Всегда есть смысл продолжать... Глава 4


Жанр: экшн, драма.
Персонажи: Тали'Зора вас Нормандия, Гаррус Вакариан и некоторые другие.
Статус: в процессе.
Описание: Концовка оригинального сюжета – «Синтез». Прошло два года с момента финального сражения объединенных сил Галактики против Жнецов. Ретрансляторы снова работают, восстановление городов идет полным ходом...
Большой флот прошел через ретранслятор в Туманности Пилоса. Но кто же это? И зачем они пришли сюда?




Борт ИКА «Гризли»


Зал совещаний представлял собой прямоугольную комнату с длинным столом и девятью стульями. Служебный монитор висел напротив стола, а сбоку через большой иллюминатор было прекрасно видно ретранслятор и огромный флот.
Сидящие за столом снова молчали, обдумывая очередной резкий поворот судьбы. Для Тали и Гарруса жизнь в который раз превращалась в бурлящий водоворот, то и дело намеревающийся затянуть их в свои глубины навсегда.


Тремя часами ранее


Напряженное ожидание повисло в воздухе. Находящиеся на капитанском мостике не могли оторвать взгляда от все проходящих и проходящих через ретранслятор кораблей. Самым удивительным по праву мог считаться тот громадный флагман, сильно выделявшийся на фоне прочих мелких судов. По форме он напоминал смесь дредноута Альянса с обычным челноком модели «Кадьяк», передняя и задняя часть которого были сильно вытянуты в стороны. С первого взгляда становилось понятно, что это не обычное судно для транспортировки ресурсов или перевозки пассажиров. На боковых частях отчетливо просматривались целые ряды орудий: от мелких для отстрела истребителей до тяжелых, пробивающих броню крейсеров и дредноутов. Присмотревшись, можно было узнать также ангары для истребителей. Дополняли картину восемь двигателей и многослойная броня, часть которой была сбита, видимо, в ходе сражения.
Через минуту, когда потрясение немного ослабло, стало понятно, что по большей части флот состоит из транспортников и прочих гражданских кораблей. Как и прочие, они были повреждены, хотя и не так сильно, как боевые единицы. Большая часть судов, как и корабль-носитель, имела на своих корпусах уже знакомый знак длинного меча с крыльями, остальные обозначались черными щитами с изображением двеннадцатиконечной звезды между ними.
— Это... неужели модель турианского корабля? — удивленно спросил Гаррус, наблюдая за кучкой мелких транспортов. — Точно! А рядом саларианский транспорт.
— Какого черта тут происходит? — выдавил из себя Качински, окончательно придя в себя.
— Капитан. От главного корабля идет сообщение по незашифрованному каналу, — сдавленным голосом произнес диспетчер. — Переключаю на общий динамик.
«Всем гражданским отойти от ретранслятора. Укройтесь за «Возмездием». В случае атаки он закроет собой вас. Рэй! Я знаю, что ты меня слышишь. Терпеть тебя не могу, но нужна твоя помощь. Коммуникационный отсек накрылся, так что связь только такая. Посмотри направо и увидишь представителей Совета. На тебе переговоры, на мне прикрытие. На случай, если твои тугодумы не додумаются включить рацию, сообщение будет повторяться по всем каналам. И потушите кто-нибудь этот долбаный пожар!»
В то же время корабль-гигант, именующийся, как оказалось, «Возмездие», начал довольно проворно для своих габаритов разворачиваться боком к ретранслятору, а военные корабли выстраивались рядом с ним в только им известном порядке. При всем этом они абсолютно игнорировали турианский флот, готовый в любой момент открыть огонь по кораблям у ретранслятора.

— Кажется, сейчас мы узнаем, что происходит, — сделал вывод Гарус, наблюдая, как от общей массы прибывшего флота отделилось нечто, сравнимое по размерам с челноком.
— Похоже, среди них есть турианцы и саларианцы. Да и представители других рас тоже. Это, кажется, батарианское судно, — капитан Качински указывал на один из кораблей. Через несколько секунд он задумчиво добавил: «Странно, что они игнорируют турианский корпус».
— Как думаете, мы можем им доверять? — спросила Тали, обращаясь ко всем сразу. — Посмотрите на символику. Это те же существа, что расстреляли обломки поверженной стороны.
— Доверять им было бы большой глупостью с нашей стороны, но узнать, чего они хотят, просто необходимо, — ответил ей Гаррус. — Не стоит забывать об их численном перевесе, не говоря уже о неизвестных нам технологиях. Не нравится мне все это. А вам как, капитан? — добавил он, оборачиваясь к Качински.
Капитан немного растерялся. Он был хорошим командиром исследовательской группы, но дипломатия, и уж тем более, военное дело не входили в его компетенцию. Он прекрасно понимал, что сейчас многое зависит именно от его решений, но никак не мог найти правильный вариант действий. И тут в его голове промелькнула очень правильная, как ему показалось, мысль.
— Я ученый, а не дипломат. Думаю, вам стоит начать переговоры от лица представителей Совета, — выдал он, указывая на Гарруса и Тали. — Я же сообщу обо всем адмиралу Хакету и Совету.
Капитана можно было понять — исследовательский флот Альянса никогда не принимал участия в конфликтах и, конечно, не сталкивался с подобными ситуациями. Их задачей был поиск минералов, инженерные работы или исследование технологий. Качински был одаренным командиром в своей области, о чем свидетельствовали несколько медалей на его мундире, но в данном вопросе все же действительно не годился.
«Тут он прав. Глупо было бы на него сваливать переговоры. Придется вспоминать старые добрые офицерские времена в СБЦ», — подумал Гарус, а вслух сказал:
— Вы правы. Лучше этим вопросом заняться нам. Как-никак, у нас и опыт есть. Хоть какой-то.
— Ты уверен? Мне не хотелось бы брать на себя такую ответственность, — возразила кварианка.
— Абсолютно. Вспомним старые деньки. Может, даже получится так же весело, как тогда, — ответил ей Гаррус, подмигнув. — Мы через многое прошли, так что справимся, — добавил он.
Гаррус посмотрел ей в глаза и взял за руку. Оба знали, что большинство подобных ситуаций всегда брал на себя Шепард, но и они вели переговоры от имени своих народов с союзниками.
— Капитан. С нами связались пришельцы, — прервал их диспетчер. — Просят аудиенции на нашем корабле.
— Что ж, началось, я думаю, — покачал головой Качински. — Разреши им зайти на борт, но приведи на всякий случай охрану. А нам надо бы их встретить как подобает, — добавил он, спускаясь с капитанского мостика и поправляя воротничок на мундире.

Небольшой транспорт пришельцев подлетал к ангару крейсера Альянса. Контуры его представляли собой неправильный, сильно искривленный овал. В задней части корабля размещались четыре сопла. Маневренность у него была на высоком уровне, так как двигатели могли двигаться в разные стороны, независимо друг от друга. Металлические пластины в некоторых местах были окрашены коричневым цветом, а на передней части виднелся потертый знак со щитами и звездой. Судно было военным. Это несложно было определить по паре больших орудий на носу корабля.
— Черт, не корабль, а кальмар, — тихо произнес Качински, уже находясь возле стыковочного шлюза в ожидании прибытия неизвестных.
В ангаре было много народу. Охрана выстроилась вдоль стены от места стыковки судна до ближайшего прохода во внутреннюю часть корабля. Гаррус, Тали и Качински стояли посередине дорожки. Мысли и чувства наблюдающих за стыковкой абсолютно разнились. Качински снова нервничал, хотя старался не подавать виду; Тали испытывала недоверие и любопытство одновременно, и только Гаррус невозмутимо стоял, глядя перед собой.
Транспорт медленно пристыковался и заглушил двигатели. Через несколько минут двери шлюза разъехались в стороны, открывая взору присутствующих семерых людей. Один из них был одет в офицерский мундир и на первый взгляд безоружен. Шестеро остальных носили тяжелую броню с закрытыми шлемами; в руках они держали штурмовые винтовки. На вид офицеру, светловолосому человеку с карими глазами, со слегка неровным носом, было не больше сорока лет. Два охранника остались в транспорте, еще двое вышли и встали по обе стороны от входа. Офицер и оставшиеся двое вышли навстречу представителям Совета. Броня и офицерский мундир были украшены все той же незнакомой символикой, что и само судно.
Если бы не это, да еще светло-коричневый оттенок формы, их можно было бы принять за солдат Альянса. Они ничем не отличались от людей: то же строение тела, те же свойственные им жесты и те же едва заметные линии-схемы на коже.
После образования нового, комбинированного ДНК зеленое свечение было повсюду, но со временем оно притухало. Через полгода его уже практически не было заметно. Особенно это понравилось турианцам, глаза которых до этого прямо-таки излучали зеленый свет.
Делегация остановилась напротив троицы. Первым нарушил молчание их офицер.
— Приветствую, командир, — обратился он к капитану Качински. — Благодарю за то, что согласились принять нас.
Капитан слегка замялся, но тут дело в руки взял Гаррус:
— И мы вам рады. Я, Гаррус Вакариан, представляю примарха Виктуса и Турианскую Иерархию. Это Тали’Зора вас Нормандия — адмирал народа кварианцев, а это капитан Мило Качински — командир исследовательского флота Альянса, — поочередно указал он на кварианку и человека. — Очень хотелось бы знать, с кем мы имеем дело.
— Отчеты не врут. Ваши расы плотно сотрудничают, — задумчиво произнес офицер. Он выдержал небольшую паузу, прежде чем ответил.
— Я — генерал Артур Рэй, представитель Скитарийской Конфедерации. Бывший командующий 3-ей защитной армии столицы.
— Скитарийская Конфедерация? Никогда не слышала, — сказала Тали. — Как вам удалось самостоятельно выжить во время войны со Жнецами?
— Думаю, нам много надо обсудить, — ответил ей генерал. — Только не здесь. Беседа будет долгой, так что давайте найдем подходящее для этого место.
— Конечно. Идите за мной, — заговорил, наконец, Качински.

Компания направилась в сторону зала совещаний. Какой-либо информацией о Конфедерации никто из присутствующих на ИКА «Гризли» не располагал. Война со Жнецами давно закончилась, и новой никому не хотелось. Конфликты, конечно, в Галактике еще случались: вопреки ожиданиям, синтез не дал желаемого абсолютного мира. До сих пор можно было услышать сообщения о стычках с пиратскими группировками и их налетах на маленькие, плохо охраняемые колонии. Для борьбы с подобным существовали небольшие патрульные команды, состоящие в основном из судов-разведчиков. И даже такие стычки встречались все реже. Ария Т’Лоак смогла увеличить свое и без того немалое влияние на преступный мир. Ей было плевать на все, кроме Омеги, но она все же оказала помощь Альянсу в обмен на некоторые услуги и материалы для своей станции, в результате чего большинство пиратских группировок поумерили свою прыть и занялись рядовой контрабандой и налетами на торговые корабли. Информаторская сеть Королевы Омеги была огромна, и информацией она делилась исправно. Кроме того, если бы и существовали какие-то данные, они давно уже оказалась бы у Серого Посредника, значит и у Альянса, а следовательно, и у всего Совета. Однако ни из каких источников о Конфедерации сообщений не поступало, а это могло с достаточно большой вероятностью означать, что о ней в Галактике действительно не знают.
Уже у входа в зал совещаний к капитану подбежал лейтенант Дюк.
— Капитан, — начал было он.
— Не сейчас, лейтенант, — быстро ответил ему Качински, не обратив внимания на встревоженное выражение лица своего помощника.

Через секунду он пожалел об этом. Открыв дверь в зал совещаний, капитан тут же понял, что он совсем не пуст. За столом сидела та самая репортерша из «Вестей Вестерлунда», о которой Качински совершенно забыл. Она, однако, не забывала следить за ходом событий. Камера была включена, а на мониторе висело уведомление об успешной передаче данных.
«Дьявол! Как же я мог о ней забыть?!» — успел подумать Качински перед тем, как она заговорила.
— Капитан Качински! Вам придется ответить на мои вопросы! Моя камера уже передала запись о флоте. Вы не сможете просто игнорировать мое присутствие. Скоро многие захотят узнать, что тут... — яростно начала говорить она, но осеклась при виде офицера Конфедерации. В глазах неугомонной репортерши блеснул огонек любопытства, и, быстро сориентировавшись, она продолжила:
— Калисса бинт Синан аль-Джилани, «Вести Вестерлунда». Это ваш флот? Вы должны дать мне интервью. Откуда вы взя...
— Вы передали запись? — прервал ее Качински. — Кто-нибудь! Проводите мисс аль-Джилани отсюда, — один из сопровождающих их представителей Альянса тут же подошел к репортеру. — А интервью вы получите в другое время, — добавил капитан, выделяя слово «интервью».
— Или срок, — шепнул Гаррус Тали.
— Не надо, командир, — вклинился в разговор генерал Рэй. — Думаю, вашему командованию стоит узнать о нас как можно скорее. Пусть хотя бы сделает запись нашей беседы.
Качински быстро обдумал слова генерала. Бросив взгляд на Гарруса и получив от него утвердительный кивок, он дал знак своим людям, чтобы они отпустили назойливого репортера.
— Благодарю за эту возможность, — кивнула генералу Калисса. — Так кто вы? И как оказались здесь?
— Минуту терпения, и я расскажу все, что вам следует знать, — отрезал генерал Рэй. — Но хотелось бы, чтобы меня не прерывали на каждом слове. Рассказ будет долгим, а у нас еще много дел впереди. Договорились?

Присутствующие сели за стол переговоров. Совет сейчас представляли капитан Качински, лейтенант Дюк, Гаррус и Тали, а также еще пара офицеров Альянса. Делегатом от Конфедерации был только генерал Рэй. Его охрана стояла в стороне, что-то просматривая на своих инструметронах. Генерал обвел всех взглядом и начал:
— Как я уже говорил, меня зовут Артур Рэй. Я генерал Скитарийской Конфедерации и бывший командующий 3-ей защитной армии столицы нашего государства. Наверное, вы уже заметили, что мы люди. Однако к Альянсу Систем никакого отношения не имеем и никогда не были в его составе. Наша цивилизация гораздо старше любого вашего государства. И самое главное — нас контролировали. И это были наши общие знакомые. Вы называете их Левиафанами.
— Что? Это же на грани фантастики! — воскликнула Тали. — Левиафанов уничтожили Жнецы! Это подтвердил их последний представитель.
— Я просил не перебивать меня, — прервал ее генерал Рэй. — Вы получите не только мой рассказ, но и доказательства к нему. Все задокументированные сведения о нашей цивилизации вам перешлет мое командование после переговоров. И, к слову, нам нужна ваша помощь.

Генерал ненадолго задумался, будто подбирая слова. На его лице отражалась неподдельная озабоченность. Наконец, собравшись с силами, он все же произнес:
— Идет война. Долгая, кровопролитная и жестокая. Вам невдомек, но мы — ваша единственная защита от нее. Левиафаны, или, как мы их зовем, Сепииды, давно жаждут поработить всю разумную органическую жизнь вашей Вселенной. У них большая армия и огромный флот, а наши войска уже давно не получали пополнений. Мы не хотим втягивать вас в военные действия, но от лица Конфедерации я прошу помочь нам с беженцами...
— Стоп, стоп, стоп, — прервал его Гаррус. — Допустим, где-то есть Левиафаны, и у них действительно имеется достаточно большая армия и флот. Вот только зачем им так стараться захватывать наши цивилизации, если мы остановили их творения? Больше того, мы сейчас сотрудничаем со Жнецами. Чего им добиться не удалось! Они видят в нас угрозу?
— В этом то вся проблема. В вас они почти не видят угрозы. У них достаточно знаний, чтобы со временем забрать свободу воли у всех Жнецов, а флот их сейчас больше, чем все ваши вместе взятые после сражения за Землю. Сейчас они не воплотили свои планы в жизнь только по одной причине: мы блокируем точку перехода на ваши территории, — стал пояснять Рэй. Было заметно, что он тщательно подготовился к этому разговору, хотя и не рассчитывал, что его примут всерьез. — Главная причина, по которой они так хотят вас завоевать, проста — синтез. Вы ведь еще не слишком хорошо изучили влияние Горна на ваши гены?
— Нет еще, хотя над этим и работает объединенная группа ученых разных рас. А что о Горне известно вам? — заговорила Тали.

— Я не генетик, но все же постараюсь объяснить произошедшее. Давайте представим, что у нас есть молекула ДНК старого, так сказать, образца любого существа. Что мы можем с ней сделать? Да практически ничего. Она не может изменяться или поддаваться воздействию потому, что она так «запрограммирована», а наше воздействие может привести к обычной мутации, разрушению спиралей молекулы. А теперь возьмем новый образец. Он отличается от старого защитным, адаптирующимся к воздействию, слоем, который покрывает всю молекулу и не позволяет ей разрушаться при небольшом воздействии. То есть пределы выживаемости резко возрастают. С синтетиками несколько сложнее. Нет, их структура полностью не изменилась. Но искусственный интеллект перестраивается под простейшие логические и биологические цепочки, полностью повторяя показатели любого органического существа. Кроме того, каждый ИИ обладает самосознанием. Они по-прежнему могут объединяться в одну сеть, образуя общее сознание, обмениваясь данными, но лишь по собственной воле.
— Прошу прощения, что перебиваю, но нельзя ли покороче? — спросил Гаррус.
— Да, конечно, — оправдался Рэй. — Если проще, то любой материал теперь можно гораздо легче изменять, не нарушая целостности, а синтетики преобразуют себя под органические стандарты. Конечно же, изменения не лишают существ индивидуальности, то есть не меняется внешность, характер или специфические качества, присущие каждой из рас. Так геты все еще могут загружаться в какую-либо систему, но этого не смогут сделать органические существа. Или возьмем чувства. Органики по-прежнему чувствуют боль, дуновение ветра и любое другое воздействие на организм, а синтетикам же это в полной мере недоступно. Изменение молекул не влияет на чувствительность или плотность материала. И, естественно, это не делает органиков бессмертными, а синтетиков чересчур хрупкими. По крайней мере, без чьего-либо вмешательства. Если мы и достигнем когда-либо бессмертия, это будет точно не завтра.
Произнося последнюю фразу, генерал Рей хохотнул.

— Генерал, — вновь отозвался Гаррус, — все это очень интересно, но какое отношение ко всему имеют Левиафаны. И о какой войне вы говорили?
— Левиафаны прибыли сюда после «жатвы» протеан. Они быстро разобрались с происходящим и улетели, предварительно оставив наш народ, чтобы мы развивались и готовились к новому приходу. Собственно, на это и ушло много времени. Они смогли преобразовать для нас большое количество мертвых миров, построили ретрансляторы и выделили значительные ресурсы на создание цивилизации. Таким образом, история Конфедерации насчитывает уже 36 000 лет, но это только официальные источники, — очередная пауза показывала, что ему трудно подбирать слова для своего повествования, однако он все же продолжил. — Не знаю, как появился наш народ, но есть одна гипотеза. Зарождение органической жизни циклично. Рано или поздно вымершая цивилизация снова появляется в Галактике в старом или лишь слегка измененном облике. Скорее всего, так произошло и с Конфедерацией. Есть кое-какие исторические подтверждения. На наскальных рисунках древних рас изображения существ на 98 % похожи на людей. То же самое касается и других: есть рисунки, показывающие сходство с турианцами и азари.
Генерал Рэй обвел взглядом присутствующих, с удивлением и недоверием всматривающихся в него, и продолжил.
— Теперь о том, что касается войны. Нашей задачей был сбор и подготовка военных сил для быстрой победы над Жнецами. В дальнейшем ваши народы должны были стать «подчиненными», но все пошло не так, как рассчитывали наши... хм... покровители. Хаос органики касается всех. То же случилось и с ними. Они разделились на два лагеря, начав войну. При этом сами Сепииды не вступают в конфликты. Для решения своих споров ими используются так называемые малые народы. Долгое время наши сознания находились под их властью, но недавно нам удалось освободиться от этого. И сейчас решается дальнейшая судьба моего народа. Пока мы тут с вами разговариваем, последние корабли стараются вырваться из столичной системы, поскольку нашим командованием принято решение взорвать переходник и отрезать себя от их территорий, — последнюю фразу генерал говорил подавленным тоном, как будто вспоминая одно из сражений.
— В чем же причина их конфликта, — задал очередной вопрос турианец. Информация была настолько неожиданной, что просто не укладывалась в голове. К тому же он понимал, что этот генерал рассказал им далеко не все.

— Я... — начал генерал Рэй, но его прервал странный писк.
Все повернулись в сторону звука, и в этот момент один из представителей Конфедерации заговорил:
— Генерал. Прибыли отчеты от верховного командования. Посмотрите, — инструметрон генерала замигал, принимая сообщение.
— Минутку, — сказал Рэй уже спокойным голосом, — я только посмотрю отчеты, — и переключил внимание на свой уни-инструмент.
Присутствующие некоторое время сидели, не проронив не звука. Каждый хотел задать миллион вопросов, но никто не решался. Про себя Тали заметила, что этот человек хоть и предлагал поделиться всей доступной ему информацией, но все же чего-то недоговаривал. Гаррус хотел посмотреть на доказательства и получить ответ на заданный им ранее вопрос. Качински был единственным, кого слова генерала ошеломили. «Ненавижу дипломатию», — только и смог подумать он.
— Значит, все. Действуйте по плану и передайте легиону, что вопрос об их лояльности еще не закрыт, и им не стоит лезть не в свое дело, — отдал приказ Рэй и обернулся к Гаррусу, намереваясь что-то сказать.
— Подождите. Вопрос лояльности? Легион? Вы как-то умолчали об этом в своем рассказе? И что вообще значит ваше «все»? — неожиданно для самого себя включился в диалог Качински.
На лице генерала отразилось недовольство. Очевидно, этой информацией он не очень хотел бы делиться.
— Это значит, что мы разрушили переходник, а с ним и всю систему вместе с теми, кто не успел эвакуироваться, — сдержанно ответил генерал Рэй. — А легион — это наш специальный флот и пехотные подразделения. Они столкнулись с опасными технологиями Сепиидов и не смогли им противостоять. В какой-то степени их можно назвать сумасшедшими. Боюсь, что больше я ничего не смогу вам рассказать. Большая часть информации об этой группе войск засекречена. Все доступные данные уже передаются вашему Совету.
— Это они расстреляли корабли в нашей системе? — спросила Тали.
— Именно так, — подтвердил генерал. — Те суда находились под управлением Сепиидов. Они раскрыли наш план и попробовали пробиться сюда, чтобы затеряться в системах Терминус. По крайней мере, я так думаю. Полное уничтожение не предполагалось, однако вспышки агрессии и жестокость — обычное дело среди легионеров в последнее время. Вам нужно знать только одно: не связывайтесь с ними. Они помешались на войне.

Гаррус кивнул, поняв, что разговорить генерала сейчас не удастся, поэтому переключился на другую, не менее интересную тему.
— Почему бы вам не рассказать, откуда взялись Сепииды? Как я понял, они не из нашей Галактики? И как они вами управляли?
— Достоверной информации мы не имеем. Портал, через который они пришли, не открывался с момента основания Конфедерации — никто не знал, как это сделать. Примерно неделю назад, правда, им воспользовался легион, но это опять-таки только слухи.
На некоторое время вновь повисло молчание.
— Почему вы не помогли нам во время войны? — внезапно задал вопрос один из представителей Альянса.
— Все очень просто, — генерал Рэй, похоже, ничуть не удивился такому вопросу, — к моменту начала ваших сражений мы уже лишились основной части флота. Наша война длится примерно семнадцать лет. За это время то и дело шли бои в столичной системе. Посмотрите на «Возмездие», — он указал на огромный корабль. — Раньше была целая флотилия, состоящая исключительно из таких кораблей, но сейчас их осталось всего шесть. Четыре теперь принадлежат легиону, а два наших сильно потрепало в последних битвах. Кроме того, наше командование не ожидало, что вы выстоите против Жнецов. Нами были эвакуированы неприметные колонии и поселения для сохранения генетического разнообразия. Не удалось проделать подобное только с кварианцами, ханарами и дреллами. Мы не встретили ни одной группы, которую можно было бы незаметно вывезти. Оказалось, мы были не правы, и теперь самим приходится просить вашей помощи.

В переговорах наступила пауза. Каждый из присутствующих думал о своем. Только молчавшая все это время репортерша хотела продолжения истории, однако она не собиралась нарушать тишину, чтобы не лишиться своего места на этом заседании. Тали встала и направилась к большому иллюминатору, кивком подзывая Гарруса последовать ее примеру. Стоя возле него, оба делали вид, что рассматривают корабли Конфедерации. Зная, что их не услышат, Тали шепнула:
— Как думаешь, он сказал правду?
— Возможно. Врать нам не имеет для них смысла, однако что-то мешает мне поверить им безоговорочно, — ответил ей Гаррус. — Не думал, что буду участвовать в чем—то подобном. Обычно такими вопросами занимались другие.
— Да уж. Мне надоело находиться в центре событий. Хочу туда, где нет проблем, и можно как следует отдохнуть, — сказала Тали.
— Думаю, мы можем спихнуть все проблемы на руководство, а сами взять небольшой отпуск и немного расслабиться. Что скажешь об этом? — подмигнул ей Гаррус, продолжая. — Возьмем небольшой кораблик и полетим на какой-нибудь курорт, где, наконец, сможем провести время вместе и насладиться радостями жизни.
— Осталось только найти корабль и работающий курорт, — улыбнулась Тали, принимая игру. Она понимала, что эта шутка — только возможность потянуть время, обдумывая сложившуюся ситуацию. — Не думаю, что сейчас есть место для отдыха кварианцев и турианцев одновременно.
— Найдем. Или устроим свой, — ответил Гаррус. — А кораблик можно легко найти. Ну, хотя бы вон тот челнок Конфедерации, — кивком указывая на еще одно судно Конфедерации, приближающееся к ним. — Исключительно в научных целях.
Взгляд Тали задержался на мгновение на челноке, а после переместился на Гарруса.
— Постой. А что он тут вообще делает? — удивленно произнесла кварианка.

И действительно. К судну Альянса быстро приближался шаттл, но опознавательный знак отличался от того, что был нанесен на борт челнока предыдущих гостей.
— Генерал, вы вызвали еще один шаттл? — спросил Гаррус, оборачиваясь к столу и глядя на Рэя.
По лицу представителя Конфедерации было понятно, что он удивлен.
— Нет, — ответил генерал. — Подождите, я попробую с ним связаться, — сказал он, подходя к иллюминатору и включая свой инструметрон. — Говорит генерал Рэй. Немедленно отойдите на свою позицию в строю. Вам не разрешается принимать участие в переговорах.
Челнок принял сигнал, однако ответа не поступило. Вместо этого от центральной части судна отделилась капсула, похожая на спасательную, но с острым наконечником. Капсула быстро набрала скорость и влетела в корабль Альянса. Волна от удара прошла по всему кораблю — капсула пробила щиты и врезалась в обшивку в районе ангара, не нарушая при этом герметичность корабля.
— Какого черта происходит?! — возмутился Качински. — Не знал, что у вас так ведутся переговоры.
— Это легион! Я же говорил, что у них не в порядке с головой, — выкрикнул Рэй. — Охрана! Что там происходит? Арестовать их! — добавил он уже в инструметрон, передавая информацию тем, кто остался в шлюзовом отсеке.
— Штурмовики легиона здесь! Это «Дельты»! Ааа... — раздалось в ответ под звуки выстрелов, а через секунду наступила тишина.
— Зараза! У них крыша совсем поехала. Не знаю, что им нужно, но их необходимо арестовать, — быстро заговорил Рэй.
— Что за «Дельты»? — спросил Гаррус. — Насколько они не в себе?
— «Дельты» — самые неадекватные из всего легиона. И самые опытные солдаты, — спешно ответил генерал по пути к выходу из зала совещаний, но дверь захлопнулась у него перед носом, после чего свет везде погас.
— Неужели, они взломали систему безопасности?! — удивилась Тали.

Слабое аварийное освещение мешало действиям, но все же кварианка стала разбираться с дверью. Однако та была заблокирована и не отвечала. Внезапно ожил монитор, висящий напротив стола. Сильные помехи быстро сменились изображением ангара. Капсула влетела точно в одну из его створок, блокируя ее. Заостренные концы капсулы были разведены в стороны, а место разрыва прикрывал энергетический щит. В самом ангаре хозяйничали три человека. Все трое были в тяжелой броне и шлемах, полностью закрывающих лица. Один оказался сильным биотиком — двенадцать человек, пребывавшие во время «стыковки» капсулы с судном, были прижаты к стене, не способные пошевелиться. Все они были живы, хотя на лице каждого читался испуг. Еще один штурмовик стоял у монитора, разглядывая зал совещаний, в то время как третий склонился над правой частью консоли. Через секунду он закончил манипуляции с системой и тоже обернулся к монитору.
— Рэй. Ну, как ты мог не пригласить нас на эти посиделки? — произнес последний. Из-за шлема его голос звучал неестественно. — Я ведь думал, что мы друзья.
— Родригес? Я же видел, как тебя подстрелили! — удивленно произнес генерал. — А, неважно! Ты напал на союзное судно во время переговоров! На этот раз от срока тебе не отвертеться.
— Где бы мы ни были, мы в нужном месте и в нужное время, — только и ответил штурмовик, снимая шлем. — Майор Даниэль Родригес. Или Взломщик, если будет угодно, — добавил он, переводя взгляд с генерала на остальных присутствующих в зале.
Из-за плохого освещения было сложно разглядеть говорившего. Майор выглядел среднестатистическим человеком лет тридцати. Однако было в нем нечто отталкивающее. В полумраке левый глаз выглядел небольшим красным пятном. Темные короткие волосы поддерживала серая повязка со знаком «4.0», а левую половину лица от середины лба почти до уха рассекали два больших уродливых шрама. На шее также были заметны темные линии, но их нельзя было разглядеть из-за брони легионера.
— Смотри на турианца, Взломщик. Это же он? Или нет? — добавил второй, указывая на Гарруса.
— И инженер тоже. Да нам сегодня везет, — задумчиво сказал Взломщик, рассматривая Тали. — Иди, проверь лучше двери, — слегка пренебрежительным тоном добавил он.
— Ты кто вообще такой? В твоих же интересах сложить оружие и сдаться, пока не поздно, — произнес Гаррус, заслоняя кварианку.
— О, не стоит так кипятиться. Я уверен, что скоро мы станем хорошими друзьями, — загадочно ответил ему Взломщик. — Если только наш всеми уважаемый генерал еще не поделился самыми сокровенными секретами.
— Возможно, и нет, однако относительно вашего психического состояния он был прав, — раздраженно ответил Гаррус, — а мы не дружим с подобными личностями.
— Может быть, но все же... — Взломщик сделал многозначительную паузу, рассматривая кисть своей руки. — Что, если я мог бы предложить вам то, чего никогда не сможет сделать генерал.
— И что же это? — все так же раздраженно спросил турианец.

— Шанс... — небрежным тоном бросил им майор. Еще одна многозначительная пауза, во время которой он успел задержать свой взгляд на каждом из находящихся по противоположную сторону монитора, после чего закончил предложение, — вернуть капитана Шепарда...





Отредактировано: Blue_Lady

Комментарии (6)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Варварkill
6   
Читал я щас этот рассказы и думал что в конце рассказа появиться Шепард, даже зная что он не вернеться и опа я был прав но только он не вернулся, есть шанс что можно его вернуть. А тут еще Тали любит Шепарда то она воспользуеться этим шансом. Значит будем ждать продолжение этого рассказа. Пусть по этому рассказу сделают продолжнеие игры Mass Effect 4 wink
0
хакер
4   
Выскажу и я своё мнение, рассказ хорош, но.... инструментроны? такой же язык ( и это с учетом того что когда их "забрали" люди находились не известно на каком этапе развития, и уж точно у них не было даже зачатков современных языков)? Они же изолированы были и не вступали в контакты?
0
AZik
5   
В этом вопросе я просто поставил цикличность. Тут написано, что старые расы рано или поздно возвращаются в прежнем или измененном виде, то же с технологиями и языками. В МЕ3 на броне у Явика такие же крепления для оружия как и у всех, не говоря уж о инструментроне и наличии биотики.
0
AZik
3   
Почему бред? В прошлой главе жаловались, что нет ответов на многие вопросы. В этой главе на них получены ответы и сюжет переходит от диалоговой части к действию. Аргументируйте пожалуйста свои слова, а то непонятно что вам не нравится.
0
KarolW
2   
Уж не сам ли Шепард вернулся с "той стороны" в лице Взломщика?)
0
1stSgt
1   
Дело принимает неожиданный оборот. Мне нравится)
1