Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife. Статус кв(о). Глава 3: Пятьдесят четыре часа (Часть 1)



Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Описание: соседка по комнате говорит о приятном и неприятном, капитан корабля дает Николасу дополнительный отпуск и оказывается настоящим успешным мужиком, кварианка чуть было не предает подругу и получает за это два дня отгула.



Землянин оказался на удивление хорошеньким, и это, признаться, сильно выбило Полани из колеи. Она ожидала увидеть очередного морщинистого зануду из числа тех «приглашенных звезд», которые читали кварианцам лекции по «устройству этого мира». Скукотища невыносимая — никому и близко не нужно знать, чем протон отличается от нейтрона и сколько пар кварков сидят в каждом из них. Из тех обязательных лекций Полина вынесла лишь одно: пока у кварианцев не появится собственной планеты, они будут постоянно уступать в науке людям, азари и тем более саларианцам (заочно, в виду отсутствия последних в пространстве Солнечной системы). И до тех пор уроки по фундаментальной физике можно смело прогуливать — толку от них никакого.
Возвращаясь к Нико, как тут же обозвала землянина девушка, стоило отдать себе отчет — он ей понравился. Молодой, с нормальной, почти гладкой кожей, не такой здоровяк, как остальные люди. Наконец, не имеет дурацкой привычки гримасничать, подобно остальным homo. И похоже, даже интересуется кварианцами, иначе бы не исказил свое имя так, чтобы его можно было прочитать на хелише. Пожалуй, работать с ним будет приятно, и это отлично — Полани давно уже не везло на вменяемых коллег. А сейчас у нее вообще нет напарников. Последний из них, Дирак’Син, получил строгое служебное за случай в техтоннеле. Тот самый, из-за которого Полани чуть не погибла. Ну и, разумеется, провалился с поста старшего инженера на нижайшую ступень «технического ассистента», а проще говоря, рядового техника. Смешно сказать, но в корабельной табели о рангах он теперь стоял на две позиции ниже Полани, и был обязан подчиняться той, которую чуть не прикончил своими ротозейством и забывчивостью.
К слову, о бош’тет-рубильнике она могла бы разузнать и сама, тем более, это несложно — нужно было лишь просканировать цепи инструметроном. Но официально ее статус логического специалиста1 не предусматривал необходимости досконально знать всю конструкцию физических цепей. А Дирак’Син — обязан. Ну и болтается теперь в самых низах.
Жалости к зануде-инженеру она не испытывала. Космос жесток и умеет мстить за раздолбайство, и Дирак, пожалуй, даже легко отделался — мог бы получить Трибунал, соответствующая статья для такого случая имеется. Хуже другое — Дирака так и не отстранили от ремонтных работ и не погнали с корабля. Полани всерьез полагала, что разжалованный специалист еще доставит ей немало головной боли.
А хотелось не боли, а счастья и удовольствия работать с настоящим земным ученым. Да еще таким симпатичным, как Нико...
— Поли!
— А, что?
Полани с трудом оторвалась от своих мыслей и подняла голову. Зана’Солли нар Салим, с которой Полани делила комнату, с укоризной смотрела на подругу. Видимо, Полани настолько погрузилась в свои мысли, что не сразу откликнулась.

Зана чуть старше Полани, ей уже почти семнадцать и скоро она отправится в Паломничество. Подобно подруге, Зана занимается программной логикой, но ее успехи в программировании не особо яркие. Скорее всего, Паломничество пройдет на одном из таких же малозначимых кораблей Флота, но Зана и этому будет рада. С Полани ее объединяет общее горе — Зана тоже потеряла родителей в той самой заварушке, унесшей жизни Пондо’ и Лани’Альтис, родителей «одного из самых талантливых программистов». Но если у Полани оставалась сестра Гила, иногда навещающая ее на «Салиме», то у Заны’Солли никого нет. Выбраться с буксира, где все напоминало о трагедии, для девушки давно уже предел мечтаний. И пусть придется вкалывать на нижайших должностях, для Заны важнее то, что это «где-нибудь» будет не здесь.
Но скорее всего, на нижайших должностях ей вкалывать недолго. Чего уж там, Зана куда красивее Полани — выше, с великолепной женственной фигурой, а уж голос... Птичье чириканье на фоне мягкого, грудного бархата Заны что «Салим» супротив «Райи». Без сомнения, Зана’Солли быстро найдет себе любящего супруга, возможно даже, из старших офицеров.
Полани вздохнула. Девушке ее собственная личная жизнь казалась беспросветно бесперспективной.
— Что? — спросила Полани.
— Опять мечтаешь? — поинтересовалась Зана.
— О чем?
— Вот ты и скажи, о чем, — усмехнулась подруга. — Вернее, о ком. Или я уже знаю его имя? Короткое такое, как у нас. На букву «Н» начинается.
— Да ну тебя! — Полани подобрала с кушетки подушку и швырнула в Зану. — Он же землянин!
Подруга со смехом увернулась от мягкого снаряда и вернула подушку Полани — тоже воздухом.
— Ну и что? — Зана продолжала веселиться. — Биологически люди и мы очень схожи. Только кожа и рожа разные, а внутри мы вообще почти идентичные. И женщины тоже — грудь, ручки, ножки, ну и что между ними, да... Ты ведь о своем внутри думаешь и о его снаружи, а вовсе не о морде лица человека? Внешность, она же в мужчине не главная! Вспомни, сколько наших с турианцами в свое время крутили.
— Перестань! — если бы Полани смогла, она бы покраснела. — Я вообще ни о чем таком не думала.
— А зря, — Зана упала на кушетку, обхватив руками подушку. — Тебе нужен правильный жених. Как и мне, впрочем, мы же с тобой сироты. А правильные женихи на текстовые резюме не клюют. Ты бы хоть фотку свою туда повесила, что ли...
— Куда туда?
— А то сама не знаешь? — подруга хихикнула. — Куда ты каждый вечер с терминала лазаешь, да так, чтобы другие не подглядывали? Да только меня не обманешь!
— Вообще-то, на всесистемную биржу труда, — сказала Полани. — Да, у меня там резюме, но не уверена, что кто-нибудь берет программистов на работу по фотографии.
— Э-э-э...
Зана округлила глаза.
— То есть ты не знакомишься по ночам с парнями, а проверяешь свое рабочее резюме?
— Ну да, — Полани кивнула. — А что в этом такого?
Соседка по комнате вздохнула.
— Да, Поли, — сказала Зана. — Клинический случай. Твоя старшая и лучшая подруга категорически рекомендует тебе поближе познакомиться с землянином.
— Да говорю же, он человек2, к тому же, ученый! Я даже не знаю, как заговорить с ним, чтобы не показаться лопочущей идиоткой. Он эти двигатели разрабатывает, понимаешь? Создает с нуля. С наукой своей, бош’тет ее заплюй. А я все, что умею, циферки из одного регистра в другой перекидывать.
Соседка по комнате поднялась с кушетки, в два шага пересекла малюсенькую комнату и плюхнулась на кровать Полани. Обняла подругу, стукнувшись шлемом о шлем.
— Ты просто маленькая дурочка, Поли, — шепнула Зана. — Как я, но совсем маленькая. Даже странно...
— Странно? — Полани повернулась к Зане. — Что странно?
— У тебя есть Гила и Датто, а ты куда более одинока, чем я, у которой вообще никого не осталось, — объяснила подруга. — Давай, переставай кукситься. Завтра начнешь работать с Нико, и я приказываю тебе узнавать каждый день о нем что-нибудь новое. Будешь рассказывать мне.
— Тебе-то зачем?
— Cчитай, это моя прихоть, — глаза Заны под шлемом улыбнулись. — Ты ведь не откажешь своей лучшей подруге в маленькой прихоти?
— Не откажу, — Полани склонила голову. — Но я все равно боюсь.
— Чего?
— Что не справлюсь, — вздохнула Полани. — Датто’Месса... очень добр ко мне. Он позволил мне присоединиться к проекту, но...
Полани подняла голову.
— А вдруг это не из-за того, что я лучший программист, а потому, что он мой опекун? — спросила девушка. — Вдруг это то самое кумовство, о котором говорят адмиралы, и с чем мы вроде как должны бороться? А если у меня не получится? Я никогда прежде не работала с двигателями... А этот Ник... Нико — он же семь лет учился... Бош’тет, я семь лет назад даже не знала, чем интерфейс отличается от интерферометра!
Зана щелкнула пальцем по боковому щитку шлема Полани.
— Все у тебя получится, Поли. Ты лучше меня и вообще всех-всех! Так что не кисни! И помни, каждый вечер я жду от тебя рассказа о Нико и о землянах! Разбейся в лепешку, а каждый день узнавай о людях что-нибудь новое.
— Да... — Полани снова взохнула. — Я понимаю, зачем ты это делаешь. Спасибо тебе.
— Ну и хорошо, — соседка по комнате стукнула забралом своего шлема о забрало Полани. — А теперь давай спать. Ты завтра начинаешь работать с человеком, а у меня еще куча не разобранных отчетов с «Квиб-квиба».
— Ты уже определилась? — спросила Полани, имея в виду место Паломничества старшей подруги.
Зана кивнула.
— Да, пойду к Корисам, — сказала девушка. — После смерти Заала там совершенно точно не хватает трезвых голов. И потом, мне никогда не нравился оголтелый милитаризм, а на «Квиб-квибе» не принято бахвалиться военной выправкой. И Паладинов там не особо привечают...
— Кила, — взмолилась Полани. — А они-то тебе где коридор перешли?
Зана откинулась назад и уселась на кровати Полани с ногами, поджав колени.
— Я не верю, что фанатизм и вера в несуществующее — лучший советчик для нашего народа, Поли, — сказала Зана. — Паладины слепо копируют внешнюю атрибутику древнего человечества и такую же древнюю привычку верить в нереальное.
— И что? — Полани пожала плечами.

Ей, говоря на чистоту, нравился новосозданный Флот Паладинов, частично набранный из остатков Тяжелого, частично — сформированный заново из Исследовательского и Разведывательного. Никого не гнали в Паладины силой — основой новой политической единицы кварианского общества стали те, кто действительно верил в возможность открытия еще не задействованных Ретрансляторов в окрестностях Солнечной системы.
— Если мы хотим придать обществу стабильности и вектор развития — зачем весь этот театр с доспехами, человеческим Круглым столом и Кодексом, напоминающим юстицарский? — спросила Зана. — У нас что, своей собственной истории не хватает? И потом, если мы ищем Граалетранслятор, то зачем нам столько новеньких, только со стапелей военных кораблей человеческой постройки и с турианским вооружением? Я уже не малолетняя дурочка, которую можно водить вокруг пальца со всей этой ерундой. Поверь мне на слово, Полани, Коллегия Адмиралов засиделась на верхушке холма власти, и клепает, клепает себе оружие... лучше не думать, зачем. Мы по уши в долгах людям — вся эта якобы безвозмездная помощь со стороны хомо... Опять же, новейшие фрегаты Корпуса дальней разведки Ордена Паладинов... Это же произведения искусства — даже у людей таких нет! Я не верю в добреньких победителей, Поли.
— Люди могут себе это позволить, — не очень убедительно вступилась за человечество Полани.
— Могут, верно, — Зана кивнула. — Это меня и пугает. И не только меня. Есть немало трезвых голов во Флоте, кто считает, что давно пора восстанавливать Конклав. Война закончилась уже полсотни лет как, а Коллегия Адмиралов по-прежнему не отдала капитанам свою исключительную власть.
— Но под их управлением мы в самом деле стали жить лучше! — запротестовала Полани. — Вся эта помощь со стороны людей, продукты, энергия, корабли — это все заслуга Адмиралов! Вспомни, Зани, как мы с тобой гуляли по «Салиму» еще лет семь назад? Еле одетые, постоянно полуголодные, с на скорую руку заштопанными дырками в машгорах! И взрослые были не лучше! Я помню, у Датто’Месса не было даже своего инструметрона, он делил его с главным инженером!
— Да, но тогда мы были кварианцами — народом, пусть и обездоленным, но независимым! — оживилась подруга. — А теперь мы кто? Принятые на постой «галактические цыгане», которых не трогают только потому, что они во всем потакают всемогущему человечеству? Без нашей помощи люди бы не отстояли свой мир, без нашей мощи не удалось бы победить Жнецов — это мы, а не люди и не азари, и даже не саларианцы взламывали корабли Жнецов и бросали их в бой против своих же.
— Ну... — Полани вздохнула. — Ну да, верно...
Зана засмеялась.
— Ты так это сказала, — девушка толкнула Полани в плечо, — будто это порок. Будто наша сила — и твоя, дурашка, тоже — это что-то позорное. Нам нужно гордиться своими навыками, Поли. А вместо этого мы играем дутыми мускулами даренных нам военных кораблей и устраиваем клоунаду в стиле человеческого средневековья.
— Может, ты и права, — сказала Полани. — Но я верю Датто’Мессе, а он говорит, что Паладины и их цели — это лучшее, что придумали кварианцы за триста лет.
— Поговорим завтра.
Зана спрыгнула с кровати подруги и прошла на свое место.
— Хорошей ночи, Полани’Альтис нар Салим.
— Ночи, Зана’Солли, — отозвалась Полани.
В душе она по-прежнему была не согласна со старшей подругой, но что-то из сказанного Заной накрепко засело в голове девушки. И теперь она уже понимала, что не только желание поддержать подругу двигало соседкой по комнате, когда она брала у Полани обещание выведывать у Нико о людях.
Надо будет все-таки спросить у капитана, что он думает по этому поводу.
Или все-таки не стоит? Может, кварианцы и в самом деле засиделись на плечах у человечества?

***

— Доброе утро, Полани.
Капитан, как обычно, в своем репертуаре. Правда, на этот раз в его голосе Полани услышала мягкий упрек. Вчера она добросовестно поставила будильник на девять, но самым ужасным образом проспала. Помнила, как заставила противный сигнал заткнуться, и в несвойственной себе манере плюхнулась «полежать еще минуток тридцать шесть»... Проснулась уже в начале одиннадцатого.
Ей снилось, что она вместе с Заной отрабатывают Паломничество на одном из кораблей Паладинов. К величайшему удивлению обеих девушек, все Паладины оказались людьми — они ходили в грохочущих железках, натянутых прямо поверх машгоров, а вместо классических кварианских шлемов на их головах были глухие угловатые металлические шапки. Глаза странных Паладинов горели кровожадным красным светом, и Полани с ужасом заметила, что когда ее подруга смотрит на людей, ее глаза тоже краснеют, и вроде бы, в них даже прорисовываются узкие, неприятные, в маленькую точечку зрачки наподобие человеческих.
Ужас, бррр!
На раздачу работ в Большую кают-компанию Полани опоздала на двенадцать минут. Впервые с тех пор, как о недопустимости опозданий с ней поговорил сам Датто’Месса. Было это шесть лет назад, и с тех пор Полани являлась на учебу, а затем на службу всегда вовремя.
— Здравствуйте, капитан, — произнесла девушка и присела на свободный стул. — Прошу прощения за опоздание, больше не повторится.
Датто’Месса пристально посмотрел на Полани. Та сделала вид, будто не замечает выразительного взгляда.
Это только чужим кажется, будто лица кварианцев лишены эмоций. Как раз у них-то с этим все хорошо — им не нужно морщить кожу или двигать самыми разными частями лица, чтобы передать оттенки настроения.
— Итак, все в сборе, — произнес Датто’Месса и поднялся с кресла. — Разрешите мне огласить сегодняшнюю повестку дня. Но вначале представлю нашего нового члена экипажа.
Капитан повернулся к сидящему напротив него землянину и произнес на основном человеческом:
— Нико Волэ, добро пожаловать в наш дружный экипаж. На время модернизации корабля вы официально становитесь членом экипажа «Салима».
Нико поднялся.
— Очень приятно, — сказал молодой человек. — Постараюсь оправдать доверие.
— Не сомневаюсь, что так и будет, — отозвался капитан.
Нико уже переодели в обычный машгор, и если бы не крупное телосложение и по пять пальцев на руках, Полани бы не отличила человека от любого другого члена экипажа. Впрочем, нет, отличила бы — кому еще в голову придет выбрать однотонный серый горс’ай3 поверх угольно-черного машгора? Кроме того, человек отказался от капюшонной ленты — лысая макушка шлема блестела черным глянцем. Ну и, конечно, человек был в разы устойчивее к инфекциям, поэтому из затылка тянулись лишь несколько основных силовых кабелей и пара шлангов системы замкнутого воздухоснабжения. Совсем бедный набор, в отличие от других членов экипажа. Полани моментально поняла, что герметичный шлем машгора Нико предназначен скорее для защиты экипажа от инопланетянина, чем для защиты самого ученого. На стерильных кораблях Флота людям не угрожали никакие инфекционные болезни.
— Позволю себе проявить гостеприимство и продолжить общение на человеческом языке, — сказал капитан. — Надеюсь, ни у кого из присутствующих нет проблем с переводом?
Судя по молчанию, ни у кого проблем не было.
Неудивительно, поскольку в Большой кают-компании, кроме Полани и ученого, собрались только штатные офицеры: руководителями служб и систем корабля. Присутствовал даже разжалованный Дирак’Син. Наказание наказанием, но инженер являлся спецом по энергетическим системам, и отказываться от его опыта не стоило. Все, включая, Полани, сносно понимали человеческий. Тот, кто не говорил самостоятельно, использовал ВИ-переводчик.
— Сегодня мы начинаем модернизацию двигательной установки, — произнес капитан. — Для начала будем работать с левой мотогондолой. Посмотрим, как пойдет. Если все будет хорошо и результаты тестирования окажутся положительными, повторим модернизацию на остальные три силовых модуля. Все работы будут контролироваться старшим инженером, он же будет отвечать за воспроизводство модернизации на все двигатели.
Мардеш’Гора кивнул в знак согласия.
— Мы полностью готовы к записи протоколов работ, — сказал инженер. — Проблем с масштабированием апгрейда не будет.
— Погодите, — встрял Нико. — Вы хотите сказать, что я ограничусь лишь одним двигателем?
— Да, — капитан кивнул. — Мы высоко ценим ваше рабочее время и не позволим себе тратить его напрасно. Как только проведем полевые испытания одного двигателя, вы сможете быть свободны.
— Я уже подготовил план работ по модернизации, — сказал Мардеш’Гора. — Если все пойдет по плану, мы закончим апгрейд за две-три недели.
— Но я рассчитывал на восемь... — землянин, казалось, был обескуражен.
— Не беспокойтесь на этот счет, — произнес Датто’Месса. — Если с левым движком все будет хорошо, я внесу в расписание испытаний прыжок к Земле, и мы высадим вас в любую точку на поверхности планеты. Сообщать о досрочном завершении контракта или нет — решать вам. Я думаю, никто не будет против того, чтобы уважаемый специалист по двигателям использовал оставшийся срок контракта по своему усмотрению. Я слышал, вам еще предстоит какая-то большая процедура, которая наделит вас очередной ученой степенью. Небольшой отпуск накануне не помешает, не правда ли?
Нико кивнул и сел на свое место, а Полани тихонечко, чтобы никто не заметил, вздохнула. Она рассчитывала на пару месяцев общения с земным спецом, а тут такая история... Но разумеется, девушка ничего не сказала.
— Далее, — капитан листнул планшет. — Дирак’Син, вы отвечаете за снабжение. Мардеш уже заказал те детали, которые понадобятся в любом случае, их доставят сегодня в ночь, думаю, в начале двадцать шестого часа. От вас — принять на баланс и подготовить к установке. Дальнейшие заказы материалов и аппаратуры — на вас. Приказы на снабжение визируются Мардешем и подписываются лично мной каждые девять часов, то есть три раза в сутки. Вопросы? Нет вопросов.
Капитан поднял взгляд и окинул кают-компанию.
— А где Зана? — спросил мужчина, обращаясь к Полани. — Она в Подготовке, я понимаю, но я думал, ей будет интересно пообщаться с земным специалистом.
— Она ничего об этом не говорила, — девушка вскочила с места. — Но мы условились, что я буду ей рассказывать о всем, что... что мы будем делать с Нико’Воле вас... С Ником Вольфом.
Получилось немного коряво, а в контексте вчерашней беседы — так и вовсе фривольно, но слава всем богам, никто не заметил, как смутилась Полани. Одно из преимуществ жизни в скафандре.
От Полани не укрылось, что землянин внимательно смотрел на нее всю ее короткую речь. Девушка поспешно села на место и откинулась на спинку кресла.
— Хорошо, — кивнул капитан. — Ну а теперь по существу. Давайте я немного расскажу о том, как именно мы будем сажать на диету наши пропульсивники.
Капитан коротким импульсом из инструметрона погасил свет в кают-компании, и поднял из центра стола голографический проектор. В цилиндре засветилась силовая система «Салима», включающая в себя четыре двигательных установки: две кормовых и пара — в разнесенных мотогондолах. Изображение укрупнилось, и спустя секунду в цилиндре осталась только одна боковая установка.
— Как вам всем известно, — начал капитан, — наш корабль оснащен термоядерными двигателями поколения «два плюс», разработанными земной корпорацией «Вейланд-Ютани» более ста лет назад. Характерной особенностью пропульсивных ядерных приводов является автоматия дозации подачи дейтериево-гелиевой смеси в первичную камеру, где смесь готовится к дальнейшей трансляции в рабочий орган. Регулирование режима, то есть тяги движка, производится с помощью электромагнетронов уже в рабочей зоне. По сути, мы обеспечиваем только количественное регулирование, но не качественное. Эта особенность пропульсивников, в частности, вызывает перерасход рабочего тела по сравнению с двигателями третьей фазы, где подготовка смеси происходит раздельно.
Капитан бросил взгляд на человека.
— Думаю, подробности превращения наших моторов из поколения «два плюс» в «два плюс плюс» поведает наш уважаемый гость. Нико, мы вас слушаем — поделитесь вашим принципом коррекции, который вы вчера отправили нашему главному инженеру. Вообще-то, он не склонен к пустым комплиментам, но открою вам тайну — Мардеш’Гора, прочитав ваше предложение, прибежал ко мне с отчетом, едва ли не забыв одеться.
Кто-то хохотнул, а сам Мардеш позволил себе уважительный жест в сторону землянина.
Нико поднялся со своего места, взял в руки указку, поправил шлем и направил световой луч на голограмму.
— Наверное, многие из вас знают, — начал человек, — что даже столь простой принцип, как принцип ядерной реакции, наряду с макропараметрами, которые мы привыкли оценивать прямыми измерениями, характеризируется и квантовым состоянием — как отдельных рабочих фаз, так и их суперпозиции друг к другу...

Из объяснений человека Полани поняла едва ли треть. Все, что удалось уяснить с должной степенью прозрачности — работы у нее будет много. Почти вся квантовая физика, о которой вел речь Нико, базировалась на довольно простых, но невероятно ресурсоемких вычислениях. Математика людей была знакома Полани, и девушка была готова самостоятельно и адаптировать формулы в конечные алгоритмы, и кодировать последние в готовые схемы — но капитан решительно освободил девушку от низкоуровневой работы. В помощь «талантливому программисту» выделили двух молодых ребят. Один из них взялся за преобразования высшей математики в алгоритмизационные блоки, а второй погрузился в подготовку рабочей модели для последующего изготовления элементной базы. Сама же Полани, незаметно для себя, становилась скорее программистом-архитектором, чем кодером. За ней — системные решения, проектирование порядка работы, сборка, прием отладки и верификаций. Словом, то, что до сих пор она делала только в учебных целях и до чего «в реале» ее пока не допускали.
Что же касается твердотехники, то получалась смешная ситуация. Приготовленных Мардешем частей сразу же не хватило чуть менее, чем на две трети. Это стало ясно, едва поступил первый прогноз от производственной группы. Капитан, недолго думая, тут же увеличил ежедневную квоту под заказ на шестьсот процентов — «запас карман не тянет», поделился он человеческой идиомой.
Удивительное дело, что эта мудрость пришла на «Салим» извне: по среднему количеству карманов на одного человека кварианцы лидировали в Галактике с многократным перевесом над всеми остальными расами, вместе взятыми.
Работа спорилась. Расчеты землянина поражали своей изящной выверенностью — никаких лишних переменных или временных стеков. Только то, что реально нужно для воплощения замысла. Некоторые проблемы доставила лишь передискретизация вычислений из десятичной системы в шестеричную, но тут помог Дирак’Син. Старый инженер поднял свои связи на «Хелиш Ра», и Полани получила в распоряжение целых восемьдесят часов машинного времени. Чтобы справиться с человеческой математикой, этого хватило за глаза. Под шумок Полани протащила через ВИ исследовательского корвета еще и три четверти прочностных расчетов, за что получила в подарок от прочнистов две турианские шоколадки и — от совсем молоденького паренька со второй палубы — засушенную азарийскую хризантему. Шоколадки девушка смолотила на пару с подругой, а хризантему поставила на прикроватную тумбочку. Верная своему стилю Зана тут же поинтересовалась, не землянин ли оценил ее таланты по достоинству. И добавила, что готова умотать из каюты на всю ночь по первому намеку подруги.
Полани только вздохнула. Задерганный сверх возможного Нико почти не обращал внимания на девушку. К тому же, они редко пересекались — человек практически поселился в мотогондоле, которая под его руководством стала напоминать вывернутого наизнанку тэта циклопических размеров. У них с Дираком вышла какая-то то ли ссора, то ли недопонимание — каждый из них отстаивал свое видение того, как должно и нужно модернизировать какую-то там подсистему. В итоге опальный инженер потерпел сокрушительное поражение, когда Нико самолично протестировал свой метод перед начальством. Землянин убедительно доказал Мардешу, что не только математикой силен человеческий гений. Главный инженер, тщательно скрывая улыбку, расширил полномочия гостя с консультационных до практических, в пределах первого технологического уровня. Правда, Полани знала, Мардеш заодно поручил одному из своих людей тщательно проверять все схемы, предлагаемые инопланетянином.
Безусловно, землянин на земном корабле чувствовал себя как у себя дома, однако не стоит забывать, что «Салим» четырежды серьезно модернизировался кварианцами. В этом смысле Полани была полностью на стороне осторожного главного инженера, какие бы симпатии не питала к деятельному Нико.
Первая серьезная проблема возникла на этапе отработки технологии монтажа новых КИП4. Верные своим привычкам, техники Мардеша планировали загнать в мотогондолу монтажных дронов, однако даже самый маленький из них не пролезал в недра силового привода. К сожалению, человеческие корабли, наряду с потрясающей живучестью и надежностью, отличаются отвратительной организацией ремонтных пространств. Проще говоря, их бош’тетски тяжело модернизировать и, особенно, ремонтировать. Полани потратила семь часов на проектирование логики грависборки нового, более компактного, дрона, а потом еще час пыталась затолкать в модель незаталкиваемое, то есть все необходимые инструменты. Ничего не получалось, пока к ней в рабочую каюту не заглянул тот самый малец из группы прочностных расчетов. Робея и затыкаясь на самых простых словах, он рассказал, что его послали на помощь — Мардеш был весьма недоволен отставанием от графика. Вместе с парнишкой они разобрали модель злодолбучего дрона чуть ли не на атомы, после чего Рори’Даста (так звали прочниста) прогнал потроха дрона через свой компилятор. Пожертвовав эксплуатационной надежностью и втихаря удалив из дрона несколько подсистем безопасности, Полани и Рори сварганили, наконец, ремонтника. Девушка сбросила техзадание в производственную группу, и вопрос закрыли.
От очередного подарка со стороны мальчишки Полани вежливо отказалась.
Шел девятый день работы над проектом. Девушка не признавалась самой себе, но на самом деле начала уставать и делала все больше и больше ошибок. Когда из-за некорректно введенного обратного цикла ВИ выдал результат просчета с точностью «плюс-минус полгалактики», Полани поняла, что все, хватит. Нужно, наконец, отдохнуть.
Мардеша на месте не оказалось, Дирак ей больше не указ, поэтому за отгулом она направилась прямо к капитану. Вопреки обыкновению, дверь каюты Датто оказалась заперта. Полани бросила через Сеть уведомление о прибытии, и минуты через полторы капитан, наконец, открыл гермостворку.
— Добрый вечер, Полани, — сказал Датто с порога. — Чем могу помочь?
Странное дело, капитан не приглашал ее в каюту, как поступал обычно.
— Да, капитан... — начала Полани, но тут ее взгляд скользнул под рукой Датто, и девушка заприметила в капитанской каюте гостя.
Точнее, гостью.
Гостья была великолепно сложена, щеголяла новейшими нейроинтерфейсами — из затылка женщины свисали только несколько нитевидных антенн и ни одного разъема физических сред. Затылок женщины Полани разглядела хорошо — гостья неторопливо одевалась, стоя спиной к входной двери. В одном из углов комнаты Полани заметила экспедиционный костюм Паладина — в женской модификации.
— Да... то есть нет, капитан, — промямлила Полани. — Ничего страшного, капитан, я справлюсь. Извините, капитан.
Полина быстренько отвернулась и было уже дернулась уйти, чтобы не смущать мужчину и не смущаться самой. Но была остановлена решительным движением Датто — капитан просто развернул ее за плечо.
— А ну заходи, — мужчина посторонился в дверном проеме. — Ну же!
Полани совершенно не хотелось внутрь, но приказ капитана... это приказ капитана. Даже если сам он в полурасстегнутом костюме, а в его каюте заканчивает надевать нижнее белье любовница.
С мерзким чмоканием закрылась дверь каюты. Датто’Месса подвел Полани к креслу напротив рабочего стола и чуть ли не силой усадил. Сам же устроился на краешке дивана, еще носящего следы былого безумия.
— Как видишь, я с тобой совершенно искренен, — сказал капитан. — Рассказывай, что произошло.
— Я...
Девушка уже было открыла рот, чтобы попросить, как и собиралась, отгул, но вдруг передумала, и перевела тему в совсем другое русло.
— Я хочу рассказать о своей подруге.
— О Зане? — спросил капитан.
Полани кивнула.
— Что случилось? — Датто’Месса насторожился.
Женщина, наконец, покончила с упаковкой себя в белье, которое, Полани знала, носили под экспедиционными доспехами все Паладины. Сверхсовременное, спроектированное с учетом новейших земных технологий, пропитанное микрокапсулами с панацелином и оснащенное распределенной вычислительной сетью со встроенными наноактуаторами, это нижнее белье не только контролировало микроклимат внутри костюма, но диагностировало повреждения кожных покровов и оперативно лечило любые травмы, вплоть до средней тяжести. Еще оно придавало владельцу чудовищную физическую мощь, а до кучи было способно взять на себя управление телом.
Любовница капитана, наконец, повернулась к Полани.
Красивая, очень красивая — подумалось Полани. Пожалуй, даже красивее, чем Зана, которую девушка небезосновательно считала образцом для подражания. Жаль только, что внешность не одежда, ее не купишь на распродаже и не примеришь на себя, стараясь выглядеть получше.
— Тара’Олли вас Камелот нар Томбэй, — представилась женщина. — А ты и есть та самая гордость «Салима», о которой рассказывал Датто?
Паладин обогнула диван и уселась рядом с капитаном. Мужчина приобнял ее за талию.
— Гордость? Я? — Полани улыбнулась под маской. — Ну, не знаю... Капитану виднее.
— Да, это та самая девочка, которой я горжусь, — сказал Датто. — Я рассказывал, ее родители...
— Я помню, — Тара кивнула, повернулась к Полани и спросила: — Что ты хотела рассказать о своей подруге, гордость моего мужчины?
— Я... Я хотела рассказать капитану, госпожа Паладин. Извините.
— Девочка, от Паладинов не может быть секретов, — укоризненно произнесла женщина.
— Да, Полани, — капитан, кажется, был немного смущен. — Ты можешь говорить совершенно спокойно. Я доверяю Таре как самому себе.
Полани молчала.
Ей очень нравилась Тара. Внешне. Может быть, ее внутренний мир тоже был образцовым, вот только глаза Паладина смотрели на Полани слишком уж пристально. И очень заинтересованно. Так не смотрят на ту, которая только что сняла тебя с мужика, и которую тот самый мужик чуть ли не силой затащил в каюту, да еще закрыл дверь.
Что о Зане знает Датто’Месса? Слышал ли он ее слова об адмиралах? Знает ли он ее отношение к Паладинам?
Что за бред!? Еще минуту назад Полани была готова резко сменить тему и, уж сама не знает с чего, сдать свою подругу, с которой прожила душа в душу десять лет, то есть две трети своей жизни. И все из-за чего? Из-за того, что ее капитан, как и положено здоровому, успешному мужику, спит с красивыми, успешными женщинами?
Нет, она в самом деле устала. Важно только это и именно это. Все остальное — плод этой усталости.
— Да, я хотела сказать о Зане, — произнесла, наконец, Полани. — Я слышала, она собирается на «Квиб-квиб».
— Верно, — подтвердил Датто. — Тебя что-то не устраивает?
— Нет, что вы, — Полани замахала руками. — Просто я думала... Капитан, я понимаю, что это не очень принято...
— Ну же, говори, — улыбнулся мужчина. — Ты хочешь что-то попросить? Проси, ты заслужила. Я в курсе, как ты пашешь последнюю неделю.
Полани картинно вздохнула, стараясь, чтобы получилось как можно естественнее.
— Капитан, я хочу попросить вас направить на «Квиб-квиб» мое резюме Паломника.
— Не хочешь разлучаться с подругой? — спросила Тара.
Мужчина и женщина переглянулись. Полани была готова заложить всю себя на то, что мысли, мелькнувшие в головах парочки, касались кого угодно, только не молодых программисток.
Полани кивнула.
— Да, — сказала она. — Мы так давно знакомы...
— Хорошо, — Датто оторвался, наконец, от созерцания профиля Тары. Нереально гармоничного профиля, надо признать: компактные и прижатые щечные пластинки, великолепный, зовущий ротик, нос с едва-едва заметными складочками, огромные, чуть в голубизну, глаза и невероятной гладкости, словно полированный металл, кожа.
Да, Тара’Олли с флагманского корабля Ордена Паладинов была прекрасна.
Тем более шокировала затаенная в глубине светящихся глаз жестокость — свойственная, скорее, крогану, а вовсе не офицеру кварианского Флота.
— Я отправлю на рассмотрение Корисам твое резюме, — сказал капитан. — Учитывая, что и как ты делаешь, можешь считать, что челнок на «Квиб-квиб» на тебя зарезервирован. Что-то еще?
— Да, капитан, — Полани смущенно опустила голову. — Вы только что сказали, что в курсе, как я пашу неделю... Не могли бы вы оформить это как-то более формально?
Датто’Месса в голос рассмеялся, Тара ограничилась улыбкой.
— Конечно, Полани, — вытирая выступившие слезы, произнес капитан. — У тебя два дня отгула, начиная с завтрашнего. Отдыхай.
— Спасибо, капитан! — Полани встала прижала руку к груди. — Очень признательна, капитан.
Датто проводил девушку до двери. Уже когда Полани выбралась в коридор и отошла от каюты на пару метров, капитан крикнул вдогонку:
— Кстати, у Нико тоже с завтрашнего дня выходной, не забудь.
Полани обернулась.
Капитан человеческим жестом прислонил палец к губам. Мол, я тебе ничего не говорил, и ты тоже помалкивай. Подмигнув «своей гордости», мужчина скрылся за дверью. Почему-то Полани ничуть не сомневалась, что Таре’Олли придется одеваться заново.
Девушка вдохнула, на этот раз уже по-настоящему, не фальшиво, и направилась к фронтальной шахте подъемника. У нее высвободилось пятьдесят четыре часа свободного времени, надо распорядиться ими с толком.
И первым делом извиниться перед Заной.
За не сделанное, но ведь задуманное.


Продолжение следует...



Примечания:

(1) Логический специалист — кварианский аналог человеческого «софтварщик», программист.
(2) В реальности Полани сказала что-то типа «он же хомо!», но адекватно перевести это довольно сложно. Здесь и далее всякий раз, когда кварианец называет человека человеком, он имеет именно расовую принадлежность, а не общее слово «человек», которое в обоих языках означает одно и то же — живое мыслящее существо, личность.
(3) Горс’ай — что-то, выставленное напоказ; украшение. Здесь — декоративные элементы на личном костюме кварианца — машгоре.
(4) КИП — контрольно-измерительные приборы.

Отредактировано. Докторъ Дре



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 02.07.2013 | 974 | ME Afterlife, Afterlife. Статус кв(о), RomanoID, Afterlife | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 22
Гостей: 19
Пользователей: 3

RedDevilL, Alone2050, Darth_LegiON
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт