Наш ответ Кейси Хадсону. Глава 1. Заключительная часть


Жанр: приключения, боевик;
Персонажи: команда «Нормандии»;
Аннотация: Наш современник в теле капитана Шепарда.
События развиваются с момента прибытия «Нормандии» в систему Утопии (Иден Прайм).

Система Утопии, планета Иден Прайм. 2183 год н.э. 

Джокер высадил нас у подножья холма, вместе со своими братьями-близнецами разделившего равнину на две неравные части. Именной за этой грядой «Нормандия» пыталась укрыться со стороны Константы, где наблюдалась максимальная концентрация противника. Лишь забравшись на его вершину, я смог в полной мере оценить, в какой заднице мы оказались. Строго по-научному, данная местность характеризовалась как «равнинная озерно-лесная закрытая сильнопересеченная». Но это по-научному, на русском-матерном ей соответствовали совершенно иные эпитеты, приводить которые я не буду, из природной скромности. Равнина была изрезана оврагами и балками, мелкими озерами и руслами ручьев. Безрадостную картину дополнял мощный растительный покров, состоящий то ли из высокого кустарника, то ли из низкорослых деревьев. Отдельными островами возвышались рощи высоченных растений, которые согласно данным инструметрона, являлись ничем иным, как травой! Ну да, эдакая осока, высотой метров в тридцать.
В районе Константы, располагавшейся в четырнадцати километрах на северо-восток от места высадки, в небо поднимались плотные клубы черного дыма. Видимо, город горел, сильно пострадав от бомбардировок. Даже здесь были слышны отдаленные звуки канонады. Трудно сказать, шел ли там бой, или геты «просто» уничтожали инфраструктуру и гражданское население, с присущей всем синтетикам тщательностью. Уже сейчас можно уверенно сказать, что счет жертв и пострадавших в этой бессмысленной с военной точки зрения мясорубке, как минимум с четырьмя нулями. Но у гетов своя логика, понять которую способен редкий органик.
Место раскопа и базовый лагерь археологов с этой точки были не видны. Но на это я не рассчитывал изначально. Подробнейшие карты местности, обновляемые каждые пять планетарных суток, позволяли с точностью до миллиметра определить изменение местоположения камня, величиной с голубиное яйцо. Конкретно над этим местом спутник прошел тридцать шесть часов назад. Вряд ли за это время рельеф изменился сколь-нибудь существенно. Наличие такой подробной информации, позволило определить наилучшее место наблюдения, еще сидя в ангаре на «Нормандии». Слава богу, хоть об этой малости на Арктуре не забыли. Осталось дотопать туда ножками сквозь девственные «пампасы», по которым еще не ступала нога Белого Человека.
На практике все оказалось не так уж и сложно. Кроны многолетнего кустарника переплелись в плотный монолитный покров, препятствующий проникновению солнечного света. Вся растительность, оказавшаяся в их тени, попросту вымерла. Почва была усыпана толстым слоем прелой листвы, сквозь который не пробилось ни единого зеленого ростка. Те, кто бывал в еловых насаждениях, без труда поймут меня. Первое время мы передвигались с осторожностью, опасаясь, что геты могли заметить пролет «Нормандии». Минут через пятнадцать плюнули на это неблагодарное дело. Нет тут никого! Да и быть не может. У Сарена четкая цель, не так много сил и ОЧЕНЬ мало времени, чтобы отправлять боевые подразделения к черту на кулички. Здесь можно спрятать танковую дивизию, и никто ее не найдет, пока по чистой случайности не выйдет из дремучих дебрей к входу в штабную палатку.
Карта не подвела. Место раскопок было видно идеально, при этом мы оставались надежно укрытыми от визуального наблюдения противника. За двести лет с момента моего рождения, системы слежения и обнаружения совершили гигантский скачек вперед. По существу, основная задача боевых скафандров, в которые были облачены я и мои спутники, сводилась к экранировке всех мыслимых и немыслимых видов излучения, исходящих от человеческого тела. Идеальный вариант, когда солдата невозможно отличить от окружающей местности. Не увидеть, а распознать по косвенным признакам. Грубо говоря, противник, глядя в объектив тепловизора, не должен отличить человека от рядом стоящего дерева. Именно на это уходила большая часть энергии скафандра и вычислительной мощности его ВИ. Все остальные функции вторичны. Если вы видны за тридевять земель, никакая броня не спасет. В лучшем случае, противник просто убежит, заранее узнав о вашем появлении. В худшем, вас поджарят до того, как вы кого-либо увидите.
Раскоп представлял из себя рукотворную воронку, глубиной пятнадцать и диаметром около ста пятидесяти метров. На дне котлована были видны остатки некоего сооружения, напоминающего греческий амфитеатр. Оставалось только гадать, что за чудесный материал, способен сохранять неизменные свойства на протяжении пятидесяти тысяч лет. Даже от современных Шепарду мегаполисов, по истечении такого значительного времени, не осталось бы даже курганов, не говоря о каких-то целостных конструкциях. Возможности архитекторов протеан не просто превосходили известные какой-либо из рас пространства Цитадели, они стояли на принципиально ином уровне. А ведь для них эта постройка не была чем-то неординарным!
Центр котлована венчала монолитная плита в форме окружности. В полном соответствии со сценарием игры, она была пуста. Артефакта тут не было. Его вывезли задолго до нашего появления. На месте раскопок копошилось с десяток мобильных платформ гетов. И, разрази меня гром, если я понимаю, что они там делают! Повторюсь, артефакта протеан тут нет! Цель достигнута. Что им тут делать? Допустим, они устанавливают «зубы дракона» или закладывают взрывчатку. Вопрос, зачем? Зачем это делать, если в конечном итоге они собираются уничтожить весь прилегающий район атомной бомбой? Я не понимаю. И, скорее всего, не понимаю не я один. Это синтетики, логика которых принципиально отлична от человеческой. То, что кажется нам бессмысленным, для них является непреложной истиной в последней инстанции.
- «Нормандия», «Молот» на связи. Это геты. Артефакта нет. Выдвигаюсь в район лагеря археологов. Будьте готовы к ракетному удару по координатам раскопа.
Спрессованное и заархивированное до ничтожных размеров, мое сообщение единым миллисекундным импульсом отправилось на «Нормандию». Спустя несколько секунд пришел ответ, подтверждающий получение и готовность к поддержке моих действий. Абсурд. Мой скафандр, не говоря о фрегате, обладал новейшими системами связи, но даже с Аленко, который был в нескольких шагах от меня, я был вынужден общаться жестами. Такова расплата за технический прогресс. О чем говорит запеленгованный передатчик? Правильно! По его координатам находится штаб или, как минимум, один из командиров противника. Какова может быть реакция? Палить туда из всего, что есть под рукой! Штабы и офицеры противника – первоочередная цель любого солдата. Связь – это риск, но риск обоснованный. Не будь ее, моя группа осталось бы один на один с полчищами гетов.
По прямой до лагеря археологов было не больше семисот метров, но, из-за особенностей рельефа, он был скрыт от наблюдения. Ближайшая точка обзора, позволявшая без неуместного риска оценить обстановку, была почти в километре от нас. Ясно только одно – в том направлении что-то горит, причем горит нечто рукотворное. Характерная вонь горелого пластика подавляла все остальные запахи.
На этот раз мы передвигались значительно осторожнее. Противник был в непосредственной близости, превосходя нас числом и огневой мощью. У меня не было ни малейшего желания встречаться с ними. К сожалению, наши желания не всегда соответствуют реальности. Через чащу кто-то ломился. Нет, это не то слово! Слон в посудной лавке производил неизмеримо меньше шума. Готов побиться о заклад, что этот кто-то хорошо мне знаком. С другой стороны компьютерного монитора, разумеется. Эшли! Самое печальное в этой ситуации, что Уильямс бежала прямо на нас, не оставляя ни единого шанса уклониться от встречи.
Честно говоря, я тешил себя надеждой, что иду с некоторым опережением графика и по иному маршруту, чем это делал настоящий Шепард в компьютерной игре. Увы, это была иллюзия. Кто бы ни выдумал сценарий происходящего вокруг меня, возможности принципиального выбора ПОКА он мне не предоставил. Поймите меня правильно, я не испытываю неприязни к Эшли Уильямс, но ее спасение могло обернуться провалом всей операции. Понимаете, это в игре, после уничтожения нескольких дронов, геты спокойно продолжали заниматься своими делами. А здесь? Это игра? Сомневаюсь. Более того, конкретно в этот момент не имею ни малейшего желания проверять так это или нет.
И все же, Уильямс бежала. Бежала прямо ко мне, не оставляя никакого выбора. На принятие решения оставались считанные секунды.
- Кайдан, вяжем. Тихо и живьем.
Лейтенант кивнул, соглашаясь с моим решением. Мы синхронно сместились, заняв удобные позиции в зарослях кустарника. Дженкинс остался на подстраховке метрах в пяти от нас, контролируя пространство за спиной. Сама процедура «вязания» заняла не больше пары секунд. Уильямс бежала вперед, не разбирая дороги и не оглядываясь по сторонам. Моя подсечка стала для нее неприятным сюрпризом, осознать всю прелесть которого она даже не успела, поскольку ее голова встретилась с коленом Кайдана, закованным в броню боевого скафандра. После такого «свидания», не потеряет сознания разве что кроган.
Не тратя времени на разговоры, мы подхватили бесчувственное тело девушки, оттаскивая его в сторону от прогалины в кустарнике. К сожалению, скрыть следы нашего присутствия мы уже не успевали. Всего через несколько секунд появились преследователи. Можно сколько угодно говорить, что все дроны – тупые железяки. Что они не противники настоящему солдату. Возможно. Вот только я сильно сомневаюсь, что кто-либо из органиков смог бы за пару секунд осознать, что следы преследуемого им человека неожиданно разделились, проанализировать это и принять верное решение. Дроны смогли.
Но быстрая реакция их не спасла, да и не могла спасти. Что такое десять метров для автомата, эффективная дальность которого не меньше четырехсот? Ничто. Две очереди в упор, оборвали их бессмысленное существование, одновременно оповестив всех ближайших гетов о нашем присутствии. Оставалось дождаться их ответа.
Если бы геты задумали полноценное вторжение, то нас бы ждали большие неприятности. Но атака на Иден Прайм не была вторжением. Это была диверсионная акция, направленная на захват конкретного объекта. Как может повлиять потеря пары дронов в десятке километров от места основных событий на выполнение главного задания? Никак. Очевидно, что планируя атаку на планету, Сарен и геты обладали исчерпывающей информацией о силах, средствах и местах дислокации гарнизона. В противном случае, все небо было бы испещрено сотнями обломков их кораблей. Итог был бы прежним, только цена успеха неизмеримо выше. Однако, все говорит о том, что нападение было абсолютно неожиданным, молниеносным и сокрушительным. Что это означает? То, что ВСЕ, сколь-нибудь значимые, силы гарнизона были блокированы, связаны боем или уничтожены в первые минуты атаки. Оказать существенное влияние на ход сражения попросту некому. О том, что у Альянса имеются корабли, способные незаметно проскользнуть сквозь их системы обнаружения, они еще не знают. Кто может помочь одиночному солдату посреди непролазной чащобы? Только небольшая группа неожиданно смелых гражданских. Больше тут никого нет и быть не может. Опасна ли группа гражданских и одиночный солдат, только что потерявший всех своих товарищей? Возможно. Через пару дней, разобравшись в обстановке, используя знание местности… Угу. Нет никаких пары дней. Есть несколько часов, после чего геты покинут планету, оставив на месте столичного поселения пару радиоактивных воронок.
Как бы там ни было, реакции гетов не последовало. Во всяком случае, мы ее не заметили. И все бы хорошо, вот только Уильямс, вместе со скафандром, весила килограмм сто пятьдесят. Три мешка с картошкой, да еще и цепляется за каждый куст. Оттащив сержанта метров на триста, я решил, что с нас достаточно. Положив тело на землю, мы вкололи ей лошадиную дозу панацелина, рассчитывая на его чудодейственные свойства. Почему не сработала ее аптечка, и чем был занят ВИ скафандра, оставалось только гадать. Ширпотреб. Обеспечить массовую армию качественным снаряжением конечно можно, вот только делать это никто не будет. Зачем, если можно купить дешевый аналог и спихнуть его в дальний гарнизон, подальше от глаз большого начальства, положив разницу себе в карман. Это, братцы, не фантастика, это – реальная жизнь, в которой кушать хочется даже самому последнему чиновнику.
Надо понимать, что пробуждение Эшли было не самым приятным моментом в ее жизни. Очнуться одной посреди леса в окружении трех неизвестных военных, и все это после затяжного марафона по пересеченной местности с боевыми дронами гетов в качестве препятствий… Я бы заволновался. Впрочем, стальные объятья двух натренированных мужиков, усиленные экзоскелетом скафандров, не оставили ей особенного богатого выбора.
- Спокойно, сержант, мы свои. Успокойся ты, а то я тебя успокою! Лейтенант-коммандер Шепард, фрегат «Нормандия». Да уймись ты, мать твою. Хотел бы тебя шлепнуть, давно бы это сделал. Я что, сильно на гета похож?
Последний аргумент показался девушке наиболее весомым.
- Сержант Эшли Уильямс, командир отделения 212 взвода 43 отдельного мотопехотного батальона.
- Молоток, сержант, только что ты выдала все тайны, которые тебе доверило начальство. Да уймись ты, героиня хренова. Раньше надо было по сторонам смотреть и кулаками махать.
Под непроницаемым забралом боевого скафандра, различить эмоции Уильямс было нереально, но, скорее всего, она была на грани нервного срыва.
- Успокойся Эшли, мы и вправду свои. Извини, если обидел. Потом поквитаемся, обещаю. Мне нужна информация об артефакте, который откопали недалеко отсюда. Что с твоим подразделением? Что происходит в лагере археологов?
Девушка заметно расслабилась, оставив попытки вырваться из наших рук.
- Может, вы меня, наконец, отпустите, раз такие хорошие парни?
- Давай ты еще минут пять полежишь и подумаешь, ОК? Не хочу бегать за тобой по всему лесу.
Эшли хмыкнула, окончательно успокоившись.
- Вчера артефакт привезли и поставили в легкосборном ангаре на северной окраине лагеря. Что с ним стало сейчас, я не знаю. Шесть дней назад наш взвод перебросили на охрану археологов. Подробности мне неизвестны. Час назад напали эти твари. Большинство наших ребят погибли мгновенно.
Уильямс на секунду умолкла, пытаясь побороть боль от гибели близких ей людей.
- Они накрыли наши вагончики одной единственной ракетой. Одной! Я сама это видела. Там сейчас воронка метра три глубиной. Проклятые твари! Выжили только те, кто был в караулах. Потом прилетели десантные боты и эти чертовы дроны. Их было раз в десять больше, чем нас. А у меня даже гранат нет! Хорошо хоть термозарядов выдали. Половину боекомплекта! Мы пытались связаться с Константой, но они забили помехами все частоты. Заряды кончились минут через десять, я приказала отступать в лес. Самой себе. Все остальные погибли.
М-да, приемники термозарядов автомата и пистолета Эшли были девственно пусты. Воюйте за Родину, солдаты! … Если найдете чем! Кто-то в высоких штабах на Арктуре очень крупно облажался. ОЧЕНЬ крупно. И я приложу все силы, чтобы выяснить, кто именно.
- Эшли, вспомни, были ли в лагере офицеры Службы безопасности Альянса? Хорошенько подумай, они могли быть среди ученых.
Сержант надолго задумалась.
- Нет, сэр, если они и были, об их присутствии мне ничего не известно.
Все страньше и страньше. Но вслух я произнес совсем другие слова.
- Идти можете, а то мы вас приложили не жалеючи.
- И воевать смогу, если зарядов подкинете.
Я сейчас промолчу про крепкие солдатские головы.
- Подкинем. Для красивой девушки ничего не жалко.
Уильямс недовольно фыркнула, изображая негодование. Откуда я мог знать, что она красивая? Ну, помимо того, что я видел ее виртуальную модель в игре? Учитывая достижения современной Шепарду генной инженерии, встретить некрасивую девушку достаточно сложная задача. Надо быть очень «удачливым» парнем. Говорят где-то в дальних колониях и заповедных местах на Земле, есть целые общины, игнорирующие прогресс медицины и генетики. Мол, дело это не богоугодное, поскольку Господь создал человека по своему образу и подобию, стало быть, менять ничего не нужно, все и так идеально. Видать, с другими расами у него ошибочка вышла. Как по мне, так это чушь полная. Вместо когтей, зубов и теплой шерсти, Бог наделил людей разумом. Если с помощью этого дара человек придумал что-то, что может сделать его чуточку лучше, то почему нет?
От лагеря археологов мало что осталось. Относительно целыми выглядели три стандартных модуля первопоселенцев на северной окраине, да и те смотрелись не лучшим образом, сильно поврежденные в результате взрыва ракеты и последующей перестрелки. Сборный ангар, о котором говорила Эшли, внешне казался практически в идеальном состоянии. Разве что осколками поцарапало. Створки ворот были закрыты не полностью, оставляя узкую щель посередине. Но разобрать, что именно находится внутри, было абсолютно невозможно. Придется все же туда идти, иначе я потом никому не смогу объяснить, с чего вдруг сорвался в космопорт. Тьфу, млин, а так не хотел светиться раньше времени! Стоит гетам всерьез озаботиться присутствием боеспособного и агрессивного отряда, как от нас мокрого места не останется. Я бы на их месте вообще не заморачивался, пальнул бы по квадрату из главного калибра «Властелина», и адьес, капитан Шепард.
Мобильных платформ гетов в лагере не было. Зато я насчитал штук пятнадцать «зубов дракона» с нанизанными на них телами солдат и ученых. Времени с начала атаки прошло не так уж много, и полностью превратиться в хасков они не успели. Но я сильно сомневался, что даже в таком виде они не обратят внимания на наше присутствие. Оставлять этих тварей в живых никак нельзя.
- Боже, да они еще живы!
Эшли заметила, как шевельнулось одно из тел, насаженных на «зубы», и не смогла удержаться от возгласа.
- Ну, если считать живым существо, вся вода в котором замещена нанитами, то да – они живы.
Уильямс непонимающе уставилась на меня. Я едва удержался, чтобы не треснуть кулаком ей по шлему.
- Очнись, сержант! Пора бы уже и голову включить. Как долго проживет человек, которого проткнули насквозь трубой, сантиметров тридцать в диаметре? Это хаски, Эшли. Пушечное мясо гетов. Безмозглое полусинтетическое чудище, способное только убивать. Твоих друзей больше нет. Мне жаль.
Не хотел бы я быть на месте Уильямс. Поверьте, зрелище погибших товарищей, тела которых даже после смерти не оставили в покое, не самое приятное, что можно увидеть даже на войне. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы привести мысли и чувства в относительный порядок. Молодец, девочка, не каждый мужик так сможет. Она кивнула и отвернулась в сторону лагеря, продолжив наблюдение за противником.
Пора было что-то решать.
- Отряд, слушай приказ. Уильямс и Дженкинс, останетесь здесь, прикроете нас огнем.
Я вытащил из магнитного захвата свой «Хищник» и передал девушке. Не люблю я снайперских винтовок. Не мое это. Радует, что хоть не зря тащил. Надежда на встречу с Эшли, была единственной причиной, по которой я захватил с собой эту железяку.
- Справитесь, сержант?
В ответ девушка только кивнула.
- Хорошо. По моему сигналу начинаете отстреливать хасков. «Нормандия» нанесет ракетный удар по месту раскопок. Не хочу, чтобы нам ударили в спину в самый неподходящий момент. Будьте предельно внимательны. Следите за воздухом, геты могут выслать подкрепление. Они не должны свалиться нам на голову неожиданно. Мы с Кайданом проведем зачистку. Не жалейте зарядов. Хаски очень живучи. Лучше потратить лишнюю пулю, чем оказаться в лапах этих тварей. Даю три минуты на подготовку. Свободны.
На то, чтобы скрытно занять позиции поближе к лагерю археологов, у нас с лейтенантом ушло минут пятнадцать. Возможности хасков я представлял себе довольно смутно. Не хотелось рисковать, раньше времени обнаружив себя.
Пришел сигнал с «Нормандии», подтверждающий готовность к пуску ракеты.
- Огонь!
Мгновение, и тишину девственного леса нарушили едва различимые хлопки выстрелов снайперских винтовок. Мастерству наших стрелков можно было только позавидовать. Заранее распределив цели, они, как в тире отстреливали хасков, еще не успевших снять себя с «зубов дракона». Особенно эффектно смотрелись попадания «Богомола» Дженкинса. Тяжелая пуля, разогнанная массускорителем винтовки до сверхзвуковой скорости, буквально на куски разрывала тела не закончивших трансформацию хасков. Впрочем, особенного ума стрельба с двухсот метров по неподвижной цели не требовала. В этом и суть умений командира – создать наилучшие условия для своих солдат, заставив противника воевать по своим правилам.
Откуда-то с юго-запада послышался вой приближающейся ракеты. Спустя миг в направлении раскопа раздался оглушительный хлопок, а еще спустя полторы секунды чудовищной силы взрыв. Если бы не фильтры боевого скафандра, мы точно оглохли. Но на нашу долю хватило и других впечатлений. Тряхнуло и подбросило вверх, как при мощном землетрясении. Довелось мне и такое испытать, еще будучи в собственном теле. Потом докатилась ударная волна, прижавшая верхушки высоченных кустов к самой земле, подняв в воздух тучи пыли и мусора. Вакуумная боеголовка, эквивалентом в девятьсот килограмм тротила, превратила место раскопок в кратер огнедышащего вулкана. Андерсон решил не мелочиться, гарантированно устранив проблему гетов в нашем тылу.
Вот только щедрость капитана «Нормандии» едва не вышла нам боком. Воспользовавшись секундным замешательством снайперов, оставшиеся хаски ломанулись толпой напрямую к их позиции, едва различимые за пылевой взвесью. Не будь нас с Кайданом, они бы успели проскочить открытое пространство и укрыться в зарослях. Но такого подарка мы им не предоставили. Фланговый огонь двух автоматов, прошелся по их рядам, как коса смерти. Картину разгрома дополнила туша хаска, поднятая в воздух биотикой Аленко. Со страшной силой лейтенант бросил его прямо под ноги бегущим синтетическим «зомби». Если это дьявольское отродье не подохло сразу, то целых костей у него точно не осталось.
Кстати говоря, Шепард тоже был биотиком. Причем невероятно сильным. Но у его дара была одна очень странная особенность. Он, а стало быть, и я, мог создавать поля эффекта массы не далее тридцати сантиметров от своего тела. Это отклонение было подвергнуто тщательному исследованию, доведя самого капитана до бешенства после почти трехмесячного пребывания под непрерывным надзором полусумасшедших ученых. Разумного объяснения этому феномену так и не нашли, что и не удивительно. Наука о биотике до сих пор остается не более чем шаманскими плясками с бубном возле языческого идола. Но странности дара, не мешали создавать вокруг тела биотический барьер совершенно невообразимой мощи. Если верить данным исследований, он был способен выдержать разовое попадание из 155мм пушки «Мако». Правда, от смерти это все равно не уберегло бы. Почему? Потому, что после такого попадания Джона ждал незабываемый полет, длиной метров в двадцать, после которого его пришлось бы отскребать от места приземления. Зато в ближнем бою Шепарду равных нет. Удары, усиленные биотикой, были воистину сокрушительны. В этом на собственном опыте убедился воитель кроганов, в буквальном смысле размазанный по переборке пиратского корабля, чьим капитаном он являлся по своей недальновидности.
Но использование биотики в современном бою крайне опасно. Это связано с внешними эффектами ее применения. Голубоватое сияние барьера или крохотные молнии, окружавшие биотиков в момент использования дара, были как красная тряпка для быка. Любой уважающий себя солдат противника, считал своим долгом немедленно выстрелить в том направлении. Даже громадная мишень на лбу, с гигантской неоновой вывеской «Стрелять сюда!», были менее вероятным способом схлопотать пулю. Слишком уж страшным противником мог стать своевременно необнаруженный биотик.
- Осмотреться!
- Чисто.
- Чисто.
- Противника не наблюдаю.
Выждав несколько секунд, мы с Кайданом двинулись вглубь лагеря, попеременно прикрывая друг друга. Я не жалел зарядов даже на контроль заведомо мертвых хасков. Еще не хватало, чтобы они «ожили» у нас за спиной. Лучше перебздеть, чем обос… Хм… Короче говоря, лучше не рисковать.
Если бы у хасков хватило ума укрыться в развалинах, и навязать нам ближний бой, вместо того, чтобы бежать в лоб на снайперскую позицию, с зачисткой лагеря могли бы возникнуть серьезные трудности. Уж больно много их было. К счастью, недостаток времени на трансформацию, не лучшим образом отразился на их мыслительных способностях.
Все уцелевшие жилые модули были вскрыты еще до нашего появления. Внутри мы обнаружили несколько обугленных трупов, непригодных даже для превращения в синтетических зомби. Все оборудование было приведено в полную негодность. Блоки памяти геты, скорее всего, забрали с собой. Ангар, где, по словам Эшли, некоторое время хранили артефакт, был абсолютно пуст. В полном соответствии со сценарием игры. Вот только ученых, которые сказали Шепарду о том, что его увезли в космопорт, тут не было! Передо мной в полный рост стала проблема, каким образом объяснить, почему я считаю, что искать маяк нужно именно там.
За своими тяжкими думами, я не заметил, как вышел в самый центр небольшой площадки перед воротами в ангар. Кайдан немного замешкался возле входа, что-то пристально разглядывая на земле. В этот момент эфир взорвался предостерегающими криками наших снайперов:
- Воздух!
- Дроны!
- В укрытие!
Никогда не знал, что умею так быстро бегать! Усилием воли окутав себя биотическим барьером, я гигантскими прыжками поскакал к ближайшему жилому модулю. Любой кенгуру удавился бы от зависти глядя на меня! Вот только вагончик был обращен ко мне тыльной стороной, не имевшей ни окон, ни дверей. Оббежать его по кругу я явно не успевал. Небольшой шанс на выживание оставлял только крохотный просвет между дном модуля и землей. Странно, что мы его раньше не заметили.
Боковым зрением я зафиксировал не меньше четырех дронов, летящих в нашу сторону метрах в десяти над кронами кустарника. Отставая на пару километров от них, со стороны Константы к лагерю приближалась большая черная точка. Десантный бот!
- «Нормандия» у нас…
Договорить я не успел. В том месте, где только что был корабль гетов, в небе скрестились два тонких фиолетовых луча, голубоватой вспышкой мигнул погашенный щит, и тут же расцвел огненный цветок взрыва. Андерсон и ВИ фрегата не лаптем щи хлебали, сдвоенным попаданием П.О.И.С.Ка разнеся бот на куски.
Мгновением позже я рыбкой нырнул в просвет под вагончиком, немыслимым образом извернувшись, ужом проскользнул в узкую щель, умудрившись ничем не зацепиться. В быстром темпе орудуя руками и ногами, я постарался заползти как можно глубже, надеясь, что с другой стороны есть лаз наружу. Увы, у моего убежища был единственный выход, через который я только что пролез. Больше того, я застрял!
Между тем на улице разгоралась нешуточная перестрелка. Автомат Аленко, успевшего укрыться за грудой контейнеров возле ангара, бил длинными очередями на расплав ствола. Выстрелы винтовок Уильямс и Дженкинса были не слышны, зато результат их попаданий оказался весьма громким. С незначительным интервалом послышалось сразу два взрыва, сопровождавшихся шумом падения. Прямо над моим укрытием, со страшным свистом пронесся какой-то объект, спустя миг врезавшийся в землю метрах в десяти от модуля. Автомат Кайдана сразу умолк. Вот и думай, что там случилось. То ли нашим крышка, то ли гетов всех побили.
Мои попытки высвободиться, наконец, дали ощутимые результаты. Я смог немного отползти назад, где было заметно больше места. Нужно было повернуться лицом к выходу, пока мне не отстрелили задницу! И я почти сделал это, когда всей кожей ощутил пристальный взгляд в спину. Мля, хаск! Черт, как я его сразу не заметил! Сказать, что я испугался – это серьезно покривить душой. У меня сердце остановилось от ужаса! Уже понимая, что, скорее всего не успеваю, я перекатился на спину и направил чудом возникший в руках пистолет в сторону врага.
- О Боже!!!
Как я успел среагировать, до сих пор понять не могу. Баба! То есть женщина. Живая!
- Ух еп... онский бог!
- Мамочка, не надо!!!
Я пару раз глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Помогло не сильно, но у меня, наконец, хватило ума опустить пистолет. Отдышавшись, я заговорил, сам не узнавая собственного голоса:
- Я бы на вашем месте пошел в церковь и поставил свечку. Очень большую свечку. Пудов на пять. Не меньше!
- Что?!
- Я говорю, не бойтесь, мы свои. Лейтенант-коммандер Шепард, ВКС Альянса.
- О Господи…
- Вы мне льстите.
- Что?
В динамике шлема раздался голос Аленко:
- Шепард! Живой?
- Не дождетесь.
- Противник уничтожен, можешь вылезать.
- Кайдан, иди сюда, мне нужна помощь. Здесь выжившая.
- Иду.
Чтобы выбраться наружу, мне потребовалось несколько минут и моральная поддержка лейтенанта. Как я туда втиснулся, да еще и слету, остается загадкой. Пришлось снимать автомат, закрепленный в магнитном захвате на спине. Вместе с ним я никак не мог пролезть в узкую щель! Да, коктейль из страха, адреналина и желания выжить творит настоящие чудеса!
Вслед за мной из укрытия без труда выбралась женщина. На вид ей было лет тридцать пять – сорок. Короткие рыжие волосы, заплаканное лицо, вымазанное в саже и земле, неопределенного цвета комбинезон, прорванный во многих местах. На лбу здоровенная шишка, уже начавшая синеть. Но ведь жива!
- Будем знакомиться? Я уже представился, но могу повторить…
- Нет, нет. Не стоит, коммандер. У меня хорошая память.
- Итак, вы …
- Доктор Уоррен. Саманта Уоррен. Я руководитель раскопок. Это лагерь археологов…
- Я знаю, доктор. Неделю назад вы откопали протеанский маяк. Боюсь вас огорчить, но вы там больше ничего не отыщите. М-да, если вообще сам раскоп сможете найти. Нас послали специально, чтобы забрать артефакт. Где он?
- Его увезли за пару часов до атаки гетов. Мы подготовили маяк к транспортировке, и отправили в космопорт. Я думаю, он еще на станции монорельса. Вряд ли его успели погрузить так быстро.
- Спасибо. Я сейчас вернусь, подождите немного.
Я отошел в сторону, чтобы надиктовать сообщение на фрегат:
- «Молот» «Нормандии». Обнаружил выжившую. Доктор Саманта Уоррен, руководитель раскопок. Артефакт отправлен на станцию монорельса. Это не вторжение. Геты ищут то же, что и мы. Противника не наблюдаю. Жду коробочку.
Подтверждение пришло секунд через двадцать. Я повернулся к Аленко и проговорил:
- Пусть Дженкинс и Уильямс сворачиваются. Через четыре минуты сбросят коробку. Мы уходим, нельзя терять времени.
Кайдан кивнул, и отошел в сторону.
- Саманта, у меня к вам еще вопрос. На раскопках были офицеры СБА?
- Нет, коммандер. Из Службы Безопасности со мной никто не связывался. Когда мы обнаружили маяк, я сразу же сообщила руководству своего университета. Через несколько часов приехали солдаты, оцепили зону раскопок и наш лагерь. Больше никого не было.
- Может кто-то из ученых?
- Нет, что вы. Своих сотрудников я знаю много лет. Со многими училась вместе. Знаете, в археологи идут люди с особым складом характера. Здесь случайных попутчиков не встретишь.
- Как много людей знает об артефакте?
- Трудно сказать. Никто не делал из этого секрета. Это же колония, Шепард. Здесь все друг друга знают. Если кто-то из моих людей рассказал об этом местным, считайте, что о находке известно всей планете. Доступ в зону раскопок ограничили, но контактов с жителями нам никто не запрещал!
- Хорошо, спасибо.
У меня слишком мало информации, чтобы сделать правильные выводы. Ясно одно, вся эта история с нападением на Иден Прайм насквозь шита белыми нитками. В руководстве Альянса сидит крот. Причем сидит где-то очень и очень высоко. И у него есть рука в СБА. Кто-то, кто в состоянии на значительный срок придержать информации о находке исторического значения. Лично я, даже представить себе не могу, как такое возможно технически.
Мои безрадостные размышления были прерваны пролетом «Нормандии». Джокер сбросил БМП с ювелирной точностью, доступной только настоящим асам своего дела. Хорошо, что этот парень работает на нас, а не на Жнецов с их прихвостнями. «Мако» плавно приземлился на все шесть колес в самом центре помеченной мной площадки. Мехвод боевой машины своим мастерством не уступал пилоту фрегата.
- Уоррен. Поймите меня правильно, я не могу взять вас с собой. Это слишком опасно. Оставить с вами одного из своих людей, я тоже не могу. Вам придется самостоятельно добраться вот до этой точки. Здесь вас сможет подобрать наш корабль. Вот вам пистолет и пару магазинов. Против гетов он не поможет, но от диких зверей в случае чего отобьетесь. Простите, но больше ничем вам помочь не могу.
- Что вы, коммандер. Я уже взрослая девочка. Справлюсь. И … спасибо, что не успели выстрелить!
- Будьте осторожны.
В этот момент меня оглушил устрашающей силы рев. Я стоял лицом к БМП и всему остальному отряду, и поэтому не мог видеть того, что творилось в небе над космопортом. Зато я мог видеть отвисшую челюсть доктора Уоррен. Если честно, я сильно сомневался, стоит ли мне оборачиваться.
- Мать твою…
Вот уж не знал, что всегда уравновешенный Аленко способен на такие эмоции.
Все, что я видел до этого, меркло перед открывшимся зрелищем. В космопорте садился Жнец! Из-за плотной облачности, рассмотреть его приближение заранее было невозможно. Мы не могли видеть, как он из маленькой точки, едва различимой на небосклоне, по мере приближения к поверхности медленно рос в размерах, пока не превратился в двухкилометровый сверхдредноут. Для нас это выглядело иначе. Из плотных облаков, больше похожих на вспененное бурей море, показались гигантские щупальца, вслед за которыми медленно и величественно выплыло массивное тело «Властелина», напоминающее громадного кальмара. Картина была настолько сюрреалистична, что выбила из колеи даже бывалых солдат.
- ЗАПИСЬ! Включайте запись! Андрей, врубай регистратор ОЭПС! БЫСТРЕЕ!
Кравченко уставился на меня непонимающим взглядом, а потом буквально провалился в командирский люк БМП. Спустя несколько мгновений, все датчики оптико-электронной прицельной системы «Мако», возможности которой многократно превосходили аналогичные системы наших боевых скафандров, подобно губке начали впитывать бесценную информацию о параметрах Жнеца. В топку артефакт! За такую запись Хакет лично расцелует мои грязные булки!
- Уоррен, немедленно уходите отсюда!
Женщина посмотрела на меня совершенно ошалевшими глазами. Ох, как я ее понимал! Мне пришлось сильно встряхнуть впавшего в ступор археолога, чтобы смысл моих слов, наконец, дошел до ее сознания. По-детски всхлипнув, она развернулась и побежала в сторону холмов. Надеюсь, что с ней все будет в порядке.
С трудом дождавшись посадки «Властелина», я гаркнул во всю мощь своих новых легких:
- Уходим! По машинам!
И первым прыгнул в тесное нутро десантного отделения БМП.
- Кравченко! Гони на станцию монорельса. Здесь одна дорога, не промахнешься! Жми на всю железку!
Едва нога Аленко, шедшего замыкающим, коснулась пола боевой машины, «Мако» рванул вперед, ускоряясь с каждой секундой. Слава богу, люки можно было закрыть дистанционно.
- Шепард, по дороге туда езды минут двадцать! Если пойдем напрямик, будет вдвое короче!
- А не убьемся? Это тебе не на Титане по метановым озерам глиссировать!
- Обижаешь, коммандер. Нашему малышу здешняя растительность не помеха.
- Давай! Только учти, Шумахер, угробишь подвеску, на своем горбу нас потащишь!
В динамике ТПУ послышался задорный смех командира бээмпэшки. Вот уж не думал семикратный чемпион мира по Формуле-1, что спустя столько времени его имя станет нарицательным.
- Держитесь крепче. Щас немного потрясет!
Вы когда-нибудь бывали внутри стиральной машинки? Работающей. Теперь я понимаю, как чувствуют себя штаны внутри барабана, крутящегося с бешеной скоростью. Удовольствие ниже среднего. Намного ниже! Мако несся через кусты как взбесившийся носорог, оставляя за кормой широченную просеку. Иногда, рыкнув ракетными ускорителями, боевая машина совершала умопомрачительные прыжки, сходу преодолевая широкие овраги и балки. В такие моменты, я особенно сильно жалел о плотном завтраке Шепарда. Вход фрегата в атмосферу, казался безобидным детским развлечением. Если бы не прочные ремни безопасности и страхующие магнитные захваты, десантное отделение превратилось в подобие миксера, в котором нам была уготована участь измельчаемых продуктов.
- Кравченко. Высадишь нас вот в этой точке. Сам займешь позицию на противоположном фланге. По моему сигналу поддержишь огнем. Без команды ближе, чем на сто метров, к станции не подходить. Понял? Продумай маршруты отхода, возможно, придется уносить ноги!
- Понял. У вас минут пять, не больше.
Я подключил к трансляции остальных членов отряда:
- Отряд, слушай сюда. У нас мало времени, придется рисковать. Действуем по старой схеме. Выходим на точку, наблюдаем десять минут. На зачистку идем я и Аленко. Эшли, Ричард. Вы наши глаза, уши и основная ударная сила. Наша с лейтенантом задача заставить противника проявить себя, ваша – уничтожить. Что бы ни случилось, артефакт необходимо найти. Не получится у нас, закончите вы. Если геты готовы ради него разнести полпланеты – значит, это очень важная штука! Вопросы есть? Вопросов нет! Готовьтесь.
Главную космическую гавань Иден Прайм изначально строили с большим заделом на будущее. Идеальные условия планеты-сада гарантировали колонии неуклонный рост населения и его потребностей. Линия монорельса, кольцом опоясывая громадную площадь космопорта, должна была обеспечить быструю доставку пассажиров и грузов к главному терминалу, в непосредственной близости от Константы. Но сейчас возможности комплекса не использовались даже на четверть. Большая часть посадочных площадок и линейных терминалов монорельса постоянно пустовала, лишь изредка посещаемые обслуживающим персоналом. Как назло, нужная нам станция относилась к активно используемым местными жителями.
С нашего импровизированного наблюдательного пункта, открывался ужасающий вид на разгромленный космопорт. Ближайшие посадочные площадки были в буквальном смысле завалены горящими обломками уничтоженных кораблей. Гражданских кораблей! Сотни взорванных и искореженных остовов транспортов, лихтеров, шаттлов и прочей портовой мелочи. О том, сколько людей могло здесь погибнуть, я даже не пытался представить, но, что разговор должен идти о тысячах, совершенно очевидно. Всего в десятке километров от нас, прямо в центре этого «кладбища», гигантской колокольней возвышался Жнец. К нему ежесекундно подлетали десантные боты гетов, по очереди втягиваясь внутрь громадного живого корабля. Завораживающая картина катастрофы, постигшей Иден Прайм, заставляла в страхе сжиматься сердце, подавляла волю и желание сражаться.
Сама станция представляла из себя прямоугольную открытую бетонированную площадку длиной метров сто и шириной двести. По большей части, она была пуста, лишь с десяток крупногабаритных контейнеров были расставлены на значительном удалении друг от друга. В самом центре, неподвижными статуями замерли два автоматических погрузчика. На восточной окраине, к площадке примыкало двухэтажное здание, больше всего похожее на стеклянный куб. Видимо, линейный диспетчерский пункт или что-то похожее. Удивительно, но стеклянные стены практически не пострадали. О присутствии гетов, напоминало только десяток «зубов дракона», с насаженными на них телами хасков, и два обугленных трупа возле входа в здание. Особой пикантности придавал мертвый турианец в боевом скафандре, очень сильно похожий на знакомого хитрожопого СПЕКТРа.
- Твою мать.
- Шепард, это же Найлус?
- А кто еще, Кайдан? Награда нашла героя.
- Как он сюда попал раньше нас?
- Очень просто. Шел сюда с самого начала, не сворачивая и нигде не задерживаясь.
- Но откуда он мог…
Аленко умолк, так и не закончив фразу. Несмотря на непрозрачное забрала шлема, я был уверен, что в этот момент он смотрит на меня. Очень пристально смотрит.
- Джон, во что мы ввязались?
- Можно подумать, нам оставили выбор. Я знаю не больше твоего, Кайдан. Но я тебе гарантирую, что найду того, кто знает, и спущу с него шкуру.
- Оставь мне кусочек.
- Не сомневайся.
Блин, как все ясно и просто было в компьютерной игрушке. Этот плохой, этот хороший. Здесь враг, там друг. Не знаю, где я сейчас, но на сказку это похоже меньше всего.
- Коробка, «Молот» на связи. План меняется. Присутствие противника минимально. Идем сами. Оставаться на месте. Без приказа в бой не вступать. Будьте готовы поддержать колесами.
Присутствие двухкилометрового живого супердредноута в пределах прямой видимости, здорово напрягало. Стоит ему посчитать, что выстрел по наглому отряду обойдется дешевле, чем возможный урон от наших действий, и от станции останется только кратер, до краев заполненный расплавленной породой. Где-то в нем будут и наши молекулы, вот только мне от этого не легче. Надеюсь, у «Властелина» есть более важные занятия.
Сам захват и зачистка станции больше походили на избиение младенцев. Мы с Аленко не сделали ни единого выстрела, кроме контрольных. Всех хасков перестреляли снайперы, не оставив им ни малейших шансов. На более-менее открытом пространстве, эти твари не представляли угрозы для хорошо вооруженных солдат. К тому же, мы атаковали первыми, сразу нанеся им существенные потери. Пристрелить одиночного «зомби», бегущего по голому полю – задачка для новобранца, впервые взявшего в руки оружие.
Тело СПЕКТРа лежало лицом вниз в луже собственной крови. В затылке Найлуса было лишь небольшое входное отверстие, зато верхняя половина черепа полностью отсутствовала. Абсолютно целый шлем, зажат в левой руке, ясно давая понять, что в момент выстрела на голове турианца его не было. Оружие надежно зафиксировано в магнитных захватах со свежими термомагазинами в приемниках. Складывалось впечатление, что за все время пребывания на планете, СПЕКТР не сделал ни единого выстрела.
- Вот тебе задачка, лейтенант. Судя по степени трансформации хасков, станция захвачена не меньше часа назад. Если верить инструметрону, Найлус мертв уже минут двадцать-двадцать пять. То есть, когда он сюда пришел, хаски здесь уже были. «Зубы дракона» торчат на самых видных местах, и не заметить их невозможно. Геты даже не пытались их спрятать. При всем при этом, следов активной перестрелки не видно. Хорошо, пусть так. Но турианец убит не хасками, а одиночным выстрелом в затылок, при этом его оружие убрано в захваты, шлем снят, а щит отключен. Вопрос: как такое может быть?
- Вопрос риторический?
- Да нет, это констатация фактов.
Наш диалог прервал раздавшийся в динамиках голос Уильямс:
- Здание. Первый этаж. Движение. Цель одиночная.
Вот я тупой. Расслабился. Хасков, видите ли, пострелял. Прогулку в центральном парке, млять, устроил. Надо же быть таким идиотом, чтобы вылезти на открытое место, не проверив все возможные укрытия!
- Стоп. Это человек.
Ух, второй раз за день чуть не подстрели, притом, что серьезного боя еще и не было. Слишком много ошибок.
- Не стреляйте, я человек!
- Стоять. Руки!
- Что?
- Медленно подними и покажи руки. Вот так, молодец. Теперь повернись кругом. Подойди ближе. Кайдан, проверь его.
Мужчина лет тридцати. Давно небритое лицо и маленькие бегающие глазки. На голове дурацкая зеленая шапочка, натянутая до самых бровей. Одет в рабочий комбинезон, далеко не первой свежести. Пауэлл! Жив, курилка.
- Ты кто?
- Я тут работаю. Моя фамилия Пауэлл. Вы пришли нам помочь?
- Где артефакт?
- Какой артефакт?
- Здоровенная непонятная штука, которую привезли с самого утра вон из того леса!
- Ах, этот. Перед самой атакой его погрузили на платформу монорельса, но увезти не успели. Потом пришли геты и турианец. Ну, тот, который пристрелил вон того.
- Здесь был второй турианец?
- Ну, да. Они знали друг друга. Тот, который мертвый, называл второго Сарен, а тот его в ответ Найлусом обозвал. Они о чем-то говорили пару минут, потом второй пристрелил первого, когда тот повернулся к нему спиной. Одним выстрелом полбашки снес!
- Что было дальше?
- Ничего. Живой турианец и геты сели на платформу с этой древней штуковиной, и уехали в сторону главного терминала. Все.
Я подошел к нему в упор, и приставил пистолет к голове.
- А вот мне кажется, что не все! Расскажи-ка мне, земеля, а как это геты тебя не нашли?
Аленко было дернулся, пытаясь меня остановить, но замер на полпути, видимо что-то поняв.
- Начинай говорить, у тебя не так много времени.
- Что говорить-то?!
- Все говори.
- Ну, мы… Ну, я… Я спал, когда напали эти уроды! Под зданием есть подвал, мы с ребятами спим там в обед. Ну, не только в обед…
Кайдан решил вмешаться:
- А как ты мог видеть турианца? Как ты услышал их разговор?
- Над входом в диспетчерскую скрытая камера с микрофоном. Чтоб начальство на голову неожиданно не свалилось.
- Запись! У тебя есть запись?!
- Какая запись, парни? Изображение и звук выведены на старый терминал. Мы его лет пять назад с шаттла аварийного скрутили. Зачем записывать? Мы ж не извращенцы какие-то. Вот и все дела!
Похоже, мужик не понял, что шутить я не намерен. Пришлось надавить стволом на его тупую голову.
- Не все, Пауэлл. Объясни, почему тебя не смогли обнаружить боевые сканеры гетов? Для них полметра бетона не преграда, а ты мне про какой-то подвал лопочешь. Он экранирован? Зачем? Ты не понял, придурок, у тебя на глазах замочили СПЕКТРа Совета. Да, того самого турианца. Будешь упираться, промоют мозги и все узнают сами, но ты превратишься в растение. Уяснил?
- Д-да, уяснил!
- Тогда почему я не слышу ответа?
- Я контрабандист! Подвал хорошо экранирован, мы прячем там товар, пока за ним не приедут!
- Вот теперь я тебе верю. Еще вопрос. Можно узнать, куда делась платформа с гетами и Сареном?
- Легко. В здании, прямо напротив входа, табло. На нем каждая отмечена. У вашей двадцать первый номер.
- Умница, дочка. Вставай, тебе ждут великие дела.
Оставив Аленко на страже пленника, я вошел внутрь здания, намереваясь воспользоваться диспетчерским табло. Пауэлл не соврал. Я легко нашел нужную нам платформу. Она стояла на следующей станции, всего в трех километрах от нас. Минут десять езды на БМП. Я уже почти вышел на улицу, когда округу в очередной раз огласил громовой рев Жнеца. Черт его знает, зачем он это делает, но звучит очень внушительно. Влекомый любопытством, я ускорил шаг, намереваясь лично разобраться в обстановке. Похоже, «Властелин» собрался улетать.
И тут до меня, наконец, дошел весь ужас сложившейся ситуации.
- Уильямс, Дженкинс, немедленно сюда! БЕГОМ! Кравченко, мне нужна БМП. Гони, родной. Быстрее! Аленко, хватай этого урода, он пойдет с нами.
- Я никуда…
Слегка прикоснувшись к шее Пауэлла, лейтенант вырубил решившего не вовремя проявить характер контрабандиста. Подхватив обмякшее тело подмышки, мы сломя голову побежали на край площадки. Наперерез нам, из леса на скорости выскочил «Мако», бешено вращая башней в поисках цели. В ушах звенели мат и хриплое дыхание Эшли, у которой не вовремя заглючило виртуальную тангенту передатчика. Вот уж не знал, что женщины умеют так искусно ругаться!
В десантное отделение мы влетели следом за тушкой Пауэлла, заброшенной внутрь, как куль с мусором. На то, чтобы надежно закрепить его на сидении, ушло гораздо больше времени. Жаль было бы так глупо потерять ценного свидетеля. В тот момент, когда внутрь бэмэпэшки влетели наши снайперы, мы еще пристегивали на нем последние ремни. Зачет по бегу на сто пятьдесят метров с препятствиями, сержант с капралом сдали на пять с плюсом.
- Андрей, гони вдоль линии. Нам нужно на следующую станцию! Быстрее, мужики!
Многотонная боевая машина рванула с места не хуже гоночного автомобиля. Мы с Аленко едва успели втиснуться на сиденья и активировать захваты. В противном случае, нас ждали незабываемые впечатления при встрече головы с бронированным бортом.
- Что случилось-то, командир?
- Геты улетают!
Ответом было гробовое молчание.
- Ну как же вы не понимаете?! Их корабль спустился в атмосферу, чтобы как можно быстрее забрать десант. Если они забрали десант и улетают, то это значит, что цель операции достигнута! А какая у них цель? Долбанный протеанский маяк, за которым мы гоняемся полдня! Его увезли со станции всего двадцать минут назад. Я не знаю, что за информация содержится в этом артефакте, но из-за нее сегодня погибло очень много людей. Если мы позволим его увезти, их смерти будут абсолютно напрасны! Я понимаю, что шанс ничтожен, но мы должны хотя бы попытаться!
Я замолчал, пытаясь понять настроения солдат. Бесполезно, из-за непрозрачных забрал шлемов, рассмотреть лица было не возможно.
- Есть возражения?
В динамике ТПУ послышался хриплый голос Кравченко:
- Какие возражения, Шепард? Эти уроды разнесли половину планеты, а мы спокойно их отпустим? Ну уж нет!
- Тогда слушай приказ, отряд. На разведку времени нет. Придется атаковать сходу. Андрей, открываешь огонь, как только заметишь противника возле станции. Ни в коем случае не останавливаться, пока не подберешься вплотную к площадке. Попробуешь укрыть машину за контейнерами или еще где, но дай нам время на высадку или немного замедли движение, чтобы можно было спрыгнуть на ходу! Дальше по обстановке. Штурмовая группа. Действуем парами. Аленко с Уильямс. Дженкинс со мной. Пробиваемся к зданию диспетчерской и занимаем ее. Ну, а дальше… Если что, отходите в лес к лагерю археологов. Вопросы есть? Может у кого-то есть идеи получше?
В ТПУ опять послышался смеющийся голос Кравченко.
- Отличный план, коммандер. Давно я так не веселился. Ты напоминаешь мне моего первого ротного.
- Ну и как он?
- Никак. Он на своем «Гризли» протаранил не успевший взлететь пиратский транспорт. От него только пряжку от ремня нашли, зато батаров человек пятьдесят с собой забрал. Тот еще был отморозок!
- Молодец, умеешь подбодрить.
Ребята дружно заржали, хоть немного отвлекаясь от предстоящего боя. Но надолго расслабиться не получилось. Уже через несколько мгновений раздался первый выстрел из пушки «Мако».
С помощью инструметрона, я подключился к ВИ бронемашины, получив возможность видеть тоже, что и ее командир. Скорее всего, «Властелин», не желая слишком долго оставаться на планете, в крайне уязвимом для космического корабля положении, подобрал далеко не весь десант. Несколько отрядов гетов еще оставалось в этом районе. Над станцией в нескольких метрах над землей, зависло два бота. Обломки еще одного, уже успели упасть метрах в тридцати севернее терминала. Грозные в своей родной стихии, они были абсолютно беззащитны возле земли. Саймс, как на учениях, всаживал им в борта один снаряд за другим. Понимая всю безнадежность ситуации, боты прекратили прием десанта и попытались на малой высоте уйти в сторону леса, надеясь укрыться в складках местности. Но у нашего оператора-наводчика было свое мнение на этот счет. Один из них взорвался в воздухе, пролетев всего метров тридцать. Второй, получив прямое попадание в один из двух маршевых двигателей, загорелся и, резко изменив направление движения, врезался в опору монорельса. Присутствие в этом районе бронетехники, оснащенной 155мм пушкой, оказалось для гетов полнейшим сюрпризом.
Уже не опасаясь обнаружения, Андрей врубил активные системы сканирования. Теперь мы видели во много раз дальше и четче, но и сами стали заметны не хуже новогодней елки посреди пустынной площади. Тактическая карта пополнилась десятками новых отметок, большинство из которых были далеко от нас, и не представляли непосредственной угрозы. Но и без них проблем было достаточно. Станция кишела мобильными платформами гетов, их было не меньше взвода. Тут же забубнил механический голос ВИ, озвучивая наиболее опасного, по его мнению, противника:
- Вправо, тридцать градусов. Удаление девять тысяч. Цель групповая, скоростная, низколетящая…
Бросив бессмысленную теперь конспирацию, я вышел в эфир прямым текстом:
- «Нормандия», нужна немедленная поддержка. Очистите воздух над тринадцатым терминалом. Дэвид, не дай им подбросить подкрепление! У нас очень жарко!
- Принято.
Между тем, наша БМП подобралась вплотную к станции, продолжая вести непрерывный огонь из пушки и пулемета. Не останавливаясь «Мако» протаранил хлипкое внешнее ограждение и, резко повернув вправо, сбросил скорость, давая нам время на высадку. Не раздумывая, мы выскочили наружу, на ходу выпрыгивая из бортовых люков десантного отделения. Через секунду, боевая машина рванула вперед, опалив землю пламенем ракетных ускорителей, взмыла на десятиметровую высоту, в полете проскочив простреливаемое пространство между контейнерами. Приземлившись на передние колеса, мехвод круто принял влево, мгновением позже выскочив за пределы площадки, где лоб в лоб столкнулся с большой группой гетов, бегущих к лесу. Увеличив газ до полного, многотонная бэмэпэшка вломилась в самую гущу их строя, наматывая на толстенные полимерные шины искусственную плоть врага. Крупнокалиберные пули башенного пулемета на куски разрывали тела синтетиков, собирая свою собственную обильную жатву.
Грузовая площадка станции возвышалась бетонным монолитом на полтора метра над уровнем земли. За ее основанием, мы были укрыты не хуже, чем в окопе полного профиля. Контейнеры, двухъярусными штабелями по восемь-двенадцать штук в каждом, громадной буквой «П» окаймляли периметр терминала, оставляя по центру большое пустое пространство. Аленко и Уильямс заняли позиции на месте высадки, ведя огонь в промежутке межу ящиками. Мы с Дженкинсом побежали в сторону линии монорельса, пытаясь охватить гетов с левого фланга.
Сейчас синтетики платили огромную цену за свою беспечность. Посчитав, что все силы гарнизона уничтожены или деморализованы, они не удосужились выставить даже наблюдателей. В результате, сумасшедшая атака одиночной БМП, застала их врасплох в момент посадки в десантные боты. Причем о нападении они узнали после того, как на голову посыпались обломки их кораблей. Все тяжелое вооружение было погружено в первую очередь, и теперь догорало вместе с их эвакуационным транспортом. Автоматы и винтовки были абсолютно бессильны против брони и щитов «Мако», безнаказанно расстреливавшего врага прямо в укрытиях. Тонкие стенки грузовых контейнеров не были серьезной преградой на пути тяжелых пуль крупнокалиберного пулемета, не говоря уж снарядах пушки.
Дела приспешников Сарена стали совсем плохи, когда мой отряд взял их в три огня, охватив с флангов и фронта. Штук десять мобильных платформ, попытались перебежать по открытому пространству, чтобы занять позиции в здании диспетчерской, но, под сосредоточенным огнем четырех автоматов, они не смогли преодолеть и двадцати метров. Остальным мы не давали шевельнуться, частой стрельбой прижимая к укрытиям, пока наша БМП не заходила к ним в тыл, в считанные секунды превращая гетов в кашу из синтеплоти. Из-за глупейшей ошибки врага, наша самоубийственная лобовая атака на превосходящие силы завершилась полным истреблением обороняющихся, больше смахивающим на убийство.
В качестве вишенки на торте, нас поджидал артефакт протеан, спокойно стоявший в самом центре контейнерной площадки. Оставалось надеяться, что взрывы и перестрелка не нанесли ему критических повреждений. Больше всего маяк был похож на четырехметровую копию «Бурдж-Халифа», в мое время бывшего самым высоким небоскребом на Земле. Заметным отличием были только темно-серый цвет и тысячи зеленых прожилок, переплетавшихся в причудливый геометрический узор.
- Раньше эта штуковина выглядела по-другому.
От раздавшегося за спиной голоса Эшли, я чуть не подпрыгнул на месте, на секунду забыв о том, где нахожусь, заворожено рассматривая древнее приспособление.
- Что?
- Я видела его в лагере археологов. Артефакт выглядел иначе. Никаких зеленых прожилок не было.
- Близко не подходите.
В динамике скафандра раздался голос Аленко:
- Шепард, тебе стоит на это взглянуть.
Я подошел к лейтенанту, суетящемуся возле трехметрового металлического ящика в нескольких метрах от нас.
- Что у тебя?
- Это бомба Джон. ОЧЕНЬ большая бомба.
Дождавшись писка анализатора инструметрона, я смог лично убедиться, НАСКОЛЬКО она большая. Все тело в одно мгновение покрылось липким холодным потом, несмотря на титанические усилия климатической системы скафандра. В метре от меня лежало термоядерное взрывное устройство эквивалентной мощностью в пятьдесят мегатонн! В далеком 1961 году в Советском Союзе взорвали почти такую же бомбу – знаменитую «Кузькину мать». Шар взрыва достиг диаметра в четыре с половиной километра, в сорок шесть раз превысив размер шар от взрыва «Толстяка», не оставившего камня на камне от Нагасаки. Ядерный гриб поднялся на высоту шестидесяти семи километров. Сейсмическая волна трижды обогнула планету, а звуковая была ощутима в восьмистах километрах от эпицентра. Если эта штука рванет, от столичного города Иден Прайм останутся только воспоминания. Про нас я вообще молчу.
Пересохшими губами, я с усилием выдавил из себя:
- Отключить сможешь?
- Попробую, но я советую тебе начать молиться, Шепард. В конце концов, обратиться к богу никогда не поздно. Если у нее есть дистанционный взрыватель, то…
В этот момент заорал Дженкинс:
- Уильямс, стой! Куда ты!
Но для предостережений было слишком поздно. Эшли парила над землей, охваченная зеленоватым силовым полем, исходящем от маяка. На раздумья оставались считанные мгновения. Еще немного и протеанский артефакт поджарит этой дуре мозги. Громко ругаясь матом, я разбежался, и со всей пролетарской дури впечатался в девушку, откинув тело на несколько метров в сторону. Вот только ее место внутри силового кокона пришлось занять самому!
***

Желающим помочь в работе над текстом стучать вот сюда

Отредактировано. SVS 

Комментарии (5)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Кащей
5   
Gracias!) оченно Круза по стилю напоминает, с его зомбями, особенно "русскую трилогию"
0
BasilRuster
4   
Вильямс не сержант, она старшина. Ганер Чиф - это аналог Ганер Сёржанта. К сведению автора, система званий ВКС Альянса Систем является гибридом пехотных и флотских званий США. Проявляется это главным образом в том, что всех сержантов заменили на "Чифов" - старшин, как на флоте. Так как в старшинах флота США разобраться ещё труднее, чем в капралах и сержантах КМП. Офицеры ВКС полностью копируют систему званий флота. Уорентов я в игре не видел не одного, так как уорент офицеры, это курсанты и они могут быть разве что как практиканты. Уйти в отставку уорентом нереально.
Честно, не понравилось: юристу 28 лет, а он до сих пор самоутверждается в игрушках. Хотя написано качественно, на уровне современной фантастики. Не "мэтр", но до уровня "децимЭтра" дотягивает. Был бы я хотя бы доморощенным критиком, рекомендовал бы писать своё, и издаваться. Но сам процесс работы с редакторами в издательском деле очень травмирует самолюбие писателя. А с учётом темы фанфика, мне кажется, автор подобного не переживет.
ЗЫ
В БМП "Мако" не может трясти - там установлена продвинутая система амортизации, основано на поле массы, на подобия того что стоит на челноках ВКС, только не такое мощное, чтобы "Мако" не дай бог не "взлетел" при использовании ракетных ускорителей.
0
normann
3   
Один только минус - по описанию получаются уж больно массивные, громоздкие скафандры. После сцены оглушения Эшли вообще возникает чувство, что бойцы прямо в каких-то силовых доспехах из Fallout 3. А ведь в МЕ сама по себе толщина брони значения не имеет, весь расчет на щиты, т.к. противостоять оружию на эффекте массы никакая пехотная броня не может. Уж 150 кг вы накинули... этак кг на 70-60 лишних. Брони в скафандре нет, а электроника максимум на 1-2 кг потянет.
P.S. Если не ошибаюсь, щиток шлема у пехоты Альянса времен конфликта с Гетами были прозрачными (хотя, возможно тут идет речь о броне для ополчения гарнизона, или "полиции", или чего-там было на Иден-Прайм). Что у пехотинцев с записи на Иден-Прайм, что у Эшли. И да, женская броня Альянса тех времен была белой с розовым. Какой смысл в визуальной маскировке, если даже вшивые ворка использует электронные системы для обнаружения цели?
0
normann
1   
Хм... давно меня так не цепляли фанфики. Последним был (и есть) Второй Шанс. Вы прямо конкурент многоуважаемому Unklar'у и уже точно - лучший из тех, кто пытался:
1) Втащить себя в шкуру Шепа.
2) Сделать русского (по мышлению) Шепа.
Браво!
1
Слава
2   
Что вы, маэстро Унклару я не конкурент, а преданный поклонник. Это после прочтения его книги я сел писать этот фанфик.
2