Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Наследие Серого Посредника. 15



Жанр: приключения, драма, экшн, AU;
Персонажи: м!Шепард/Лиара, Ферон, команда Шепарда (не вся), другие герои МЕ2 и книги;
Статус: в процессе;
Аннотация: Глава без Шепарда и упоминания о нем.




Солнечные лучи коснулись верхушек деревьев, окрасив их в яркие и насыщенные цвета. Птицы покинули свои ночные укрытия и редкими стайками взмывали в небо, купаясь в солнечном свете, наполняли окрестности веселым щебетом и клекотом. Нифа, третья луна Эймиры, сразу же побледнела, а горные хребты и кратеры на ее поверхности потеряли свою рельефность. Утренний бриз двинулся навстречу рассвету, слегка раскачивая траву и поигрывая листьями деревьев. На небе не было ни единого облачка, и день обещал быть ясным и жарким, впрочем, как большинство дней на Эймире. После вчерашнего дождя, растительность снова бросилась в рост, а это означало, что сегодня весь день будет посвящен борьбе с сорняками, которые пытались перещеголять своими размерами, потатис — единственную культуру, которую возделывали на местной плантации.

Этот инопланетный корнеплод был чем-то средним, между земным картофелем и репой. Под невзрачным кустиком с пятью большими и мясистыми листьями, на глубине полуметра, таился чудо-клубень, внешне напоминавший грушу, перевернутую тонким концом вниз, а вес клубня достигал десяти килограммов. В момент созревания, клубень был насыщен крахмалом, глюкозой и фруктозой. В чистом виде мало кто бы хотел им питаться — мякоть была с мелкими мучнистыми вкраплениями, приторно-сладкой и с пикантным, экзотическим ароматом.

Основным плюсом потатиса был приличный выход чистого продукта — примерно 2/3. После выпаривания, получалась густая и пахучая патока, которую сублимировали и брекетировали в небольшие плиты. Сладость пользовалось большим спросом и ее, буквально, отрывали с руками крупные кондитерские концерны. При низких трудозатратах и быстром созреванием потатиса, казалось, это было легким средством зарабатывания кредитов, но не все было так просто, как казалось на первый взгляд. Потатис не цвел, не имел семян, но размножался вегетативно. Скорее даже, его корневая система напоминала грибной мицелий, десятками километров ветвящийся под землей. Сначала нужно было найти место, где он рос, землю вокруг него тщательно очищали от сорняков и, в течение месяца, обильно поливали, не забывая о сорняках. Беда в том, что удаление сорняков не терпело ничего, кроме как механической обработки. Люди пытались использовать пестициды и направленное излучение, но это приводил к тому, что и потатис просто прекращал расти. Еще одна из сложностей подстерегала плантаторов. Потатис никогда, или почти никогда, не вырастал на том же месте, где его сняли, и каждый раз приходилось осматривать огромные пространства, в поисках новых побегов. Попытки самостоятельно рассаживать корни культуры, ни к чему не приводили, да и так работы хватало.

Конечно же, для этого использовалась роботизированная техника, но конечный уход за потатисом, был полностью ручной работой, в том числе и обустройство оросительной системы. Открытых водоемов на планете почти не было, но километрах в десяти от фермы, у плантаторов был туманоулавливатель внушительных размеров. Его брали «на вырост» и большую часть стоимости комплекса, оплатил таинственный покровитель. Используя всю свою поверхность, он за одну ночь мог бы поймать до мегалитра воды, но на нужды плантаторов, в день уходило не больше пятой части от этого. Вода доставлялась по трубопроводу, верхняя часть которого была покрыта чешуйками солнечных элементов. Учитывая протяженность трубопровода и диаметр трубы, получалась весьма производительная электростанция, питавшая энергией все оборудование фермы и пару десятков защитных туррелей. Раз в неделю, по трубопроводу проезжал робот, который очищал поверхность солнечных элементов от грязи и экскрементов птиц. Этого было достаточно, чтобы держать систему в рабочем состоянии.

Эймира была меньше Земли, и гравитация была в половину меньше земной. Эймира была второй планетой от белого карлика под кодовым названием XR23DI15, которого местные нарекли Софитом, из-за ярко-белого света. Даже через очки было больно смотреть на светило, но ионосфера планеты справлялась со смертельным излучением.

Ори, самая крупная из лун, имела собственные спутники. Вокруг нее летали планетоиды разной формы и размеров, не превышающих восьмиста километров в поперечнике. Поселенцы прозвали ее Астролябией, из-за причудливых траекторий ее спутников.
Дива, была самой удаленной луной и совершала полный оборот вокруг Эймиры за трое местных суток. Во время прохождения по небосводу ее поверхность отражала разные оттенки цветов и сезонные работники, которые только что прибыли на Эймиру, не могли оторвать взгляда от такого необычного явления.

Что же касалось Нифы, то она была всегда на месте. И днем и ночью она на половину выглядывала из-за горизонта.
Вот что наблюдал Кай в последние два месяца.

После того, как Каю Ленгу удалось сбежать из академии Гриссома, он связался с Призраком и тот выслал ему новые координаты своей базы. Кай сразу же отправился к Призраку с докладом.

— Как все прошло? — спросил Призрак, выпуская изо рта клубы ароматного дыма.
— Объект уничтожен, — кратко ответил Кай.
— Как я понимаю, возникли трудности, — из уст Призрака эти слова прозвучали скорее как утверждение, нежели вопрос.
— Выражаясь фигурально, мы выпустили джинна из бутылки, и только случай помог нам его уничтожить. Проблема в том, что материал вернуть не удалось, — оперативник пытался разглядеть лицо собеседника через клубы дыма.
— Мне нужен полный отчет, — подвел черту Призрак.
— Я займусь этим немедленно, — отрапортовал Кай Ленг.
Аудиенция закончилась.
Целую неделю Кай проходил реабилитацию в медицинском центре базы Призрака. От пулевых ранений, на его ногах ни осталось и следа, благодаря передовым технологиям пластической хирургии. Мягкие ткани, порванные пулями, были выращены вновь — «Цербер» заботился о своих оперативниках и желал видеть их в своем строю полностью функциональными — это был один из принципов Призрака — забота о своих людях. По истечении недели доктор принес Каю формуляр о состоянии здоровья.
— Мистер Ленг, — начал доктор. — Насколько я могу судить, вы больше не нуждаетесь в моих услугах.
— Спасибо, док! Чувствую себя как новенький, — Кай улыбнулся доктору. — Когда я смогу приступить к тренировкам в полную силу?
— Хоть сейчас, — с улыбкой ответил доктор, — Но сначала вам нужно зайти к Призраку. Он хотел вас видеть.
— Иду немедленно. До свидания, док! И еще раз спасибо вам! — Кай взял свою куртку и вышел и кабинета.

В кабинете Призрака, как обычно, царил полумрак. Призрак любил оставаться в тени, в то время как его собеседник был в освещенном секторе кабинета.
— Я ознакомился с отчетом. Твои действия не вызывают нареканий, — сказал Призрак, после непродолжительного молчания. — Средства за работу переведены на твой счет. — Призрак снова сделал паузу, чтобы вдохнуть новую порцию табачного дыма. — Особо хочу отметить то, что ты помог Сандерс и Андерсону убраться с Омеги. Мы должны помогать всем людям, даже если они не могут оценить по достоинству истинные мотивы «Цербера».
Кай ухмыльнулся, вспомнив, как они покидали Омегу. В любом случае, без Кали Сандерс, сам он не смог бы так быстро найти Грейсона и одному Богу известно, чтобы тот успел натворить под управлением Жнецов.
— Доктор Сандерс надеялась, что процесс трансформации можно обратить вспять, — продолжил Призрак. — Честно говоря, я сам надеялся на это, и целью эксперимента было взять нанитов под наш контроль.
— Боюсь, что нам не удалось бы его удержать, даже если бы эти пустоголовые турианцы не вмешались в наши планы, — начал было Кай.
— Я знаю. Это было огромной ошибкой с моей стороны. Гордыня — великий грех, но под лежачий камень вода не бежит, мы должны были узнать, как это работает. Впредь я буду осторожнее. — Призрак сделал еще одну затяжку. — Но я вызвал тебя не для этого.
Кай Ленг, не в первый раз слышал эту фразу от Призрака, и, как обычно, приготовился слушать новую установку.
— В ходе последней операции тебе дважды пришлось использовать свое настоящее имя. Понимаю, у тебя не было выбора, но ты засветился перед Арией и Андерсоном. — Призрак снова замолчал.
— Сэр, я снова могу изменить внешность и продолжать работать, — предложил Кай.
— Внешность внешностью, но анализ ДНК ты не обманешь. С подачи Андерсона, тебя наверняка уже ищут спецслужбы Альянса и в любой человеческой колонии тебя опознают и арестуют. На такой риск я пойти не могу, — Призрак повернулся на кресле, показав Каю свой профиль.
— Откуда у них образец моей ДНК? — начал Ленг.
— В академии Гриссома ты оставил много крови. Андерсон не дурак и, наверняка, распорядился взять ее на анализ, чтобы установить имя ее владельца и сравнить: — Призрак выпустил большое облако дыма.
— Сравнить с чем? — спросил Кай.
— Сравнить с ДНК некоего Кая Ленга, бывшего пехотинца Альянса Систем, прошедшего спецподготовку по программе N7. Кстати, ты с ним не знаком? — Призрак иронизировал, но его голос прозвучал вполне серьезно.
— Я понял, сэр. Значит с оперативной деятельностью покончено? — спросил Кай.
— Пока да. Я не хочу так глупо потерять столь ценного кадра и предлагаю тебе спрятаться на время. — Призрак затушил остаток сигареты, достал новую, и закурил. — Тебе нужно спрятаться там, где никому в голову не придет искать тебя. Я уже распорядился и тебя ждет корабль, который отвезет тебя в твое убежище. Ты можешь идти. — Не дожидаясь ответа, Призрак развернулся к Каю спиной и погрузился в созерцание протуберанцев гигантской звезды.
Кай понимал, что Призрак прав и что Альянс уже ищет его, а когда найдет, то ему не помогут его выдающиеся способности против целой армии. Выйдя из кабинета Призрака, Кай отправился собирать вещи.

Глава «Цербера» не случайно выбрал это место. Изолированная система, вблизи которой не было ретрансляторов, находилась на самой границы Вуали Персея. По странному стечению обстоятельств, за десятилетнюю историю колонии, здесь ни разу не наблюдали гетов. В общем, это легко объяснить. В системе не было ни одного газового гиганта, из которого можно было добывать гелий-3. Остальные шесть планет имели скудные запасы полезных ископаемых, а планета с богатой растительностью гетов не интересовала. Можно было предположить, что геты об этой системе знали уже давно, но делать им здесь было нечего. Население колонии состояло из потомков китайцев и Кай, невысокий и коренастый, хорошо вписался в группу местных жителей. Как и большинство молодых колоний, Эймира была аграрным миром. Призрак готовил тут плацдарм, для создания тренировочной базы «Цербера» и уже целых десять лет держал планету в резерве.
Кай Ленг прибыл на Эймиру без лишней помпы, а точнее инкогнито, под чужим именем и с новой легендой. Вместе с ним прибыло еще сорок человек и их, сразу после высадки, повели знакомиться с местным колоритом.
Небольшой поселок насчитывал не более пятидесяти строений, жилых и инфраструктуры. На крышах всех зданий стояли высокие громоотводы. Громоотводы были так же и на крышах транспорта и на всех полевых роботах. Со стороны было забавно наблюдать, как четырехногие машины степенно вышагивали по полю, покачивая громоотводами, словно жирафы своей длинной шеей, а сзади, как хвостик, волочился контур заземления.
На изумленные взгляды новоприбывших, провожатый объяснил, что атмосфера планеты слишком плотная и молнии хлещут во все, что выступает над поверхностью. Так же он объяснил, что во время грозы нельзя оставаться на открытом пространстве. Если не успел скрыться в здании, то можно пересидеть в транспорте или лечь плашмя и не выставляться. Потом он сказал, что всем подписать бумагу, что в случае попадания в них молнии, руководство не несет ответственности за несчастный случай. За десять лет от молний погибло чуть меньше ста человек и это была самая распространенная здесь смерть. Хищников на планете не было, как, впрочем и млекопитающих. Фауна Эймиры, в основном, состояла из летающих насекомых и птиц, которые питались этими насекомыми или плодами растений. Но какие они были оригинальные. Бабочка, с размахом крыльев в полметра, крылья которой были покрыты крупными чешуйками, раздувающиеся ветром, от чего крылья напоминали ворсистую материю. А про красоту рисунков на крыльях нет смысла рассказывать, ибо это нужно увидеть своими глазами. Это был просто шедевр. Птицы были тоже крупные, но крылья были не такие большие, зато их было четыре. Низкая гравитация позволяла им летать и на небольших крыльях, а два дополнительных крыла позволяли им обходить без хвостового оперения.

Местные умельцы, научились гнать из листьев потатиса неплохое пойло. Оно было не крепким, но бодрило, пощипывая язык и глотку. Напиток приобрел популярность, и местный глава, Вэй Чонг, даже хотел прикупить оборудование для небольшого заводика, на котором можно было производить спиртное, с нормальной очисткой, и в промышленных масштабах. Здесь это не считалось противозаконным. По поводу законов здесь было все спокойно. Никакой полиции, охраны, лишь только дежурные инженеры, которые обслуживали технику и, по совместительству, должны были управлять протонными турелями, в случае нападения из космоса. Но и этого никто особо не боялся. Сюда еще никто не залетал. Даже пираты.

Уже на следующий день, Кай и другие, приступили к работе на поле. Небольшая сила тяжести помогала в работе и Кай, с ужасом думал, как он будет себя чувствовать в мирах с нормальной гравитацией. Именно поэтому он даже после работы старался не валяться на кровати, как остальные, но качал пресс, сделал себе турник из куска трубы и привязывал к ногам дополнительный вес. А еще он бегал в ближайший лес, и на одних руках поднимался по пальмовидным деревьям, до самого верха. Так проходили дни, недели. Прошел месяц и подходил к концу второй.
Этим утром, Кай Ленг проснулся до рассвета и побежал по дороге, неся на себе огромный мешок. Его все еще бесило, что из-за малой гравитации, он начал терять форму. Даже пятьсот отжиманий на одной руке не могли заставить его вспотеть. Каждый день он пробегал десятки километров с дополнительной нагрузкой. Из-за пышной растительности планеты, воздух был насыщен кислородом, и частое глубокое дыхание вызывало головокружение и тошноту. Именно по этому, Кай бегал и делал вдох на каждый десятый шаг, но его пульс так ни разу и не подскакивал, как на его прежних разминках с двукратной перегрузкой в тренировочных центрах «Цербера».

Вот и сейчас, словно персонаж мультфильма, он несся по дороге длинными скачками. Впереди уже замаячила чаша туманоулавливателя, а позади осталось почти десять километров проделанного пути.

— Кианг! — раздался приятный женский голос из его коммуникатора. — Ты слышишь меня?
— Да, Мейли! — ответил Кай. Он остановился. Разговаривать на ходу было неудобно.
— Тебе пришло сообщение, — продолжила Мейли.
— От кого? — спросил Кай.
— Оно зашифровано, — ответила девушка. — У него пометка «срочно». Хозяин зол что тебя нет на месте. Скорее возвращайся.
— Уже бегу, любимая! — Кай сбросил с шеи мешок, и стремглав помчался в сторону поселения.

Через пятнадцать минут он прибежал к воротам фермы. Такой пробежки у него давно не было. Сердце ритмично стучало, и его стук отдавался в ушах, в глазах слегка потемнело, а к желудку подступила тошнота. Впервые, за время проведенное на Эймире, Кай почувствовал усталость. Возможно, это было последствием небольших нагрузок, а может сейчас он выложился на полную, пренебрегая предостережениям о правильном дыхании, но Кай был рад.

Немного отдышавшись, Кай подошел к двери ни чем не привлекательного домика и аккуратно постучал в нее костяшкой пальца.

— Войдите. — раздался из-за двери высокий мужской голос.
— Здравствуйте, мистер Чонг, — вежливо сказал Кай и сложил руки в традиционном китайском приветствии.
— Я пришел сразу как смог, — начал оправдываться Кай.
— Где тебе черти носят, Кианг? — Вэй Чонг сурово нахмурил брови.
— Я совершал утреннюю пробежку, — ответил Кай.
— Я плачу тебе не за то, чтобы ты в разгар дня, измотанный спал под кустом, — голос Чонга сорвался на неприятный визг.
— Мистер Чонг, наверное вы что-то путаете, — Кай говорил, склонив голову и не поднимая глаз на хозяина. — Я честно тружусь от рассвета до заката и никогда не позволял себе подобного.
— Может и не ты. Какая разница? Вас не для прогулок сюда везли через всю галактику. — Вэй Чонг начал успокаиваться. — Тебе пришло сообщение. Можешь пройти в соседнюю комнату и посмотреть его.
— Да, мистер Чонг. — Кай поклонился и прошел в следующую комнату, закрыв за собой дверь.

В комнате его уже ждала Мейли, и как только закрылась дверь, она прыгнула в объятия Кая и жадно припала к его губам. Кай нежно обнял ее и ответил на ее поцелуи. Ему действительно нравилась эта девочка.
В поселении было мало женщин. В основном их привезли с определенной целью, но пока мужчины были на плантациях, женщины обустраивали быт — занимались уборкой, стиркой и готовкой пищи. Мейли была не из таких. Она всегда была рядом с основателем колонии.

— Не злись на него, Кианг, — девушка посмотрела в глаза Каю, — сегодня у отца паршивое настроение. Незаладилось с самого утра. Вставал с кровати, подвернул ногу. Резал хлеб, порезал палец. — Почему сегодня ты так рано ушел?
— Хотел прогуляться и не хотел тебя будить, — нежным, вкрадчивым голосом ответил Кай.
— Я люблю просыпаться рядом с тобой, — Мейли положила голову на мускулистую грудь Кая.
— Обещаю тебе, что не буду уходить, не попрощавшись с тобой, — ответил Кай. — А теперь прости. Мне нужно посмотреть сообщение.
Мейли подняла голову, молча кивнула и вышла из комнаты. Кай подошел к терминалу и активировал щиты, блокирующие проникновение звука. Затем он сел на стул и ввел свой персональный код.
Экран был пуст, но Кай сразу узнал, кому принадлежат этот голос.
— Кай, пришло время выходить из тени, — без приветствия начал Призрак.
— Ты нужен мне здесь. Есть работа, которую я могу поручить только тебе. Я выслал за тобой транспорт. Приготовься к отлету. Передаю тебе координаты, по которым буду тебя ждать.
Кай активировал свой инструментрон и отметил полученные координаты.
— Детали я сообщу тебе лично. Не задерживайся. Дело чрезвычайной важности. — запись закончилась.
Кай Лэнг испытал эмоциональный подъем. В последнее время уже казалось, что ему суждено просидеть в этой дыре, до конца своих дней. «Я нужен Призраку, — с гордостью подумал Кай». Его тонкие губы тронула легкая улыбка. Глаза заблестели интересом. От радости он сделал сальто и чуть не зацепился ногами о низкий потолок комнаты. «Гадская гравитация. Я про нее забыл». Быстрым шагом он направился к выходу, рывком открыл дверь и вышел в комнату, где до этого имел беседу с Вэем Чонгом. Не останавливаясь, он направился к выходу из дома.
— Все в порядке, Кианг? — услышал за спиной писклявый голос Чонга.
— Да, — резко ответил он. Затем остановился, повернул голову к бывшему хозяину, — Благодарю вас, мистер Чонг. — Последнюю фразу он сказал более сдержанным тоном. После чего покинул дом хозяина.
На улице его ждала Мейли. Когда он вышел, она подошла к нему:
— Что-то серьезное, Кианг? Ты сам не свой. Какой-то напряженный.
— Мейли, милая, — начал он. — Мне придется уехать на время, но я скоро вернусь и заберу тебя с собой. — Кай сам хотел верить своим словам, но почувствовал комок, подбирающийся к его горлу, и его голос предательски дрогнул.
Мейли заметила это, посмотрела ему в лицо и на ее глазах стали медленно проступать слезы.
— Нет! Нет. Ты уже не вернешься. Никогда не вернешься. — девушка зарыдала.
Кай хотел обнять ее, но она отстранилась от него.
— Зачем ты вообще приехал сюда. Без тебя я теперь здесь умру. — у Мейли началась истерика.
Кай сделал еще одну попытку обнять Мейли и она прильнула к нему.
— Не уезжай! Пожалуйста! Останься со мной! — умоляла Мейли.
— Милая, я не могу остаться. У меня есть работа, которую нужно выполнить.
— Пусть кто-нибудь другой выполняет эту дурацкую работу, — начала успокаиваться Мейли. — Забери меня с собой сейчас, — вдруг выпалила девушка.
Кай замер на секунду, глядя в лицо Мейли.
— Я не могу, прости, — полушепотом произнес он.
— Тогда проваливай, — Мейли, с силой толкнула Кая в грудь, но сама отскочила назад. Перестав всхлипывать, она сделала каменное выражение лица и медленно пошла к двери своего дома. Перед тем, как закрыть за собой дверь, она обернулась и одарила Кая долгим взглядом.

«Да уж. Вспыльчивая как ее папаша, — подумал Кай» В этот момент он проклинал все. Призрака, «Цербер», задание, Вселенную. Он действительно полюбил эту девочку. Она была настоящей, без толики фальши, не стыдящаяся своих эмоций и не боящаяся их открыто выражать. Как бы ему самому хотелась так жить — радоваться, огорчаться, любить: Но, все-таки, он был предан «Церберу».
Кай направился в свой дом собирать вещи. Скоро за ним прилетят.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 12.11.2010 | 4062 | 10 | Лиара, приключения, AU, Наследие Серого Посредника, батон, м!Шепард | Батон
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 30
Гостей: 28
Пользователей: 2

FallenAngel, Oculus
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт