон уроборос.
«Останься» — единственное сообщение, которое пришло на омни-инструмент Альбатроса. Дожидаясь на своем месте, пока агенты покинут аудиторию Альба заметил, что Экс и Север тоже не собираются уходить.
— Подойдите, — Сириус обернулся и каждый из трех агентов явственно почувствовал чье-то присутствие за спиной. Она рядом. Но за кем пришла? Кто позвал?.. Главное не оборачиваться.
— Во-первых, позвольте представить нового агента, — Сириус указал на темный угол у самых дверей. Из тени вышел мужчина. Смуглая кожа, темные глаза, черные коротко стриженные волосы, на вид не старше сорока лет. Одет был в самое распространенное меж расовое тряпьё, что позволяло растворится в толпе на любой захолустной станции или заброшенной колонии. — Позывной: Навуходоносор.
— Можно просто Нова, — мужчина с дружелюбным выражением лица протянул руку.
— Ксандер Кейн, — первым приветствовал пополнение Цербера Экс.
— «Багдад». Человек из пустыни, — Север не спрашивал, он констатировал. Babel. Сamp — HQ и тренировочный центр военной разведки Альянса. Весь личный состав строго засекречен. Но от десятилетий опыта оперативной работы никакой инсайдер не укроется. — Виктор Меньшиков. Рад знакомству.
— Снежный человек? Значит ты — Север, а ты соответственно Десять. — «Просто Нова» пожал руку Виктору и обратился к Ксандеру. Альбатрос в расчёт не шел видимо из-за возраста.
— Вообще-то — Экс, ново-испеченный ты наш.
— А нормального имени у тебя нет? — Альба стоял чуть в стороне, и чтобы поздороваться один из них должен был сделать шаг на встречу. Но обо стояли как вкопанные.
— Уже нет. А у тебя?
— То же. Альбатрос.
— Итак. Для обеспечения работы полноценной военной организации, нам необходимы люди. Свежая и, что не мало важно, чистая кровь. Призрачный отдел кадров составил список потенциальных рекрутов, с учетом их психологических портретов и достижений на поприще противостояния интервенции. Ваша задача оценить их на деле и решить: вербовать или уничтожить.
— Да, сэр, — Кейн, как и остальные через омни-инструмент открыл, список. — Многовато.
— Нова уже всех скомпоновал, — Призрак жестом предложил агенту поделиться своими соображениями.
— Условно их всех можно поделить на несколько групп, для нашего удобства — на четыре. Первая — это военные: на службе, в отставке, в тюрьме. Ими займется Экс, солдаты с большей охотой прислушаются к N7. Вторая группа — заключенные секретных объектов и агенты внедрения: действующие, раскрытые, отозванные, забытые, дезертиры и предатели в бегах. Это всё моё, так как допуск я сохранил и знаю где они все прячутся. Третья группа — особо опасные преступники, наиболее эффективные наемники, убийцы и насильники. Альбатрос, прошу. Мне кажется, ты найдешь с ними общий язык.
— Кто же тогда достался мне?
— Самое вкусное, Север — десерт. Помнишь проект Blackguard? Несколько ещё живы.
— Понимаю ваш немой вопрос: как эта помойка поможет прогрессу человечества? Ответ прост: они всего лишь материал, с нужными для нашей великой цели свойствами. Мы их поломаем и соберем заново. Они как и вы родились войнами, так помогите им стать солдатами.
Сириус дождался согласия в глазах каждого и продолжил:
— На этом думаю можно закончить наше знакомство. Как только вы покинете станцию, я направлю её в атмосферу Элизиума. Hellgate9 умрет вместе со мной.
— Прощай, мой старый друг, — Призрак как и все был потрясен этим решением, но принял волю товарища как должное и нечто неизбежное. Его бой закончен. Но война продолжается. «Вечно ускользающий» крепко пожал руку и плечо «большого пса». — Обещаю, твое наследие будет жить.

Оставшийся квартет молча наблюдал как Маркус Сайрус, не спеша расстегнул рубашку, снял её и аккуратно сложил на столе. В свете лампы драконы иредзуми казались живыми, вальяжно переползающими со спины на грудь, с плеч к животу. Мифические твари выдыхали густой чёрный дым, демонстрируя готовность в любой миг извергнуть пламя. Сириус взял трость и вынул танто. Она здесь для него, он сам позвал и перед тем как обернуться к ней, Маркус Сайрус в последний раз встал по стойке смирно и отдал честь, крепко сжимая в руке её «руку». Церберы обратились в каменные изваяния воинского приветствия. Через бесконечный миг Сириус развернулся и зашагал навстречу звездам, а четверо агентов уже давно были за пределами его мира.

— Что Вы имели ввиду под наследием? — Север достал сигарету и протянул пачку Призраку. Последний угостился, прикурил обоим и ответил:
— Маркус разработал тренировочную программу для оперативных агентов, названую им — «Псы Аида». Я не искушен в подобных вопросах, но полистав брошюрку был крайне впечатлён. Система довольно сурова и бескомпромиссна, но на выходе просто безупречна... если вы меня спросите. А главное никакого оскальпирования.
— Да. Это самое важное, — голос женский, молодой, хорошо поставлен, интуитивно приятный. Все обернулись.

Да. Если бы она звала таким голосом, любой бы обернулся.

Девушка, от силы двадцать лет, высокая, стройная и... красивая. Ни симпатичная, ни привлекательная, а именно красивая. Её внешность не одобрение единиц, а эталон. Гармония: красота формы отражает и подчеркивает красоту содержимого и наоборот. Ощущение присутствия чего-то... цельного... совершенного. Это неправильно: стремление уступает обретению и бытие остается неизменным — в чем прогресс?
В лице Призрака читалось горькое понимание собственной рассеянности: решение Сириуса выбило его из калеи и он просто напросто забыл про человека, которого привел с собой.
— Прошу прощения, — Призрак сжал кончиками пальцев переносицу, подавляя приступ мигрени. — Знакомьтесь. Миранда Лоусон, подающий большие надежды рекрут. Я бы хотел, чтобы она поработала немного в поле, так сказать, пообтисалась перед учебкой. Что скажешь, Север?
— Скажу, что маленькая напуганная девочка выросла, — Виктор протянул девушке руку. — Рад видеть.
— Взаимно, — Миранда охотно пожала руку старого друга.
— Мисс Лоусон, в связи с новой политикой конфиденциальности, думаю, Вы меня простите, если я назову лишь позывные. Навуходоносор, Экс и, наконец...
— К.

Отредактировано: Rogue Godless



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 25.03.2014 | 1000 | Пепел, Gothie, Цербер | Gothie
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 49
Гостей: 43
Пользователей: 6

INFINITI, Kailana, Grеyson, ARM, Master, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт