Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Изгой с планеты Земля. Глава 5



Жанр: приключения;
Персонажи: Ярослав Шевченко, Нилира’Лиан вас Райя;
Аннотация: главный герой попадает в тюрьму из-за событий, указанных в предыдущих главах. Но к Земле неумолимо движется армада Жнецов - разумной расы машин, стремящейся начать жатву;
От автора: много воды утекло с тех пор, как я опубликовал 4-ую главу своего рассказа, и вот наконец пятая глава написана и отдана на оценку тебе, читатель. Стоило ли продолжать или мертвое это дело - решать только тебе;
Статус: в процессе. 






Мерзкий, неприятный звук вырвал меня из дремы. Обратный конец спертой из столовой ложки, вгрызаясь в оштукатуренную стену, выводил надпись «Здесь был Чека». Сев на тут же скрипнувшей «панцирной» койке, которой, казалось, уже не одна сотня лет, и взъерошив ёжик коротких волос, я посмотрел на нарушителя моего покоя. Им оказался бритоголовый детина Чека, из так называемых «экраноголовых» (skreen head’s), усердно дополняющий вышеуказанную надпись датой её изготовления. Название прижилось за счет пристрастия сей агрессивной братии вживлять под кожу головы нано-роботов, которые по желанию хозяина меняли пигментацию участков кожи, рисуя изображения, как правило, с экстремистским подтекстом. Он, как будто почувствовав взгляд на спине, посмотрел на меня налитыми кровью глазами и сказал, будто плюнул:
— Чего вылупился, волчонок? 
Я, смерив его не менее озлобленным взглядом, выдал: 
— Не твое дело, ксенофоб. 
Сей не теплый прием был обусловлен отчасти недавним инцидентом, в котором у Чеки однажды появилось изображение с цветочным антуражем и надписью: «Я несу людям мир и любовь». Сие действо произошло непосредственно с моей подачи. Будь мы сейчас на свободе, дело, несомненно, перешло бы в кровавую баталию. Такие люди как Чека всегда ищут повода для хорошей драчки. Но это на свободе... Здесь же, в колонии строгого режима, любому нарушителю охрана быстро «обламывает рога», проходясь дубинкой по всем «злачным местам организма». Так что конфликт закончился, не успев начаться. А дело шло к часам двум ночи. За пределами нашей двухместной камеры время от времени раздавался неспешный топот шагов дежурного, и, улегшись, я погрузился в воспоминания. 

Прибыв с Нирой на Цитадель, я первым делом решил отправиться в ближайшее отделение СБЦ. Приветливые тона и декорации этой гигантской станции усыпили мою бдительность, преследователей я заметил слишком поздно. Они окружили меня, и в следующий миг я услышал грозный окрик: 
— Ярослав Шевченко, с вами говорит офицер Альянса, бросьте оружие и сдавайтесь! — покончив с протоколом, он дополнил свой монолог: — Руки за голову! Живо! 
Мне не оставалось ничего, кроме как подчиниться. Когда меня скрутили и поволокли куда-то,
мне было плевать, что меня схватили и мне светит провести большой срок своей жизни в тюрьме. Меня волновало лишь одно: что она подумает обо мне? Что я ушел, не попрощавшись? Вывернулся из тяжелой передряги и свалил? Черт, только не это...

***

— Подъем, воры, насильники и убийцы, вас ждет очередной трудовой день, — вещал надзорный, барабаня дубинкой по решетчатым дверям камер. Заключенные вскакивали с кроватей и со всей прытью спешили на утренние водные процедуры, ибо времени на приведение себя в порядок давали слишком мало... Какие-то ничтожные пять минут на человека... В душевом блоке царила давка, то тут, то там слышались отборные матюки. С трудом добравшись до умывальника, я окатил себя водой из-под крана и, отфыркиваясь, вытерся выцветшим от многократной стирки полотенцем. Почистив зубы и собираясь на выход, я ненароком обратил внимание на заключенного, стоявшего у соседнего умывальника. Раковина была усыпана кровяными сгустками. «Хватанул дозу», — пронеслось у меня в голове.

Еда в столовой была как всегда пресна и безвкусна. И на её потребление тоже давали весьма мало времени. Покончив со своей порцией, я влился в основную массу заключенных, двигающихся в доки погрузки. 

Надсмотрщики, не церемонясь, впихивали людскую массу в транспортники на анти-гравитационных подушках. И вот, спустя некоторое время, забитые под завязку транспортники тронулись в путь. Держась за поручень, я услышал разговор:
— Эти гады только и ждут, когда мы загнемся, костюмы персональной защиты трещат по швам, стоит только напороться на какую-либо деталь, — вещал худой, осунувшийся мужичонка лет пятидесяти с обреченным лицом. И тут же заголосил какой-то долговязый:
— Правду, правду говоришь! Недавно помер от химических ожогов немец из пятого блока! Говорят, его забрызгало с ног до головы топливом при вскрытии очередной ступени, а костюмчик-то, видимо, был дырявый... 
— Слыхал. Как звали-то его? Штольц? Штольман? — тихо спросил неизвестный.

В цеху, в отличие от колонии, роль надсмотрщиков выполняли роботы. Главной же задачей заключенных было вскрытие и утилизация отработавших топливных элементов допотопных ступеней ракет, дрейфующих на орбите Земли, а также обслуживание различных механизмов цеха. Очень результативным стимулом для усердной работы являлись более надежные костюмы индивидуальной защиты и увеличенный паек. Среди особо отличившихся «стахановцев» был и я, поскольку желал выйти на свободу относительно здоровым.
Конкретно за мной была закреплена задача дезактивации сортировочных механизмов, к которой я и приступил, облачившись в свой костюм, слегка напоминающий древние скафандры космонавтов. Рабочий день шел по накатанной колее. Проходя среди рядов различных сортировочных механизмов, я обдавал их из шланга дезактивационным раствором. 
«Рутина и тоска», — вздыхая, подумал я.

***

В зале совещаний и брифингов штаба Альянса, расположенного в Лос-Анджелесе, находилась вся верхушка командования войск. Они сидели за большим овальным столом, в центре которого находилась голограмма адмирала Хакета.
— Дамы и господа, как вы знаете, раса разумных машин, именуемых «Жнецами», в данный момент направляется к Земле. Приблизительное время прибытия — два часа. Ваша задача: эвакуация гражданских и руководящего состава, а также всяческое противодействие войскам противника, — Хакет сделал паузу, кто-то молчал, кто-то кивал головой, соглашаясь со словами адмирала. — После окончания эвакуации войска выходят из главных городов и перегруппировываются в ударные группы. В это время мы используем ресурсы заключенных, отбывающих свой срок в различных местах лишения свободы. Данная плохо вооруженная толпа послужит отвлекающим маневром, после чего операция переходит к последнему этапу — ударные группы входят в города и уничтожают любое движущееся существо на их маршруте. 
В зале тут же появился недовольный ропот:
— Что же, мы в своих стрелять будем? — спросил кто-то. 
— Я понимаю, как это звучит, — продолжил Хакет, — но не забывайте, что это насильники и убийцы. По сложившимся обстоятельствам у нас просто нет возможности содержать их под стражей... — сказал адмирал. И в повисшей вдруг звенящей тишине добавил: — Приступайте к своим обязанностям, конец связи.

***

Пронзительный вой тревоги оповещал о срочном сборе заключенных в секторе «D-4», находящимся под открытым небом, куда их обычно выводили на прогулку. Занимая своё место в людской массе, я увидел начальника колонии.
«Произошло что-то серьезное, раз владелец цирка почтил нас своим присутствием», — подумал я. Начальника колонии все звали дядей Вовой. Он имел суровую и харизматичную внешность, а также был обладателем мощной силы воли и имел привычку доводить дело до конца. Всегда. Стоя на постаменте, он обвёл взглядом людскую массу и, набрав в грудь воздуха, начал свою обильно присыпанную пафосом речь. Ярослав слушал его в пол-уха. Общий смысл был таков: «Вы жили плохо и натворили много плохих дел, но на горизонте вдруг замаячил очень сильный враг, именуемый Жнецами, который хочет уничтожить все живое в галактике. Человечество призывает своих блудных сыновей на борьбу с агрессором». И вдруг, впервые за несколько недель у меня активировался инструментрон. Блокировка с микрокомпьютера, вживленного под кожу, была снята. Данный микрокомпьютер хранил в себе все данные о человеке, состояния его счетов и, собственно, сам инструментрон. В нем и крылась разгадка, почему никто не пытался убежать отсюда. При заключении под стражу микрокомпьютер блокировался, и человек становился никем. Зачем бежать, если с заблокированным чипом ты не сможешь провести самые элементарные операции вроде покупки еды и питья? Да что там, ни одна дверь не откроется перед тобой, а для сотрудников Альянса ты будешь светиться, как новогодняя ель!
— Искупите вашу вину перед человечеством и ваш приговор будет аннулирован, а звания раннее служивших в Альянсе будут восстановлены! — внес ясность начальник колонии. 
«Что-то здесь не так», — подумал Ярослав, прислушиваясь к своей интуиции, которая прямо-таки кричала об опасности. — «Правда, выбора у меня все равно нет».
Отредактировано. Isaac_Clarke


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 19.03.2013 | 845 | 8 | Изгой с планеты Земля, Gvynblade | Gvynblade
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 14
Гостей: 11
Пользователей: 3

Grеyson, Dione, Magdalene
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт