Mass Effect: Капкан для героя. Глава 17: Наедине с вечностью


Жанры: приключения, экшн;
Персонажи: Джон Шепард, ОС; 
Статус: в процессе;
Описание: Путь первого человека, принятого в СпеКТР, начался на Акузе. Именно там лейтенант N7 Джон Шепард сделал первые робкие шаги к тому, чтобы стать легендой;



Предел Галилея 
Поверхность Акузы 
5 мая 2177г. 00-30
12 часов до эвакуации
 


Голос исчез внезапно. Еще секунду назад он звучал в каждой клетке длинного, морщинистого тела молотильщика, отзываясь резкой болью на каждый импульс нервной системы. Вшитый под кожу имплант жестко наказывал за любую попытку червя отступить от заданного алгоритма действий. Он чувствовал смерть братьев, оставшихся в их общей колыбели. Там, внизу, рядом с источником сигнала, голос был не так строг. С ним можно было бороться. Поэтому остальные оставались там. Ждали пищу. Но в этот раз пища оказалась опасной. Младшие оказались слабы и не справились с ней. Но он, он был другим. Сильнее. Больше. И голос выделял его. Поэтому он смог зайти так далеко. А теперь голос исчез. Нет, он и раньше затихал, позволяя им питаться, выпускать наружу свою первобытную ярость. Но сейчас все было по-другому. На мгновение молотильщик еще плотнее прижался к потолку, испытывая чувство, схожее с чувством ребенка, брошенного родителями в гигантском супермаркете. Боль исчезла, освободив дикий, неконтролируемый голод. Пища была рядом, он чувствовал ее тепло за стеной, в каких-то нескольких метрах от себя, но не имел возможности туда добраться. Его привлек звук открывающейся прямо под ним двери. 
— Они уже должны были вернуться, док, — десантник вопросительно уставился на капрала Уокера. — Может, предпримем что-нибудь? 
Тот отрицательно покачал головой. 
— Приказ был достаточно ясен, солдат. Сидим и ждем. Нас слишком мало, и мы не можем оставить раненых без охраны... 
Его прервал резкий звуковой сигнал системы аварийного оповещения и последовавшее за ним голосовое сообщение: 
— «Протокол 12» активирован. Время активации: <nobr>22-42.</nobr> У всего персонала есть семь часов на то, чтобы вывезти ценные образцы и удалиться на безопасное расстояние. 
— Какого... 
Молотильщик рухнул на них сверху, подминая под себя. Солдаты даже не успели ничего почувствовать. Но он не стал приступать к трапезе, а рванулся дальше, вглубь медблока, туда, где под реанимационными колпаками лежали раненые десантники. Его встретил нестройный залп малочисленных защитников. 
В этот самый момент остатки группы Шепарда двинулись в обратный путь, а в глубине комплекса Джедора инфицировала капрала Тумса модифицированной спорой песчаного червя. 

***** 

Сабрина осторожно выглянула за угол. Коридор был пуст, лишь лампы аварийного освещения прерывисто моргали, отчего все вокруг становилось похоже на декорации к фильму ужасов. Вопреки их опасениям, дорога до второго этажа оказалась безопасной. Им понадобилось почти два часа для того, чтобы сюда добраться. До медблока, в котором они оставили остаток роты Томлинсона, оставалось каких-то двести метров по узким коридорам. ВИ очередной раз безэмоционально объявил о необходимости эвакуации. Оставалось еще пять часов. Сабрина сделала глубокий вдох, успокаивая расшалившиеся нервы. Уйма времени. Если, конечно, не будет никаких препятствий. Осторожно скользнув за угол, она двинулась вдоль стены. Внезапно ее чуткий слух уловил тихое, почти неслышное жужжание. Звук постепенно нарастал, как будто его источник медленно приближался. Из-за следующего поворота на нее вылетели два дрона — точные копии тех, что обнаружил Савельев в медблоке. Веласкес вскинула дробовик и пальнула в ближнего. Шрапнель разворотила корпус робота, и он, подобно подбитому истребителю, с легким дымком рухнул на пол. Второй дрон ушел с линии атаки, разразившись в ответ длинной очередью. Шкала зарядки щита в левом верхнем углу визора ее боевого шлема замигала и начала стремительно уменьшаться. Поймав в перекрестье противника, девушка дважды плавно нажала на спуск, и дрон разделил судьбу предшественника. Рывком преодолев расстояние до угла, Сабрина аккуратно заглянула за него и сразу же спряталась назад. Повернувшись к следующей за ней по пятам Риле, она подняла руку с тремя оттопыренными пальцами. Азари кивнула и резко вышла из-за угла, выбрасываю вперед руку с открытой ладонью. Ударная волна прошла по коридору, собрав трех дронов и буквально размазав их об стены. Бросив взгляд на закрепленный на запястье датчик движения, Сабрина побледнела. Со всех сторон к их позициям двигались мерцающие белые точки. 
— О Боже, они везде! 
— За мной, быстрее, — Рила рванулась дальше по коридору. Веласкес пропустила вперед Дебровски, несущего на руках по-прежнему находящегося без сознания Шепарда, и трусцой побежала следом, время от времени оглядываясь. Азари продвигалась подобно урагану. Сабрина то и дело перешагивала через бесформенные кучи металла, совсем недавно бывшие боевыми дронами. Вынырнув из-за очередного поворота, она едва не впечаталась в спину резко притормозившего Дебровски. Причиной его замешательства стала большая лужа полузапекшейся крови прямо у входа в медблок. Рила, не задумываясь шагнула внутрь, на всякий случай выставив барьер, Питер последовал за ней. Веласкес, чертыхнувшись, зашла последней, запирая за собой дверь. Когда она обернулась, у нее вырвался возглас полный невыносимой горечи и отчаяния. По помещению будто бы ураган прошелся. Перевернутые хирургические столы, разбитые реанимационные капсулы, лужи крови, раскуроченные медицинские шкафы — казалось, единственной целью нападавшего было уничтожить все, что только было возможно. Сабрина с содроганием подняла с пола рядом с собой «Мститель» с висящей на нем оторванной по локоть рукой. Курок, прижатый указательным пальцем, так и остался в боевом положении, отчего винтовку намертво заклинило от перегрева. 
— Пусто, — Рила быстро обошла помещения, но никакой опасности не обнаружила. 
— Молотильщики, — Питер кивнул на кусок щупальца, оторванный выстрелом отчаянно пытавшихся отбиться десантников. 
— Нам надо двигаться дальше, — Сабрина нервно облизнула пересохшие губы. — Что с лейтенантом? 
— Все хуже, — Дебровски проверил датчики жизнедеятельности на костюме Шепарда. — Пульса почти нет, сердцебиение прерывистое. 
Азари подошла к одному из перевернутых столов и рывком поставила его в нормальное положение. 
— Клади, — коротко скомандовала она Дебровски. Тот аккуратно уложил лейтенанта на спину. Рила отжала крепеж шлема под подбородком, и бронированный воротник с тихим скрипом послушно спрятался в затылочные пазухи, оголяя шею. Девушка медленно стянула его и отставила в сторону. Выглядел Шепард прескверно. Все его лицо исчертили вздувшиеся иссиня-черные вены. В некоторых местах кожа полопалась, оставив сухие уродливые шрамы. Глаза были закрыты, а сквозь высохшие, потрескавшиеся губы еле уловимо доносились звуки тяжелого, предсмертного дыхания. Азари аккуратно оттянула вверх одно из век. Глаз был залит ярким синим светом, скрывшим белок и зрачок единым мутным пологом. Сабрина не выдержала и отвернулась. 
— Он умирает, — Рила обвела взглядом десантников. 
— Это же был всего лишь удар, — еле слышно прошептала Веласкес. — Как такое возможно? 
— Дело не в ударе. Это было всего лишь последствие, не более того. У него разрыв импланта. Техника не выдержала подобного напряжения. Теперь стержень распадается, медленно отравляя его организм. 
— Но это же нулевой элемент, — недоверчиво покосился на нее Дебровски. — Разве он не должен убить мгновенно? 
— Не совсем так, — поморщилась Рила. — Биотический стержень состоит из обедненного нулевого элемента, не создающего чистого радиационного фона. Иначе их вживление вообще было бы невозможно. По действию все это можно сравнить с деформацией. Только действует она внутри организма. Сейчас вся разрушительная мощь импланта направлена не нервную систему носителя. Природный биотик, облученный еще до рождения, имел бы шансы справится с этим. Но Джон попросту не может управлять потоками энергии без обратной связи с имплантом. Остановка сердца, прекращение дыхания... Это лишь вопрос времени, когда организм настигнет критический сбой. 
— Мы должны сделать хоть что-то! — в бессильной ярости выкрикнула Сабрина. 
— Нужно попытаться привести его в чувство, — азари кивком указала на бесчувственного лейтенанта. — Держите его. 
Веласкес прихватила Джона за ноги, Дебровски прижал его руки к заляпанной столешнице. Рила отрицательно мотнула головой. 
— Крепче, — Питер навалился Шепарду на грудь. — Ему будет очень больно. 
Девушка встала у изголовья и сняла перчатки. Джон дернулся, когда ее пальцы коснулись его висков. Глаза Рилы начали стремительно затягиваться бездонной темной пеленой. 
— Не бойтесь пустоты, Джон, — ласково произнесла азари, — она всего лишь часть вас... 

***** 

Вековой лес казался мертвым. Кроны деревьев поднимались вверх, теряясь в сумраке небосвода. Крупные серые хлопья бесшумно кружились вокруг, плавно опускаясь вниз и застилая сухую землю тонким полотном. Джон поймал одну из них в кулак и, разжав его, с удивлением обнаружил на ладони горстку пепельной пыли. Он не помнил, сколько провел времени в этом странном месте, не знал, зачем он здесь. Да и где-то в глубине души чувствовал, что это неважно. Из скользившего среди толстых стволов тумана то и дело доносились приглушенные голоса. Шепард вслушивался, пытаясь разобрать слова, но голоса в этот же момент затихали, словно боясь его пристального внимания. Интонации, тембры — все это казалось знакомым, чем-то очень близким и родным. 
— Мама? Джейн? Настя? — голоса усилились, будто отзываясь на потерянные в глубинах памяти имена. — Пол? 
— Так точно, сэр, — Джон резко обернулся на звук. 
Дерри стоял, прислонившись спиной к дереву, с неизменной кривоватой ухмылкой на лице. 
— Но ты же... 
— Мертв? Возможно. Но тебя не смущает, что в этом случае, раз уж мы с тобой разговариваем, ты тоже? 
Шепард ответил не сразу, словно переваривая услышанное. 
— Где мы? 
— Это вопрос не ко мне. Тебе должно быть виднее, — Пол прошелся взад-вперед, заложив руки за спину. — Я, в общем-то, хотел у тебя спросить вот что: ты жалеешь? Хоть чуть-чуть? 
— Жалею о чем? — Шепард почувствовал подвох. 
— Да брось Джон. Мы оба знаем, что миссия на Акузе не была обязательной. Ты сам вызвался. Когда узнал, что твою подружку Соммерсет повышают. А потом разыграл невинность и удивление назначением, хотя твой рапорт уже два дня, как лежал на столе у Гаррисона. Ты не можешь отвечать за всех. И спасти весь мир тоже. Сольмстед, Харрис, я... Наши смерти на твоей совести, Джон. 
Шепард закрыл глаза руками. 
— Мы солдаты, Пол. Это наш долг. Вся рота Томлинсона полегла бы еще в пустыне, если бы не мы. И грош нам цена, если мы будем дожидаться приказа, когда вокруг умирают люди. 
Ответом ему была тишина. Разведчик отнял руки от лица. Пола не было. Лишь молчаливые деревья и полумгла. 
— Джон, что же ты натворил, — в отчаянии крикнул сам себе молодой человек. Эхо подхватило звуки его голоса и разнесло во все стороны. Казалось, весь окружающий мир зовет его по имени. Звук нарастал и менялся с глубокого, с небольшой хрипотцой, тембра Шепарда, до мелодичного мягкого женского голоса. Голоса Рилы. Мир вокруг стал стремительно меняться. Тьма подступила со всех сторон, поглощая опостылевшие декорации. Откуда-то из глубины холодного мрака к Шепарду приближалась мерцающая голубым светом фигура. Азари все в том же легком бронекостюме двигалась настолько плавно, что порой казалось, что она парит над землей. Остановившись в каком-то шаге от него, она негромко позвала: 
— Джон... 

Шепард потянулся к ней, но как будто напоролся на невидимую стену. 
— Рила... 
— Не надо, Джон. Я не смогу принять тебя. Не сейчас. Это окончательно убьет тебя, — девушка неуловимо отстранилась. 
— Что со мной? Я схожу с ума? — Джон в отчаянии стиснул голову руками. 
— Инстинкт самосохранения уберег тебя от этого. Получив столь чувствительный удар, твой мозг сделал то, что спасло тебе жизнь. Запер сознание. Защитил его от критического шока. Но теперь, оставшись без центра внутренней координации, твое тело выходит из строя... 
— Я не понимаю... 
— Соберись, Джон. Сконцентрируйся. У нас очень мало времени. 
Сделать это оказалось сложнее, чем можно было представить. Шепард обнаружил, что при попытке сконцентрироваться внимание начинает стремительно рассеиваться. Закружилась голова. Голос азари звучал как будто издалека. 
— Что такое биотика, Шепард? 
— Изменение параметров пространства и течения времени под воздействие полей эффекта массы, создаваемых усилием воли, — разведчик вспомнил терминологию, вдалбливаемую курсантам в академии Альянса. 
— Я говорю не об определении, а о понимании. 
— Я не знаю! — все смешалось в его голове. Картины памяти бежали чередой, смешиваясь в один бесконечный водоворот. 
— Посмотри на меня, — силуэт девушки начал расплываться, и через несколько мгновений знакомый образ сменился гуманоидной фигурой, состоящей из переплетений тонких золотистых нитей. На месте головы нити собрались в большой пульсирующий клубок. Джон понял, что это отображение нервной системы живого существа. То и дело яркая вспышка нейронного сигнала перескакивала от синапса к синапсу, создавая ощущение электроразряда. Азари меж тем продолжала говорить. 
— Все, что происходит в нашей жизни ежедневно, ежечасно, ежесекундно, откладывает свой отпечаток на матрице нашей личности. Воспоминания... 

Мир как будто разделился надвое. За спиной фигуры развернулась яркая картина. Две девочки азари сидели обнявшись на кромке холма, направив взгляд на раскинувшийся перед ними безбрежный океан. Две огромные луны отражались в темной воде, заливая все вокруг тусклым мерцающим светом. Картинка сменилась. Уже изрядно повзрослевшие девочки о чем-то яростно спорили в пустом доке космопорта. В одной из них Джон узнал Рилу, только выглядела она немного моложе. Высказав что-то, она развернулась и пошла к выходу, закинув за спину небольшой вещмешок. Ее собеседница осталась на месте, сверля яростным взглядом удаляющуюся спину. 
— ... ожидания... 
Перед Джоном раскинулся невероятной красоты мегаполис. Высокие здания из стекла поднимались, казалось, в самое небо, обвитые, словно гирляндами, потоками усеянных огнями аэрокаров. Изображение выхватило один из балконов, с обнявшейся парочкой на нем. Джон невольно охнул, когда смог в мужчине разглядеть себя, а в девушке — Рилу. Азари обвила руками того, потенциального, Шепарда, и они слились в долгом, страстном поцелуе. 
— ... опасения... — в голосе появились нотки безысходности. 
Теперь он видел разгромленный медблок. Сабрина и Питер стояли с оружием наизготове напротив сотрясающейся под тяжелыми ударами двери. Рила, укутанная биотическим вихрем, приготовилась к бою, закрывая собой стол, на котором, укрытое белой простыней, лежало бездыханное тело. Разведчик понял, что это он сам. Мертвый. 
— Вся эта совокупность бесценного опыта, чувств, эмоций сопровождает на протяжении всего жизненного цикла, постоянно пополняясь и изменяясь. Абсолютное, бесконечное созидание. Иногда мы можем направить это созидание вовне, — мириады разрядов устремились по силуэту, собираясь в нестерпимо яркую сферу в его левой руке. Фигура снова превратилась в Рилу, а на ее ладони переливалась небольшая сингулярность. 
— Бесчисленное множество рас, населяющих космос, называют эту искру в каждом из нас, находящуюся в постоянном поиске, одинаково. Душа. Так что такое биотика, Шепард? 
— Искреннее желание. Выход энергии Духа. Сама Жизнь, — головокружение, рассеяность пропали без следа. Джон рассмеялся и с благодарностью посмотрел на девушку. 
— Тело лишь сосуд. Разум — средство управления. Они не могут существовать без души. И медленно умирают, пока она заперта здесь. Ты должен вернуться. Ты нужен нам, — голос стал медленно удаляться, а силуэт азари поплыл, исчезая. 
— Что мне надо сделать? — крикнул Джон. 
— Я не могу указать тебе путь. Ты должен сам найти его. Решить, ради чего живешь. 

И он вновь остался в одиночестве. Вокруг был все тот же молчаливый лес, засыпанный пеплом. Шепард огляделся и решительно пошел вперед. Голоса затихли, и лишь гнетущая, мертвая тишина была его спутником. «И в самом деле, для чего я живу? Я должен был погибнуть на Мендуаре, пытаясь спасти своих близких, а не прятаться как крыса в том грязной канализации» — с горечью подумал он. 
Мир вокруг изменился. Джон смотрел через вентиляционную решетку на посадочную площадку Мендуарского космодрома. К черному шаттлу без опознавательных знаков работорговцы гнали группу пленников. Шепард помнил до мелочей все, что должно было произойти далее. Одна из женщин рванулась в сторону его убежища. Батарианец позволил ей пробежать несколько метров и активировал закрепленный у нее на шее рабский воротник. Судорога скрутила пленницу, бросая на гладкое покрытие. Пират не спеша подошел к ней, грубо поднимая на ноги. Девушка подняла голову и посмотрела прямо на Джона. Дикая ярость поднялась в нем, когда он узнал в ней свою сестру. 
— Нееет!!!!! — Шепард рывком выдрал решетку и бросился к ним. Батарианец уставился на него бессмысленным, пустым взглядом. Пламя в несколько человеческих ростов всколыхнулось вокруг, скрыв все, кроме трех фигур, и устремилось к Джону. Оно плавило костюм, испепеляло кожу, вгрызаясь в ткани и обнажая белые кости. Боль была невыносимой. Но несмотря на то, что каждый шаг давался ему все большим трудом, он продолжал двигаться вперед. Когда до них осталось всего пару метров, девушка отвернулась от него и исчезла в очищающем огне. 
— Джейн! Я найду вас, клянусь! Слышишь? Чего бы мне это не стоило! — прокричал разведчик. Батарианец зарычал и прыгнул к нему, схватив за руки. Джон силился вырваться, но железные тиски не разжимались. Откинув голову, он, собрав все силы, впечатался лбом в ненавистную маску. Работорговец отлетел, почему-то застонав голосом Дебровски. Все исчезло, сменившись темной пустотой. Боль притупилась, во всем теле была слабость. В горле пересохло, а голова казалась чугунной. Но сквозь забившую уши вату Шепард услышал голоса. И почувствовал небывалое облегчение. 
— Сердцебиение стабилизировалось, — неуверенно сказала Веласкес. — Может, ему лучше? 
— Воды... — прохрипел Джон. 
Кто-то приподнял ему голову и прижал к губам горлышко армейской фляжки. С трудом сделав два глотка, он закашлялся, и его аккуратно положили обратно. 
— Где я? 
— В медблоке заводского комплекса. Мы принесли вас сюда. Думали, что потеряли вас... 
— До тех пор, пока вы мне нос не сломали, — прогундосил откуда-то со стороны Питер. 
— Где док? 
Ответили ему не сразу. 
— Молотильщики добрались сюда. Все погибли. 
— Сергей? 
— Датчик сердцебиения неактивен. Больше никого нет, Джон. Все погибли. Только мы четверо, — Рила говорила медленно, старательно подбирая слова. 
— Помогите сесть, — азари поднырнула ему под руку, помогая подняться. Каждое движение сопровождалось вспышками боли. Тьма не отступала. Джон, силясь, попытался проморгаться, но это не помогло. 
— Сэр, — нерешительно произнесла Веласкес, — ваши глаза... 
Но Джон и так уже понял, что произошло. Он ослеп.

Отредактировано. DrDre

Комментарии (23)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Joy
3   
Тяжелая и непростая глава, но сильная и глубокая. Очень люблю такие психоделические моменты в произведениях, с вопросами о смысле жизни, смерти. Хоть они меня и загружают порой всерьез и надолго. И навевают кучу всяких ассоциаций и воспоминаний. "Легко найти ради чего умирать, а есть у тебя что-то, ради чего стоит жить?" (с). Но здесь я не совсем поняла ответ, который нашел для себя Джон. Что это? Желание исправить события в прошлом?

И никогда не задумывалась о биотике в ключе "выхода энергии Духа". Мне понравилась идея)
Жду следующую главу по-прежнему с нетерпением, но и с некоторым страхом. Их осталось всего четверо, не считая Тумса, чья судьба будет еще печальней погибших.
3
strelok_074023
4   
Я так поняла, что он переборол свой страх что-ли... что теперь не будет поддаваться слабости. И теперь смысл его жизни - искупать вину, спасая других. Вообще очень все философски. мне тоже крайне понравилось. Мрачно все и напряженно. А как же он теперь слепой? Ему пересадку сделают? И как его вытащат? Погибнуть по канону должны все кроме него и Тумса.
2
Truart
5   
Что на самом деле двигало Шепардом - решать каждому читателю в отдельности. Просто потому, что это тот случай, когда персонажи выходят из-под контроля и начинают жить независимо от автора. От себя могу лишь добавить, что эта тема будет раскрываться на протяжении всего цикла вместе с противоречивым характером командора Джона Шепарда. Мое дело маленькое - выкладывать дальше.
P.S. Более всего меня радует тот факт, что мне удалось сохранить элемент неожиданности до самого конца. Несмотря на то, что некоторые особенно лояльные читатели из меня буквально щипцами вытаскивали спойлеры. wink
2
strelok_074023
6   
О, я знаю одну такую читательницу biggrin
А когда будет продолжение? И будет ли там полноценная картина того, что произошло на Мендуаре?
2
Truart
7   
Мендуар будет, но он растянут в качестве воспоминаний на все(о, боже, самому страшно!) уже четыре книги. И даже чутка пятую. Продолжение будет совсем скоро. Там немного осталось. Зато самое важное)
2
Joy
10   
Пятую??? События после МЕ3? Где Шепард жив?
1
Truart
14   
Второе предположение верно, третье - это тайна, покрытая мраком...
2
strelok_074023
15   
cry cry cry cry
ну пжласта, не надо не надо-не надо
пусть будет тайна, но только чтоб живой
какую то фигню сказала... но главное, чтоб живой
4
Joy
16   
А кто, кроме Джона, может вспоминать произошедшее на Мендуаре? cool Пусть он будет жив, пожааалуйста! Как же надоели все концовки, где он героически погибает...
2
Truart
18   
Правильно. Лучше пусть героически живет. Водит детей в детский сад, по вечерам рассказывает им страшилки про Жнецов, а выходные проводит в ангаре, где стоит его спортивный аэрокар, с дядей Джеффом, попивая пиво и вспоминая прошлое. А затем приходит Тали\Лиара\Эшли\Миранда\Джек(нужное подчеркнуть!) и начинает его пилить. "Что, галактику спас, теперь все можно??? Ууууу, пьянь!" О майн гот, Шепард, я тебе такого не желаю! biggrin
1
Joy
20   
С первой половиной описанного вполне согласна. )) А со второй... Хех, дорогие мужчины, почему ж вам всем так не видится, что Шепард вполне себе мог мечтать о мирной, семейной жизни и получать от нее удовольствие. Меня прям умиляет, что для большинства мужчин семейная жизнь - ад кромешный, состоящий из бесконечных пыток в различных вариациях. biggrin
2
Truart
21   
Ну, положим, мечтать вполне себе мог. А вот был ли он к ней приспособлен - большущий вопрос))
1
Joy
22   
Героическая смерть главного героя во имя жизни всего мира, всей галактики и т.п. еще больший шаблон, чем "уход в розовый закат".
Может кто-то другой и был бы не приспособлен к мирной жизни. Но это же Джон Шепард. ))) Он не смог бы пройти через все испытания, если бы не был, мягко говоря, немного иным человеком. Да и в твоем каноне, у него до 16 лет была семья и он знает каково это - ее иметь. Кроме того, война не заканчивается с официальным окончанием боевых действий. Ее эхо еще долго будет ощущаться. Впереди долгое восстановление, новые конфликты, Джону найдется чем заняться.
2
Joy
8   
Просто мне все кажется, что искупление вины, особенно ради спасения остальных, это путь к героической, но быстрой смерти. Спасти кого-то ценой собственной жизни. И возможностей будет предоставлено хоть отбавляй.
Да, по канону погибнут почти все, поэтому заранее жаль Рилу, Сабрину и Питера. cry
Что-то мне подсказывает, что этим читателям ничего особо узнать и не удалось. Автор мужественно и стоически хранит свои секреты. tongue
А следующая часть начнется сразу с перевода на Нормандию или будет какая-то предыстория?
3
Truart
9   
Следующая часть начнется с того же, с чего начинается оригинальный Mass Effect. С пролога. biggrin
2
strelok_074023
11   
Ай, как классно! Блин, это ж круто! И что, написано все?
А по поводу вины согласна с Мири, так и помереть быстро можно, надо быть рациональнее... Да и не всегда можно принять правильное решение. В общем, надеюсь, что все это будет известно дальше. Но в МЭ! Шепард уже должен быть лишен нерешительности, насколько я понимаю.
1
Truart
17   
Ну, дык некоторые и помирают) Спасая пилотов, например. Четвертая книга в доработке, в связи с постоянными дополнениями. Впрочем, это занимает немного времени. В пятой только три главы и набросков листов 80 рукописных.
2
Joy
12   
Вот так всегда. И все кристально ясно. Книга начнется с пролога, закончится эпилогом, а в середине будут главы. biggrin
1
strelok_074023
13   
такая проницательная. я в восхищении happy
1
Joy
19   
Угу, падите ниц. cool biggrin Но меня собственно интересовало, будет ли как-то освещаться промежуток времени между нынешними событиями и началом МЕ1, т.е. какие-то моменты из жизни Шепарда, неизвестные широкой общественности.
0
Truart
23   
Ну, ты уже достаточно неплохо меня знаешь, чтобы самой ответить на этот вопрос wink
1
Apeiron
2   
...
...
Определенно, это один из лучших фиков сайта. И, кстати, хороший вариант для сценария фильма по МЕ (помните, ведь обещали же, что будет фильм?). Да... Мечты, мечты.
Что ж, буду продолжать мониторить список рассказов каждый день в ожидании следующей главы smile
2
1   
интересно как к Джону вернется зрение?Надеюсь в следующих главах мы это узнаем biggrin
0