Грань галактики, или история одного человека. Пролог и глава 1


Автор: Spas                                                                                                                                                           
Персонажи: свои
Жанр: приключения
Описание: Кто-то что-то находит, кто-то что-то теряет, где-то кто-то умирает, где-то кто-то рождается...
Статус: в процессе



Пролог

     Я очутилась в узком коридорчике на небольшом корабле. Передо мной была лестница на нижнюю палубу, слева располагалась дверь в единственную каюту судна. Справа находился мостик, где за одним из двух кресел сидел турианец.

— Сотера! Проходи! — он развернулся в кресле и сделал приглашающий жест. — Свои вещи можешь положить в ящик справа от лестницы.

     Закинув рюкзак в багажное отделение, я прошла к месту второго пилота. Мостик был очень небольшим помещением, занятым несколькими приборными панелями. "Корабль по размерам больше десантного челнока „Кадьяк" раза в три, но в то же время управляется одним пилотом. Редко встречаются подобные модели. Наверное, у Дориана тридцатилетнее жалование ушло на это чудо инженерной мысли. Подобные корабли стоят немалых денег". — проанализировав все увиденное мной, я уселась в кресло и развернулась к панели управления.

     Руки Дориана забегали по голографическому пульту, посылая команды в цепи разных систем корабля. Нас заметно тряхнуло — стыковочная труба отсоединилась от борта. Корабль, медленно набирая скорость, направлялся в сторону ретранслятора.

— Не успеешь оглянуться, как мы уже будем на Цитадели...

— Подожди. — перебила я его. — Есть ещё одно место, куда я хотела бы попасть перед тем, как мы отправимся на Цитадель. Это здесь, недалеко, в системе Горгона.

— Зачем тебе туда? — его глаза выражали недоумение.

— Там разбился корабль. На нем был... мой друг. Я хотела бы посмотреть, нет ли там выживших. — я сделала умоляюще-грустные глаза. Врать, конечно, нехорошо, но по-другому он вряд ли бы согласился на это. — Если, конечно, тебе не трудно...

     Дориан потупил взгляд, потом некоторое время смотрел в одну точку, видимо, размышляя о чем-то. Спустя несколько секунд он произнёс:

— Что ж, я вроде не тороплюсь. Тем более если там остался кто-то из выживших — надо их спасти. А как ты узнала об этом корабле? — задал он вопрос, прокладывая новый курс.

— Место крушения уже обследовали, выживших не нашли. Автоматическая рассылка оповестила меня об этом. — я опустила голову, чувствуя грусть. - Но, когда я была на станции, мне пришло анонимное сообщение о слабом сигнале в системе Горгона, - я с надеждой посмотрела на турианца.

«Как я ненавижу врать, тем более другу!» — вертелось у меня в мыслях. Дориан посмотрел мне в глаза, потом продолжил производить манипуляции над компьютером, прокладывая курс сверхсветового перехода до Горгоны и сказал:

— Хорошо. Я понимаю. Надежда всегда есть, какими бы малыми ни были шансы.

— Спасибо, Дориан. — я встала с кресла и поцеловала его в боковую лицевую пластину.

— Да не за что, Сотера. — если бы турианцы умели краснеть, то Дориан уже бы залился краской. — Ведь друзья для того и существуют, чтобы помогать. — он попытался изобразить улыбку, что у него плохо получилось, с таким лицом проблематично было подражать человеческий мимике. — Куда именно нам нужно попасть в системе?

     Я включила инструментрон и загрузила координаты места в бортовой компьютер корабля. Они всплыли на голографическом экранчике перед лицом Дориана. Он, откорректировав их так, чтобы мы вышли недалеко от этого места, удерживая палец на экране, перенёс его в окошко, где было написано «Задать направление».

— Слекон? Самая дальняя планета от Горгоны? Ну что ж, полетели!

      Сделав ещё несколько манипуляций, туранец коснулся синей метки на голографическом интерфейсе, и корабль ускорился до сверхсветовой скорости.

Выйдя из сверхсветового режима недалеко от огромного газового гиганта, мы ничего не обнаружили. Активировав приёмник сигналов, наш корабль стал прочёсывать местность около того места, что было указано в координатах. После полуторачасового патрулирования, решив уже возвращаться, мы засекли очень слабый сигнал и сразу же направились к его источнику. Это была спасательная капсула, которая находилась недалеко от планеты. Датчики показывали, что энергия для поддержания жизни в ней была на исходе. Дориан приблизил корабль к капсуле так, чтобы можно было пристыковать её к аварийному шлюзу, который располагался в задней части корпуса. Спустившись в инженерный отсек, я подошла к панели управления. Этот транспорт был оборудован аварийными захватами для подобных случаев. Немного поколдовав над интерфейсом, благо, он был мне неплохо знаком, я получила к ним доступ. Ориентируясь по картинке с внешних камера, мне удалось при помощи двух захватов пристыковать капсулу. Автоматика запустила диагностику капсулы, проверяя внутреннее состояние. Ещё немного, и капсула вошла бы в атмосферу газового гиганта. Сильных внешних повреждений не было, герметичность не нарушена. Остаток энергии говорил о том, что капсула бороздила космос уже достаточно долго. Когда диагностика была завершена, я дала команду на отключение стазис-режима и открытие капсулы. Створки двери шлюза разъехалась в  стороны, открывая взору темное внутреннее пространство капсулы. Активировав на своём инструментроне фонарь, я осмотрела содержимое капсулы. В ней не было ничего, кроме... Ребёнка. Человеческого ребёнка.


 Глава I. Былое...

     Легко ли жить человеку с такой историей? Я не могу дать ответ на этот вопрос. Ведь я не знаю другой жизни... Выросший среди чуждого народа, чужой культуры, вдали от дома — родного мира для всех людей. Но не для меня. Дом там — где душа, а моя душа там, где я вырос. Санвес. Впервые я увидел его просторы ещё глазами ребёнка...


      Транспортный челнок приземлился в отдалённом от поселения месте. Его встречала молодая азари с кожей ярко-голубого оттенка. Ей на встречу вышла её соплеменница со свёртком из ткани в руках.

— Мама! Наконец-то ты вернулась! — кинулась с объятиями к ней встречавшая.

— Авролис! Как я рада тебя видеть! Я так соскучилась! — мать обняла свою дочь одной рукой.

— А это кто? — перевела она взгляд на свёрток.

      Азари, ничего не говоря, убрала уголок ткани. Под ним оказалось лицо маленького мальчика. Он медленно открыл свои синие глаза, обозревая новые просторы. Осмотрев окружающий мир, он остановил взгляд на Авролис, которая смотрела на малыша с изумлённым видом, и улыбнулся ей.

— Но кто это? — повторила она свой вопрос.

— Это человек. — спокойно ответила мать и перевела взгляд на мальчика. Тот, улыбаясь, уже смотрел на неё. - Люди совсем недавно появились на галактическом поле, но очень быстро стараются устроиться здесь.

— Ты знаешь, что мы однополый вид и способны иметь только дочерей. — говорила азари, смотря на Авролис. — Не знаю почему, недавно меня начали посещать странные мысли. Я начала мечтать...

— О сыне. — закончила фразу дочь. — Ты рассказывала мне это.

— И вот, Богиня подарила мне эту возможность в таком виде, о котором я и не могла подумать! — она перевела взгляд на мальчика и расплылась в улыбке.

     Авролис посмотрела на свою мать. Ей не доводилось видеть её такой счастливой уже лет тридцать. Помедлив несколько мгновение в задумчивости, Авролис обняла её.

— Я так рада за тебя, мам.

      Так они простояли несколько минут. Малыш всё это время разглядывал деревья, на которые ему открылся вид, когда азари немного наклонила свёрток.

— Ты думала, как его назовёшь? — Авролис разглядывала парнишку, у которого был вид, словно он природу в первый раз увидел.

— Да. Перебрала много вариантов. Но сейчас я знаю как. — она посмотрела на мальчика и коснулась пальцем кончика его носа. — Я назову тебя Элан!

...

Элан Т’Ран. Так меня зовут. Хоть и не являясь родным своей матери, я унаследовал её фамилию и стал её счастьем, которым она окутывала меня и свою дочь. Авролис. Хоть и большинство заботы её матери уходило мне, она и не думала на это обижаться — наоборот, всегда помогала ей во всём и любила меня как родного брата.

Но со мной в их дом пришло не только счастье. Люди, мои соплеменники, хотели отнять у мамы, моей Мамы. Они пришли издалека сразу, как узнали, что «азари выкрали где-то ребёнка».

...

Раздался настойчивый стук в дверь, будто нежданный гость уже битый час пытается известить хозяев о своём визите. Авролис, сонно потирая глаза, направилась к выходу. Отворив створку она выкатила глаза от удивления: пятеро людей (откуда на колонии азари их столько?!) стояло на пороге. Каждый одет в костюм, видимо, ручного пошива, в руках планшеты с бегущими строками разной информации, а лица людей выражали явное недовольство.

— Мисс Сотера Т’Ран? — обвинительный тон с нотками презрения заставил азари забеспокоиться.

— Нет. А вы, прошу прощения, кто будете? — молодая азари, прищурившись, скрестила руки на груди.

— Меня зовут Хан Наваров. Я представитель Альянса в посольстве людей на Цитадели. Мы прибыли с целью забрать отсюда человека! — его недовольству не было предела. — Нам сообщили что вы насильно удерживаете гражданина Альянса здесь. Я требую немедленно привести его сюда! — последние слова посол уже прокричал в лицо азари.

Авролис только наполнила воздух лёгкими, чтобы высказать этому человеку всё, что она о нём думает, как позади послышался мягкий, полный мудрости и умиротворения, голос:

— Господин посол, прошу вас, не надо так кричать. Из-за вас ребёнок проснулся. — вторая азари спускалась по лестнице, ведя с собой под руку маленького мальчика. — Чем обязана столь раннему визиту таких персон?

— Нам сообщили, что здесь незаконно находится представитель человеческого рода. — его глаза сверкнули, — Цель нашего прихода — вернуть человека на Землю, к его народу! — Хан Наваров не скрывал презрения к этим женщинам ни в голосе, ни в поведении.

— Я думаю, вы располагаете неточной информацией, посол. — женщина была непоколебима, на её лице сохранялось всё то же спокойное выражение лица.

Маленький мальчик, наконец, продрав глаза, прижался к матери. Переведя взгляд с группы людей на азари, он произнёс:

— Мам, не отдавай меня этому страшному дяде. Пожалуйста!

...

Люди долго не могли угомониться, но мудрость и убеждение моей мамы взяло верх. Подписав уйму документов со всевозможными представителями Альянса, простояв не один день в очередях, она официально узаконила моё пребывание среди «чужого» мне народа и добилась, чтобы нас оставили в покое.

Я рос здоровым и счастливым, очень редко болел. Но моя мама, всё же, водила меня к врачам. И в один из таких походов доктор сообщил кое-что необычное...

...

— Мисс Сотера Т’Ран? Элан ваш приемный сын?

Доктор подошёл к азари, которая сидела на одном из диванов для посетителей, дожидаясь окончания периодического медосмотра. В клиниках Цитадели врачи были хорошо обучены лечить болезни различных народов.

— Да. Что-то случилась? — у матери в глазах загорелась тревога.

— Нет, нет! Что вы! По крайней мере, ничего плохого. — успокоил её доктор. — Мы провели дополнительные обследования, как вы и просили. Выяснилось, что у вашего сына есть способности к биотике. Среди людей это очень редкий феномен, тем более у него немалый потенциал!

— Неужели? Мой сын — биотик? — она не ожидала такого поворота...

...

Тогда мне было всего лишь шесть лет. «Биотика — способность редких индивидуумов манипулировать тёмной энергией, формируя поля эффекта массы при помощи импульсов мозга. Интенсивные тренировки и имплантируемые усилители позволяют создать достаточно сильное для использования в практических целях поле эффекта массы. Относительная мощность биотических способностей сильно варьируется от индивидуума к индивидууму и от народа к народу.» — вспомнилось мне то, что рассказывала об этом сестра. Я мало что понимал тогда из этих слов, но прочие картинки и видеоролики, которые показывала Авролис, так вдохновили меня, что я обрадовался этому. Пугало лишь одно — операция по имплантированию био-имплантата. И людям он вживляется в основании черепа. Тогда мама говорила со мной, утешала, рассказывала о перспективах, обещала, что лично будет тренировать меня. До тех пор она не показывала мне этих способностей.

...

Мама вывела меня на задний двор нашего дома. Тут было много разных камней, так, будто кто-то их нарочно разбросал.

— Элан, а теперь смотри! — проговорила она мне и улыбнулась.

Всё её тело окутало синее свечение. Она подняла руку с раскрытой ладонью вверх, будто держа поднос, в сторону одного камня. Он медленно поднялся в воздух. Потом так же и вторую руку, тут почти все камни взлетели. Соединив обе руки вместе и направив ладони вперёд перед собой, она заставила камни слететься в комок. Потом, опустив одну руку, вторую развернула ладонью вверх, сжав пальцы в кулак. В центре этого сборища образовалась чёрная сфера, отсвечивающая тёмно-фиолетовым. Вокруг неё то и дело вспыхивали синие «разряды». Азари перестала светиться, а камни начали медленно кружиться вокруг этой сферы. Тёмный шар был в метрах двадцети от меня, но даже здесь я чувствовал его притяжение.

— Это называется «сингулярность» — портативная чёрная дыра, удерживающая объекты вокруг себя, попадающие в её поле притяжения. — объяснила мама. — Если согласишься, то сможешь это и многое другое...

Зрелище меня завораживало. Мало что поняв из слов матери, я во все глаза рассматривал тёмно-фиолетовую сферу. Лишь одна мысль о том, что у меня будет возможность творить что либо подобное, поражала. Губы сами собой проговорили:

— Я согласен.

...

Операция не оказалась такой уж страшной. Спустя пару-тройку месяцев меня начали тренировать. Не только биотике. Мама решила, что мне пригодятся и навыки самозащиты. Помимо ускоренной тренировки технике самозащиты, ведь она рассчитана на долгий азарийский срок жизни, развитию биотических навыков, я обучался всему тому, что должны знать все дети — читать, писать и другому. Я был хорошим учеником, всё схватывал на лету. В десять лет, по собственному желанию, начал учиться обращению с ножом и мечом. Холодное оружие меня завораживает.

В свободное время я гулял по небольшому леску, который располагался около нашего дома. Когда желания куда-нибудь пойти не было, я сидел дома и копался во всяких железках и приборах, пытаясь что-либо починить или собрать. Иногда мама или Авролис мне рассказывали разные вещи. В основном о нашей галактике и народах, что её населяют. Сотера не была ксенофобом, её не отвращали другие расы. И она воспитывала во мне то, что «неважно, какого цвета кровь у твоего собеседника, главное то, что он может стать твоим другом». Когда я узнал о Мигрирующем Флоте кварианцев, дал себе слово, что обязательно его увижу. Для меня это было одно из чудес галактики.

...

— И вот, когда наш челнок подлетал к ретранслятору, мы увидели их.

— Кого, мама? — спрашивал одиннадцатилетний ребёнок, сгорая от любопытства.

— Тысячи кораблей! От небольших до очень громадных. — азари рассказывала всё это, сопровождая соответствующими жестами. — Они летели все вместе. Целый флот, на котором живёт один народ!

— Какой?

— Они называются кварианцы. — мать показала на голографическом дисплее картинку одного из них.

На ней была изображена женщина, одетая в плотно прилегающий к телу скафандр. Нижняя часть ног, от колен до стопы, была немного выгнута дугой, тонкую талию подчёркивали достаточно широкие бёдра, утонченные руки на кистях имели по три пальца, а на стройной шее красовалась небольшая голова в гермошлеме с забралом из непрозрачного стекла. Всё это подчёркивал капюшон, ткань которого была расписана различными узорами. Этот же рисунок украшал и остальные тканевые участки костюма. Ребёнок разглядывал картинку с большим восхищением.

— Нравится? — поинтересовалась азари, наблюдая за удивлением сына.

— Да. А почему она в маске? — вопросил мальчик.

— Ну, у кварианцев очень слабый иммунитет, поэтому им приходится отгораживаться от окружающей среды.

— А как это? — глаза ребёнка вопросительно поднялись на Сотеру.

— Например, когда ты заболеваешь простудой, у тебя начинает болеть горло и появляется насморк. Но болезнь достаточно быстро может пройти сама собой, благодаря твоему сильному иммунитету. У простудившихся кварианцев возникают более серьезные симптомы, вместо насморка и боли в горле, так как у них иммунитет очень слаб. Лечиться они будут долго, и им придется использовать лекарства. А без лекарств кварианец может и умереть.

— Бедняги. Как мне их жалко! — в силу своего возраста, ребёнок был очень впечатлительный и, обняв маму, тихонько всхлипнул на её груди.

...

Тогда я был очень эмоционален. Турианцев мне было жалко из-за того, что они не могут есть то, что едят большинство, волусов - потому, что они не могут дышать обычным воздухом, саларианцев жалко за их небольшой срок жизни и так далее.

Время шло, я рос, учился, взрослел. Людей на небольшой азарийской колонии не попадалось. Ввиду того, что я был, наверное, единственным представителем своего вида здесь, мне мама не советовала ходить в крупные центры. В основном приходилось общаться только с Авролис, Сотерой и их близкими подругами. Сначала ко мне относились с осторожностью и неприязнью, но спустя некоторое время отношения наладились.

...

— Да что ты говоришь! — воскликнула мамина подруга, и они обе рассмеялись.

Тиссиони с Сотерой были лучшими подругами, почти сёстрами. Она часто приходила и они с мамой, попивая чай, а иногда — вино, болтали часами. Когда она в первый раз увидела меня — была в большом недоумении. Не раз отговаривала мою маму бросить эту затею, но Сотера жестко стояла на своём. Она свыклась с этой мыслью не скоро.

Хорошенько посмеявшись, Тиссиони оглянулась вокруг и спросила:

— А где у тебя Элан?

— Наверное, на заднем дворе тренируется. Всегда, когда у него нет других дел, он занимается тем, что оттачивает свои навыки биотики. — ответила Сотера с гордостью в голосе.

— Такое ощущение, будто ты специально из него боевую машину делаешь. — азари хитро улыбнулась.

— Галактика — опасное место, и птице в свободном полёте понадобятся соответствующие навыки для выживания в этом мире. — философски заключила собеседница, проигнорировав усмешку.

Тут на терминале раздался писк.

— Наверное, по работе. А то я уж думала, что они забыли обо мне... Извини, я отлучусь на какое-то время.

Сотера встала с дивана и, подойдя к терминалу, погрузилась в изучение поступившей информации. Тут со двора послышался громкий треск, и Тиссиони решила посмотреть, что там твориться. Выйдя через заднюю дверь, она увидела, как высокий юноша отрабатывает разящие удары мечом средней длинны, сопровождая каждый едва слышимым выдохом. Её удивляло, с какой быстротой растут люди. Ещё десять лет назад Элан был ростом чуть выше её поясницы. А теперь он стал чуть ли не одного роста с ней. Иногда тело Элана озаряла синева, и выпущенная им битическая волна разбивала один из пустых ящиков, расставленных по периметру двора.

Закончив своё упражнение, юноша воткнул меч в землю и немного размялся. Весь его вид говорил о том, сколь эффективны были его тренировки: достаточно широкие плечи, среднее, но крепкое телосложение, прямая осанка, мокрые от пота чёрные штаны и майка, растрепанные короткие чёрные волосы, усталое лицо, но удовлетворённые ярко-синие глаза. Оглядевшись, Элан заметил азари, которая наблюдала за его действиями.

— Привет, Тиссиони! Извини, что не поздоровался сразу, я тебя не заметил. — в его словах слышались высокие нотки не до конца сформировавшегося голоса подростка.

— Здравствуй, Элан! Смотрю, ты всё ящики ломаешь? — азари, ухмыльнувшись, оперлась о стену плечом, скрестив руки на груди.

— Ага. — он улыбнулся, оглядывая груды деревянных щепок. — Нужно держать себя в форме, да и мне самому тренироваться нравится. Тем более, эти коробки всё равно никому не нужны. — Элан потянулся. — А как твои дела? Чем там мама занимается?

— Сотера, видимо, опять в работу погрузилась, сидит за терминалом. А у меня всё хорошо, недавно вот переехала...

Они прошли в дом и уселись за стол. Элан разогрел чайник и налил ароматного крепкого чая. Так, попивая из чашек горячий напиток и разговаривая обо всём и не о чём, они сидели несколько часов.

...

Когда мне исполнилось шестнадцать лет, мама предложила мне начать обучаться на какую-нибудь профессию. На нашей планете было много хороших учебных заведений, но человека в них, скорее всего, не приняли бы. Тогда мы начали рассматривать всевозможные варианты.

Элан и Сотера, уткнувшись в голографический монитор, изучали всевозможную информацию о всяких учебных заведениях с разных планет. Они так были увлечены этим, что не заметили, как в дом вошла Авролис.

— Привет всем! Чем занимаетесь? — радостно вопросила она, снимая ветровку.

— Привет, сестрёнка! — Элан оторвался от терминала и поднял обе руки в приветственном жесте. — Да вот, ищем мне дальнейшее место учёбы.

— У меня уже глаза болят. — Сотера устало откинулась на спинку стула, подложив под голову руки. — В этой галактике проще живого протеанина найти, чем подходящее заведение!

— И сколько вы уже так сидите? — оглядела грозным взглядом компанию прибывшая.

— С утра. Как проснулись, так и за терминал. С перерывом на обед, конечно же. — Элан встал, разминая поясницу.

— Ну, вы даёте! — Авролис демонстративно развела руки и хлопнула себя по бёдрам. — Нет, чтобы меня спросить?

— А ты можешь подсказать что подходящее? — человек насмешливо улыбнулся сестре, сощурив глаза.

Авролис недавно закончила обучение здесь, на Санвесе, и теперь получала второе образование на Иллиуме. Это классическая планета-сад, азарийская колония, на которой полно прекрасных городов, в которых продают почти всё: от разной техники, оружия, приборов, до наркотических препаратов всех возможных мастей и контрактов рабов. Азари живут так долго, что могут сменить добрых полсотни профессий.

— У нас на Иллиуме, недалеко от того заведения, где я учусь, есть одно приличное место. — азари проигнорировала усмешку. — Недавно там проходил набор студентов на технические специальности, так что у тебя есть неплохие шансы, Элан. Ты как раз любишь во всяких железках копаться, вот и на инженера можешь поступить.

Парень задумался, потом посмотрел на мать. Та, посмотрев на него, одобрительно кивнула.

— А почему бы и нет? — сказала Сотера. — Это — лучший вариант из тех, что мы уже рассмотрели. — азари, посмотрев на терминал, поморщилась.

— Что ж, я не против. — ответил Элан.

— Тогда решено! Через пару дней вы летите на Иллиум вместе!

...

Дорога до Иллиума была спокойной. Планета встретила нас приятной погодой и толпами народа. Я без проблем поступил в заведение, рекомендованное моей сестрой на специальность «инженера по охладительным системам». Каково было моё удивление, когда узнал, что в нашей группе было полно народу из других рас, и человек здесь был уже не в редкость. По крайней мере, в меня не тыкали пальцами, словно увидев редкую зверушку в зоопарке. Наша группа состояла из двадцати человек: двое людей, включая меня, пятеро турианцев, два кварианца, шесть азари, четыре саларианца и один дрелл. У каждого была своя специальность, и поэтому все вместе собирались редко. Программа обучения была рассчитана на срок от одного года до четырёх, в зависимости от специализации. Термо-энергетики, как нас называли кратко, проходили программу в течение трёх лет, так же, как и пилоты, программисты ИИ — четыре года, операторы систем позиционирования — два, саларианцы, в виду их непродолжительной жизни и способности быстро усваивать любую информацию — год.

Шло время. Первый год пролетел почти незаметно. Я узнал поближе своих одногруппников, успел нажить себе и друзей, и врагов. Среди моих друзей был Карс Фейн, единственный дрелл в нашем заведении. Он учился на пилота и одновременно проходил курсы медицины. Так как дреллы обладают идеальной памятью, он учился лучше всех в своём профиле и преуспевал во всём. Среди врагов же был турианец по имени Джер Варун. Он и четыре его соплеменника прибыли с Палавена, их родной планеты. После Войны Первого контакта многие из их вида ненавидели людей.



Элан и Карс шли с учебного заведения, спокойно обсуждая разные темы. Человек пытался объяснить дреллу принцип работы аэрокара, а тот же рассказывал, как подобной машиной можно управлять. Они направлялись в сторону рынков. Их путь пролегал через малонаселённый район. Когда они проходили мимо переулка, то в нём услышали голоса:

— ...Я тебе сейчас всё лицо разобью, недоумок!

— Отстаньте от меня! Я просто проходил мимо, никого не трогал...

Судя по вибрациям в первом голосе, это был турианец. А второй принадлежал человеку. Недолго думая, друзья зашли за угол и увидели всю картину происходящего. Человека окружило трое турианцев. Парня Элан не узнал, а вот нападавших он знал хорошо. Джер Варун и его шайка. Этот кадр открыто презирал людей, но вот так на публике никогда не выступал. Человек лежал на земле, а Джер, поставив ему свою ногу на шею, душил его. Двое других турианцев вовсю насмехались над ним. Элан не выдержал, и выкрикнул самым суровым голосом, на который был способен:

— Какого чёрта здесь происходит?!

Джер убрал ногу с шеи человека и медленно развернулся. Того, что тут появится второй представитель «этого низкого вида» он не ожидал.

— А! Наш выскочка, собственной персоны! — его голос был высок и насмешлив. — И что же ты тут забыл?

— Вали отсюда, пока не лёг рядом! — выкрикнул один из его напарников.

— Что вам сделал этот парень? — уголёк ярости потихоньку разгорался в груди Элана.

— А тебе какая разница? — поинтересовался второй из компании.

— Хочешь разделить его участь? — вставил слово Джер.

Турианцы начали набирать обороты. Чем обидней было ругательство в сторону Элана, тем больше следовало за ним подобного.

— Заткнитесь. — зло прошипел человек. — На словах каждый силён, а вот давай попробуем по-другому! — он сбросил с плеча сумку, и медленно, но стремительно направился в сторону троицы.

— Всё таки надоело тебе быть здоровым. — прорычал Джер, зверея от поведения человека, и тоже пошёл ему на встречу, сжимая кулаки. — Я придушу тебя голыми руками!

Первый удар пришёлся Элану в живот, и он сложился пополам, и тут же получил локтем по спине. Он не ожидал такой прыткости от турианца. После этой серии человек свалился на землю, а Джер начал выбивать из него остатки духа. Карс тем временем направился к друзьям-турианцам и одной точной подсечкой свалил обоих на пол.

«Я, со всеми моими знаниями и умениями лежу как слабак и позволяю себя безнаказанно избивать?! Ну, уж нет, так продолжаться не может...» — промелькнуло в голове Элана.

Тут тело человека озарила синева, и туранец отлетел к противоположной стене, хорошо приложившись о неё лицом. Элан медленно поднялся, переводя дух. Его глаза были наполнены гневом, а тёмная энергия окутывала его фигуру ярко-синим светом, пульсируя в такт биения его сердца. Джер, не ожидая такого поворота событий, сполз вдоль по стене, и уставился с сильным удивлением на человека. Когда тот направился к нему, он начал вставать...


После тех событий Джер неделю лежал в больнице с сотрясением мозга, переломом лицевых пластин и кучей ушибов. У меня же был подобный диагноз, только вот вместо ушибленной головы я заработал пару-тройку сломанных рёбер. Этот бой для меня был первым опытом. Теоретические знания и тренировка с наставником, конечно, хорошо, но без соответствующей практики они — лишь небольшая капля. Мы с Карсом ещё долго вспоминали эту «встречу»...

Шёл второй год обучения. У меня появилось больше друзей, а Джер, и прочие подобные личности теперь меня обходили стороной. Я окончательно адаптировался в обществе, вступил на новую ступень развития личности. И тут судьба решила испытать меня на прочность...

Отредактировано.SVS

Комментарии (3)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

PROTEKT
3   
Тут не чего критиковать.
1
Spas
2   
Моя первая "крупномасштабная" работа... Надеюсь всем понравится, но и на критику рассчитываю)))
1
PROTEKT
1   
Хорошо написано
0