Лишний


Жанр: POV, deathfic, ангст, психологическое нечто
Персонажи: мШепард, Брукс, команда... еще кто-то, не скажу, ей богу :))
Автор: йа (strelok_074023, вечнозеленое хвойное дерево)
Статус: закончено!

Аннотация: В общем, я вдохновилась "Цитаделью" и набросала тут по-быстрому. Ну, собственно, как все быстрое - спонтанно и малопознавательно, не перфект, но мне пофег. Так, чуваки, там ГИГАНТСКЕ СПОЙЛЕРЫ, так что если не играли, не читайте, не портите себе впечатление от этой офигенной ДЛС. Я серьезно. Эй, ты, убери руку от мыши, не открывай! Все равно открываешь? Ну ладно, моя совесть чиста. Я предупредила. (И Joy, дружище, спасибо тебе! За очень многое :)))


Я ненавижу его. Ненавижу целиком. Его тело, глаза, руки, голос, воспоминания, манеру ходить, эту чуть заметную сутулость, родинку на спине, смех и привычку задирать правую бровь. Ненавижу. У меня такая же родинка, голос и сутулость. Я делаю тоже самое, когда не контролирую себя, также задираю бровь и ухмыляюсь, а потом, когда замечаю это, начинаю ненавидеть себя. Брукс говорит, что это пойдет на пользу нашему делу и что я делаю глупость, пытаясь избавиться от этих идиотских привычек, пытаясь быть непохожим на него, но я не могу... Слишком ненавижу.

Он постоянно со мной — будто следит откуда-то из темного угла, молча, внимательно, будто оценивает меня. Я ловлю себя на мысли, что чтобы я ни делал — я сравниваю себя с ним. Как он пьет кофе? Держит чашку как я? Барабанит пальцами по коленке незатейливый ритм попсовой песенки? Спит только на спине, положив правую руку под голову? Не любит бриться? Закусывает нижнюю губу, когда размышляет о чем-то?
— Ты должен стать им, — шепчет мне на ухо Брукс в полумраке комнаты. — Нет, лучше его. Ты — идеален, помни об этом. У тебя нет тех недостатков, которые приобрел Шепард на своем жизненном пути. Ты чище. Ты сильнее.
Я склоняюсь над ней и думаю вдруг о том, как он занимается сексом — также как я или приобрел что-то другое, отличное «на своем жизненном пути»? Эти постоянные сравнения раздражают меня. Ненавижу.

Трудно описать то, что произошло со мной. Представьте, что вы новорожденный ребенок с телом тридцатилетнего мужчины. Вы не умеете ни говорить, ни ходить, ни есть вилкой, не знаете, зачем людям одежда и как называется все, что вас окружает. Единственное, что я чувствовал на тот момент — необъятный ужас от непонимания и панику, потому что мозг у меня уже мог воспроизводить подобные эмоции. Брукс говорит, что если бы не усовершенствованные способности моего мозга, на усвоение всей необходимой информации ушли бы годы... Нам потребовалось чуть больше полугода. Я учился — говорить, ходить, одеваться, думать, воевать. Технологии «Цербера» позволили забить мне серые клетки выработанными рефлексами и помогли усвоить триллионы гигабайт информации. Я учился ненавидеть. Когда я первый раз увидел его, мне показалось нелепостью, что я его клон — таким незнакомым, непохожим на меня мне показался этот человек на экране, говорящий клятву Спектра моим голосом.
— На записи даже я себе кажусь другой, — заметила Брукс, увидев мое замешательство.
— Разве я его двойник? — спросил я. — Он выглядит... старше.
— Эту проблему мы решим.

Несколько неприятных процедур — и у меня появились шрамы, и морщины и загар, и мозоли на пальцах от приклада оружия, и короткий ежик на голове, и даже крохотный скол на правом резце. Я постоянно трогал его языком... Сложнее было с воспоминаниями... с теми, кого надо было убедить, что именно я — настоящий капитан Шепард. Если боевые навыки и тактическое мышление можно было приобрести с помощью технологий и длительных тренировок, то воспоминания появляются, только если вы переживаете их. Поэтому мы ограничились изучением подробного досье. А оно было просто огромным — Шепард успел навертеть много невероятных дел галактического масштаба.

— Веймар.
— Нужно было выбирать. Я выбрал Эшли, Кайден Аленко погиб. Это был трудный выбор, но это война, — я попытался изобразить скорбящее и одновременно пафосное выражение лица.
Брукс поставила электронную галочку на дисплее.
— Как думаешь, он выбрал ее из-за того, что она охраняла бомбу или потому что спал с ней? — спросил я. — Или вообще как долбанный рыцарь из-за благородного отношения к дамам?
Брукс пожала плечами.
— Надеюсь, об этом никто не спросит. Вообще, старайся избегать подобных личных расспросов. Насколько я знаю, Шепард не любитель говорить о себе и о своих переживаниях. Нам это на руку.
Я кивнул. Я бы выбрал Кайдена — он офицер, биотик, гораздо более рациональный выбор, чем глуповатая ксенофобка-пехотинец с сиськами... который стала потом Спектром. Я не переставал удивляться этому факту.
— Так... База Коллекционеров.
— Я взорвал ее. Нельзя было дать Призраку шанс возобновить бесчеловечные эксперименты. Тем более, что я не доверял ему, и, как оказалось, не зря. Если бы я оставил ему базу, кто знает, какие преимущества сейчас были бы на вооружении у наших врагов?
— Молодец, — похвалила меня Брукс, делая отметку. Я откинулся в кресле и положил ногу на ногу.
 — Он идиот. Надо было дальше работать с Призраком, это открывало для него огромные возможности. Он же вернулся в Альянс, чтобы полгода просидеть взаперти, пока адмиралы и Совет сотрясали воздух. И можно было попытаться перехватить власть...
— У Призрака? — Брукс усмехнулась. — Это невозможно.
— Для Шепарда? — скривил я губы в усмешке.
Она внимательно посмотрела на меня.
— Хмм, как жаль все же, что ты заменишь его так поздно. Мне бы хотелось взглянуть на развитие событий с тобой в главной роли.
— Скоро увидишь, — я сжал кулаки. — Я не позволю никому пользоваться мной. Это они будут работать на меня.
— Ну-ну, малыш. Только надо тщательно подготовиться. Мы не имеем права на ошибку. Итак, дальше... Твое детство.
— Я вырос в колонии на Мендуаре. Крохотный городок, горы, море, красивые пейзажи и безмятежность. Помимо меня, в семье была младшая сестра... — я наморщил лоб, пытаясь вспомнить.
— Джейн.
— Да, Джейн. На два года младше. Отец работал механиком в шахте, мама — врачом. Я планировал стать колониальным инженером, играл в футбол, любил серф и лазать по горам. Когда мне было шестнадцать, колония подверглась нападению работорговцев. Вся моя семья была убита.
— Почему не погиб ты?
— За пару дней до нападения мы с двумя ребятами отправились в поход, отметить начало летних каникул. Увидели дым на горизонте, вернулись в спешке и попали в самое пекло. Пытались сопротивляться, но с нами быстро справились — ублюдки взяли нас в плен, потому что подростки ценились на рынке больше, чем взрослые. Один мой друг погиб от ран, второй запаниковал и попытался сбежать — его застрелили. Меня спас патруль Альянса, вовремя объявившийся в системе.
— Что было потом?
— Потом я два года жил у родственников на Земле, приходил в себя... Когда закончил школу, сразу подал документы в Альянс.
— Происшествие на Мендуаре повлияло на это решение? Ты хотел отомстить?
— Нет. Я хотел предотвращать подобное. Хотел помогать кому-то, кто попал в такую же ситуацию. Хотел, чтобы во Вселенной стало меньше горя.
Я не выдержал и прыснул со смеху.
— Будь серьезным.
— Не могу. Он просто смешон со своими убеждениями.
Брукс взяла меня двумя пальцами за подбородок и посмотрела в глаза.
— Это — твои убеждения. По крайней мере, до тех пор, пока у тебя не будет возможности не отчитываясь ни перед кем изменить поведение и принципы капитана. Понял?
 — Да, — ответил я ледяным тоном, убирая ее руку, сжав ее так, что хрустнули тонкие пальцы. — Никогда не хватай меня за лицо. 
Она нахмурилась, но промолчала.

Так мы проводили целые недели, пока я не стал идеально знать биографию капитана. Я дословно знал все, что когда-либо он говорил и что было записано в файлах. Я знал всех, кто был в его команде. Нам очень помогли записи с камер «Нормандии» — те из них, которые успела передать электроника, пока Шепард не приказал вычистить корабль на предмет жучков. Случилось это сразу после нападения на базу Коллекционеров, поэтому записей было много. Вот тогда я его и возненавидел. Сначала я его не знал... потом не понимал, а после месяцев изучения досье и записей, я понял, что он меня раздражает. Так сильно, что это уже можно назвать ненавистью. Просто у меня не было опыта, что бы так тщательно разбираться в эмоциях... Раздражает своими поступками, этим наивным благородством, стремлением все понравится, всем помочь. Глупо.
Он подлизывался к этим уродам — к дреллу, крогану, турианцу, азари... Он доверял им, несмотря на то, что они инопланетяне. Подтирал им сопли. Летел ради них на какие-то далекие планеты, делал никому не нужную работу, подвергая свою жизнь опасности, тратя ресурсы и время. Обнимался с ними. Пил с ними. Смеялся с ними. Твою мать, он даже флиртовал с этой курицей в скафандре — я закашлялся, когда смотрел это! А когда дошло дело до созерцания того, чем они занимались в ночь перед прыжком в таинственный ретранслятор, меня просто затошнило.
— А ты ксенофоб, — засмеялась Брукс, забравшись мне на колени. Ее это зрелище совокупляющихся тел, причем одно из них было трехпалым и светло-фиолетовым цвета, не на шутку возбудило.
— Да. Я ксенофоб, — я провел рукой по ее спине. — Меня тошнит от них.
 — У него в команде сплошные инопланетники. Многие из них обладают отличными способностями. Бойцы, тактики, биотики. Ты бы не хотел использовать это?
Ее проворная рука забралась мне под ремень.
— Моя команда будет сильнее. Дисциплинированнее.
— Преданнее?
Я посмотрел через ее плечо на происходящее на экране... Нет, он делал это не так, как я. Я любил брать ее жестко, резко.
— Преданнее. Страх перед смертью сильнее сомнительного доверия после душевных разговоров.
Она тихо рассмеялась и спустилась ниже, занявшись молнией на штанах. А я смотрел на экран, где капитан Шепард трахался с кварианкой.
Я учился быть им...

Но со временем я стал задаваться вопросом, зачем мне это? Брукс беспокоилась по этому поводу, и я сам не мог понять, что нужно ей. Власть? Слава? Доступ к возможностям Спектра? Сам я хотел лишь одного — лишить его всего. Поменяться с ним местами — забрать его суть, его душу, оставив пустую оболочку, которой некогда был я. Я понимал, что он не знал о моем существовании, но он сам, своей жизнью вызывал мою ненависть. На генетическом уровне. Я не хотел не подражать, ни сравнивать себя с ним. Хотел, чтобы он исчез, хотел забыть о нем, стать одним-единственным, уникальным. Черт побери, я ненавижу его! Такое чувство, будто он украл мою жизнь... которую я заберу обратно.

— Как тебя зовут?
Брукс отложила в сторону датапад.
— Зачем тебе?
— Мне интересно.
— Мое первое имя ничем не лучше последующих.
Я помолчал.
— А меня?
 Они подняла глаза.
— Как зовут меня? — повторил я.
— Джон Шепард.
— Нет, — я затряс головой, чувствуя злость. — Это его так зовут. Я — не он.
— Послушай, неважно как тебя зовут. Это не имеет никакого значения.
— Имеет! — я вскочил из-за стола. — Черт побери, я не хочу становится им! Я — другой!
— Конечно, ты другой... Ты лучше его.
Она постоянно это говорила. Повернув голову, я внимательно посмотрел на ее спокойное смуглое лицо с легкой улыбкой на губах. Она смотрела на меня как на упрямого ребенка.
"Ты лучше его".
Но как я могу быть лучше? У меня нет ни имени, ни воспоминаний... У меня нет и не было жизни. Я был выращен как суррогат, как мясо, про запас, на всякий случай. Меня даже не собирались будить, если бы не Брукс... 
— Шепард, послушай...
— Не называй меня так! — взорвался я. — Я — личность! Я — другой!
— Конечно, — улыбнулась она. — Ты другой. Но как же мне тебя называть?
Я подошел к стене и ткнулся лбом в прохладную поверхность. Я даже не мог придумать себе имя... потому что не видел себя никем, кроме как капитаном Шепардом. Я достоин быть им! Я достоин того, чтобы быть лучше его!
— Ладно, — проворчал я. — Пусть будет Шепард.

Я старался изо всех сил, чтобы стать лучше его.
 Я наслаждался тем, что меня боялись. Наемники почтительно замолкали, когда я входил в помещение. Даже Брукс стала опасаться, я чувствовал это. Она перестала говорить со мной поучительным тоном и вела себя все более и более сдержанно. Мне это нравилось. Мне нравилось убивать, внушать ужас, нравилось, как все перешептываются за моей спиной, как ловят мой взгляд, готовые тут же сорваться по моему приказу, боятся обратить на себя мое недовольство, как восхищенно ахают, когда я на раз-два расправлялся с врагом... Какие заинтересованные взгляды бросают на меня женщины. Я был достоин того, чтобы стать во главе Галактики, больше, чем этот восторженный пафосный слюнтяй! Я достоин того, чтобы взять эту самую Галактику за горло и поставить на колени. Вторжение покажется всем мелким конфликтом... Со Жнецами я как-нибудь справлюсь. Закидаю их таким количеством тупого мяса, что они просто захлебнуться. А может, я захвачу «Цербер», заберу у одурманенного несчастного технологии и разработки, чтобы понять, как их можно контролировать. Да, это был бы лучший вариант. Я чувствовал в себе невероятную силу и уверенность. И чем больше проходило времени, тем больше я хотел этого — власти, жизни, силы. Я не дам этому мягкотелому любителю куриц все испортить. Но для начала надо было избавиться от него и захватить «Нормандию». Мою «Нормандию». 

Если бы я мог смеяться, я бы смеялся в голос. Над собой. Над своими такими наивными мечтами.
Теперь все кончено. Быстро и неожиданно. Я верил в то, что у нас получится... что я уничтожу его, ведь я лучше! Лучше, черт возьми. У нас почти получилось — мы захватили «Нормандию», заперли их в архиве, победа была так близка! Но он каким-то образом выбрался, проник на корабль, перестрелял всех и теперь мы сцепились в ангаре. Но что происходит, черт возьми? Я ведь такой же быстрый, сильный, умелый, я так же умею драться! Почему?! Почему он побеждает?
Я слышал, о чем переговариваются мои наемники...
«Мы выбрали не того Шепарда...» «Мы для него пушечное мясо»...
Я видел, как его команда шла за ним. Как готовы были подставить грудь навстречу моим пулям, чтобы защитить его. Как в едином порыве обрушились на меня, посмевшего напасть на их обожаемого вожака. Как они пробивались через заслоны наемников, перемежая приказы шутками — в этих шутках было больше, чем просто дружба. Там была семья, они были настоящей семьей. Слышал, как он смеется в ответ на их идиотские реплики — он не боялся меня. Ему было смешно. Смешно, черт возьми!

 Мы скатились по аппарели, хватаясь друг за друга. В метре от нас оказался край платформы, под которой мелькали небоскребы Цитадели. Вокруг стоял ужасный шум ветра и ревущих двигателей. Он вывернулся, навис надо мной и я получил сильнейший удар в лицо. Это было новым ощущением и совсем не приятным. Я попытался ответить, но в этот момент корабль сильно тряхнуло и мы оба чуть не посыпались с аппарели, уцепились за края в последний момент. Я поднял голову и увидел Брукс... Я понял, что это конец. Увидел в ее глазах разочарование и страх. Она не помогла мне, даже не подумала. В отличие от Уильямс и того здоровяка с ирокезом, которые вытащили Шепарда и теперь, тяжело дыша смотрели на меня. 
— Что насчет этого пендехо?
Шепард вдруг нагнулся ко мне, протягивая руку.
— Давай. Хватайся.
— А потом? — спросил я.
— А потом ты будешь жить! — чуть не со злостью сказал он.
Жить... Вечно быть двойником, призраком, жалкой тенью великого капитана Шепарда. Вечно ненавидеть. Вечно завидовать. Вечно задаваться вопросом: почему он, а не я? Чем я хуже?! Да пошел ты, Шепард!
— Жить. Ради чего? — усмехнулся я. Он понял, что я собираюсь сделать и подался вперед, но в ту же секунду я отпустил руки, позволив своему телу соскользнуть в пропасть... На миг, уже подчинившись неумолимому притяжению, я увидел его глаза, свои глаза, в которых мелькнуло что-то, похожее на жалость. Или сочувствие? Или понимание?
 Я прожил на этом свете семь месяцев и восемнадцать дней. У меня не было воспоминаний, жизни, семьи, любви, друзей, даже собственного имени. У меня была только ненависть. 
Хех. По крайней мере, я не умру девственником.
I should go.

Комментарии (39)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

1 2 »
Батон
39   
Только с третьего раза заметил разрыв шаблона, т.е. расхождение с кодексом.
Шеп подал заявление в Альянс прямо в день своего 16ти летия.
Брукса не могла этого не знать! smile
0
Pierrot
35   
Поскольку все хорошие слова уже сказаны, мне остается лишь кивнуть и подписаться под каждым. Зис ис грейтбл!
0
Дюран
34   
Автор, это великолепно. Вы грандмастер коротких рассказов.
"I should go" - ну разве можно придумать лучшую фразу, чтоб закончить эту историю?
"Что насчет этого пендехо?" - тоже особенно доставило
0
Jess
32   
Маша, на 5 с плюсом и всё равно, что спойлеры)
Ждём романсов)
1
28   
Очень хороший рассказ...Очень живой и невымученный,... По-поводу жалко-не жалко.. -фильмов много на подобную тему..тот же "Остров".. в большинстве из них ситуация решалась так, что оставался только один.. Маша всё правильно сделала.. - нельзя целью своего существования делать попытку прожить чужую жизнь...
2
27   
Рассказ понравился, спасибо. Но клон у меня вызывает противоречивые чувства. С одной стороны раздражает то что он считает себя лучше Шепарда, (где? каким местом?) прочитал о его подвигах и решил что смог бы со всем этим справится. А ведь выжить это только половина победы нужно ещё после этого не сломаться, не ожесточится, остаться самим собой и это пожалуй самое трудное. Он мне напоминает зарвавшегося подростка возомнившего что ему всё по плечу, особенно понравились его наивные мысли "Со жнецами я как нибудь справлюсь". С другой стороны я конечно же понимаю, что во всём виновата Брукс им надо было не пытаться заменить Шепарда, а идти своей дорогой, с их ресурсами могли бы сделать много полезного в войне со жнецами, а так только людей положили.
2
strelok_074023
29   
Да он и есть подросток. Какая он там личность за семь месяцев с озабоченной девахой в учителях? Его бравада и хвастовство лишь защитная реакция от с ума сводящей мысли о том, что на самом деле он никто.
5
33   
Очень клёво на самом деле то, как тебе удалось передать понимание наконец, что существо, в принципе имеющее право на жизнь, доходит до мысли, что нужно-то было не подменять собой другого, а просто стать собой... личностью, а не набором запчастей.. Правда, спасибо, за полученные эмоции.. здорово написано.. ))
5
Батон
36   
Вот это хорошо подмечено. Да, клон по сути никто и имя его никак.
Настоящий Шепард все пережил на своей шкуре и именно его поступки сделали его таким, каким он стал (я о том, что у нас была возможность выбрать его историю, а потом уже сделать его агнецом божьим или чертягой с вилами).
Мне кажется, что он порой жалел о том что его пробудили, но хитрюга Майя все сделала так, чтобы он считал себя главным. Какую же цель преследовала она? Не поверю, что ей от клона нужно было лишь одно.

И да! Давно не читал Машулиных рассказов. Признаюсь, истосковался по этому прямому стилю и хорошо описанным переживаниям. Думаю что многим было жалко клона и то, когда от отпустил руки, можно считать поступком с большой буквы. Все-таки у него характер Шепарда, только все это было направлено в иное русло.

Спасибо, Маш!
Вот ты сразу отреагировала, а у меня в голове сумбур после Цитадели.
2
unklar
26   
Отлично! Мощно, чувственно, и в тоже время жёстко и очень реально.
4
ARM
25   
Достаточно внезапно и оперативно! happy Браво, Маш, как всегда. Честно сказать, с моим Шепом ситуация была почти аналогична - когда Брукс осталась стоять, а Рекс с Гаррусом кинулись вытаскивать капитана, и после, клон как-будто что-то понял. Получил ответ на заданный вопрос. И да, я тоже хотел его спасти - не то чтобы стало жалко, но надеялся, что он признает свою ошибку или будет ещё что-нибудь интересное. Но нет. И у тебя здесь дано исчерпывающее объяснение. Точнее, оно было и в игре: "Жить. Ради чего?", - но здесь раскрыто в полной мере. Клон поставил все, что у него было - и проиграл. Будь я на его месте, мне бы тоже вряд ли захотелось увидеть, что будет дальше.
Правда мне казалось, что клон всё-таки был более уверен в себе. Да и Шепардом ему нравилось себя называть.
Хочется написать "отлично, жду продолжения", но, к сожалению, к твоим рассказам применима только первая часть фразы. smile
1
AZik
24   
Про Оскара +1. Про клона: мне сначала хотелось его убить в тот момент, когда он стал нагло грозить команде, но потом ( как и всем ) стало его жалко. По моему он мог бы стать нормальным, если бы учился под влиянием не Брукс, а какого-нибудь нормального человека. В идеале Андерсона или Хакета. И жаль, что он разбился. Интересно: кто нибудь осмелился не помочь ему? Я точно нет)))
2
Alzhbeta
15   
Машундрий, ну ты как всегда - внезапно и круто. Аве!
Жаль, конечно, этого клона. Несчастное существо. Не представляю даже, как ему было тяжко и страшно просыпаться, узнавать, осознавать... Набить бы морду этому Иллюзивмэну за всё в целом и за этого бедного человечка в частности. vinsent
3
Belisenta
14   
Маша, это прекрасно. cry У меня просто больше нет слов.
1
Joy
9   
Машуль... У меня опять и снова нет слов... Это... Ты... Эмоции просто накрыли с головой и затопили, сейчас любые слова кажутся какими-то блеклыми. Стираю и пишу заново, стираю и пишу. Нутыпоняла smile И еще много-много раз - спасибо!
4
strelok_074023
10   
Вот если бы не ты, я б в это ДЛС поиграла бы позже... глядишь, не поймала бы "волны" smile
1
Joy
13   
Ну ты же понимаешь почему мне так не терпелось, шило, блин, размером с Цитадель biggrin
2
Архимедовна
5   
Маша! Йеа!!! Это здорово! Я даже проснулась, хотя перед этим носом клевала.
Знаете, а мне его даже жаль, Клона этого. Создали как хранилище "запчастей", а Брукс разбудила явно преследуя свои цели. Короче, нет полноценного человека, так - кукла, марионетка.
У меня только один момент вопрос вызвал: а знает ли Клон что такое семья? Какие это чувства: дружба, преданность, готовность пожертвовать собой? Ведь для него это просто слова.
3
strelok_074023
7   
Ну... может он представлял... Думал об этом. Видел, как это бывает. Сложно сказать, но драматизм надо было проявить smile
2
Архимедовна
16   
Ну, если только так: для "драматизму и нелогизму" smile Но, по любому, отлично получилось.
Кстати, большинству Клона жаль. Мож, организуем движение "За Клона! За человечность!"? Или "Клоны тоже люди"?
2
strelok_074023
18   
О! Петицию с подписями в Биовар! Требуем Экстенден кат для клона! Типо, он приземлился на какой-нибудь цирковой шатер и упал под ноги прекрасной гадалке-цыганке, сломал пару ребер и потерял память! А цыганка его выходила... А потом он обрел успокение, любовь и новую личность, лишь окружающие поражались его сходству с героем Галактики... И пошел помогать двойнику разбиратьца со Жнецами...
3
Joy
21   
Мне нравитцо! Где подписатцо? cool
5
Архимедовна
23   
Ага *радостно трясёт головой* А ещё он, пока был в цирке, стал... дрессировщиком... слонов! И именно через общение с этими животными он познал чувство любви и дружбы, и обрёл семью.
Все встают и плачут.
3
Батон
37   
Да. Слон большой. У него любви много ! biggrin
1
Joy
12   
Изучая капитана он, наверное, читал и про это. Но читать и знать в теории ведь одно, а пережить и прочувствовать совсем другое, а на это ему не дали ни времени, ни шанса.
3
Потрошитель
4   
Однозначное пять. А клона действительно жалко cry У них с Шепом могла бы получиться отличная команда
2
strelok_074023
11   
Если бы Жнецы узнали, что Шепов теперь два, они бы себе все тентакли повырывали на ... на брюхе! biggrin
5
Julia_Marvolo_Riddle
19   
Жнецы бы организованно-панично сбежали с поля боя со словами "Да ну на хрен!"
3
Julia_Marvolo_Riddle
3   
Какой замечательный рассказ по замечательному dlc. Мне было жаль клона . Каково это проснуться и узнать, что ты по сути-куслк мяса..запасные части для другого человека, а ведь ты-живое существо со своими чувствами, мыслями и личностью. Чем ты хуже него? Жаль, что урок дружбы и верности он выучил так поздно.
2
strelok_074023
6   
да я вообще думала что появится синенькая реплика, Шепард вытащит этого парня, подозрительно похоже на него, и тот отсправитца помогать строить Горн или там сражаться... куда-нить. Но Биовары в очередной раз добавили трагизму и нелогизму! А клона да, жаль. Искренне.
3
Julia_Marvolo_Riddle
17   
да, тот же самый вопрос у меня возник когда на Омеге погибла та турианочка. Ну и спрашивается нафига вообще было вводить этот персонаж?
А в финале Цитадели я вообще разрыдалась...на фразе Шепа: "The best" типа все..суши весла-мне этого не пережить. cry
1
strelok_074023
20   
"The best" было произнесено так волшебно, и тоже выступили слезы, особенно после того, как осознаешь, что будет дальше, что впереди финальный бой и прощание... И что Шепарда больше никогда-никогда не будет... Марку надо дать Оскара только за одну эту фразу.
1
Julia_Marvolo_Riddle
22   
в одном этом слове столько любви к жизни, к галактике, к команде, друзьям и любимым. Такая ностальгия по пережитому, тепло в душе от этих воспоминаний. Такая нежность к тому, что им пришлось вместе пережить. Да, эти события были в не совсем веселом контексте-все-таки война, Жнецы, выпиливание жизни в Галактике, но говорят-со временем плохое забывается, и остается только хорошее. И да, за эти 3 года было так много хорошего^_^)) И конечно же нотка грусти-знание того, что это конец. sad :( sad Да! Марку ОСКАР!ОСКАР! Столько эмоций и чувств вложить в одно-единственное слово! Этим словом можно охарактеризовать весь Масс эффект. Просто The best)
1
1 2 »