Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

ME Afterlife: Комиссар по этике. Глава 9. Чужой дом, чужие люди



Жанр: приключение, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Иногда так и хочется заглянуть тайком в чужую квартиру: посмотреть, чем живет хозяин, что он прячет от внешнего мира и сколько скелетов у него в шкафу. Иногда получается буквально заглянуть в шкаф — и многое становится ясным. Или подтверждает уже сделанное наблюдение.

Алине удалось-таки заглянуть в шкаф к своему очень, очень странному то ли опекуну, то ли сторожу, то ли компаньону...




 На старших курсах подготовки компаньонка узнает, как составить психологический портрет клиента по его ближайшему окружению. Опытные способны сделать вывод о привычках и предпочтениях клиента даже по обстановке в номере отеля, а уж какое богатство информации им предоставляет домашняя обстановка — не сказать. 
 К сожалению, Алину сложно назвать опытной. Да, она терпеливо прослушала данный курс, но, попав в квартиру детектива Блад, не смогла сделать каких-либо определенных выводов о характере Вайлет кроме тех, что уже сформировала. К тому же, все наставления учили, что самым правильным, истинным, не застланным обыденностью мнением считается самое первое. То, что узнаешь потом, вникая в детали и прочая, прочая — это уже уточнения, а то и сомнения.
 Так случилось, что когда две азари добрались до квартиры Блад, Алина была уже не в состоянии формировать мнение. Ее грызло здоровущее сомнение, что она вот прямо сейчас не свалится с ног. По-прежнему дико болела голова, словно над черепом повесили огромный кирпич на резинке, и при каждом шаге или неловком движении он прицельно бил в голову. Это если не считать еще небольшого перфоратора с сигнальным приводом от сердечного ритма.
 Слабость, головокружение и тошнота стали просто фоном, к которому Алина уже начала привыкать. Однако, добравшись до кровати, — здоровенной лежанки ровно посередине одной из комнат квартиры Блад — азари не удержалась и упала в горизонтальное положение. Голова продолжала кружиться, но радовало хотя бы отсутствие необходимости поддерживать себя в состоянии «да-да, я смогу, я хорошо себя чувствую, спасибо». Конечно же, сей бред не мог никого обмануть, включая того, кому он был адресован — доктора Пассанте. Та передвинула Алину подальше от края кровати, проверила пульс Алины и самоустранилась, выключив свет и закрыв за собой дверь комнаты.

 Когда Алина проснулась, часики на левом браслете показывали начало одиннадцатого вечера по местному. То есть она провалялась тут куклой примерно тринадцать часов.
 Алина села на кровати, потрогала затылок. Кровь, конечно, уже запеклась, но вот в каком состоянии голова? Азари встала с кровати и оглянулась в поисках зеркала. Лучше бы она посмотрела сама на себя! Округлив глаза, Алина закрутила головой в поисках одежды: кто-то (Пассанте, кто ж еще!) раздел ее до нижнего белья, которое в случае с азари составляет тончайшее прозрачное трико от лодыжек и до шеи. Конечно, без рукавов. Практичная штука, но на люди в ней выходить не стоит. Впрочем, в человеческом нижнем белье тоже не поймут...
 Комбинезона нигде не было. Зато в углу комнаты появился старый знакомый — походный чемодан. Сервобот стоял деактивированным, иначе бы обязательно проявил «чувства» — обрадовался бы, что хозяйка его заметила.
 Алина покопалась в своих пожитках: так, ничего не украдено. Спасибо полиции Красной планеты хотя бы за это. Уж поскольку Алина попала в домашнюю обстановку, девушка оделась соответствующе: короткие, до середины бедра, обтягивающие шортики и недлинный, но просторный халат с укороченными рукавами. Перед этим Алина посетила ванную комнату и убедилась, что грандиозный синячище на затылке качественно обработан и залеплен липучкой пластыря. Какой-то доброхот даже подкрасил пластырь в цвет азарийской кожи, чтобы не очень сильно выделялся.
 Азари в очередной раз посочувствовала людям: как же они, бедолаги, обрабатывают раны на своих волосистых частях тела? Безумно неудобно же!

 Квартира Вайлет Блад состояла из двух жилых комнат, одна из которых (в которой проснулась Алина) явно являлась спальней, а другую при должном старании можно было бы назвать рабочим кабинетом. Двери нигде не запирались, и Алина, решившись, все-таки зашла в «кабинет» и осмотрелась. Интересно же, чем живет суровая женщина-дознаватель!
 Как и в спальне, места здесь было немного. Размером комната была хорошо, если пять на пять, по форме очень близко к квадрату. Видимо, та часть здания, где располагалась эта комната, немного выдавалась из общего массива. В комнате было два окна, друг напротив друга, в боковых стенах. У передней стены, между окнами, чуть выдвинутый вперед, стоял рабочий стол Блад. За ним — простое, без изысков кресло, почти не просиженное. Вряд ли детектив проводила в нем много времени. Скорее всего, Вайлет Блад вела дела исключительно в департаменте и не брала работу на дом.
 Позади стола, прямо за креслом, стоял массив накопителей ХТТ — стандартная медиатека, в которой, должно быть, хранится всякая служебная и не очень информация. Обилие лотков, большая часть из которых пустая, говорило, что когда-то Блад подумывала бороться со свободным временем с помощью подработки на дому. Но подумывания так ими и остались.
 На столе — удивительное дело! — не было терминала. Только пустая столешница и одинокое световое перо посередине. Если не считать кувшинчика с остатками какой-то бурой жидкости (кофе?) и нескладно свернутой распечатки на тонком пластике. Компьютер Блад покоился по правую руку, если сидеть за столом, и совершенно очевидно, что к нему придется подъезжать на кресле. Алина заглянула за стол — так и есть, рабочее место детектива могло кататься вместе с самим детективом. Следов от колесиков было немного, и все они, к слову, сосредотачивались в районе рабочего стола. Блад совершенно точно не злоупотребляла сидением в Сети или расчетам на компьютере.
 Боже, да зачем ей вообще этот весь «рабочий кабинет»? Ведь очевидно же, что она им почти не пользуется! Может, чтобы обедать, не отходя от кассы? Между терминалом и креслом Вайлет расположился компактный кухонный блок. И вот им как раз пользовались регулярно: дверца не сразу закрывается, рукоятка и секвенсор программ затерты.

 По-настоящему интересным объектом в комнате была интерактивная карта Марса. Экран висел на стене за креслом, прямо над блоком накопителей медиатеки. Алина подошла поближе и коснулась экрана — карта засветилась. Марсити тлел багровой точкой на западном полушарии, немного ниже экватора, там, где Долины Маринера «впадают» в Землю Меридиана. Девушка раздвинула пальцы, укрупняя масштаб. Прорисовались кратеры Виноградова и Джонса и, конечно же, забавный для всех, кто не знаком с географией Марса, кратер со смешным названием Пиво. Чуть южнее разлапистой амебы города Алина разглядела космопорт. А вот здесь, на восточных окраинах города, чуть в отдалении от основных массивов котлованов, строящихся и уже вырытых, все и началось: тут строители нашли очередной Артефакт. Сейчас уже и не скажешь точно, действительно чем-то ценный, или же, подобно тысячам других, просто безжизненную каменюку, пусть и гигантских размеров.
 Алина интереса ради ткнула пальцем в место, где должна располагаться пирамида Артефакта. К ее удивлению, интерактивный модуль карты послушно запустил поиск по известным и неизвестным Алине картотекам, и спустя пару секунд вывел на экран подсказку-меню из трех пунктов: «Борисов», «Меридианцы» и «Косм.». По всей видимости, карта была связана с личным информаторием Вайлет, либо в полицейском участке, либо здесь, в медиатеке. Алина развернула по очереди все три пункта.
 Запись «Борисов» рассказывала о неудачном приземлении одноименного космического челнока, заходящего на посадку к космопорту. Летающая машина потерпела аварию в двух километрах к северу от гипотетического расположения Артефакта (на карте еще не был нанесен котлован, где обнаружили пирамиду). Пояснительные записи говорили, что удалось обойтись без жертв. Все пассажиры и члены экипажа отделались испугом, а кое-кто — легкими травмами. Было это двенадцать лет назад.
 Под названием «Меридианцы» крылась куда более интересная информация. Стоило Алине коснуться пункта меню, как карта тут же померкла, превратившись в стандартное голографическое поле информатория. На выбор предлагались несколько типов подачи информации: голосовой, визуально-текстовый и анимационно-постановочный. Алина выбрала последний.
 Карта снова померкла и, мгновение спустя, представила вниманию зрителя небольшой, буквально сотня на сотню метров, котлован, в котором суетились какие-то фигурки. Камера дала наезд, подлетела поближе, и Алина разглядела подробности.
 Опуская всякие несущественные детали, информаторий показал Алине общину отдельно живущих колонистов, очевидно, порвавших всякие связи с большой землей. Одежда многих из них была изношена сверх всяких пределов, дети вообще бегали чуть ли не голышом. Ситуация вполне возможная на любой из планет земной группы, но на суровом Марсе, где потеря герметичности купола или выход из строя энергетической установки грозит моментальной смертью всему живому... Очень рискованная история. Тем не менее, община меридианцев жила на отшибе вот уже почти пятнадцать лет, и даже понемногу развивалась. Мужчины, используя откровенно раритетное горнопроходческое оборудование, выламывали из подземных пород ценные минералы. Недалеко от общины, согласно данным того же информатория, располагалась тоненькая жила вольфрамонесущей руды; слишком тоненькая, чтобы заинтересовать могущественные корпорации, но достаточно богатая для того, чтобы обеспечить самым необходимым общину из пары сотен человек. Воздух меридианцы восстанавливали сами, при помощи таких же раритетных, как горное снаряжение, биохимических преобразователей. Пищу и самое важное для жизни закупали в Городе.
 В общем, ничего особо удивительного Алина не почерпнула, если бы не кое-какие странности. Во-первых, информаторий поведал весьма странную историю. Несколько лет подряд лихие люди из Марсити предпринимали попытки подвинуть «дикарей» с насиженного места. Какой бы тоненькой ни была вольфрамовая жилка, но это живые деньги. На Марсе достаточно небогатых, но весьма решительных людей, готовых ради живых денег на что угодно. Но тут, как говорится, нашла коса на камень (Алина в свое время неделю допытывалась у родителей, что такое коса, почему она ходит по камням и что из этого следует). Меридианцы не высказывали желания поделиться своим, а все попытки, так сказать, силового вмешательства, рубили на корню. Удивительное дело, но за два года в коммуникационных тоннелях вблизи котлована меридианцев пропало больше дюжины наемников и около полусотни искателей приключений. За то же время не пострадало ни одного жителя общины.
 Понятно, почему Вайлет Блад отметила это место на своей интерактивной карте. Действительно, очень занимательная и странная история.
 Третий пункт выпадающего меню под названием «Косм.» не рассказывал ничего интересного. Сплошная ученая белиберда об интенсивности космического излучения. Научная группа одной из корпораций установила на поверхности вблизи Артефакта несколько приемников космической и прочей радиации, но результаты оказались в пределах основного фона для этой зоны Марса. Разве что к этой статье было небольшое приложение, которое сообщало: в процессе установки датчиков один из инженеров по неосторожности свалился в геологический разлом, не отмеченный на оперативной карте. Из-за сложности и протяженности расселины достать труп удалось лишь через неделю, но вскрытие показало, что смерть наступила не позднее двух дней назад, причем явно по насильственным причинам: в лобовом щитке гермошлема обнаружилось пробитие, похожее на пулевое. При этом сам инженер остался в целости и сохранности, ну, если не считать, что он умер от удушья. Случай спустили на тормозах, а официальная версия провозгласила смерть по неосторожности, в результате повреждения скафандра при падении в расселину.
 Больше ничего интересного на интерактивной карте Алина не нашла. Вернее, тут же запуталась, перегрузилась заметками о смертях, убийствах, происшествиях, стоило переместить внимание с окрестностей города на сам Марсити. Столица Красной планеты просто кишела насилием. Судя по статьям в информатории, лишь незначительная часть убийств расследовалась, на остальные правоохранители просто махнули рукой. При всем своем неприятии к саботажу должностных обязанностей, Алина понимала местных дознавателей: попытка навести порядок в мире хаоса обречена на неудачу. И чем больше Алина проникалась действительностью Марсити, тем меньше наивных мыслей оставалось у нее в голове.

 Когда она прибыла на Красную планету, Марс казался ей оплотом романтики и фронтиризма. Как же, первая планета Солнечной системы, которую люди заселили по-настоящему плотно. Не так, как колонии дальних рубежей, а по-настоящему, по-пионерски. С куполами, обширной строительной программой, с настоящей независимостью от метрополии.
 Сейчас азари понимала, насколько наивной дурочкой была еще три дня назад. Марс — это не колония-пионер. Это не фронтир человеческой цивилизации. Это, скорее, большое помойное ведро, куда мудрые, но циничные земляне сбагрили неугодных членов общества. На Марсе процветает бандитизм: его проявления дважды чуть не отправили Алину к праматерям. На Марсе в ходу наркоторговля: азари чуть было не попалась в ее нехитрую ловушку. Очевидно, что на Марсе еще много, очень много всяких неприятностей.
 Иначе бы на Марсе не было таких людей как Вайлет Блад: давно уже сломанных в самой своей сердцевине, но по-прежнему крепких на периферии своих жизненных интересов. Алина не знала биографии Вайлет, но по тем отрывкам автобиографии, которые все-таки исторгала из себя дознаватель, азари поняла, что когда-то Блад служила в космопехоте, но потом была уволена по комиссованию. От отца Алина знала, что армия никогда не увольняет солдат, если они еще могут послужить военным. Множество раненых, искалеченных и просто попавших в неприятности служащих остаются в войсках. Им находят вполне себе теплые местечки в штабах, вспомогательных службах, гарнизонных системах обеспечения. В конце концов, армия — это не только бравые космопехотинцы, смертоносным градом сыплющиеся с неба. Армия — это еще и огромный, сложный и крайне запутанный механизм обеспечения собственного выживания. На каждого спецназовца Эн-7 приходится по несколько десятков человек из обслуживающего персонала. На каждый космический дредноут, кроме сотен человек экипажа, приходятся тысячи работяг на космических верфях, сотни специалистов инженерной поддержки, десятки тысяч человек, снабжающих эту махину смерти всем необходимым, и миллионы, миллионы и еще раз миллионы денег. Из карманов налогоплательщиков.
 То есть, понятно, что разбрасываться подготовленным персоналом не в стиле и не в интересах армии. И если уж космопех пошел на демобилизацию, то значит, очень умные ребята из группы психологического мониторинга констатировали, что боец больше не боец. Да, он может продолжать выбивать сто из ста, может идеально выполнять приказы, но... Слишком многое на карту ставится сейчас от действия одного неуравновешенного или просто сломавшегося бойца.
 Где-то в глубине души Вайлет Блад произошел надлом, который она сама, может быть, и не заметила. Зато заметили штатные армейские психологи. И выдающийся во всех отношениях воин отправился наводить порядок в человеческий гадюшник, который даже Солнце в знак протеста решило освещать в десятки раз слабее, чем прародину цивилизации людей.

 Азари закрыла все окошки на интерактивной карте и аккуратно вышла из «кабинета». При случае она еще постарается узнать Вайлет чуть лучше, женщина ее заинтересовала. Может быть, стоит как-нибудь побеседовать с Блад наедине, пользуясь всем арсеналом компаньонских знаний? Нет, пожалуй. Это нечестно. Вайлет при всей невыносимости характера все-таки достойна человеческого общения, без всех этих психологических выкрутасов. И кроме того... нет, глупости. В любом случае сейчас для этого не самое лучшее время.

 К слову, о женщинах. Где Пассанте? Алина помнила, как соплеменница затаскивала ее на здоровенную кровать детектива. Очевидно, она же потом раздела девушку до исподнего. Но вот куда потом делась?
 Алина прошла на кухню — там не было ничего, что бы проливало свет на исчезновение ученой. Вернулась в спальню, включила свет, огляделась. Тоже ничего. Разве что... Постойте. Алина подошла к чемодану и порылась в своих вещах. Все было на месте, даже хитро спрятанная коробочка с драгоценностям, но...
 Пропал комбинезон! Тот самый походный костюм, в котором Алина претерпевала события последних дней.
 Это не отель, здесь не сбросить одежду в мешок с надписью «прачечная». Это частные апартаменты. Может, Пассанте забрала измазанный в грязи и крови комбинезон, чтобы отнести его в чистку? Возможно, но как-то не сильно вяжется с обычаями азари; насколько Алине было известно, голубокожие очень ценят собственную независимость, и стараются не притрагиваться к чужой собственности. Кроме того, в чемодане Алины есть еще один комбинезон, не такой удобный, как пропавший, но вполне подходящий на замену. Вот он, буквально в первом же отделении походной сумки. Пассанте не могла бы не заметить, что Алине есть во что переодеться!
 Ладно, с этим разберемся как-нибудь потом.

 Алина вернулась на кухню и открыла шкафчик с продуктами. Вайлет Блад сложно было назвать гурманом, большая часть провизии представляла собой консервы той или иной степени удобоваримости для организма азари. Но Алине было уже не до привередничества. Швырнув первые попавшиеся продукты в расконсервацию и забрав из чемодана остатки калитала, девушка жадно набросилась на еду и слопала, наверное, раза в три больше, чем обычно себе позволяла. Запила немудреную еду каким-то глубоко синтетическим напитком, название которого так и не смогла прочитать: как и на большинстве продуктов, оно было нарисовано иероглифами, а компаньонка пока еще изучала письменность этнического населения Марсити.
 Но прах побери, куда делась Пассанте, и где Вайлет Блад?
 Алина посетила санузел, привела себя в порядок, насколько позволяла заплатка на голове, вернулась в комнату. Осмотрела свой багаж и остановилась на брючном полукостюме, моду на который в родных мирах азари ввела (кто бы, вы думали?) Лиара Т’Сони. Люди могут как угодно называть дочь мятежного Матриарха, но одевалась девушка стильно, а ее фирменный бело-голубой костюм исследователя породил целую волну подражателей. Даже люди, чего уж греха таить, переняли у Лиары любовь к строгим и в то же время изящным спаркам обтягивающих штанишек-комбинезона и открытых пиджаков «мужского» покроя. Алина в свое время потратила немало времени, выясняя, откуда Лиара позаимствовала такую моду. Оказалось, что родоначальниками стиля были дреллы. В каком-то безумном прошлом это вообще была строевая одежда воинов зеленой расы. Не иначе, Т’Сони в прямом смысле раскопала эту информацию в одном из своих археологических вояжей. А может, позаимствовала у этого ее компаньона... как его там? Алина, как ни старалась, так и не смогла вспомнить имени зеленого друга Лиары.
 Засунув по-прежнему местами гудящее и болящее тельце в костюм, Алина покрутилась перед полноростовым голографическим зеркалом; к немалому удивлению азари, суровый детектив Блад не чуждалась маленьких женских радостей, спасибо ей за это.
 Нет, на Лиару Т’Сони она все-таки не походила. Слишком высокая, слишком габаритная, слишком гладкая. На высокой фигуре Алины куда менее вызывающе смотрелась и умеренной величины грудь, и плавные изгибы длинных конечностей. Она не Лиара, которая унаследовала от матери выдающиеся выпуклости. Смазливую мордашку и пигментные пятна, которые на Земле именуют веснушками, Лиаре подарил ее неизвестный отец. Разумеется, азари — лицо героини Галактики не обезображивали цветные полоски. И это было еще одно решительное отличие Алины-в-костюме-от-Лиары от самой Беглянки.
 Наконец, костюм Алины был насыщенно-изумрудного цвета с бледно-желтыми вставками. Невероятный диссонанс с голубой кожей, но... Говорят, ей идет.

 Внезапно Алина вспомнила, что Вайлет порекомендовала Пассанте покопаться в гардеробе. Алина без труда нашла створки платяного шкафа, раздвинула их и присвистнула раньше, чем одернула сама же себя за столь недостойное поведение.
 В гардеробе Вайлет действительно было немного одежды. Ну очень немного. Все остальное место занимало оружие. По-видимому, офицер полиции с высокой башни плевала на универсальное для всех человеческих планет законодательство, запрещающее открытое хранение пушек в частных апартаментах.
 Алина сняла с пары крючков здоровую, даже на вид устрашающую винтовку. Оружие оказалось на удивление легким — куда легче, чем могло бы показаться, глядя на массивную полимерную чушку. Грязно-белый цвет внешних деталей делал пушку немного несерьезной, похожей на товар из магазина игрушек. К этому же мнению можно было придти, лишь оценив выдающиеся размеры оружия, как будто из детских мультяшек. Но стоило взять винтовку в руки, как ощущение «детскости» тут же проходило навсегда. Это чудо, покорябанное и покоцаное, с рябым, на краях даже чуть оплавленным дулом меньше всего походило на игрушку.
 Азари убрала чудовище обратно на крючки. Пусть висит здесь и никогда не покидает своей норы. Слишком уж оно... плотоядно.
 Остальной арсенал мадам Блад был набран из пистолетов различных форм и конфигураций. Алина не без труда узнала сильно модифицированную «Фалангу» — любимое, по словам отца, оружие офицеров пехоты. В отличие от «Фаланги», этот пистолет бы окрашен в серый цвет, на нем не было видно лазерной указки, а еще он был банально крупнее. Насколько оригиналу соответствовал вес, Алина понятия не имела. По ее мнению, это при любом раскладе была здоровенная тяжелая дура, которую совершенно нереально удержать одной рукой.
 Из всех остальных орудий смертоубийства Алина узнала только изящнейший, как и все азарийское, крупнокалиберный пистолет «Аколит». Узнала, разумеется, не из собственного опыта: просто уж очень любили киношники вооружать этим пистолетом «кровожадных коммандос азари». Одному богу известно, как данная редкость попала в ведение Блад, но по себя Алина порадовалась, что суровый дознаватель, оказывает, не чужд прекрасного. Нежно-белая поверхность «Аколита», плавные изгибы, удобная даже для небольшой кисти рукоятка с мягким побитием. Это было красивое оружие. И, похоже, из него даже ни разу не стреляли: дульный срез сверкал заводской свежестью, а на пистолете не было ни одной царапины.
 Алина повесила пистолет на место. Всего на задней стенке одежного шкафа было семь мест для оружия. Верхний ряд в одиночку занимала грязно-белая акула-винтовка, остальные девять ячеек были заняты шестью пистолетами. Есть ли шанс, что Пассанте прислушалась к совету Блад и выбрала себе пушку? Сильно вряд ли. Все-таки азари ученая, а не боевик. С другой стороны, мастерство, с которым она раскатала четырех бандитов в отеле, открывала личность доктора Пассанте с другой стороны.
 Да и тот биотический удар, направивший Алину головой в кресло, тоже.
 На верхней полке, выше оружия, благодаря своему росту Алина заприметила несколько головных уборов. Покопавшись, она выбрала строгую темно-зеленую шапочку, слегка напоминающую армейскую фуражку конца прошлого века. Надела, вернулась к зеркалу. Неплохо. Шапка хорошо гармонировала с изумрудным костюмом, который при должной фантазии можно было бы назвать полувоенным. Вот только диссонировала маленькая пятилучевая красная звездочка, намертво вшитая чуть повыше козырька. Ну ладно, пусть будет звездочка.
 Алина закрыла шкаф: то ли оружейный, то ли одежный.

 Вопроса, что делать, и куда делась Пассанте, переоблачение и знакомство с оружием не давало. Алина подумала, что не будет ничего страшного, если она немного прогуляется. В конце концов, у костюма есть воротник, которым можно прикрыть голубую рожицу, да и ночь на дворе. На Марсе и день-то не особенно светлый. Большую часть освещения генеририрует городской купол, слишком уж далеко родное Солнце. Ночью глобальное освещение отключают, оставляя только уличное.

***

 Этот человек заинтересовал Алена.
 Сначала мужчина подумал, что перед ним обычный служащий каких-нибудь наземных доков или просто рабочий с ближайшей фабрики. Здоровый широкоплечий мужик в просторном комбезе колониального образца. Потом понял, что ошибся. Заляпанную и, кажется, местами даже изорванную одежду размера XXXL носила на себе женщина. За всю свою жизнь Ален не видел столь здоровенных особ женского рода. Говорят, таких в свое время брали в космопехоту — обилие персональной брони, которую таскали воины подразделений класса Би, предполагало выдающиеся физические качества каждого из них. Но даже для пехотуры эта дамочка была ну как-то совсем уж нескромно крупногабаритна.
 Потом оказалось, что она вхожа в полицейский участок. Вернее, выхожа, если так можно сказать. Ален занял уютное местечко на крыше одного из зданий напротив полицейского департамента и разглядел, как гигантша выходит, а затем снова возвращается в дом полиции. Тот самый, который еще полсуток назад подвергся весьма неджентльменской атаке группой бандитов. Ален уже знал, сколько их было — ровно девять человек. Причем, внутри бузили только пятеро — и умудрились «набузить» девятнадцать трупов и несколько тяжело раненых.
 Судя по тому, как спокойно чувствует себя большая женщина рядом с полицейским участком и внутри него, она была или полицейским осведомителем, или собственно дознавателем. Первое маловероятно: с такой внешностью нет никаких шансов оставаться незамеченным, а для осведомителей это крайне важно. Значит, второе.
 И тут Ален хлопнул себя по лбу. Это ведь именно она — эта здоровая женщина — прибежала вся в мыле к участку, когда бойня уже закончилась. Тогда он не обратил на нее внимания, подумав, что это один из родственников или знакомых погибших полицейских: тела в мешках как раз выносили в то время из здания и складировали на наглухо огороженную от зевак площадку. Для Алена, смотревшего спектакль с крыши, загородка проблемы не вызывала.
 Эх, жаль, под рукой нет выхода на всекорпоративную базу данных Земли. Можно было бы поискать эту особу в военных архивах. На бедре женщины Ален заприметил служебный «Страж», и еще один пистолет прятался в подмышечной кобуре. Уж что-что, а оружие скрытого ношения Мортимер научился идентифицировать почти на автомате.

 Ровно в половине одиннадцатого вечера, когда муниципальные службы «включили ночь», та же самая женщина в очередной раз вышла из полицейского участка. На этот раз уже в нормальной одежде — форменном брючно-юбочном женском костюме полицейского офицера — и в компании с сослуживцем. О, это какой надо сослуживец! Воистину нескромных размеров громила мужского пола с кулаками, в которых можно спрятать парочку табельных «Стражей» еще место останется. Боже, они что тут, на Марсе, других на службу не принимают, что ли?
 Вместе два гиганта дошли до конца улицы, где громила похлопал бабенцию по здоровому плечу (Ален бы от такого похлопывания присел на колено, а то и на два) и направился в сторону стоянки аэротакси. Женщина пошла к туботраму. Ален тут же убрал визор и метнулся к лестнице с крыши. Съехать на первый этаж не заняло много времени, и он догнал дамочку-полицейскую еще до того, как она дотопала своими великанскими шагами до спуска в подземку.

 Ален заметил, что полицейская чем-то расстроена. Не подавлена, но расстроена — точно. Это читалось по неряшливым взглядам назад, бросаемым больше по привычке, чем из-за необходимости следить за обстановкой. Тем не менее, женщина все-таки посматривала по сторонам, и Ален понял, что выбрал правильный объект. Наверняка далеко не последний человек в отделении полиции. И наверняка к ней, в таком-то состоянии, можно подобрать ключик. Вряд ли женщина расщедрится на подробный рассказ, но что-то выпытать точно можно.
— Добрый вечер, офицер, — Ален кивнул полицейской, стараясь шагать в ногу с гигантшей.
— Ты кто такой? — женщина глянула на Алена, затем (совершенно ожидаемо) по сторонам, назад. Наконец, не увидев опасности, полицейская снова сконцентрировалась на Алене.
— Если ты из корпоративщиков, то вали отсюда, — сказала полицейская. — Не лучший вечер для сочувствий. Тут уже насочувствовали с три контейнера.
— Вы про очаровательную мисс Картэн? — улыбнулся Ален. — Нет, я не от нее. Мне она, конечно, не сочувствовала, но от беседы с этой особой ничего не ожидаешь. Ее мораль прописана в договоре, и на простые человеческие качества не распространяется.
 Полицейская снова огляделась и резко встала на месте. Ален оценил — затормозить такую тушу с такой внезапностью... Нет, точно девочка из космопехов. У них даже после увольнения в нервной системе такой компот из ликвиоимплантов, что десять лабораторий будут месяц разбирать и не разберут.
— Послушайте, мистер, — произнесла женщина, подходя к Алену. — Если вам что-то надо, то говорите прямо. У меня, скажем так, не самый лучший день сегодня. Слушать херню устала. Видеть то же самое — тоже. Не испытывайте мои органы чувств сверх необходимого.
— Уверяю, офицер, я без этой... В общем, точно не ради испытаний, — засмеялся Ален.
 С этой особой нужно быть острожным, но наверняка она ценит смелость. Например, совершенно точно никто в разговоре с этой горой модифицированных мышц не решается вторгнуться в личное пространство. Ален твердо подошел прямо к полицейской и, убрав руки за спину, подался вперед, поднял взгляд.
 Дамочка была на десять сантиметров выше него, плюс форменные полукаблуки... В общем, разговаривать со скалой в женском облике для Алена было даже забавно.
 Теперь самое главное — узнать, что известно полицейской.

 Ален видел, как на место происшествия стягивались самый разные силы. Первым примчался полицейский спецназ — ровно на десять минут позже, чем надо бы. Закованные в кинетическую броню парни в черном очень лихо пложили рожами вниз всех случайных и не самых случайных наблюдателей — кроме Алена, разумеется.
 Потом спецназ угомонился, попинал трупы четырех застреленных из окна участка бандитов (Ален дорого бы отдал, чтобы узнать, кто это из полисменов так лихо палит из малокалиберного пистолета), и уехал.
 На смену суровым черным ребятам в масках прибыла целая делегация откуда-то из муниципалитета. Ален не без интереса обнаружил, что на место бойни пожаловала сама Марианна Картэн — с подходящим эскортом. Разумеется, не было уже никаких лысоголовых прихебателей, зато в комплекте с мадам Картэн пожаловала дюжина рослых ребят в снежно-белых костюмах. Ни у одного из них не было на виду оружия, но Мортимер, едва посмотрев, как двигаются товарищи, зарекся иметь с ними плохие отношения. Каждый из белых по отдельности представлял собой такую силу, которой, пожалуй, Ален не рискнул бы противостоять даже в бытность свою молодым и активным.
 Не успела прибыть гвардия мадам Картэн, как на арену пожаловали — кто бы вы думали? — азари! Увидев делегацию главы марсианской Миссии, Ален от радости чуть не вывалился из окна здания. Его гипотеза о том, что нападение на участок так или иначе связано с томящейся там Алиной, подтверждалась на глазах. Правда, к своему величайшему удивлению, Ален так и не дождался появления девушки. Синекожая дамочка, очевидно Матриарх, вдребезги разругалась со всеми находящимися здесь людьми, и Ален было уже испугался, что четверо присутствующих на празднике коммандос-азари начнут проявлять чудеса биотических фокусов. Алену доводилось видеть азари-коммандос в бою, и случись что, он бы еще, пожалуй, трижды подумал, стоит ли ставить на победу объединенного марсианского человечества. Хотя у полиции и Картэн был почти десятикратный перевес в силах... Но азари-командос — это азари-коммандос, и они остаются таковыми при любом численном соотношении.
 К слову, из-за этих приятных во всех отношениях голубокожих засранок Алену пришлось сменить комфортабельную резиденцию в одной из пустых квартир напротив полицейского департамента на стылую, безобразную крышу высотки чуть поодаль. Оказалось, азарийский Матриарх привела с собой вовсе даже не четырех охранниц, а как минимум вдвое больше. Несколько штук из этого «больше» принялась активно прочесывать окрестности на предмет возможной угрозы для своей начальницы. Ален вовсе не представлял угрозы Матриарху, но объяснять это смышленым биотичкам с тяжелым оружием наготове посчитал излишним.
 Тем не менее, визит голубокожих поставил большую жирную точку в размышлениях на тему «при чем ли тут Алина, или ни при чем». Разумеется, при чем. Оставалось только удостовериться, что скалоподобная мадам из полиции тоже добралась до этого вывода.
— Вы ведь отлично знаете, что сегодняшнее нападение на участок — не просто так? — спросил Ален.
 Вопрос был разряда «пан или пропал». Если он угадал, и полицейская что-то подозревает, то, считай, дело сдвинулось. Если же перед ним тупая солдафонка, не имеющая никакого отношения к азари — дело плохо.
— Просто так только котята из кошки выпрыгивают, — ответила полицейская. — Понятно, что не просто так. А вам-то что, мистер?
— Мне лично — ничего, — совершенно честно сказал Ален. — Но мне бы не хотелось, чтобы из-за голубокожей землянки у кого-нибудь были проблемы. В том числе, и у самой землянки.
 Еще один выстрел почти наобум. Но именно что почти. Полицейская, которая уже было повернулась в сторону туботрама, резко остановилась.
 У Алена хорошая реакция. По общим меркам, пожалуй, замечательная. Но тут Мортимер был вынужден признать, что рывок большой женщины застал его врасплох. Двигалась живая скала, пожалуй, немногим медленнее, чем он сам — когда в том есть необходимость, конечно.
 А еще очень неудобно сознавать свои ошибки, болтая ботинками в полуметре над землей.
— Кто ты такой? — прошипела женщина. — Спрашиваю второй и последний раз. 



Одной рукой Вайлет Блад держала на весу темнокожего всезнайку, второй рукой неспешно доставала оружие. Ну и еще кое-что, что другим знать не надо. Есть такая хитрая кнопочка около кобуры...
— Кто ты такой? — Вайлет, не мигая, смотрела в какие-то подозрительно спокойные глаза мужичонки. — Спрашиваю второй и последний раз.
— Меня зовут Ален Мортимер, — представился висящий в воздухе. — Если вы поставите меня на землю, я представлюсь уже как положено и даже вежливо шаркну ножкой.
— Откуда взялся, вежливый ты наш?
— Земля. ЕАСО. Комиссия по этике.
 Вайлет выждала паузу, дожидаясь сигнала в интеркоме. Наконец бусинка в ушном канале хрюкнула, и Вайлет опустила мужчину. Тот сразу же поправил аккуратный пиджак из подозрительно скользкой на ощупь ткани. Блад всерьез полагала, что темнокожий одет в баллистическую броню. Если так, то он сейчас стоил куда больше, чем его вес в нулевом элементе.
— Не врешь, — констатировала Вайлет.
— Разумеется, — улыбнулся Мортимер. — Запрещено. И, к слову, скажите своему напарнику, чтобы снял меня с мушки. Я, знаете ли, как-то нервничаю, когда мне целятся в затылок.
— Какому еще напарнику?
 Назвавшийся Аленом Мортимером с укоризной взглянул на полицейскую. В его взгляде читалось «Я вам не вру, давайте и вы не будете портить себе карму».
— Игорь, отбой тревоги! — крикнула Вайлет в ночь за спиной темнокожего.
— Уверена? — раздался знакомый голос в ответ.
— Уверена, уверена, — буркнула Вайлет. — Пойдемте в Трубу, господа. Метро скоро закроется, а мне еще нужно домой. Проведать кое-кого.
 Ален Мортимер с готовностью зашагал рядом с женщиной, чуть позже к их компании присоединился Игорь — запыхавшийся, разгоряченный. Вайлет запретила себе думать, с какой скоростью и какое расстояние пробежал коллега, едва получил сигнал тревоги. И после этого еще нашел в себе силы выцелить потенциального неприятеля с расстояния в полсотни метров.
 Игорь молодец, Игорь очень крут.
 Но по сравнению с этим темнокожим Аленом, этим залетным сотрудником Комиссии по этике, этим тщедушным невысоким мужичком в возрасте, Игорь вряд ли покажется крутым. Дай бог, чтобы им вместе с Вайлет удалось бы завалить хотя бы одного такого Алена, случись что.
 Комиссия по этике, разродись поленом Богородица.
 Как вас тут не хватало.


Комиссия по этике — кошмарный сон для подавляющего большинства корпораций на Марсе и для многих на Земле.
ЕАСО, объединившее под одной крышей практически всю земную технологию и всех производителей техники на базе нулевого элемента, нуждалась в адекватном инструменте контроля над тысячами корпораций, так или иначе вошедших во всемирный холдинг. Еще во времена уничтожения осколков Альянса, который в отсутствии внешнего врага решил вдруг почивать на лаврах великого освободителя Галактики, перед руководством будущей Ассамблеи встала, казалась, неразрешимая проблема: как устранить Вселенских Победителей от последующей после славной драки пирушки? Как удержать в узде аппетиты транснациональных монстров, у которых на руках долговые расписки всей земной администрации? Как обеспечить Земле спокойное и сытое восстановление, не допустив наживания одних (корпораций) на стремлении к лучшей жизни других (простых граждан)? Наконец, как обуздать откровенно мародерские стремления верхушки ВКС, стремительно скатывающейся куда-то на уровень очень дикого средневековья? Скандальная история с разграблением остатков Цитадели до сих пор на устах у тех, кто ее застал.
 Долго думали и гадали, пока не вспомнили про замечательную придумку другой бюрократической структуры — Совета Цитадели. Помнится, у них была такая лихая группа товарищей, называлась Специальный корпус тактической разведки. Одним из СПЕКТРов удалось стать даже представителю человеческой цивилизации. Да так лихо стать, что за два года сначала обломать бронезащиту всемогущему, казалось бы, Жнецу с говорящим названием «Властелин», параллельно спася упомянутый Совет Цитадели от неминуемой гибели, а потом до кучи спасти Галактику от всех остальных сотен тысяч (или сколько их там — никто не считал) «Властелинов».
 Создавая организацию, подобную Спецкорпусу, новорожденная Ассамблея взяла лучшие принципы, позволяющие СПЕКТРам работать действительно эффективно. А именно: полная свобода в действиях, неограниченные ресурсы и отчетность только перед лицом Совета. Тем не менее, этого было мало, и пример с еще одним СПЕКТРом по имени Сарен Артериус тому подтверждение. Поэтому в структуру новой спецслужбы были вложены кое-какие изменения. Говорят, изменения эти перекочевали напрямую из лабораторий, занимающихся анализом технологий Жнецов. Впрочем, неважно. Главное, что эти изменения позволили создавать агентурную сеть, которая в принципе не способна на предательство интересов Ассамблеи.

 Так создали Комиссию по этике — небольшую, но зубодробительно эффективную структуру, следящую за соблюдением правовой и моральной защиты всех, кто в этой защите нуждался. Единственное исключение составил, как несложно догадаться, Марс. Причина понятна. Создание колонии-клоаки, формирование мусорного ведра для человеческого общества не предусматривает разгребание помоев в попытке определить, какой из выброшенных за ненадобностью элементов общества более прав, чем остальные. Марс милостиво отдали самым безобразным в плане этики корпорациям, оставив бродить эту гущу саму по себе.
 Разумеется, даже в помойном ведре необходимо поддерживать порядок, поэтому в Марсити были внедрены несколько десятков агентов, работающих под тем или иным прикрытием. Одним из таких агентов был Кайл Бергер, и долгое, очень долгое время у ЕАСО не было ни одного повода заподозрить, что агент сгнил натурально, а не показушно. Собственно, сигналы о неугодности Бергера приходили с самого начала его работы на Марсе, однако это всегда объяснялось элементарным давлением планетарной администрации, которая органически ощущала исходящую от Бергера угрозу.
 Все изменилось, едва Кайл для служебных целей запросил на Земле компаньонку. И не абы какую, а настоящую азари, обязательно из «Тессиары». Личность роли не играла, Бергер не предъявлял каких-то особых требований к навыкам, возрасту или внешности. Единственное, в чем агент ЕАСО проявил настойчивость — контракт не должен быть слишком дорогим. Тут банально случился анекдот: максимальная разовая трата для Бергера находилась около нижнего предела прайсов на услуги компаньонок «Тессиары». Немудрено, что в таких подрядных условиях эскорт-агентство вполне разумно предоставило чиновнику самую дешевую, то есть самую молодую и неопытную девушку.
 Тут и произошел первый сбой у того, кто решил поиграть с ЕАСО в азартные игры.

 Дело в том, что у каждого из чиновников ЕАСО есть определенная репутация, моральный облик. Эта репутация публичная и формируется десятилетиями. Это стопроцентно субъектный параметр, свойственный любому действующему лицу. Обладал соответствующей репутацией и Бергер, и она не была секретом. В рамках его профессиональной деятельности визуальная составляющая этой репутации изменялась: для полноценного погружения в реалии Марса мужчине приходилось становиться все более и более подонком. Только так внедренный агент ЕАСА мог выходить на связь со все более могущественными силами Марсити. И Бергер послушно выполнял роль хитрого мерзавца, почуявшего «большие возможности на новом месте».
 Вот только у Бергера действительно была любящая и любимая семья, включая жену и маленькую дочку. Кайл мог сколько угодно строить из себя корпоративного мерзоту, предавшего этические идеалы Земли, но... Он бы никогда и ни при каких условиях не выписал себе компаньонку, тем более азари. Человека? Возможно. Сымитировать можно что угодно. Но вот против молодой и полной сил голубокожей не работают никакие химические прививки. Можно заблокировать биохимию азари, но ее биотика всесильна, и... Словом, поступок Бергера, затребовавшего для служебных целей сотрудницу «Тессиары», вызвал определенное шевеление в ЕАСО и, как следствие, в Комиссии по этике.
 Дальше все развивалось слишком быстро даже для Комиссии по этике. В обязанности прибывшего на одном рейсе (чистая случайность!) с Алиной агента входило только наблюдение и сбор информации. И кто бы знал, сколько бы еще Ален собирал и наблюдал, если бы он не летел вместе с очаровательной синекожей девушкой. У «Тессиары» свой собственный кодекс, который запрещает разглашать имена клиентов и компаньонок. Все, что удалось узнать Комиссии, это то, что да, один из чиновников ЕАСО действительно недавно законтрактовал нашего специалиста. Нет, извините, имен мы не называем. Да, заказ поступил с Марса. Нет, извините, больше мы ничем поделиться не можем.
 Кто бы мог подумать, что на Красную планету отправят Биби-землянку!? Известность молодой азари слишком велика, чтобы рисковать разглашением подробностей заказа. И в то же время Алина — единственная из настолько низкооплачиваемых сотрудников, которая «пролезает» в финансовые ограничения контракта.
 Вот такая история. Простая, наполненная случайностями и закономерностями, местами даже смешная, а порю — вспомним убийство Бергера и бойню в полицейском департаменте — трагическая.


— Почему так долго? — спросила Вайлет. — Мы отправляли вам наводки на Бергера еще год назад.
— Были причины, — уклончиво ответил Мортимер. — Вы должны понимать, что далеко не все так хороши, как кажутся, и наоборот.
— Понятно, — кивнула женщина. — Бергер был вашим агентом?
— Также вы должны понимать, — улыбнулся темнокожий, — что кое-какие вопросы не имеют ответов. Но я здесь не только по поводу Бергера.
 Они ехали в Трубе. От полицейского участка до квартиры Вайлет было около двадцати минут. Достаточно, чтобы разговориться, хотя, видит Бог, разговорчивым этого этического агента назвать сложно.
 Капсула туботрама была почти пустой. Точнее, совершенно пустой, пока ее не заняла эта забавная троица: два белых гиганта и один щупленький темнокожий мужчина в возрасте.
 Ален Мортимер вкратце пересказал Игорю и Вайлет историю своего тут появления. Вайлет, нахмурившись, слушала, изредка качая головой: Ален рассказывал историю приключений Алины так, будто сам был свидетелем большинства из них. Так, Мортимер совершенно спокойным, почти будничным тоном изобразил в красках детали убийства Кайла Бергера. Совершенно непонятно, черпает ли он информацию откуда-то из недр всезнающего мироздания, или же просто имеет доступ к архивам, которые даже для полицейского дознавателя закрыты на огромный висячий замок. Вайлет подозревала, что на Алена сейчас работают все спецслужбы Земли: так уж повелось, что ЕАСО и его карающая длань, Комиссия по этике, никогда не были стеснены в ресурсах. Единственное, что оставалось загадкой, почему Ален, отлично зная историю убийства в отеле «Тар», не заявился в полицейский участок с этим знанием и не высвободил Алину из заточения. Раз уж она ему так мила.
 А вот чего Вайлет точно не знала, так это того, что большую часть информации о случившемся в «Таре» сам Ален узнал буквально несколько часов назад, когда к расследованию этого случая подключилась армейская разведка. Уж неизвестно, какими методами, но военные раскололи, словно гнилой орех, все системы шифрования и криптозащиты и «Тара», и полицейского департамента, и даже нескольких корпоративных хранилищ. Безусловно, военные нагребли куда больше информации, чем поделились с Комиссией. Но поделились награбленным честно: все необходимые данные Ален получил в великолепном качестве.
 По сути, перед мужчиной неясным стоял всего один вопрос. Вернее, два.
 Первый: кто стоит за убийцами Кайла Бергера, и как он смог больше полутора лет дурачить систему безопасности ЕАСО.
 Второй: какое отношение к этому всему имеет история с Артефактом, и имеет ли вообще.
 Ответ на первый вопрос — дело будущего расследования, и проводить его будет не он. А вот на второй вопрос можно попытаться ответить уже совсем скоро.
— Я так понимаю, вы куда-то спрятали Алину? — спросил Ален. — Очень предусмотрительно. Мы пока не знаем, кто стоит за покушениями, и лучше бы уберечь девушку от повторения случившегося.
— Спрятала? — Вайлет пожала плечами. — Да никуда я ее не прятала. Она у меня дома.
— Мы едем туда?
 Женщина кивнула.
— Круто, Вай, — Игорь расслабленно откинулся на диванчике капсулы и улыбался во все свои белоснежные. — Прикинь, я никогда не был у тебя дома. Теперь посмотрю, чем ты живешь.
— Расскажите мне о докторе Пассанте, — внезапно сменил тему Ален.
— Да вы больше меня знаете, — устало произнесла Вайлет. — Небось, уже все азарийские архивы у вас на полочке.
— Я не досье спрашиваю, — пояснил темнокожий. — Как вы лично оцениваете личность доктора Пассанте? На что она способна? Чего она хочет?
 Вайлет призадумалась.

 Личность азари для нее оставалась какой-то мутной, скользкой. Пассанте явно дала понять, что нуждается в защите от общего для них врага. Ну, это неудивительно. Но вот ее действия... Доктор оказалась слишком сильна в биотике, на удивление сильна. Вайлет знала о том, на что способны азари, но ведь не научные черви же!
 Впрочем, Лиара Т’Сони тоже ученый-археолог. А врагов Шепарда, если верить довоенным, еще не замаранным цензурой записям, крошила только в путь. В конце концов, невозможно стать чуть ли не самым могущественным существом в Галактике, не являясь откровенно сильным человеком! За азари не числится сокрушительная физическая мощь, да и моральной твердости синекожим всегда не хватало. Значит, Лиара компенсировала это своими недюжинными биотическими способностями. А значит, на это способна и Пассанте. Все нормально, все укладывается в схему.
 Пассанте... Что же с тобой не так, голубенькая остролицая старушенция? Вайлет нутром чувствовала, что не так. Что-то не так. Но внятно объяснить, тем более столь внимательному к деталям человеку, как Ален Мортимер, не могла. Одно знала точно — к азари-ученой она относилась куда холоднее, чем к азари-компаньонке. Алина... Алина-Алина... Совсем еще дитя, по сути. Попавшее в дикую заварушку и только чудом оставшееся в живых. Плюс еще человеческое детство, плюс... У юной азари было немало плюсов, и, говоря на чистоту, Вайлет бы предпочла иметь в числе голубокожих друзей Алину и только ее. Вот только немного перевоспитать девчонку — и отличный получится..
 Получится кто? Друг? Подруга? Любовница?
 Вайлет не знала ответа. Последний из вариантов отметался сходу, без альтернатив. Вайлет была тремя руками за естественные отношения, и всякие там ксенолесбо считала отвратительным явлением, порочащим человека как Божью тварь. Но без сомнения, Алина — интересный челове... интересная личность. Простая и понятная. В отличие от своей соплеменницы, то ли археолога, то ли киллера.

— Мутная она какая-то, — Вайлет придумала, наконец, определение доктору Пассанте. — Непонятная. Зачем-то затеяла переодевашки; хорошо, ее Алина расколола. Потом... Ну, она влегкую с отделением наемников одна, без моей помощи почти разделалась. А говорит, что опасается за свою жизнь... Наконец, чего она в Миссию-то не обратится? Титан ее под крылышко возьмет с радостью!
— Есть маленькие оговорки, — снова улыбнулся Мортимер. — У доктора Пассанте на самом деле не столь прозрачная биография, как многим, и особенно самой Пассанте хотелось бы. Честно скажу, сам мало что знаю в этих голубых делах, но Пассанте на Марсе уже много лет, и до сих пор не проявляла желания вернуться на Титан. Хотя, без сомнения, о месторасположении доктора знают в Миссии.
— Вот только не говорите мне, что вы еще и в голову Матриарху Этите залезаете без проблем!
— Нет, конечно, — Ален вздохнул. — Хотя было бы неплохо. Однако, боюсь, что жизненный опыт Матриарха несколько великоват для моей собственной головы. Но продолжайте про Пассанте.
— Нечего продолжать, — пожала плечами Вайлет. — Я оставила голубеньких в своей квартире. Ну, то есть...
— Да? — насторожился агент Комиссии.
— Ну, я им дала ключ от квартиры..., — Вайлет смутилась, как будто, черт побери, отчитывалась перед командиром в своих промахах. — Я была уверена, что они поедут туда. Черт! Я не знаю, добрались они до дома или нет!
 Лицо Алена Мортимера осталось спокойным, но в карих глазах агента всемогущей Комиссии появились нехорошие, колючие искорки.
— Вот и проверим.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 15.05.2013 | 1297 | 5 | приключения, детектив, Комиссар по этике, ос, ME Afterlife, RomanoID | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 86
Гостей: 72
Пользователей: 14

Kailana, MacMillan, Assassin-Tim, Grеyson, Mishook, Magdalene, Mariya, FallenAngel, Faler92, bug_names_chuck, 1stSgt, jill0202, misterfappi, enso
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт