Она выстрелит...


Автор: Feg;
Бета: Харби;
Персонажи: турианский солдат и другие оригинальные персонажи;
Жанры: Ангст, Драма, Экшн, Психология, Философия, POV;
Предупреждение: смерть персонажа;
Описание: Люди... Мы недооценили их. Они ровня нам, а может быть, даже сильнее. Ведь помимо храбрости у них есть милосердие... и понимание. (Момент из войны Первого контакта)
Статус: закончен.

— Оружие к бою! 
Именно так прозвучал приказ капитана Корвуна, первый, отданный им после пяти часов полета на челноке. Мы с сослуживцами лениво поднялись со своих сидений. Я сразу проверил боезапас своей винтовки. Командир, как всегда, прочитал нам свою воодушевляющую речь. 
— Через пару минут нас высадят прямо в центре вражеских позиций. Будьте начеку! Хоть приборы и показывают, что мы вне зоны их радаров, но лишняя осторожность не повредит. И помните: у нас приказ — уничтожить все партизанские отряды! Не щадить ни одного человека! Ни одного! 
Последнюю фразу он произнес более четко, дабы все уяснили ее. И я отлично понимал его: ведь не знаешь, что можно ожидать от людей. 
Люди... Еще одна раса, которая посмела бросить вызов нам. Нам — турианцам. Кем они себя возомнили, когда решили пойти против Совета? Разумеется, мы сразу же показали им нашу силу. Но они не поняли нашего намека. Вместо этого послали своих разведчиков в наши системы. Такое нельзя спускать с рук. 
Мы вторглись на их колонию, Шаньси. Мы взяли её в осаду и за месяц заставили капитулировать. Какими же они казались жалкими и слабыми. Казались... 

Официально они сдались, но фактически же — продолжали борьбу. 
Они, преданные своим же командованием, не сложили оружия. Они не боялись нас. Они люто ненавидели нас. 
Среди турианцев мало кто верил, что люди способны на серьезное сопротивление. Но не верили лишь те, кто не сталкивался с их храбростью. За день до миссии я слышал, что во время обхода одного из поселений, где по данным разведки были лишь мирные жители, пропала целая рота. 
Когда в то поселение прибыл батальон, то по их словам, вся рота была уничтожена. И уничтожена именно теми «мирными жителями», которые, убив наших солдат, ушли в леса. 
Многие не верили в это, так как командование не подтверждало факты. Но я верил, потому что уже слышал достаточно историй и о непонятном фанатизме, и о невероятном самопожертвовании людей. 
Особенно сильно мне запомнился рассказ о том, как во время разоружения сдавшегося гарнизона один из солдат людей выхватил гранату и бросился с нею на турианского офицера. Даже когда ему прострелили ноги, он не остановился, он смог сделать последний рывок и взорвать себя, при этом забрав с собой на тот свет нескольких наших парней. Увидев подвиг своего товарища, остальные солдаты из гарнизона неожиданно бросились в атаку, без оружия. У них не было шансов не то, что победить — даже выжить! Но они сражались до последнего солдата, до последней капли крови... 

Вспомнив это, я снова поник. Я не боялся, нет! Но я был очень взволнован. Ведь наш отряд только сопровождал пленных и ходил патрулем по центральным улицам их главного города. И нам впервые придется столкнуться с людьми в бою. 
Настоящем бою. 
От мыслей меня отвлек легкий хлопок по плечу. 
— Эй! Мэрдор! Ты чего такой напряженный? 
Я обернулся. Это говорил Сарнис — самый молодой в нашем отряде, он только недавно закончил учебный лагерь, и, как только началась война, записался добровольцем в передовые отряды. 
— Просто мне немного не по себе оттого, что мы высаживаемся прямо в зарослях, где противник вполне может устроить засаду. 
Сарнис лишь усмехнулся. 
— Да о чем ты говоришь? Это же люди! Разве они могут выстоять против солдат турианской армии? — подбадривал он меня. 
Я отрицательно помотал головой. 
— Ну вот! — он еще раз хлопнул меня по плечу и сунул под нос свой дробовик. — Видишь? Именно этим оружием я собираюсь убить тех людишек. Это оружие принесет мне славу! Мы покажем этим говнюкам, как нападать на наши патрули. 
Может быть, он и прав, и я зря волнуюсь. Может, мы даже никого не встретим... Так что действительно, зря я волнуюсь. 
В челноке загорелся желтый цвет, значит, мы снижаемся. Наконец-то пилоты смогли найти площадку среди этих деревьев, пригодную для высадки. 
— Всем надеть боевые шлемы! 
Я взял шлем с полки, которая была над сидением, и плавно надел его на голову. Хоть я и терпеть его не мог. Не знаю, может, мне просто неудобно, может, у меня к нему личная неприязнь, но как только командир отвлекается на более насущные дела, я предпочитаю снимать эту жестянку. 
Зеленый свет. Мы находимся на высоте, с которой можно безопасно десантироваться. Двери челнока открылись. Я крепче сжал свою винтовку и стал ждать приказа командира. 
— Пошел! Пошел! Пошел! — скомандовал тот и первым спрыгнул вниз. 
Я был третьим. Мягко приземлившись, я тут же стал осматривать территорию вокруг через прицел «Фестона». Листва была густая, было тяжело разглядеть в ней хоть что-то. К тому же, мешал еще и яркий солнечный свет, который пробивался сквозь кроны высоких деревьев и светил прямо в глаза. Даже пришлось поставить на шлеме затемнение, чтобы этот свет не ослеплял меня. Когда высадились все десять десантников, командир отдал новый приказ: 
— Занять круговую оборону! Смотрите в оба. 
Мы последовали приказу командира, он же всматривался в свои датчики, которые засекали любого в радиусе ста метров. Спустя десять минут он отдал приказ «Вольно!» и связался с пилотами челнока. 
— Говорит «Цавал», все чисто. Можете возвращаться на базу. 
— Вас понял, «Цавал». Возвращаемся на базу. Удачи вам! 
Набрав высоту, челнок направился в сторону базы. 
Хоть и прозвучал приказ «Вольно», я до сих пор всматривался в глубину леса. Меня не покидало чувство, что как-то уж слишком легко противник дал нам высадиться на его территории. 
— Мэрдор! У тебя со слухом плохо? Можешь расслабиться, дружище... 
Но я пропустил приказ мимо ушей. Меня что-то продолжало волновать. Неужели я боюсь? Но для турианского солдата это позор! Я должен собраться. Должен. 
— Сержант Мэрдор! Ко мне! 
Мда... Кажется, мое поведение уже не настораживает, а нервирует капитана, а это плохо, очень плохо. 
Для меня. 
Я опустил винтовку и, развернувшись, медленным шагом направился к командиру и остальным членам отряда, при этом я не смог удержаться и еще раз оглянулся в сторону неизвестного, пугающего... 
— Мэрдор! — рявкнул капитан, как только я встал по стойке «смирно» перед ним. — Ты зам командира! Какой пример ты подаешь этим солдатам? 
— Сэр! Лишняя бдительность еще никогда никому не вредила, сэр! 
— Это не тебе решать! Был приказ — значит, ты должен его выполнить. Еще раз ослушаешься приказа, я те... 

Но речь командира нарушил глухой звук вдали и душераздирающий крик в рации, который прозвучал столь неожиданно и громко, что заставил меня, не знаю, как остальных, перепугаться не на шутку. 
Кажется, мои опасения стали подтверждаться. 
— «Цавал»! Нас подбили! Как слышите? Нас подбили! Мы падаем! А-А-А! 
Послышался громкий взрыв слева от нас. Мы все разом вскинули оружие и направили его в сторону взрыва. 
Люди тут. И они ждали нас. 
— Отряд, слушай мой приказ! Слева от нас — небольшая высота, бегом туда! Быстро! 
— Капитан! — крикнул Сарнис. — Кажется, я вижу кого-то на девять часов! — пока командир обдумывал свой приказ по этому поводу, Сарнис уже открыл огонь в сторону вероятного противника. 
— Не стрелять! Не раскрывать наши позиции! 
Но было уже поздно. Даже в такой солнечный день вспышки из ствола дробовика были очень хорошо видны из густых зарослей. 
Противник воспользовался этим. Прозвучал выстрел. 
На секунду я прикрыл глаза, а дальше... Лучше бы я их никогда не открывал. 
Сарнис, молодой турианец, который совсем недавно подбадривал меня, упал с пробитой насквозь головой. Его ярко-синяя кровь окропила зеленоватую листву ближайшего куста. 
Я уже собирался рвануться к нему, но кто-то врезался мне в бок и прижал к земле. Я пытался вырваться, но все попытки были бесполезны. 
— Всем лежать! Никому не вставать! Лежать! — слышался голос командира в динамиках шлема, но я слышал его гораздо громче, видимо это он и прижал меня к земле. 
Не успели мы оправиться от одной потери, как последовали другие. В том самом месте, где лежало трое наших ребят, разорвало землю. Там осталась лишь небольшая воронка. 
— Мины! Они знали, что мы тут! 
— Разумеется! Это единственное место в ближайших пятистах метрах, где может сесть десантный челнок! — зло хмыкнул другой солдат. 
— Прекратить споры! Все бегом к высоте! 
Мы поднялись на ноги и перебежками, не поворачиваясь спиной к противнику, задним ходом двинулись наверх. 

Но как только мы остановились, по нам тут же открыли шквальный огонь из всех стволов. У нескольких наших парней щиты были сняты буквально сразу, а их окровавленные тела лежали на земле. 
— Ответный огонь! Не останавливаться! Главная задача — забраться наверх! 
Нас осталось четверо: я, капитан, и двое братьев — Карнор и Нарнос. 
Братья на войне, вместе, в одном отряде... С одной стороны — это хорошо, но с другой — очень опасно. Ведь они готовы пожертвовать всем друг ради друга. Карнор был старшим, он прикрывал наше отступление, заслоняя своего брата, но это его не спасло. Пока Нарнос ожидал охлаждения перегретой винтовки, осколок разорвавшейся совсем рядом гранаты попал ему в глотку. Солдат упал на колени, пытаясь руками остановить хлынувшую кровь. 
— Нарнос! — истошно заорал Карнор, обернулся и ринулся к своему истекающему кровью брату. Я хотел было крикнуть ему, чтобы он остановился, но не успел. Его уже разорвала на части мина, на которую он наступил, и от которой я хотел его уберечь. 
Нарнос, превозмогая боль, протянул руку в сторону, где стоял его брат. Он явно хотел громко, что есть силы крикнуть, но не мог. Капитан Корвуна подбежал к нему и вколол дозу панацелина. Я встал перед ним и вел огонь по вероятному местонахождению противника. Если бы не эти чертовы заросли! Я бы уже давно нашпиговал пулями этих жалких людишек, за всех наших товарищей, за Сарниса... 
Но чем дольше мы не двигались, тем плотнее становился огонь противника. Они приближались к нам со всех сторон, кроме стороны высоты. 
— Мэрдор, прикрой меня, — Корвуна взвалил на себя раненого Нарноса. 
Следуя приказу командира, я прикрывал их, не жалея патронов. 
Капитану было тяжело, но он не выказывал признаков усталости. Он лишь тяжело пыхтел и поднимался на возвышенность. Когда оставалось совсем немного, неожиданно из-за ближайшего ствола дерева выбежал человек, и выпустил очередь по ногам капитана. Вскрикнув от боли и потеряв равновесие, Корвуна упал вместе с раненым Нарносом. Он прокатился рядом со мной и упал туда, откуда мы начинали. Я метким выстрелом снял противника у дерева и ринулся на помощь капитану. 
— Нет! Мэрдор, беги! Я прикрою тебя, — сквозь невыносимую боль выговорил капитан. Скинув с себя уже мертвого солдата, он схватил с земли винтовку и начал стрелять по приближавшимся противникам. 
— Жрите, твари! Давайте, идите сюда! Я покажу вам, как воюют турианские солдаты! 
Я не хотел бросать его, но Корвуна приказал мне, а приказы всегда выполняют. 
Я бежал, повернувшись к капитану и противнику спиной, бежал, не оглядываясь. 
Некоторое время я слышал выстрелы и крики капитана. Но потом прозвучал громкий взрыв, и выстрелы затихли. 
Я даже не обернулся. Лишь продолжал бежать. 
Я бросил капитана, но ведь он приказал мне сделать это. 
Я всего лишь оправдываюсь.... в действительности я испугался. 
Меня охватил страх. Я бросил винтовку и снял с головы шлем. Я почувствовал легкое жжение на жвале, оцарапав ее веткой. Но я продолжал взбираться. 

Бежать становилось все тяжелее. Но вот осталось чуть-чуть... Пару шагов. Осталось немного. Немного... 
Внезапно я почувствовал резкую боль в спине, сразу в трех местах. Она была пронзительной. Три пули вошли в мой экзоскелет и застряли в нём. Я смог сделать еще несколько шагов, прежде чем упал на колени, не в силах идти дальше. Перед глазами потемнело. Стало очень прохладно, холодный зной пронизывал меня повсюду... 
Неужели я погибну так? С пулями в спине?! Какой турианец достоин такой смерти?! Я не хочу так умирать! Не хочу! 
Я попытался обернуться, но все без толку: меня как будто парализовало... 
Значит, я умру так. Как трус и предатель. Не как турианский солдат. 
Я закрыл глаза и повернул лицо, подставив его под солнечные лучи. Легкий ветерок, зеленая листва, легкий свист неизвестных животных, напоминающий песню. Я умру здесь — на Шаньси, от рук людей. 

Я ждал — ждал, когда мне в спину прилетят еще пули, ждал, когда противник добьет меня. 
Даже сквозь опущенные веки я чувствовал, насколько ярким было солнце, но потом все потемнело. Я приоткрыл глаза и увидел, как на меня смотрит ствол пистолета, который сжимает в руках человек. Девушка. 
Почему я так решил? Даже темнота перед глазами позволила мне разглядеть ее фигуру, не такую громоздкую, как у других человеческих бойцов. Ее темные длинные волосы, светлые глаза выделяли ее среди остальных, но легкий румянец на ее лице выделял особенно. 
— Николь, заканчивай с ним, скоро тут будут их штурмовые корабли с десантом, — сказал ей солдат, проходивший рядом. 
Девушка лишь кивнула ему и добавила: 
— Я догоню вас, идите... 
Мы остались совсем одни. Я и она с нацеленным в мою голову пистолетом в руках. 
Николь... Вот как зовут мою смерть. Подумав об этом, я не смог сдержать улыбки. Но что же я увидел?! Она улыбнулась мне в ответ. Она?! Как так?! Ведь я ее враг, тот, кто напал на ее планету, тот, кто лишил ее дома! А она просто стоит и улыбается. 
— Почему ты улыбаешься? — спросила она своим тонким голоском. 
— Просто... Не знал, что моя смерть будет такой... Красивой. 
Она продолжала смотреть на меня. Я видел, как ее рука, которая держала пистолет, опускалась все ниже. 
Неужели она пощадит меня?! 
Тишину нарушил громкий рев двигателей, который доносился со стороны нашей базы. 
Николь занервничала. Она опустила пистолет и собиралась уже уходить, но я перехватил ее руку. Я мог спокойно воспользоваться ее замешательством и убить ее, но разве так поступают с достойным противником? Нет! Она не достойна смерти. 
Я — достоин. 
Я обхватил ствол пистолета и прижал к своей голове, потом легонько подвел ее палец к спусковой кнопке и опустил руку. Она непонимающе посмотрела на меня. 
— Почему ты так хочешь умереть? Ведь я... готова оставить тебя в живых. Я не понимаю. 
— Также, как и я не понимаю вашей самоотверженности, храбрости и милосердия. Турианский солдат не должен поворачиваться спиной к противнику. А я повернулся. Я достоин смерти. И если быть тому, то позволь хотя бы умереть от рук достойного противника. 
После этих слов я посмотрел в ее глаза. Они были полны слез, но я видел, что она поняла меня. Она выпрямила руку и сильнее прижала ствол пистолета к моей голове. Я закрыл глаза. 
Люди... Мы недооценили их. Они ровня нам, а может быть, даже сильнее. Ведь помимо храбрости у них есть милосердие... и понимание. 
Я знаю: она выстрелит. Ведь она понимает. Я чувствую, что оружие уже не дрожит в ее руке. 
Она уверена. 
Она готова прервать мою жизнь. 
Она выстрелит...

Отредактировано. DrDre

Комментарии (24)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

JS
21   
а продолжение будет?) очень охотто) хорошо пишешь) удачи тебе в дальнейшем)
0
Scavenger
16   
В общем и целом - неплохой боевичок на "историческую" тему, чего тут явно не хватает (все предпочитают в десятый раз переписывать похождения Шепарда на Вермайре).
Несколько технических моментов:
1. вколол дозу панацелина - панацелин ("медигель") был создан человеческой организацией, Фондом Сирта. В ходу у Вооруженных сил Иерархии он оказаться к тому времени никак не мог. И технически гель изолирует поврежденные участки тела, т.е. это именно "гель", а не вещество, которое вводят внутрь.
2. Пока Нарнос ожидал охлаждения перегретой винтовки - сомнительно, что опытный стрелок будет палить безостановочно длинными очередями (до, соответственно, перегрева винтовки). Обычно стреляют очередями по 3-4 патрона. Выпуск всего магазина (или заряда охладителя в нашем случае) - то же самое, что и дилетантская "стрельба из космического орудия на глазок".
3. Каким образом турианец понимает речь землян? И, соответственно, наоборот? Нет, понятно, что это диктуется законами жанра, иначе трагического диалога не было, но все же, все же.

Ну да, и конечно задело вот то самое, что в шапке и конце текста и уже было отмечено многими. Смахивает на шапкозакидательство, которое, кстати, весьма характерно для людей и, пожалуй, азари. А уж "милосердие" в конкретном случае (раненного турианца оставляют в живых) и вовсе спорное. У товарища три дырки в спине, а она не хочет его добивать? Зачем? Чтобы он, агонизируя и мучаясь от осознания своего ничтожества (на которое старательно упирает, между прочим), медленно истек кровью? Приведу в пример довольно старый рассказ моего коллеги ARM'а "Солдат Серого Посредника". Там ГГ вступил в схватку с Гаррусом и проиграл. Изломанные пальцы, кажется, клинок в боку и так далее. Очень похожая ситуация, согласитесь. Гаррус молча достал пистолет и пустил врагу пулю в лоб. Без театра, драматизма и весьма дутой философии о тщетности бытия. Это достойная смерть. И, что самое главное, милосердная.
3
ARM
17   
Прям ностальгия, Рейндж. happy Мой первый рассказ по МЕ.
0
SMERII
20   
1) Спасибо за информации, насчет панацелина. Учту и запомню.
2) Каким бы опытным стрелком не был, но, попадая в первый раз в настоящий бой, нервы иногда попросту сдают. Тем более во время перестрелки тяжело следить за состоянием своего оружия.(еще раз повоторюсь: каким бы опытным не был боец, нервы могут сдать, особенно в первом бою)
Спасибо за отзыв!)
3) Я долго думал об этом, пока не вспомнил про комикс "Mass Effcet: Evolution". Там ведь тоже люди с турианцами общались. Ну и нужен был трагичный диалог))
У каждого свое понимание милосердии. И соизволю напомнить, что пистолет держала девушка. Обычная девушка, которой пришлось взяться за оружие. Ей, в отличие от Гарруса, не пришлось убивать многих и тем самым сложить совое мнение о смерти и убийстве.
Простите, рассказ тот не читал, но исходя из ваших слов ГГ именно напал на Гарруса, в одиночку, а в этом рассказе совершенно другое. Турианец не жаждал убить девушку, а она не желала его смерти, но это война... И тут все отдано в руки судьбы.
0
Архимедовна
15   
А по-моему не так уж и плохо получилось.
Есть перекос в сторону пафосности, возможно, некоторое выпячивание моральных качеств людей и легкий пинок в сторону турианцев.
Я думаю, что противники встретились вполне достойные. Но, с одной существенной поправкой: у людей, при всём приемлемом уровне развития технологий ("варвары в космос не выходя" (с) Ватрикан), не было такого опыта ведения боевых действий по всей обитаемой Галактике, как у турианцев. И с такими разнообразными противниками (рахни, кроганы и прочие пираты). Но тут опять таки вклинивается очередное "но" - люди быстро перенимают опыт и обучаются практически на ходу. Если бы этот конфликт стал разрастаться, то человеческая раса, даже с учётом возможных немаленьких потерь, сумела бы в конечном итоге оказать турианцам неслабое сопротивление. Я ТАК думаю (с интонацией Мимино).
Меня вот, честно говоря, другой момент смутил: "улыбка" турианца и ответная реакция человеческой девушки. Ну не могла она распознать улыбку в мимике инопланетника! Ладно ещё её оппонент - они с мимикой азари знакомы, идентичной. Но мы то! Откуда можно догадаться, что означает подёргивание его мандибул? Красивая метафора?
2
SMERII
19   
Спасибо за комментарий))
Насчет улыбки, вы правы, красивая метафора... Просто не знал, как написать по другому.
0
ARM
14   
Ну, как же я мог пройти мимо? )) Вот и ещё один автор, помимо меня и Ватриканыча, который написал про ВПК.
Что можно сказать? Эмоции и чувства переданы достаточно неплохо и я не спорю с ситуацией - были и не самые храбрые турианцы и не самые трусливые колонисты.
Однако! Автор, я призываю вас смотреть на все с обеих сторон. Меня просто покоробил этот отрывок: "Люди... Мы недооценили их. Они ровня нам, а может быть, даже сильнее. Ведь помимо храбрости у них есть милосердие... и понимание.". Ещё из описания. Конечно, хочется видеть собственную расу стойкой, выносливой. Она должна быть лучше всех! Однако реалистичность несколько суровее...
С чего это турианцу считать, что люди сильнее их? Из того, что гражданская направила на него оружие? Извольте, у турианцев проходят военную подготовку практически все и у каждой семьи дома хранится оружие. В случае оккупации врагу придется намного хуже, чем на Шаньси. К тому же, турианцы настолько привыкли считать себя самой сильной в военном плане расой Галактики, что вот так просто признавать, что это не так... Впрочем, это не совсем претензия. Вполне мог попасться и такой бесхребетный турианец. Претензия в другом: с чего вы взяли, что у турианцев нет милосердия и понимания? Эти качества, извините, присущи одним только людям, или что? dry
В остальном, неплохо. Весьма.
1
SMERII
18   
Комментарий от вас?! Признюсь, я рад этому:-)
Давайте я немного побуду кэпом)) турианцы с момента "Восстания кроганов" считались самой сильнейшей расой в галактике. И появления людей на межгалактической арене весьма смутило их(мое мнение). Тем более, люди посмели бросить им вызов. Турианцы были просто в не себя от такой дерзости, ведь они Сильнейшие во всей галактике! (Опять пафос. Он прям и прет от меня))
Как я уже говорил, сами турианцы подметили, что недооценили людей и считают, что люди показали еще не весь свой потенциал. (Взять тот факт, что в Альянсе соизволит служить лишь 5-10%(точно не помню) всех людей, но даже учитывя этот факт, войска Альянса считаются вторыми, после турианцев)
Насчет милосердия. Я не отрицаю у них наличие милосердия, я лишь говорю о том, что к противнику они его редко проявляют.
Я допустил некоторые недочеты. Я это признаю. И попытаюсь не допустить их в следующем произведение))
Спасибо за комментарий. (Простите, что так долго не отвечал. Занятость))
0
ARM
22   
А что я? Я, как и все, в данном случае только читатель. smile
1) ну, люди не знают, что турианцы сильнейшая раса, и не могут этого знать. А турианцы, простите за тавтологию, знают, что люди этого не знают. Соответственно, вряд ли кто-то сочтет меня героем, если я нападу на человека, не зная, что за углом у него ещё двадцать друзей. И они меня героем вряд ли сочтут.
А турианцам за эту тысячу лет вряд ли никто вызовов не бросал. Они ведут постоянную экспансию.
2) не припомню, чтобы войска людей считались вторыми. Вторыми идут саларианцы и азари, а люди примерно наравне с батарианцами. А на момент ВПК и того меньше.
3) а люди разве часто проявляют милосердие к врагу? wink
0
strelok_074023
13   
А я вот прочитала, и, несмотря на некоторую натянутость, возгордилась собственной расой! С чего это вы взяли что колонисты не могут обороняться, а мирно сдадутся? Сколько сил, пота, крови вложено в то, чтобы основать поселение на чужой планете, в далеком космосе, так далеко от Земли, это должны быть храбрые, сильные люди. И тут приходят какие-то чужаки и начинают убивать... Человеческая природа на многое способна, когда их прижимают к стенке... Когда нацисты захватили Норвегию, армия сдалась, а старый отставной капитан, увидев, что береговые батареи молчат, поднял на форте норвежский флаг, зарядил старинную пушку ядром и выстрелил один единственный раз по приближающейся армаде. И попал в линкор "Блюхер", попал прямо в пороховые погреба, и это стальное чудовище, расколовшись, за две минуты ушло на дно... Не знаю, подходящая ли это аналогия, но правда в том, что всякое бывает. Тем более, мы не знаем толком, что происходило на Шаньси. У каждого свое мнение - у автора именно такое, пусть кое-где пафосно, а кое-где можно и поспорить, но в целом я ставлю плюс.
5
Докторъ_Дре
9   
Именно. К тому же, это только кажется, что легко отдать свою жизнь во имя человечества и бла-бла-бла. Давайте посудим логично: жертвенность, которую описал автор, очень похожа на ту, которая была во время Великой Отечественной войны. Уже сейчас мало кто так поступит, нечего говорить и о будущем. Если бы нападение было совершено на Землю - оплот всего человечества, то да, такая жертва была бы к месту. Но Шаньси - всего лишь колония, не думаю, что она успела стать людям родным домом, чтобы просто так отдавать за нее жизни.
Не говорю, что рассказ плохой. Он довольно хороший, складный, но сама идея не проработана до конца
0
Альбакар
10   
И в добавок - колония малочисленная, а технологии землян не позволяли уничтожать технику врага.
И да - что за солдат Туриаской Армии, который, отправляясь на задание, пускает нюни и думает, что им все ПИНЦЕТ?
-1
SMERII
12   
Технологии землян не позволяли уничтожать технику врага?! Тогда каким лешим флот Альянса смог прорвать блокаду и уничтожить турианскую флотилию?) сами турианцы признали, что недооценили техническое развитие людей и за это они поплатились:-)
Любой, будь он турианцем или человеком, будет бояться смерти.
Все изображают турианцев такими холодными и невосприимчивыми к страху. Неужели среди них не было тех, кто боялся?!
5
ARM
23   
За счет численности, естественно.
0
SMERII
11   
Хм... Я говорю не ожертвенности ради родины и т.д. Я говорю о том страхе(страх перед совершенно другой расой). А страх(с моей точки зрения, да и многих мыслителей) может сподвинуть на многие вещь, в том числе и на безрассудную отвагу и храбрость.
А вообще главная идея - турианцы, считавшие себя самыми сильными, столкнулись с расой, которая им не уступает. Но в отличие от турианцев, люди на ВОЙНЕ способны на милосердие и понимание, что для турианцев(на войне) не свойственно проявлять милость к врагу.
3
ARM
24   
Не уступает? С точки зрения турианцев это даже не война, а локальный конфликт (они его так и назвали: "Инцидент у ретранслятора 314).
Если бы турианцы пошли туда силами большими, чем одна эскадра, последствия были бы печальнее.
0
Илюха
8   
cry cry cry cry cry
2
AZik
7   
Мне нравится. К тому же человек с гранатой мог быть просто партизаном.
3
normann
6   
Просто после "Инцидента" любые произведения о Шаньси вызывают строжайшее раздражение biggrin
-3
normann
1   
Да что же такое.... как меня ужасают 99.99% пишущих о Войне Первого Контакта. Не было там рот турианцев, погибающих от "засад" гражданских, не было там людей с гранатами бросающихся на турианцев. Не было там такого, блин!!!!! Хоть вики из игры почитайте на досуге, а? А пока оценка одна - *FACEPALM*.
-7
SMERII
2   
Окай. Тогда что же там было? Простая сдача? Даже на MEвики указано, что вначале колония сопротивлялась, только потом она капитулировала, но это не значит, что население и гарнизоны сложили оружие. Вспомнить комикс "Mass Effcet: Evolution" там имелись мелкие стычки межу турианцами и людьми. Точных сведений,повторяюсь "точных", об ситуации на Шаньси нет. Поэтому мы можем пофантазировать. Также это же рассказ, а не точное описание, поэтому имею право на изменение:-) biggrin :D
5
normann
3   
Извините, но в таком случае... посмотрите на "фантазию" ARM'а и поймете, как там все было. Героический бросок с гранатой на врага не очень вписывает в тактику и мораль Альянса систем. А уже засады гражданских... biggrin
-3
SMERII
4   
Мне кажется это входит не в мораль Альянса, а в его военную доктрину. Тут же берется не тактика Альянса, а отчаяный героизм людей, которые впервые столкнулись с другой расой. И тут вполне логично, что они боятся турианцев, боятся, что те их попросту уничтожат, почему бы тогда не отдать свои жизни во блага победы? biggrin
4
Joy
5   
normann, вы как-то уж слишком категоричны. Документальных видеохроник тех событий история, увы, не сохранила. А остальные данные весьма общие и вполне допускают авторский вымысел. Вы же реагируете так, словно это вас лично касается или вы присутствовали при тех событиях. Может тогда сами книгу воспоминаний напишете, как оно было на самом деле? biggrin
10