Останусь


Жанр: размышления, романтика.
Персонажи: Лиара Т’Сони, Джокер, Стив Кортез.
Статус: завершен.
Аннотация: прошел год. Шепард мертв, и все, что от него осталось это мемориальная доска в центре Лондона. Но жива память о нем и о том, что он сделал. Лиара Т’Сони нашла в себе силы придти на его могилу, но не чтобы сказать «прощай».

— Здравствуй, Шепард, — тихо прошептала она, грустно улыбаясь могильной плите. Это не имя на мемориальной стене «Нормандии», а что-то более ощутимое, что-то материальное.
В самом центре заново отстраивающегося Лондона одна единственная табличка из чистой платины с кричащим именем: «Джон Шепард. 21 июля 2186 года. Героически погиб, отдав свою жизнь во имя жизни». На этом месте построят мемориальный центр, здесь будут проходить военные парады, сотни солдат отдадут здесь честь похороненному под разрушенной Цитаделью капитану Шепарду. Но никому не будет так горько и больно смотреть на эту могилу, как ей.
Она никуда не уезжала, не бежала обратно на Тессию при первой возможности, ее больше не тянуло домой. Лиара чувствовала, что её место здесь, и от этого предательские мурашки скользили по всему ее телу. Она чувствует свое место рядом с могилой. До конца верила, что он вернется живым, до конца скрещивала пальцы и кусала губы, молила богиню о том, чтобы он нашел способ выбраться, но вместо оправданных надежд и ожиданий она получила платиновую надгробную доску.
И она прекрасно помнит, как бежала к тому лучу. Со всех ног, совершенно не думая, что с ней может случиться. Добраться до луча любыми способами, потому что от этого зависит не только жизнь ее друзей, родных, любимых, от этого зависят жизни миллионов живых существ. У нее не было и секунды чтобы задуматься как важен был тот побег, насколько ценными были те последние минуты, когда он, рискуя всей миссией, остановился и вызвал «Нормандию» для эвакуации. Если бы не он, они бы все погибли там.
Именно на этом месте, год назад, капитан Шепард, человек, которому она хотела посвятить свою жизнь, которому отдала свое сердце, которого любила, несмотря ни на что, пронеся свою любовь и заботу к нему через войну и мучительные расставания, прыгнул в транспортный луч и погиб там, выполняя свою миссию до последнего вздоха.
Когда его объявили мертвым в первый раз, она не могла в это поверить. Все факты говорили об этом, но она, бросив все дела, окунувшись с головой в преступность и торговлю информацией, пустилась на поиски его тела. Она единственная, кто вообще искал хотя бы какие-то упоминания о нем. Армейские жетоны, небольшой кусок спекшейся брони... она хранила это близко к сердцу. Судьба подарила ей второй шанс, но очень быстро отобрала его.
И теперь она говорит: «Здравствуй, Шепард», -едва слышно, почти шепча, какой-то могильной доске на Земле? Его тела здесь нет, его тела нигде нет. Он распался на мелкие атомы, говорят специалисты, не нашли даже кусков одежды или кожи. Ничего не осталось от него в этом месте, словно его никогда и не было. Только память никогда не подводит, только все сделанное им будет вечно жить. И она будет доживать свою тысячу лет, храня память о нем.
Лиара Т’Сони пришла на это место чтобы попрощаться. Снова попрощаться, потому что тогда, протягивая к нему руку, не желая отпускать его туда, зная, что больше никогда не увидит, она не попрощалась так как хотела бы попрощаться. Впрочем, зачем ей все это?
Она проживет еще не одну сотню лет. Она увидит как постареют лица знакомых ей людей, когда-нибудь она похоронит большую половину команды «Нормандии», но она останется все такой же молодой, все такой же живой. Прощание это лишь малая часть, всего лишь маленькое право, потому что ей будет трудно видеть как постареют лица Джеффа и Эшли, как они отойдут в иной мир и тоже будут с честью похоронены на Земле.
— Надеюсь, у тебя все хорошо, — произносит она.
На нее многие обращают внимание, но никто не говорит ни слова. У этого мемориального камня в день бывает до тысячи человек, но в эту минуту молодая азари, облаченная в легкую белую броню, стояла в полном одиночестве. Нужно отдать ей дань, она знала коммандера Шепарда лучше, чем кто-либо еще.
— Я уверена, что ты знаешь все и без меня, но не могу тебе не сказать... Твоя команда никуда не денется, Шепард, мы всегда останемся твоей командой, и мне... мне жаль, что меня не было с тобой там.
Ее слова звучат стойко, пусть и тихо, горько, но сдержанно, она не будет плакать над его могилой, словно овдовевшая жена, она примет его жертву, как и обещала. Лиара одна из немногих, кто понимает ради чего он пошел на это, и она полностью принимает его жертву, оправдывает его смерть и готова нести этот крест до конца своей очень долгой жизни. Через лет семьсот она станет мудрым матриархом, она будет вести свой народ и обучать молодых азари, она будет рассказывать тем, кто родился совсем недавно о том, кем был капитан Шепард, она напишет о нем книгу, сделает все, чтобы он не был никем забыт.
— Но, спасибо за шанс... — она снова улыбнулась одними уголками губ.
Чувственная, но душевно сильная, она не выглядит покинутой всеми девушкой, одиноко восседающей у разбитого корыта. В ее глазах, помимо слез, блестит гордость. За то, что она пережила, за то, что имела честь быть рядом с ним, за то, что знала его. Она не станет хвалиться никому и никогда, ведь кроме всего хорошего пережитого вместе с ним во время войны со Жнецами, было слишком много плохого. Она видела как вымирали народы, она была свидетелем того, как великая и непобедимая Тессия, оплот культуры и силы, пала под напором врага, и она знает, что было на Земле, что было здесь, на этом месте.
Даже через год здесь пахнет кровью, даже через сто лет здесь будет царить смерть. Как бы хорошо люди ни замели следы, как бы аккуратно не прибрали осколки, как бы старательно не восстановили город, они не смогут изменить это место. Вся земля пропитана сражениями, повидавшая много смертей, здесь оставили жизни сотни хороших людей, отважных солдат. И не смотря на то, что солнце снова неизменно поднимается над горизонтом, освещая заново отстроенные дороги и переулки, нагревает новый асфальт, это место останется темным, каким было в тот день. Каждый, кто пережил его, помнит все улицы, каждое здание, по которым они проходили, а Лиара и сейчас может с точностью указать по какой дороге шли на верную смерть три человека, во главе с капитаном Шепардом. И в паре километров от рокового луча они сражались бок об бок, сдерживая мощнейший натиск Жнецов.
Т’Сони прикрывает большие синие глаза. Длинные ресницы едва заметно подрагивают, как и закрытые веки. Она отворачивает лицо, понимая, что не может сдержать своих слез.
— Мы встретимся, Шепард. Я не знаю когда, но мы обязательно встретимся. Через сто лет или через девятьсот, но я обязательно найду тебя, как и всегда, — подрагивающим голосом выговаривала Лиара, собирая в кулак остатки душевных сил.
Она бы могла стоять здесь вечность. Никогда не представляла себе, что будет разговаривать с его могилой, а он будет молчать, ничего не отвечая ей, как прежде, не обнимая, не утешая. Однако она все равно с ним. Своими воспоминаниями, своей душой, своей верой. Как никакая другая женщина, верно ждущая с фронта своего мужчину, она ждет. Только в отличие от всех тех, кто дождался своих любимых с этой войны, она будет ждать его до самой смерти, заранее зная, что он никогда не вернется.
Но даже если так...
Даже если там, куда он попал, царит тьма, она будет его светом. Никто так не ждет его возвращения, как верная команда «Нормандии».
— Лиара, ты там в порядке? — донесся голос Джокера из маленького передатчика на правом ухе.
— Да, Джефф, я в порядке, — как обычно, ее мягкое «я в порядке».
— Знаешь, я как-то не хочу тебя там отрывать, но... нам лучше взлетать побыстрее, Лиара, иначе эти придурки с корабля могилу Шепарда затопчут!
Лиара слегка усмехнулась.
Джефф, как обычно, в своем репертуаре, умудряется пошутить там, где шутки совершенно неуместны, однако это его ядовитое замечание отчего-то вызвало у нее улыбку. Они еще вернутся сюда, но только не в этот день. Они все преклонят перед этим местом голову, в последний раз, как самые верные его друзья и товарищи, до конца прошедшие за ним.
— Я уже возвращаюсь.
— Завожу моторы, док, — оборвал связь пилот «Нормандии», и Лиара снова бросила свой взгляд на могилу Шепарда.
— Вот и все, Джон, — она позволила себе присесть на корточки, снять белые перчатки и длинными пальцами едва коснуться выгравированного имени на платиновой массивной табличке, отражающей восходящее в зенит солнце. — Я не прощаюсь... мы еще придем к тебе. Только... приберемся кое-где, как и всегда.
Как и всегда...

Не теряя больше ни минуты, она быстрым шагом направилась прочь. Нельзя обернуться и соблазниться желанием побыть с ним дольше. Пусть с таким, пусть он ничего больше не ответит, она знает, он слышит ее и, конечно же, он ждет. Как ждала его она все эти годы и она не подведет его.

— Как и всегда... — тихо прошептала она, забираясь в подлетевший челнок. 

И все снова становилось, как прежде. Словно капитан Шепард не мертв, а всего лишь где-то в другом месте, взяв с собой нескольких людей, ушел на задание. Впрочем, так и есть. Только в этот раз он выполняет задание с которого никогда не вернется, вопрос в том лишь, когда все они присоединятся к нему. 

— Все нормально, доктор? — тихо поинтересовался Кортез, разгоняя двигатели челнока и поднимая машину высоко над Лондоном, словно бы делающим новый вздох. — Это место уже не узнаешь, да? 
— Ты прав, Стив, — горько усмехнулась она, присаживаясь рядом с ним на место второго пилота. — Только сколько бы я здесь ни бывала, картина для меня останется неизменной... Порой мне кажется, что я сплю. 

Хмыкнув, Стив добродушно засмеялся. Обладающий доброй и мягкой душой, ставший за недолгое время неотъемлемой частью команды, пилот корабельного челнока Стив Кортез всегда умел подобрать нужные слова:

— Знаете, доктор, что мне кажется? Может быть мы на самом деле давно спим где-нибудь под зелей, а все это — Рай, в котором мы очутились после смерти. Рай, в котором не нужно думать о том, что будет завтра, Рай без Жнецов...
— Кто знает, Стив, — легко улыбнулась Лиара пилоту челнока. 

Чем дальше она от Лондона, тем тяжелее становится на душе, но в тоже время легче где-то в ее глубинах. 

— Не волнуйтесь, доктор, — Кортез ободряюще постучал ей по плечу, заводя небольшой, по сравнению с массивной «Нормандией», челнок в погрузочный док корабля. — Вы не остались одна. 

Да. Она не одна на ближайшие несколько десятков лет. У нее есть цель, у нее есть работа, и она никогда не покинет борт «Нормандии». За это боролся Шепард, этим он жил.


Отредактировал: ARM

Комментарии (5)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

5   
Отлично, мне очень понравилось.

з.ы. В конце вроде как опечатка:

Она не одна на ближайшие несколько десятков нет.

Наверное "лет".

Спасибо.
1
RomanoID
4   
Хороший, годный текст.
У меня свое собственное мнение о будущем "после Шеппарда" (можете поискать в рассказах - я начал публикацию Afterlife), однако признаю умение других людей писать свободно и красиво.

У меня с красотой не очень, больше со свободой. Поэтому мой респект.
2
Star_Traveller
3   
Знаете, я люблю порой пробежаться по новым фанфикам, вскользь читая первые строки и переходя к следующим. Но открыв ваш фанфик, я очнулась, только когда дошла до последней точки. Невероятно трогательно, но в то же время не слезливо - вы будто спели гимн Шепарду. Спасибо.
3
Архимедовна
1   
Вот уже какой по счёту рассказ я читаю? Четвёртый? Неважно. Важно настроение и стиль. А он у автора есть. Лирический философский - так бы я его обозначила. Все рассказы небольшие по объёму, но очень глубокие и трогают до глубины души. И что мне особенно нравится - без излишнего нагнетания трагизма. И так всё достаточно трагично, и сказать об этом негромко, но так, чтобы читателя проняло, тоже надо уметь.
Люблю такие вещи. Спасибо, автор. smile
5
Naoto
2   
Спасибо Вам за прочтение!)) Очень мотивирует писать еще, работать больше)
3