Всегда есть смысл продолжать... Глава 5. Часть І


Жанр: экшн, драма.
Персонажи: Тали'Зора вас Нормандия, Гаррус Вакариан и некоторые другие.
Статус: в процессе.
Описание: Концовка оригинального сюжета – «Синтез». Прошло два года с момента финального сражения объединенных сил Галактики против Жнецов. Ретрансляторы снова работают, восстановление городов идет полным ходом...
Конфедерация делится своими знаниями в обмен на убежище для беженцев. Но все ли секреты раскрыты? И как быть с уже полученной информацией?
Старые герои должны разобраться в происходящем.




Борт ИКА «Гризли»


Зал совещаний представлял собой прямоугольную комнату с длинным столом и девятью стульями. Служебный монитор висел напротив стола, а сбоку через большой иллюминатор было прекрасно видно ретранслятор и огромный флот.
Сидящие за столом снова молчали, обдумывая очередной резкий поворот судьбы. Для Тали и Гарруса жизнь в который раз превращалась в бурлящий водоворот, то и дело намеревающийся затянуть их в свои глубины навсегда.
«Шанс вернуть капитана Шепарда», — эти слова все еще звучали в головах обоих. Голос разума подсказывал, что это невозможно, но надежда, о которой всегда говорил бывший капитан Альянса, не желала умирать. Сюрпризов последнее время было слишком много, так что еще один никого бы не удивил. А что, если капитана похоронили слишком рано? Тела Шепарда так и не нашли, как и хоть каких-то остатков, хотя все и были уверены, что после использования Горна капитана не стало.
 — Мертвых нельзя вернуть, — строго сказал Качински. — Не стоит осквернять память героя.
— А кто говорит о мертвых? — все так же загадочно спросил Взломщик. В его глазах появился гневный огонек. Было заметно, что он едва держал себя в руках, обращаясь к генералу Конфедерации. — Давай, Рэй, поведай новым друзьям о наших небольших операциях.

Взгляды всех присутствующих переместились на генерала, но тот упорно молчал. Всем своим видом он давал понять, что не скажет ни слова. Генерал Рэй так и продолжал бы стоять, если бы другой штурмовик с выделявшимися на броне цифрами «6.2» не появился на экране. Не глядя в камеру, он прошипел сквозь зубы:
— Какого черта мы вообще с ними разговариваем? Давай просто возьмем заложников и обменяем их на своих! У нас и так...
— Хватит, Запал! Кто следит за дверью, а? У нас есть приказ, так иди и выполняй его, если хоть немного уважаешь командора! — прервал его Взломщик, уже не скрывая гнева. В этот момент у него был такой вид, будто он готов уничтожить все, что попадется под руку.
После небольшой паузы штурмовик покачал головой и удалился к двери, а Взломщик продолжил обманчиво спокойным голосом:
— Хватит ломаться, Рэй. Расскажи им всю правду. Они же все равно узнают.

Генерал отошел к окну. Отражение в стекле отобразило задумчивое лицо Рэя, который так и не решился что-либо ответить.
— Я не вправе раскрывать информацию, засекреченную верховным командованием Конфедерации, — наконец произнес генерал. — И ты тоже, Родригес.
— Отлично. Тогда я пересылаю данные, — ответил ему Взломщик, что-то набирая на своем инструметроне.
— Ты нарушаешь военный кодекс Конфедерации! — воскликнул Рэй, отворачиваясь от окна.
— Плевать я хотел на твой кодекс, — небрежно ответил Взломщик. — Готово. Смотрите досье.

На мониторе появилось дело на офицера легиона. Выделенная заметка старшего медика гласила:
«...прошла зеленая волна. Наш корабль не успел уйти из системы из-за поломки двигателя. Двигатель починили, но ядро в нестабильном состоянии. Исследовали место стыковки Горна с Цитаделью. В нестабильном стазис-поле найдено тело человека. Мужчина. Состояние критическое. Примерно 60 % поверхности тела в ожогах, из них более половины четвертой и третьей степени. Поразительно, но человек еще жив. Поле продержалось достаточно долго, чтобы мы смогли подключить его к системе искусственного обеспечения на нашем корабле. Интересно, как оно вообще могло действовать на разрушенной станции? При тщательном осмотре обнаружены тяжелые повреждения внутренних органов; возможно, задет мозг. Кроме поля жизнь в теле поддерживают имплантаты — уникальные образцы, но нуждаются в замене. Пациент в тяжелом состоянии. Перевезем его в столицу и попробуем выяснить обстоятельства произошедшего. В виду многочисленных повреждений кожного покрова личность установить в настоящий момент не представляется возможным. Что ж, отложим до прибытия на базу.
Ретрансляторы повреждены — используем систему «возврата». Ядро может не выдержать нагрузки после прыжка, поэтому пациент с оборудованием будет переведен в спасательную капсулу...»
Далее прилагался длинный список внутренних и внешних повреждений человека и пара фотографий. Остатки кожи кое-где небольшими лоскутами свисали с тела. Броня в некоторых местах сплавилась с телом, что представляло собой отвратительную картину. Имплантаты слабо светились зеленым цветом. От правой руки человека практически ничего не осталось, а на левой стороне живота зияла глубокая рана. Слабо верилось, что в теле еще может остаться жизнь.

Еще ниже был список проведенных для восстановления операций и их результаты. После этого списка была еще одна выделенная заметка старшего медика какого-то медицинского центра:
«...пациент № 457-234ос50. Личность установлена. Это капитан Джон Шепард, войска Альянса Систем. В настоящий момент пациент находится в искусственной коме.
Повреждения мозга незначительны, функции подлежат восстановлению. К сожалению, мы не смогли сохранить пациенту зрение. Произведена замена глазных яблок и нервов с внедрением новых имплантатов. Будет нуждаться в коррекции речи. Возможно, возникнут проблемы с восприятием объектов или памятью, но текущие прогнозы положительные. По приказу верховного командования получил стандартные военные модификации для переноса тяжелых ранений.
Готовим к вступлению в ряды Скитарийского легиона. Вчера поступили сообщения о приближающихся боях, поэтому планируем пробуждение капитана на следующей неделе. Из особых модификаций — имплантат «КР703» на основе «серого ящика» Альянса. Имплантат не заменяет ни одну из частей мозга, поэтому абсолютно безопасен при установке или смене. Также не могу не отметить его миниатюрность.
Основа восстановления пациента — ускоренное клонирование тканей по технологии «Роевиков» и кибернетическая замена. От себя хочу добавить: клонирование тканей по новой технологии — просто невероятная вещь. Есть только одно ограничение — частота применения. При слишком частом использовании все недавно восстановленные ткани начинают отторгаться. По приблизительным подсчетам мы сможем вырастить и заменить потерянную конечность, к примеру, уже через два месяца. К слову, на восстановление капитана ушло 67 дней, так что рекомендую запускать этот способ репродукции тканей в массы».
В самом низу дела были неразборчивые записи — поврежденные данные.

Гаррус первым закончил чтение. Ему были незнакомы некоторые понятия и термины, но суть была не в этом. Шепард действительно мог оказаться живым. Особенно запомнись фотографии. Тело на них было страшно изуродовано. Особой приметой, по которой можно было бы узнать капитана, условно могла считаться лишь наполовину расплавленная цифра 7 на остатках брони. Очень неприятно было видеть человека в таком состоянии.
«Что, если это действительно Шепард? Как же сейчас должна себя чувствовать Тали?», — Гаррус посмотрел на кварианку. Похоже, она тоже дочитала все до конца. Сейчас ее взгляд был сфокусирован на фотографиях. Через секунду она растерянным взглядом посмотрела на Гарруса. В этот момент турианец пожалел, что не умеет читать мысли. «Если Шепард жив, то почему не подал знака? Возможно, Тали знала об этом? Но почему же тогда так долго молчала? И как теперь быть с этой ситуацией?», — все новые и новые вопросы появлялись в голове у Гарруса, но он все же решил кое-что уточнить для себя:
— Как он? Что с ним сейчас?
— Если вы рассчитываете увидеть своего старого друга Шепарда, то забудьте об этом, — вдруг ответил генерал Рэй. — Восстановление прошло успешно, но он легионер, а весь легион подцепил вирус Левиафанов. Все испытывают симптомы одурманивания. Личность меняется под его воздействием. Поэтому Шепард сейчас находится в замороженном состоянии... в тюрьме.
— О чем вы говорите? Что он мог натворить? — удивилась Тали.
— О, да тут целый список: нарушение кодекса Конфедерации, запрета об использовании оружия массового поражения, а именно самодельных ядерных устройств, — стал гневно перечислять Рэй. — А также отказ подчиняться непосредственному начальству, пиратство, атака научного комплекса Конфедерации, кража военных и научных образцов, подозрение в убийстве высшего члена правительства! И это только то, что запомнил я.
— Нет. Он не мог этого сделать. Он всегда делал так, как было нужно для окружающих, — с горечью в голосе возмутилась Тали. — Ведь не мог?

Последний вопрос завис в воздухе, оставив после себя гнетущую неловкую тишину. Взгляды присутствующих обратились к Взломщику. Он с невероятным равнодушием все это выслушивал, при этом что-то рассматривая на своей руке. После секундной паузы он пожал плечами:
— На все есть свои причины. К тому же не было никаких убийств и пиратства; и технику мы позаимствовали, а не украли.
— И где же тогда находятся 14 фрегатов и 50 танков? — не унимался Рэй. — Я уж не говорю о разграблении Академии наук в столице.
— Остались в столичной Системе. Если хочешь, можешь их забрать, — все так же спокойно ответил Взломщик. — Они, конечно же, остались целы после долгих боев и разрушения Системы. А Академия была не разграблена, а эвакуирована. Но не в этом суть. У нас нет времени, а дел еще полно. Для начала нужно вытащить Шепарда и остальных наших из жадных лап Конфедерации. Сегодня мы начнем готовить группу, а через пару дней полетим освобождать заключенных. Вакариан и Тали’Зора должны пойти с нами. Вы поможете нам их вытащить.
— Конфедерация не отпустит просто так важных заключенных, — вставил генерал Рэй.

Штурмовик, которого звали Запал, снова отошел от двери и произнес в камеру:
— Нравится вам это или нет, но вас никто не спрашивает.
— Запал, ты такой грубый. Чем языком молоть, лучше бы помог мне держать эту свору, — вставил штурмовик—биотик, который за все время общения так и не отпустил людей.
— Неженка, — только и ответил Запал. — К тому же это ты у нас мастер биотики, а мое дело — стрелять и жечь.
— Отпусти их. Нам не нужны лишние жертвы, — приказал Взломщик. — А я, в знак добрых намерений, снова включу все системы корабля.
И правда. Биотик аккуратно опустил солдат Альянса, а через пару секунд снова включился свет и разблокировались двери. Оказалось, что все это время кто-то из Альянса старался выйти на связь через коммуникаторы корабля. Сейчас его голос стал слышен.
— Капитан! Ответьте. Блокировка снята. Где вы? Мы вышлем отряд для защиты.
— Лейтенант, все в порядке. Продолжайте работу в штатном режиме. У нас... новая сторона в переговорах, — распорядился Качински.
— Эээ. Ну, хорошо. Тогда для вас новость — адмирал Хакет на видеосвязи, — раздалось в ответ.
— Вот теперь можем и обсудить условия освобождения, — с ухмылкой сказал Взломщик.


***


Прошло часов двадцать (если считать по земному времени) с момента прибытия штурмовиков легиона на корабль Альянса. Масса новой информации обрушилась на адмирала Хакета. После тщательного обдумывания и просмотра документации начался еще более долгий спор насчет состояния Шепарда и целесообразности его освобождения. К новой информации о бывшем капитане Альянса прибавилось его новое звание командора. В карьерной лестнице легиона оно занимало одну из высших позиций. Шепард имел в подчинении несколько пехотных групп, хотя фактически мог в любой момент мог взять под свое командование любые наземные силы.
Система командования легиона давно откололась от общей системы управления военными силами Конфедерации. Всем управлял Совет старших офицеров, в который входили командоры пехотных соединений, адмиралы флота и командующие бронетанковыми соединениями. У этой организации были свои независимые источники дохода и своя секретная база, о которой знали только сами легионеры. Остальной информацией с Конфедерацией, и тем более представителями Совета Цитадели, делиться не стали. Конфедерация крайне негативно отзывалась о Шепарде. По их данным во время выполнения одного из заданий весь легион заразился особым вирусом, который превратил дисциплинированных солдат в «шайку бандитов», как выразился генерал Рэй. Представители легиона от комментариев отказались. Больше информации о вирусе или какой-либо из операций не выдавали.
Точку в долгом споре об освобождении Шепарда поставил адмирал Хакет. Было решено послать «специальную исследовательскую группу» во главе с Гаррусом и Тали для «разъяснения ситуации». Они должны были оценить состояние Шепарда и доставить его на Землю, так как он все еще являлся офицером Альянса и Спектром Совета. В обмен Конфедерация настояла на помощи беженцам и ремонте кораблей, которые сильно пострадали во время сражения за столицу. Для группы решили выделить ККСА «Вэилор», команда которого уже отошла от «знакомства» с силами легиона.
Представители Конфедерации отказались посылать группу для помощи в перевозке Шепарда, зато легион быстро выделил своих пехотинцев, которые, судя по их же словам, были знакомы с командором лично. Ими оказались те три штурмовика, что представляли легион на переговорах. Они были членами специальной диверсионной группы «Дельта», подчиняющейся только Шепарду. Эта троица выглядела странно. Все они были практически равны по званию, но лидером являлся майор Родригес, которого все звали Взломщиком. Биотик представился как майор Сэм Фоули, но иногда его называли просто Седьмым. На лице этого человека, как и у Взломщика, было несколько глубоких черных шрамов, но выглядел он более дружелюбно, чем его соратники. В карих глазах читалась усталость и добродушие, хотя такой же строгий и серьезный взгляд показывал, что этот человек близко знаком с понятиями дисциплина и стойкость. Короткая армейская стрижка завершала портрет этого человека. Третий штурмовик был самым странным. Он никогда не снимал шлем и во время знакомства сказал только: «Если вы нам помогаете, то для вас я Запал. Если же вы встанете у нас на пути, то для вас я — матушка смерть и отец ужаса в одном лице». Своего настоящего имени он так и не сказал.
Весь этот отряд уже прибыл на «Вэилор», но приготовление к полету должны были занять какое-то время. Солдаты легиона удалились спасть, ссылаясь на усталость после долгих боев. Люди из экипажа корабля разошлись по своим местам на смены или просто занимались своими делами. Для Гарруса и Тали капитан освободил свою каюту. Этого человека распирало от гордости, что именно его корабль выбрали для этой миссии, и он даже заметил, что его корабль становится похож на знаменитую «Нормандию», хоть и сильно уступает ей по многим характеристикам и не имеет маскировки.


ККСА «Вэилор»


Тали и Гаррус сейчас как раз находились в каюте капитана. Конечно, та была скромнее, чем капитанская на «Нормандии SR-2». Здесь в глаза сразу бросалась двухместная кровать, столик с четырьмя стульями и терминал с монитором для видеосвязи. Рядом с монитором находился шкаф с вещами и одеждой капитана и какое-то добро, которое который капитан забыл убрать, уходя на пост. Они как раз заканчивали разговор с адмиралом Хакетом, который посоветовал им быть бдительными и тщательно присматриваться к каждой мелочи, которая может помочь им в расследовании.
— И, пожалуйста, будьте осторожны. Не знаю, какие сюрпризы могут еще преподнести нам наши новые друзья, но, по-моему, это еще не все. Вы хорошо знали Шепарда. Возможно, вы единственные, кто сейчас может правильно оценить его состояние, так что все сейчас зависит от вашего мнения, — напутствовал адмирал Хакет. — На всякий случай я отзову «Нормандию» с задания и подготовлю ее к новой миссии. Удачи вам. Конец связи.
— Конец связи, — кивнул Гаррус и отключил монитор.
Он сел за столик. Времени было много, а информации для обдумывания еще больше. Все же его подмывало поговорить об этой ситуации с Тали. Она с задумчивым видом все еще смотрела на уже отключенный монитор. Гаррус хотел поговорить с ней о многом. Больше всего, естественно, о состояния бывшего капитана Альянса, но было еще кое-что, о чем он больше не мог молчать.
— Как думаешь, он действительно изменился, или это уловка правительства Конфедерации? — начал издалека Гаррус.
— Не знаю. Он противостоял Жнецам, общался с Левиафаном, стойко выдерживал все испытания, — ответила кварианка. — Но эти люди, похоже, что-то скрывают. Как будто все то, за что их обвиняют, правда, а Шепард ими командует... Я не знаю, что и подумать.
— А что насчет нас? — уже напрямую спросил Гаррус. — Вы ведь были очень близки раньше.
Тали посмотрела на Гарруса. Она всматривалась в его лицо несколько секунд, а потом опустила голову и тихо ответила:
— Я оплакивала его после разрушения первой «Нормандии», я оплакивала его после битвы за Землю. Он очень дорог мне, но... я не могу так. Его не было долго.
Она села напротив турианца и взяла его за руку.
— Мы с тобой уже давно вместе. Если Джон действительно жив, то он все поймет, а если нет... то он действительно изменился. Я хочу сказать...
Ей было тяжело говорить об этом. Гаррус сразу все понял, поэтому взял ее руки в свои и произнес:
— Я понимаю. Тебе тяжело об этом говорить. Давай не будем.
— Спасибо, — все так же тихо сказала Тали.
— Нам надо как-то отвлечься. Может, пара старых историй тебя взбодрит? — бодро сказал Гаррус.

Вот так они и проболтали несколько часов. Гаррус рассказывал старые истории из жизни, в которых происходили очень забавные события, а Тали отвечала ему историями о жизни молодого поколения кварианцев на вновь обретенной родной планете. После такого долгого общения они решили пойти перекусить что-нибудь. Еда была, конечно же, в столовой, так что парочка отправилась прямиком туда.
Небольшой холодильник, плита и пара тумб с пайками, четыре стола для экипажа и несколько стульев рядом с ними — обычная столовая на человеческом фрегате. Несмотря на время, помещение отнюдь не пустовало. Несколько человек из экипажа что-то старались приготовить на плите, а так же за одним из столиков сидела группа людей, негромко переговариваясь. За самым дальним от холодильника столом в плохо освещенном углу одиноко сидел майор легиона Фоули. Он обхватил голову руками и не двигался, хотя перед ним лежал небольшой пакет с меткой легиона.
— Может, попробуем наладить контакт? Узнать, какая у них там ситуация? — тихо шепнул Гаррус, доставая два контейнера с питательной смесью для декстроаминокислотных рас.
— Запал и Взломщик вели себя немного агрессивно, а этот смотрится хм... адекватнее, что ли, — предположила Тали. — Наверное, стоит попробовать.
Гаррус передал ей порцию питательной смеси и пошел вперед к столику майора Фоули. Майор все так же не двигался и вообще не отреагировал на приближающегося турианца в тяжелой броне и кварианку.

— Эй, майор. Вы не против, если мы составим вам компанию? — спросил Гаррус, слегка подталкивая легионера в плечо.
То, что произошло в следующую секунду, удивило обоих. Голова майора съехала с рук, и он безжизненно упал на поверхность стола. Из руки выпали и покатились несколько пустых колб с непонятными знаками.
— Ох, Кила! — воскликнула Тали. — Он что, отравился?
— Черт. Нужен врач! — быстро крикнул Гаррус, поднимая одну из колб.
Женщина, до этого сидевшая за столиком с экипажем фрегата быстро подбежала к майору. Она взяла колбу и что-то посмотрела на его руке. С облегчением вздохнув, она сказала:
— Фух. Ну и напугали вы меня. Это не яд. Это смесь из питательных веществ и сильных седативных препаратов. Бедняга Сэм. Всегда забывает правильно настроить индикатор действия.
— Откуда вы знаете это? Кто вы? — спросила Тали с облегчением.
— Я доктор Таира Сантос. Старший медик на ККЛ «Карвер». Проводила эвакуацию раненых в последнем сражении. Вместе с ними попала на ККЛ «Возмездие». Переведена в наземную группу для поддержки физического и психологического состояния отряда и заключенных, — представилась и отдала честь доктор Сантос. — У меня самый большой опыт лечения последствий, вызванных вирусом Левиафанов. Сама я имею 1-ю категорию заболевания. Лично знакома с командором Шепардом, надеюсь помочь ему всем, чем только возможно. И позвольте заметить, очень рада знакомству с вами.

Эта еще молодая женщина со светлыми волосами до настоящего момента затерялась среди людей Альянса, но сейчас на ее форме был заметен знак легиона и карточка с личными данными. Она осторожно подложила под голову майора его же руки и отодвинула пакетик, внутри которого было еще несколько таких же капсул и пустая банка сухого пайка.
— Так что с ним? Снотворное слишком сильно действует, раз он не проснулся от удара головой о стол, — заметила Тали.
— Все правильно. Это особое снотворное. Весь легион страдает от какого-либо психического отклонения. Сэм практически не может спать без этого препарата, — объяснила доктор, что-то проверяя на своем инструметроне. — У него же 5-ая категория. Решил поесть, но не рассчитал дозу. Надо было мне внимательнее смотреть. Он же уже два часа в таком положении просидел, — продолжала она сокрушаться, качая головой.
— А успокоительное ему зачем нужно? — поинтересовался Гаррус. — И про какие категории вы говорите?
— Успокоительное обязательно. Ему нужно сохранять концентрацию и подавлять действие вируса. Я думала, вам уже рассказали о нем и его последствиях. Гаррусу Вакариану и Тали’Зоре не доверили этой информации? Куда же катится мир?- удивилась доктор Сантос.
— Подождите. Мы же еще не представились. Откуда вы нас знаете? — также удивленно спросила Тали.
— Да вас весь легион в пример ставит! Дело рук командора Шепарда. Инженеры день и ночь оттачивают свои навыки после того, как узнали о результатах вашей работы на «Нормандии» и всех ее операциях, — пояснила доктор. — А Гаррус Вакариан — главный ориентир для всех стрелков и предмет споров для снайперов.
— Надеюсь в хорошем смысле «предмет споров»? — неловко спросил Гаррус. — Вы рассказываете неожиданные вещи. Можете поподробнее?
— Конечно. Давайте только присядем, — радостно согласилась Сантос. — Майор Фоули не будет против, если мы составим ему компанию, а оттаскивать его отсюда не стоит. Ему не нравится просыпаться не в том месте, где он заснул.

Доктор Сантос поведала очень много интересной информации. Оказалось, что Шепард с первого дня службы в легионе начал ставить своих друзей в пример. После его рассказов и некоторых записей с камер, большинство инженерных отсеков быстро заполнялись боевыми мехами, постройка и настройка которых позволяла совершенствовать свои навыки их создателям. Ситуация с Гаррусом оказалась еще интереснее. Через посредников в легион попали записи борьбы Архангела против преступности на Омеге. Вскоре после этого у большей части снайперов возникло невероятное стремление переплюнуть его в мастерстве и меткости. Дело даже дошло до неофициального ежемесячного чемпионата по стрельбе по бутылкам, в котором, как оказалось, четыре раза подряд чемпионом становился Взломщик. Последние два соревнования он пропустил из-за затянувшихся боев, но часто упоминал, что уже почти переплюнул Архангела и просто дает фору своим соперникам. Такое же сильное влияние оказал на легион Джокер — с него брали пример все пилоты. А на весь легион из-за своеобразного юмора прославился один из штурмовиков, которого все звали Шутником, а командор иногда называл его «вторым Джокером». Благодаря ему большинство членов групп «Дельта» получили прозвища, в том числе и члены группы, которая прилетела на переговоры с Альянсом.
Также доктор рассказала кое-что о вирусе, которым заразился легион. Легионеров послали на зачистку захваченной колонии и космической станции. От станции исходил какой-то сигнал, который и породил заболевание всех участвовавших в операции: начиная от пехотинцев и заканчивая персоналом космических кораблей. Вся колония и станция со всеми материалами была уничтожена, но заболевание осталось. Оно имело пять категорий по проявляемым симптомам. Первая — самая легкая и распространенная среди членов экипажей кораблей — вызывала у зараженного все признаки одурманивания, но в легкой форме. Тихий шепот в голове часто беспокоил человека, отчего ему было трудно сконцентрироваться и часто приходилось прибегать к лечебным препаратам, но при этом вирус подавлял сигналы Левиафанов или Жнецов, позволяя носителю некоторое время сопротивляться одурманиванию, избегать его воздействия и быстро оправляться после воздействия последних на нервную систему человека. Вторая категория была примерно такой же, но к шепоту в голове прибавлялись небольшие расстройства, что провоцировало развитие стрессовых состояний, в то же время сопротивление к воздействию третьих лиц повышалось. Третья — самая распространенная у пехотинцев — уже сильнее давила на человека. К общим признакам прибавлялись разные симптомы: от легкой паранойи до галлюцинаций и частых ночных кошмаров. Четвертая категория позволяла зараженному иногда различать некоторые слова в бесконечном потоке голосов в голове. Также у большинства наблюдались в более тяжелой форме симптомы заболевания третьей степени, возникали вспышки агрессии, паники и некоторые другие психические расстройства. Пятая категория — самая редкая. Всего зараженных ею было примерно пять десятков. Симптомы полностью соответствовали четвертой категории, но к ним добавлялись специфические. Зараженный начинал теряться в окружающем мире и самом себе, иногда переставая замечать границу между реальностью и галлюцинациями, которые порождало заболевание. Это происходило редко, но в такие моменты пациенты полностью отключались от реального мира и не могли нормально существовать среди обычных людей. Также у каждого зараженного пятой категории появлялось сильное отклонение от нормального психического состояния. Так, например, майор Фоули практически полностью лишился способности спать из-за постоянных кошмаров и галлюцинаций, которые появлялись у него после сна. Помогали только препараты с сильным успокоительным и снотворным действием. После их приема он мог спокойно поспать некоторое время, как вот сейчас, пока доктор рассказывала о его товарищах.
Все это заставляло зараженных людей с головой уходить в работу. Из-за всех этих симптомов Конфедерация стала опасаться легионеров, постепенно отдаляясь от них. Это еще сильнее заставляло концентрироваться на выполнении заданий, без просчета возможных последствий, увеличивая количество агрессии и недоверия конфедератов. Постепенно пехотинцы легиона все чаще вступали в кровавые конфликты с войсками Левиафанов, обнаружив облегчение симптомов при выбросе адреналина в кровь. Жители жаловались на действия зараженных отрядов и концентрацию легионеров на сражении, а не на помощи мирному населению. Также увеличилось число разрушений и недовольство влиятельных людей, имущество которых страдало во время операций легиона. Медленно, но верно, репутация этого особого подразделения войск разрушалась.

— И вы с этим живете?— удивленно спросила Тали. После долгого разговора с доктором ей стало жаль представителей легиона, хотя их агрессия немного пугала.
— Приходится, — пожала плечами доктор Сантос. — Вирус — это не психологическая болезнь. Это какое-то вещество, которое поражает нервную систему, головной и спинной мозг. Никто не может его отделить и изучить его состав. При контакте с кислородом оно просто самоуничтожается. Мелкие частички быстро самовоспроизводятся, заново поражая организм, так что полное удаление становится невозможным. Я не понимаю, как такое происходит, но без нулевого элемента тут явно не обошлось.
— Распадается? То есть то вещество, которое мы нашли на кораблях в нашей системе... — взволнованно начал Гаррус.
— Да. Это он. Только не волнуйтесь. Он был мертв уже в тот момент, когда оказался в космосе. Вирус может существовать только в специальных условиях, которые формируют его основные компоненты. Или на зараженном носителе, — успокоила его Сантос. — К тому же он действует только на людей, так что вы не могли заразиться. Такие частички встречались нашим группам пару раз, но без основных компонентов это просто бесполезная органика.
— Какие-то ужасы вы рассказываете, — грустно сказала Тали. — Все же я не могу не спросить, какая категория у Шепарда?

— Категория заболевания определялась от близости человека к источнику. Шепард был в первых рядах, так что он стал одним из первых, кто подхватил пятую категорию, — с сожалением в голосе ответила Сантос. — Самое примечательное, что никто не знает, как выглядит источник и что вообще произошло на станции. «Дельты» должны были его устранить. Я никогда не забуду тот день. Работу они выполнили, но вернулись подавленные и очень нервные. Большинство охватила паника, а некоторые так сильно ушли в себя, что перестали узнавать своих друзей. Со временем они, конечно, оправились, но описать то, что там произошло, никто не может. Все говорят, что помнят только отрывки сражений, но это даже в примерную картину не может сложиться. Еще удивительнее, что у многих «Дельт» в мозг вживлен имплантат «КР703», который позволяет воспроизводить некоторые воспоминания, но он перестал работать. У всех! Вы представляете?
— То есть Шепард в очередной раз участвовал в какой-то глобальной миссии, после которой заразился чертовски опасным заболеванием и теперь на гране между нормальной жизнью и безумием? — подвел итог Гаррус. — Да уж. Это в его стиле. А что вы думаете о его состоянии?
— Командор Шепард — самый отважный из всех солдат, что мне пришлось повидать, — гордо заявила Сантос. — Но за время заболевания он начал меняться. Все чаще уходит в себя и как будто боится прошлого. Я была немного знакома с командором до заражения, но раньше он был общительнее и дружелюбнее. Сейчас ему будто бы нравится уходить от всех, но при этом не уходить далеко; словно он наблюдает за тобой и при этом старается не попадаться на глаза. По крайней мере это мое мнение. А как он себя проявляет в боях, я не знаю. Вам нужно говорить с Даниэлем или Сэмом — им виднее. Можете попробовать узнать у Запала, но у него проблемы с доверием, особенно к незнакомцам. Хотя это и так понятно: он даже именем не пользуется. Вообще я не удивляюсь, что у Шепарда пятая категория; да он и так был на грани срыва.
— На грани срыва? Боится прошлого? Это как? — удивилась Тали. Было заметно, что она волнуется. Кварианка чуть поближе пододвинулась к Гаррусу и стиснула его ладонь своей рукой.
— Ну, не знаю, как это правильно объяснить, — издалека начала объяснять доктор. — Понимаете. У командора была непростая жизнь. Я читала его досье. Детство далеко не лучшее, миссии в Альянсе оставляли свои следы из-за ответственности, а после назначения на «Нормандию» произошло множество событий, которые могут сломить любого. Шепард не исключение. Во время вашей войны ему стали сниться кошмары о потерянной родине. К тому же он вернуться хотел после того, как пришел в себя, а его воевать отправили. Теперь же наоборот хочет оставаться вдали, и чем дальше, тем лучше. К тому же вряд ли ему понравилось бы, что все узнали о его нынешнем параноидальном состоянии.
— Параноидальном? Он не настолько зацикливался на заданиях, — припомнил Гаррус.
— Не из-за заданий, — ответила Сантос, отрицательно взмахивая рукой. — У него же пятая категория. Частично от старых кошмаров и потерь, частично от груза ответственности у него развивается паранойя. Хотя я бы не стала настаивать на эфемерности угрозы, о которой он постоянно твердит. Что-то преследует нас.

Речь доктора прервал стон майора Фоули, который вдруг резко вскочил и стал руками сбивать что-то с груди. Через пару секунд он окончательно отошел от сна и, тяжело дыша, осмотрелся. Увидев за столом всю компанию, он немного успокоился и сел на место.
— Опять тот же сон? — с сожалением спросила Сантос.
— Я видел... даже вспоминать не хочу, что я видел, — слегка дрожащим голосом ответил майор.
— Вы в порядке? — поинтересовалась Тали. — Вам стоит больше отдыхать, майор. Вид у вас усталый.
— Зовите меня просто Сэмом, — уже спокойно ответил Фоули. — Отдыхать в наше неспокойное время некогда.
По всему кораблю раздался голос Взломщика:
— Прибываем к месту назначения. Собираемся в ангаре через пять минут. У нас возникли проблемы.
— Вот и отдохнули, — усмехнулся Сэм.


***


Проблемы оказались значительными. На орбите планеты, с которой должны были забрать заключенных, шли бои между судами Конфедерации и... Жнецами. Их было немного, в отличие от количества кораблей Конфедерации, но Взломщику это все равно не нравилось. Все ждали новостей, которые он хотел сообщить, и они оказались пессимистическими.
— Этот отряд каракатиц, скорее всего, просто разведка, — прямо начал Взломщик. — Я уже видел такое, так что просто забрать командора мы не сможем.
— Ты хочешь сказать, что сюда прилетят еще их силы? Ну, отлично, — ответил на это Гаррус. — И что у нас с планом?
— Я же не просто так вас тут собрал, — ответил Взломщик. — Сейчас бой еще не закончен, но если я прав, то их подкрепления уже в пути. Эта планета — Гантрис. Достопримечательности: огромное количество промышленных предприятий и такая же огромная тюрьма для политических заключенных. Самое важное, что тут есть — это планетарная система обороны. Защитная линия тяжелых орудий «земля-космос», но они какого-то рожна все отключены. Смекаете, о чем я?
— Попахивает предательством, — выразил мысль Сэм.
— Может, это ремонт? Или еще что-то? Откуда такая уверенность? — спросила Тали.
— Ага, какая-то большая шишка из тюрьмы во время последнего сеанса связи то же самое сказала, — ответил Взломщик. Он был в шлеме, и выражения лица было не видно, но по голосу стало ясно, что эта теория его раздражает. Тем не менее, Родригес продолжал говорить более или менее спокойным голосом:
— Вот только не странно ли все это? Альянс и Конфедерация только пришли к соглашению о передаче Шепарда, которого смогли посадить в тюрьму только в бессознательном состоянии, как вдруг на пороге оказывается отряд из этих... штук.
— Почему в бессознательном? Как его вообще сюда доставили? — не унималась Тали.
— Ранили во время боя примерно неделю назад. Мы отдали его врачам Конфедерации, а они засунули его сюда вместе с остальными нашими, — пояснил Взломщик. В его голосе все отчетливее проявлялось раздражение, а руки все чаще сжимались в кулаки при упоминании о своем начальстве. — Возможно, это все было спланировано. Лучшая тюрьма с отключенными орудиями! Это же прямо рай для атакующих.
— Простое совпадение. Знаешь, а ты и вправду параноик, — попробовал разрядить обстановку Гаррус.
— Знаю. У меня и справка есть, — усмехнулся Взломщик. — Но в любом случае меня к этим вопросам не допускают. План такой. Нас ждут на посадочной площадке № 23. Вы двое, — он указал на Тали и Гарруса, — представляете Совет, так что и ситуацию нужно решать вам. Возможно, Жнецы смогут высадить десант, так что мои люди переходят под ваше командование до освобождения Шепарда. Ты ведь это слышал, Запал?
Ответом послужило недовольное ворчание последнего.
— Вот и отлично. Тогда поехали, — подвел итог Взломщик.





Отредактировано: Blue_Lady

Комментарии (8)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

6   
Гарусс и Тали вместе? бред
0
AZik
8   
Это пока что может и бред, но дальше будет интереснее.
0
5   
Когда дальше?
0
AZik
7   
Надеюсь, что до конца месяца выйдет следующая глава. Она редактируется.
0
3   
Хм, мне кажется, или отряд Дельта списан с отряда из Star wars: Republic commando? Личные номера и прозвища совпадают.
0
AZik
4   
Именно. Это одна из обещанных мною пасхалок. Я уж думал, что никто не заметит. Интересно, а другие кто-нибудь уже увидел или нет?
0
AZik
2   
Спасибо, но что запутано? Чем больше информации о недостатках - тем лучше будет следующая глава.
0
сталкеровед
1   
Отлично ,но немного запутанно.
0