Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Ход Никета



Жанр: боевик, романтика;
Персонажи: Никет, Миранда, Ориана, Шепард, Грант, Касуми;
Аннотация: Никет оказался совсем не так прост, как казалось. С ним Ориана может не опасаться агентов отца.



Четыре человека, двое мужчин и две женщины, не привлекающие к себе никакого внимания, стояли посередине зала-накопителя и о чём-то вполголоса беседовали. Зал был заполнен примерно на треть своей площади. Пассажиры, прошедшие таможню и регистрацию, ждали здесь приглашения занять свои места на кораблях. 
— Ник, ты в порядке? — обеспокоенно спросила его Ориана. — Ты с утра сам не свой. 
— Я в порядке, Ори, просто не выспался, — холодно объяснил он ей. — Не бери в голову. 
— Сейчас сядем на корабль, и ты отдохнёшь, — мягко произнесла миссис Джонс. — У каждого из нас своя каюта, так что, Ник, ты сможешь спокойно выспаться. 
— Несомненно, сможешь, — с саркастической улыбкой поддакнул своей жене мистер Джонс, отчим Орианы. 
Никет не ответил, ему сейчас было совсем не до шуток. «Затмение» уже где-то рядом, и он должен разблокировать грузовой лифт, который доставит их в зал-накопитель, но он никак не мог найти этот лифт. Господи, как же не хотелось этого делать! Ведь очевидно, что как только он исполнит свою роль, его уберут! Генри Лоусон никогда не платил по счетам. Хорошо, что все деньги, которые он получил от отца Миранды, лежат на секретном оффшорном счёте, и если с Никетом что-нибудь случится, то все деньги получит его единственный близкий человек. 
Но если он по каким-то причинам не спустит лифт вниз, не впустит в зал наёмников, будет ещё хуже. 
Никету было немного за сорок — совсем небольшой возраст для ХХII века, но на вид ему было за пятьдесят — на внешности сказывались годы пережитого страха. Он был хорошо одет, стильно и чисто, и в то же время не вызывающе — за прошедшие годы он научился не привлекать к себе внимание. Но сейчас он то и дело нервно оглядывался по сторонам в поисках лифта, чем привлекал нездоровое внимание охраны. А ещё ему нужно было срочно придумать повод отойти от Орианы на некоторое время. Никет посмотрел на часы — до времени «Ч» оставалось всего несколько минут. 
Внезапно охрана очень засуетилась. Агенты службы безопасности начали активно переговариваться по рациям, забегали и, в конце концов, куда-то пропали. Никет понял, что это его шанс. 
— Ори, я отойду на минутку, — сказал он ей, — сейчас вернусь. 
— Только не долго, скоро объявят посадку, — сказала ему миссис Джонс и снова вернулась к негромкой беседе со своим мужем. 
Никет скрылся в толпе, а Ориана проводила его обеспокоенным взглядом. Её мучило дурное предчувствие. 
Никет никогда не думал, что будет проклинать тот день, когда познакомился с Мирандой. Двадцать шесть лет назад она была невероятно красивой, воплощением совершенства, как, впрочем, и сейчас, и не удивительно, что он, прыщавый юноша, сидящий в аудитории за соседним с ней столом, влюбился в Миранду по самые уши. В процессе учёбы она, конечно же, не обращала никакого внимания на него, как на мужчину, что неудивительно: Миранда из очень богатой семьи, училась по контракту, а он — провинциальный вундеркинд, поступивший в университет на бюджетной основе, к тому же у неё были ухажёры и привлекательнее его. Но против дружбы с ним — весьма неглупым и сообразительным парнем — она не возражала, так что они довольно много времени проводили вместе, помогая друг другу в нелёгком деле дробления гранита науки, а его влюблённость лишь льстила её самолюбию. Через полгода после окончания университета она нашла его и попросила помочь скрыться от отца, и Никет, по-прежнему испытывающий к ней очень тёплые чувства, не смог отказать. Она стала его первой и единственной женщиной, он — её первым мужчиной. Оказывается, университетские ухажёры тоже тогда ничего не добились. Чтобы быть с ней Он поставил на кон всё, что у него было: родных, карьеру, будущее. И победа была так близка! Ещё немного и сбылась бы его мечта: они с Мирандой обосновались на Цитадели, в каком-нибудь спокойном районе, где их никто никогда не нашёл, жили бы как семья. 
Но случилось то, что случилось. Она каким-то образом узнала, что у неё теперь есть сестра, и это положило конец их отношениям. У них произошёл очень долгий и тяжёлый разговор, в результате которого она собрала вещи и ушла, сказав напоследок, что свяжется с ним. Лучше бы не связывалась... Почему он не послал её куда подальше, когда она, наконец, позвонила, спустя несколько месяцев? Почему согласился переехать на Иллиум, эту «гламурную Омегу», чтобы присматривать за семьёй Орианы? Он и сам не знал ответ на эти вопросы. С теми деньгами, которые она ему присылала, вполне можно было сделать новые документы и сменить внешность, а затем улететь куда-нибудь подальше, исчезнуть там, где его будет очень сложно найти, но здесь, на Иллиуме, он пользовался хоть какой-то защитой «Цербера». Если попытаться удрать, агентура Лоусона может вычислить его, и тогда Никет исчезнет уже не юридически, а физически, чего очень не хотелось. Он поэтому даже семью боялся заводить: семья скуёт его по рукам и ногам, и тогда Лоусон легко захватит Никета, и всех его родных. 
Но ничего, сегодня либо всё кончится, либо будет выиграно дополнительное время. И Никет, нервно оглядываясь по сторонам, решительно направился к нужному служебному лифту. 
До лифта оставалось уже несколько метров, когда краем глаза он увидел нечто, что заставило его усомниться в собственной адекватности. В расположенном в нескольких метрах справа магазинчике сувениров прямо из воздуха материализовалась девушка, одетая в обтягивающий комбинезон с капюшоном. Девушка стояла к нему спиной, и на её стройной фигуре этот комбинезон смотрелся замечательно, но Никета привлекла вовсе не фигура девушки, а автоматический пистолет на её бедре и короткий, похожий на самурайский, меч за спиной. Девушка почувствовала на себе его взгляд и обернулась, томно стрельнув в него раскосыми глазами. Затем она вышла из магазинчика и направилась к нему. 
— Ты не видишь меня, — произнесла японка очаровательным голосом, проходя мимо него и кокетливо проводя пальцем по его груди. — Я лишь видение... — и исчезла, растворившись в воздухе. 
Первой мыслью Никета было, что у него от страха и напряжения «поехала крыша», но «глюки» обычно не вооружены самурайскими мечами, да и что галлюцинация забыла в магазине сувениров? 
Ну конечно! Девушка не исчезла! Она включила светомаскировку! Но кто она и что здесь делает?! Впрочем, это глупый вопрос — такая качественная светомаскировка стоит чертову кучу денег, и вполне возможно, что эта девушка как-то связана с Мирандой, а значит и с «Цербером», которому вполне по карману такие траты. Агентом «Затмения» она точно быть не может, потому что тогда лифт уже поднимал бы наверх боевую группу. Значит агенты «Цербера» уже здесь. Надо срочно сообщить об этом Эньяле. 
Не теряя ни секунды, Никет активировал хакерскую программу в инструментроне, взломал замок на дверях и нажал кнопку вызова лифта... 

* * * 

— Никет уже спускается, всем подняться в багажное отделение, — произнесла Эньяла в микрофон, глядя на табло, отображающее этаж, на котором находилась кабина лифта. 
Наконец пульт показал, что кабина опустилась на этаж багажного отделения, двери кабины раскрылись, и из лифта вышел тот, кого Эньяла так ждала — Никет. 
— Наконец-то, — сказал Эньяла. — Я уж начала думать, что ты передумал. 
— Планы меняются, — сходу ответил ей Никет. — В зале засада. 
— Да и хер с ней! — выпалила азари и двинулась к лифту. — За мной, ребята! 
— Не делай глупостей, Эньяла, там по крайней мере один человек под весьма эффективной светомаскировкой и вооружённый самурайским мечом! — попытался остановить её Никет. — Если их несколько, то они просто перережут твой отряд! 
Эньяла остановилась. В словах Никета однозначно был смысл — если та «тройка», что устроила её отряду кровавую баню на нижних этажах, была лишь отвлекающим манёвром, то в зале-накопителе подразумевается наличие основного отряда. 
— И что ты предлагаешь? — спросила Эньяла. 
— Изменить маршрут, — ответил Никет. — Снимать Ориану прямо с корабля. Я могу обеспечить вам выход на лётное поле и открыть проход на корабль изнутри. Остальное вам придётся делать самим. 
— А сейчас двинуться навстречу ударной «тройке», перекрошившей две трети моих людей? — вспылила Эньяла. — Да ты рехнулся! 
Их перепалку прервал звон подъехавшего на этаж лифта, расположенного с другой стороны зала. Лифта из грузосортировочной зоны. 
— Всем приготовиться! — приказала Эньяла, и её люди заняли позиции за стоящими там и тут контейнерами и конвейером с чемоданами. 
Никет весь напрягся — появление ударной тройки «Цербера» здесь, в багажном отделении, совершенно не входило в его планы. Его мозг начал лихорадочно перебирать варианты дальнейших действий. То, что сейчас начнётся стрельба, было очевидно, а у него не было с собой никакого оружия, да и рукопашник из него, прямо скажем, никакой, хоть Никет и старался все эти годы поддерживать себя в хорошей физической форме. Но когда двери лифта раскрылись, все мысли вылетели у него из головы, потому что из кабины, в сопровождении крупного крогана и здоровенного мужика в бронескафандре N7, вышла та, кого он совершенно не ожидал тут увидеть. 
— Мири?! — недоумённо воскликнул Никет. — Как ты... 
— Похоже, сейчас будет весело, — лихо произнесла Эньяла и выхватила дробовик, но эти её телодвижения не произвели на приближающуюся тройку никакого впечатления. Никет жестом приказал Эньяле не стрелять и сделал несколько шагов навстречу отряду. Во время их последнего сеанса связи Миранда ни словом не обмолвилась, что намерена принять личное участие в операции, она говорила, что лишь пошлёт верных ей людей. Её появление полностью изменило все планы Никета. 
Миранда остановилась в нескольких метрах от него и подняла оружие. 
— Никет, — с невероятно холодным лицом произнесла Миранда, держа его на мушке. — Ты меня предал. 
— Если ты называешь это так — пусть, — спокойно ответил он.
— Зачем? — спросила она. — Ты же помог мне бежать от отца!.. 
— Да, потому что ТЫ этого хотела! — перебил он её. — Но если бы я знал, что ты похитила ребёнка... 
— Я её не похитила! — воскликнула Миранда. — Я её спасла! 
— От богатой и сытой жизни?! — воскликнул он в ответ. — Плевать тебе было на неё, как всегда было плевать на меня! Тебе тогда был нужен кто-то, кто поможет тебе бежать, позже — кто-то, кто присмотрит за сестрой, а похищением Орианы ты просто хотела отомстить отцу! 
— Ты хорошо знаешь моего отца? — едва не крикнула ему Миранда. — Ты знаешь, во что бы он превратил её жизнь? 
— Я знаю лишь, что такое страх и нищета, Мири, — спокойным голосом ответил он ей. — И с таким отцом ребёнку они бы не грозили. 
— Тебе было мало тех денег, которые я тебе присылала? Поэтому ты и взял деньги моего отца? 
— Не строй из себя святую, Мири, ты брала его деньги годами! 
— Хватит трепаться! — вдруг взвилась Эньяла. — Никет, пошли к кораблю, забираем девчонку и уходим! 
— А что, «Затмение» теперь специализируется на похищениях? — произнёс Шепард и взял азарийку на прицел автомата. 
— Я её не похищаю, я её спасаю, — передразнила Миранду Эньяла. 
— Только попробуй приблизиться к ней, — прошипела Миранда, «Ярость» в её руке не дёрнулась ни на микрон. 
— Для начала я подожду, пока ты переоденешься, а то, вижу, «Цербер» разрешает своим агентам наряжаться шлюхами, — Эньяла явно пыталась вывести Миранду из себя, но не преуспела в этом — Миранда осталась абсолютно спокойной.
— Если о пункте назначения твоей сестры знает Никет, значит, об этом знает и её отец, — заметил Шепард, чтобы хоть как-то разрядить ситуацию. — Его люди будут ждать её там. Нужно новое решение. 
Никет опустил голову и тихо произнёс: 
— Генри Лоусон не знает, куда летит Ориана. И «Затмение» не знает. Я так и не сказал им. 
— Даже так! Это всё меняет, — заметил Шепард. — Никет может сказать ему, что упустил их. 
— После его предательства, доверять ему такое слишком опасно, — ответила Миранда, всё ещё держа Никета на мушке «Ярости». — Есть более надёжный способ обезопасить Ориану... Прости меня, Никет. Я действительно очень не хотела этого... — сказала она с болью в голосе. 
Шепард понял, что задумала Миранда, поэтому молниеносным движением руки схватил её оружие и опустил стволом вниз. Грохнул выстрел. 
— Лоусон, отставить! — рявкнул он на неё. 
— Это должно закончиться здесь и сейчас, Шепард! — крикнула она ему в лицо, пытаясь выдернуть из его хватки свою «Ярость». 
— Сестра настолько важна для тебя, что ты готова убить меня? — спросил вдруг Никет у Миранды. 
— Она — единственное, что у меня осталось, — ответила Миранда, глядя ему в глаза. В её голосе слышалась мольба. 
— Тогда я закончу это. Здесь и сейчас, как ты сказала. Ради тебя, — уверенно произнёс Никет, оборачиваясь к Эньяле. — Капитан, вы и ваши люди можете быть свободны, мы сворачиваем операцию. Обещанный гонорар вы получите. 
— Я так не думаю, — спокойно ответила азари и выстрелила в живот Никета. Несчастного отбросило на несколько метров, он остался лежать на полу, пытаясь зажать страшную рану. Её выстрел послужил сигналом для отряда, и десять наёмников взяли «тройку» на прицел. — А теперь, если вы не возражаете, — продолжила Эньяла, наводя дробовик на Миранду, — я найду корабль, заберу посылку и доставлю её получателю. У вас нет столько денег, сколько за неё предлагают. 
Через мгновение Миранда вышла из ступора, в который её вогнало столь стремительное развитие событий. 
— Ты сдохнешь за это, сука! — взревела Миранда и нанесла по Эньяле мощнейший биотический удар. 
Грюнт рванулся вправо, Шепард влево, стреляя из подствольника по ближайшей позиции наёмников, Миранда заняла ближайшее к ней укрытие по центру. Отброшенная биотическим ударом Эньяла уже пришла в себя. Она поднялась и вскинула руку, пытаясь создать в укрытии Миранды «сингулярность», но несколько выстрелов «Мотыги» Шепарда, пусть и отражённые её кинетическим щитом, немного охладили пыл азари, что позволило Миранде поменять позицию. 
Грюнт короткими перебежками пытался выйти в левый фланг наёмникам, но те разгадали манёвр и обрушили на него шквальный огонь. Миранда тут же воспользовалась этим и создала посреди позиций наёмников сингулярность. Несколько одетых в жёлтую броню фигур, страшно матерясь, воспарили в воздух и были уничтожены огнём её «Ярости» и дробовика крогана. Шепард тоже не терял время — сменив «Мотыгу» на дробовик, он обрушил всю мощь на Эньялу, не давая высунуться и быстро приближаясь к ней. Эньяла тоже не сидела без дела — под огнём её дробовика щит капитана почти отключился. Но её это не спасло — Шепард уже приблизился к ней слишком близко, ещё один рывок — и он сможет расстрелять её в упор прямо на позиции. Она решила не давать ему такой возможности — выскочив из укрытия, она выстрелила в упор, начисто снеся только начавший перезаряжаться кинетический щит. Из цевья дробовика капитана выскочил длинный штык, и Шепард кинулся в рукопашную. Капитан Эньяла была чертовски хорошо обучена, её бронескафандр был «прокачен» до такой степени, что по некоторым характеристикам не уступал N7 Шепарда — у неё тоже был ВИ, корректирующий работу бойца. В процессе боя она постоянно пыталась вывести его на линию огня своих людей, но он понял её намерения и не давал ей такой возможности, постоянно маневрируя таким образом, чтобы она находилась между ним и наёмниками. Наконец Шепарду удалось поймать азари на контркурсах и нанести удар кулаком по голове: она сделала шаг назад, чтобы не упасть, и в этот момент Шепард выстрелил в упор их дробовика. Мощность модифицированного HMWSG не оставила ей шансов — её кинетический щит звякнул, отключаясь, заряд разрывной дроби уже крошил её грудь, она упала на спину, и Шепарду оставалось лишь произвести контрольный выстрел в голову, начисто снеся азари половину черепа. 
Гибель командира сильно деморализовала наёмников, но отступать им было некуда, к тому же на их позиции сумел прорваться Грюнт, тут же начавший с радостным рыком крушить врага кулаками и прикладом. Через минуту всё было кончено, последний наёмник упал со свёрнутой шеей. 
Багажное отделение заполнилось тяжёлой тишиной, нарушаемой лишь безразличным гудением механизмов конвейера, скрипом кранов и довольным сопением Грюнта. 
Шепард и Миранда подошли к лежащему на полу Никету, истекающему кровью. 
— Может быть, вы дадите мне панацелин, пока я ласты не завернул? — сквозь стиснутые от боли зубы прошипел Никет. 
Миранда направила ему в лицо «Ярость».
— Могу дать тебе свинцовую таблетку, — невероятно холодным голосом произнесла она. — Помогает от всего на свете. 
— У меня аллергия на свинец, ты же знаешь, Мири, — фраза Никета сочилась сарказмом. В его голосе не было ни капли страха. — К тому же я очень сомневаюсь, что ты убьёшь мужа своей сестры. 
— Что?! — воскликнула Миранда. Ствол её «Ярости» теперь смотрел в пол, а взгляд не отрывался от широкого золотого обручального кольца с ещё не поцарапанной полировкой на пальце Никета. — Вы... Вы поженились?! — лицо оперативника Лоусон было воплощением растерянности и недоумения. Эта новость была невероятным сюрпризом для неё. 
Никет кивнул. 
— Я собирался направить наёмников по ложному пути, — шипя от боли, объяснил он. — В идеале — на ваши пушки, но сгодилось, если бы они просто начали штурмовать другой корабль или потеряли время в поисках нашего лайнера. Однако тут припёрлись вы, и мне пришлось импровизировать. Если бы вы отложили своё эффектное появление на три-четыре минуты, Ориана была бы уже в безопасности, а я не лежал тут с дырой в брюхе размером с кулак. А пока наёмники тащились до корабля, мы бы уже улетели. Дайте же, наконец, панацелин, я сейчас истеку кровью! 
Пока Шепард перевязывал Никета, Миранда решила устроить ему допрос с пристрастием: 
— Ты же работаешь на моего отца! Это же ты вывел «Затмение» на Ориану и её семью! 
— А попробовал бы я не «работать на твоего отца»! — рычал в ответ Никет. — «Затмение» устроило бы нам сначала «Варфоломеевскую ночь», а потом — «Утро стрелецкой казни»! И мне, и приёмным родителям Орианы, если бы я свалил! Ты что же, думаешь, они не планировали штурм района, где жила Ориана?! А так они поверили мне и не предпринимали решительных действий, что позволило мне разработать какое-то подобие плана. 
— Но ты же спустил им лифт сейчас! — поддержал Миранду Шепард. 
— Конечно! — легко согласился Никет. — Потому что если бы я этого не сделал, они бы сначала самостоятельно взломали лифт, а потом ворвались в зал-накопитель, устроили там бойню и захватили Ориану! Это лучше, как ты считаешь? — саркастично спросил он у Шепарда. — Поэтому и нужно было отправить их подальше от лифта. 
— Но... — Миранда была в полном недоумении. — Ты же сам говорил, что хотел отдать её отцу! 
— МИРИ!!! — в сердцах возопил Никет. — Я женился на Ориане неделю назад! У нас с ней медовый месяц! Ну какое, к чёртовой матери, «отдать отцу»?! И что я должен был ещё говорить, когда мне в спину смотрело десять стволов?!
— Ах ты, хитрый пыжак! — с уважением в голосе произнёс Грюнт, до которого дошло, что всё это время Никет разыгрывал с «Затмением» собственную партию, отличную от плана Миранды. 
Шепард уже заканчивал накладывать повязку с панацелином на рану Никета. 
— А зачем ты спровоцировал Эньялу на стрельбу? — продолжал допрос капитан. — Ты же знал, что она откажется выполнять твой приказ!
— А как ещё мне было разрулить ту патовую ситуацию, что здесь сложилась, и остаться в живых? — воскликнул Никет. — Кто-то должен был начать стрельбу, но кто бы её ни начал, я был бы первым покойником! Я и решил взять бразды в свои руки: спровоцировать Эньялу, и единственным моим шансом было сделать так, чтобы заряд её дроби прошёл вскользь моего брюха. С ускоряющим реакцию имплантатом это несложно. Я и извернулся за мгновение до выстрела...
— Тебя всё равно должно было пополам разорвать, — заметил Грюнт. — У неё были разрывные заряды. 
— Я помимо мозгового имплантата ещё кожу себе прошил сверхпрочными микроволокнами, — объяснил Никет. — От пуль, конечно, не спасает, а вот ножик далеко не всякий меня теперь возьмёт, она, видимо, и предотвратила подобные последствия. Это Иллиум, здесь за деньги осуществим любой каприз. 
— А что ж ты тогда себе колбы с панацелином не вшил по всему организму? — резонно спросил Шепард. — С такой системой ранения типа твоего вообще не страшны!
— Денег дай, Рокфеллер! — рявкнул в ответ Никет. — Это удовольствие мне в сто шестьдесят штук влетело бы, не считая лечения от побочных эффектов! Я после мозгового-то имплантата два месяца от мигрени на стены лез, а после вшивания кожных волокон две недели с температурой под сорок провалялся, притом заплатив восемьдесят тысяч кредитов!
Шепард помог Никету подняться на ноги. Тот скривился от боли и схватился за раненый бок, но стоял самостоятельно. 
— Тебе бы к врачу надо, Никет, — заметил капитан. 
— На корабле есть лазарет, дотуда доживу, остальное — приложится, — успокоил его Никет. — И кстати, спасибо, что не дал Миранде пристрелить меня. Умирать сейчас, в самом начале медового месяца, да ещё и от руки новоиспечённой родственницы, было бы чертовски обидно. 
— Всегда пожалуйста, — отмахнулся Шепард. 
— Тебе надо переодеться, — пророкотал Грюнт. — Ты весь в кровище! Как ты предстанешь перед своей самкой? 
— Она не «самка», а моя жена, — прорычал в ответ крогану Никет. — Но ты прав, надо бы переодеться, и побыстрее — скоро рейс. 
С этими словами он подошёл к ленте конвейера, по которой к точке погрузки ползли чемоданы, снял с ленты первый попавшийся, по виду — мужской, открыл его и начал перебирать чужие вещи. 
— Ну вот, вроде это подходит по размеру, — пробормотал он, забирая вещи и закрывая чемодан. — Шепард, помоги мне снять рубаху и штаны, мне самому никак. 
Поражённая столь наглым цинизмом своего старого друга, Миранда стояла неподвижно и не сводила удивлённых глаз с Никета. Через пару минут он уже красовался в свободной бежевой рубахе и строгих коричневых штанах от костюма-тройки. Осмотрев себя и удовлетворённо кивнув, Никет закинул чемодан обратно на ленту конвейера и поковылял в сторону лифта, махнув «тройке» рукой. 
Вдруг внимание капитана привлёк разбившийся контейнер, лежащий рядом со входом в лифт: из трещины в корпусе выкатилось несколько десятков ярко-оранжевых шариков, похожих на плоды какого-то растения. Шепард подошёл к контейнеру и поднял один из выкатившихся оттуда круглых оранжевых плодов. Это оказались марокканские мандарины. Он наклонился и подобрал три штучки, после чего пошёл в сторону лифта. 
— Не могу поверить, — в шоковом состоянии пробормотала Миранда, заходя в лифт последней и нажимая на кнопку верхнего этажа. Двери за ней закрылись. — Ты так изменился за эти годы! 
— Жизнь в страхе хорошо прочищает мозги и учит быстро искать нестандартные решения, — цинично отмахнулся он. 
— Почему ты мне ничего не сказал про вашу свадьбу? 
— А что, я должен был до старости ждать твоего возвращения? — саркастично ответил Никет. 
— Нет, конечно, но трахать мою сестру, знаешь ли... 
— ТАК!!! — резко перебил её Никет, с силой ударив по кнопке остановки кабины, после чего жарко заговорил, уставившись на неё испепеляющим взглядом. — Мисс Лоусон, я хочу сказать тебе три вещи. Первое: восемнадцать лет назад ты ушла от меня. Помнишь, как я умолял тебя остаться? Помнишь, как я валялся у тебя в ногах? Помнишь, как захлопнулась за тобой дверь, а я остался в комнате, весь в слезах, соплях и осколках разбитого тобой сердца? Так что кого я сейчас трахаю — уже не твоё дело. Я ещё не всё сказал!!! — рявкнул он, когда она открыла рот, чтобы возразить. — Второе: Ориана до самой брачной ночи оставалась девушкой. И мы с ней слишком любим друг друга, чтобы я только любовался ей, словно статуей Афродиты, так что свою жену я буду трахать независимо от твоего мнения. И третье: я двадцать лет делал всё, что ты мне говорила. Двадцать лет я был у тебя на побегушках! А знаешь почему я не послал тебя подальше? Да потому, что любил больше жизни! И когда я увидел, что Ориана выросла в новую Миранду, только не холодную и циничную стерву, использующую людей в своих целях, а в настоящую женщину, любящую, заботливую и нежную, я понял: это мой шанс. Я заслужил своё счастье с любимой женщиной — с той, кого полюбил на первом курсе университета, а не с той, в кого она обратилась теперь. И втройне счастье, почти чудо, что она ответила мне взаимностью. Я заслужил своё право на счастье, и никто у меня это право не отнимет, ни твой отец, ни «Затмение», ни ты. Это понятно, мисс Лоусон? 
Миранда смотрела ему в глаза, и в их взглядах скрестились Ледяной Клинок и Клинок Армагеддона. Казалось, что сейчас из-за разности температур этих взглядов кабина лифта треснет, пол провалится, и все четверо полетят вниз, вопя и размахивая конечностями. 
Наконец его огненный взгляд растопил её лёд, и она отвела глаза. 
— Я... — пробормотала она. — Я желаю счастья вам обоим, Ник. Но если ты будешь её обижать...
— Никогда, — категорично ответил он ей, нажимая на кнопку верхнего этажа. — И пока я жив, её никто не обидит. 
Лифт поднялся наверх, двери распахнулись, и «тройка» с Никетом вышла из кабины в зал-накопитель. Здесь жизнь текла своим чередом, пассажиры, конечно, не слышали стрельбу несколькими этажами ниже, а охрана предпочла не соваться туда, где орудует «Затмение», что неудивительно — они не были подготовлены для противодействия подобному противнику. Вызванный в качестве подкрепления полицейский спецназ тоже не сильно спешил на место ЧП, «Затмение» — это не банда уличных гопников. На двух людей и крогана, стоящих в стороне и одетых в боевую броню, никто не обращал внимания. Никет же, не останавливаясь и стараясь не хромать, пошёл в глубину зала, высматривая Ориану. 
— Вот она, — тихо произнесла Миранда, глядя куда-то в центр зала. Там стояли три человека: пожилые мужчина и женщина и молодая девушка в длинном красном платье. Никет тоже заметил их и направился туда. Они посмотрели на его новый туалет с нескрываемым удивлением и недоумением, но он, видимо, сказал им, что объяснит смену одежды позже.
— Она невероятно похожа на тебя, — заметил Шепард. — И она очень красива. 
— Конечно, — ответила Миранда. — Генетически мы с ней один и тот же человек. У нас разные только даты рождения. Она младше меня на двадцать три года... 
Она надолго замолчала, с нежностью глядя на свою сестру, но потом взяла себя в руки и уверенно произнесла:
— Нам пора. 
— А разве ты не хочешь подойти к ней и поговорить? — спросил капитан. 
— Дело не в том чего я хочу, а в том, что будет лучше для неё, — ответила Миранда. — А для неё будет лучше, если она не будет знать о моём существовании.
— Миранда, ей будет лучше, если она будет знать, что у неё есть сестра, которая её любит, — возразил Шепард, и после небольшой паузы добавил: — Иди. Мы подождём здесь. 
Холодная и бездушная ещё утром, сейчас Миранда смотрела на сестру с непередаваемой теплотой, словно на единственное близкое существо, которое у неё осталось. Казалось, она едва сдерживается, чтобы не броситься туда, к сестре. 
— Вы, пожалуй, правы, капитан... Думаю, Никет будет не против, — пробормотала она и сделала шаг. Потом ещё один. И ещё. И вот она уже уверенной походкой приближается к сестре...
А Шепард протянул один из мандаринов, которые всё ещё сжимал в руке, стоящему справа Грюнту, и тот просто закинул плод в непомерную пасть, как небольшую ягодку, вместе с кожурой. По залу разнеслось громкое чавканье. Второй мандарин Шепард протянул влево, и рядом с его рукой тут же из воздуха материализовалась Касуми, принявшая подарок со словами «Спасибо! Вы очень любезны!». Третий мандарин он оставил себе. 
Через пятнадцать минут Миранда вернулась к стоящему всё там же отряду и махнула Шепарду рукой в сторону лифта. Семья её сестры провожала её тёплым взглядом, и когда отряд погрузился в лифт, Ориана со своим мужем помахали «тройке» руками. И Шепард готов был поклясться, что видел в глазах Миранды слёзы...

* * * 

Вернувшись на «Нормандию», Миранда, не произнеся ни слова, удалилась в свою каюту. Разбор операции проходил в переговорной без её участия. Анализировались ошибки каждого бойца «тройки», в том числе и командира, выводы доводились до всех членов команды. После брифинга капитан, как обычно, произвёл обход корабля, выяснил у Тали, что ремонт корабля закончен, и можно отправляться дальше.
Гаррус, как обычно, ошивался в районе главного орудия, с маниакальной настойчивостью доводя агрегат до совершенства, Заид и Грюнт занимались физподготовкой в ангаре, Джек безмятежно спала в своей каморке среди датападов с информацией из базы данных «Цербера». Она всё ещё не нашла нужную ей информацию по проекту «Ноль», а на все предложения помочь в поисках отвечала в свойственной ей манере — матом. Мордин что-то напевал себе под нос в лаборатории, модифицируя систему защиты от ищеек Коллекционеров и не обращая на окружающий мир никакого внимания. Джокер и СУЗИ снова затеяли перебранку, на этот раз из-за того, что Джокер, по мнению СУЗИ, использует слишком много горячей воды, когда моется в душе, что, по мнению пилота, было наглой ложью, так что командиру снова пришлось их мирить.
Финальной точкой обхода сегодня была каюта Миранды, и Шепард, постучав в дверь, вошёл к ней. Миранда с отрешённым видом сидела в кресле перед широким иллюминатором, полностью расслабленная, и смотрела на звёзды, проплывающие мимо корабля.
— Тебя не было на брифинге, — мягко обратился к ней капитан. — Ты как, в порядке? 
— Мне просто нужно было побыть одной, — грустно ответила она. — Спасибо Вам за помощь, капитан. Ориана теперь в безопасности. 
Она немного помолчала, всё так же отрешённо глядя в иллюминатор. 
— Никет — замечательный человек... Почти двадцать лет он помогал мне. Мы прятались с ним первые два года, пока я не нашла выход на «Цербер». Половину Галактики вместе исколесили. С ним было... спокойно. Безопасно. Как он умолял меня остаться, когда я уходила... Он ведь даже семью не заводил — так боялся моего отца. Должно быть ему просто надоело бояться, что неудивительно после стольких лет страха... Впрочем, это уже неважно. Спасибо, что остановили меня, капитан. Иначе случилось бы непоправимое. 
— Просто желательно было сначала разобраться в ситуации, — заметил Шепард. — И, может быть, он только сейчас решился создать семью не из страха, а потому что все эти годы ждал твоего возвращения? Кто знает? Но в любом случае, если бы ты убила его, ты замучила бы себя сожалениями. Ты бы думала, что сама толкнула его на предательство, а затем сама же и убила. Я уж не говорю о том, что сестра прокляла бы тебя. 
Миранда помолчала, глядя в иллюминатор. Она хотела ответить Шепарду, что он слишком плохо её знает, чтобы делать такие выводы, но по её щеке вдруг потекла тонкая предательская слеза. Она знала, что он прав, и лгать самой себе было глупо. 
— По моей вине едва не погиб единственный хороший человек, которого я встречала в жизни, — прошептала она. — Единственный настоящий друг, пожертвовавший всем ради меня... Единственный человек, который меня по-настоящему любил. За несколько дней до того, как я ушла от него, он сделал мне предложение... Почему я была такой слепой и не видела всего этого? Теперь он женился на другой.
— Он женился на твоей сестре, — поддержал её Шепард. — С ним она будет в полной безопасности. Даже «Церберу» её не найти, не так ли? 
При упоминании сестры лица Миранды коснулась тёплая улыбка. Она посмотрела в глаза капитана, затем поднялась и неожиданно прижалась к его груди. Он обнял её в ответ. 
— Я не могу выразить словами, как я благодарна вам, капитан, — произнесла она. — Я никогда этого не забуду. 
После этих слов она оторвалась от него и, не произнеся ни слова, села за рабочий стол, давая Шепарду понять, что приступ нежности закончился, и перед ним теперь сидит прежняя Миранда — холодная и расчётливая стерва.

Отредактировал: ARM


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 28.04.2013 | 1159 | 5 | Ход Никета, Ориана, rkkawarrior, Шепард, Никет, миранда, рассказ | rkkawarrior
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 67
Гостей: 55
Пользователей: 12

Valmont_Karsen, MacMillan, salar, Assassin-Tim, Grеyson, O-Yama, Faler92, Lyaksklik, ARM, bug_names_chuck, Bokozan, Darth_LegiON
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт