Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Острые углы: эпилог



Жанр: Альтернатива, НедоРомантика, Недонипоймичто с прологом и эпилогом.
Описание: Закономерный финал развёртывания запущенного любовного треугольника на "Нормандии".  
Персонажи: Гаррус/Тали/Шепард, Келли Чамберс, а так же периодически мелькают левые статисты.
Предупреждения: Летающий холодильник и Эпилог опасны для вашей психики.



Глава пятая: «Возвращение»

Драка двух профи, которые до этого убили в ближнем бою не один десяток менее удачливых соперников, не длится долго. Никаких пятиминутных мордобоев с превозмоганием боли. Никаких «смачных» ударов и невинно разорванных бровей да выбитых зубов. Никаких, даже секундных, промедлений, взглядов исподлобья, даже банальных эпичных диалогов. Так дерутся только дилетанты из мира кинематографа или на заднем дворе школы двое подростков-лоботрясов.

Всё решают секунды. Всё решает скупой профессионализм.

Каждый пропущенный удар — смертельный. Любое лишнее движение — и ты лишишься позиции и сосредоточенности тела. Одна яростная фраза — потеря драгоценной энергии, потеря кислорода из лёгких, лишнее сотрясение воздуха, ведь пока ты треплешь языком, враг думает, оценивает, принимает решения, которые могут оказаться роковыми.

Да, настоящие профи проводят бой скучно по меркам высокобюджетных боевиков — ведь победитель определяется в первые секунды.

Тем более, если один из этих профи — мощный биотик-штурмовик, а второй — поджарый снайпер. Тут даже гадать не приходится.

Однако ни у Шепарда, ни у Гарруса не было даже малейшего намерения покалечить или, тем более, убить друг друга. Да, со стороны для незнающего человека казалось, что они вполне серьёзно лупят друг друга по мордам, но на самом деле они не вкладывали в удары и десятой доли своей реальной силы и ярости. Расчёт двоих разгорячённых мужчин был очень прост. В первые секунды боя, налетев на коммандера всем корпусом, Вакариан тихо прорычал ему на ухо: «Я не хочу». И, не вполне ожидая этого, получил ответ. Вместе с кулаком в живот. Пока турианец кривился, согнувшись от боли, Шепард умело ухватил его за шею, делая вид, что хочет отбросить со всей силы — и в этот момент, пока он был достаточно близко, прошептал: «Я тоже».

Всё было решено. Конечно, никакого боя. Простой спарринг. Гаррус сам рассказывал своему командиру: если перед опасной миссией в группе есть конфликт, его решают на ринге. Это способ выпустить пар и заодно проверить себя. Это бой больше показательный, несерьёзный. Лёгкие травмы быстро залечиваются, а неповторимые впечатления остаются — и все довольны. Вот такой способ повеселиться с другом. Можно сходить в бар и выпить, можно поговорить о жизни, а можно набить друг другу морду.
В данном конкретном случае — просто выпустить напряжение последних недель друг на друга. Шепард уличил друга во лжи. Гаррус перенервничал от напрасных ожиданий и чувства вины. Почему бы не решить эти вопросы спаррингом?

Как Гаррус понял в тот момент, Шепард явно не возражал против таких взаимоотношений на боевом корабле. Именно поэтому турианец в следующую же секунду заломил руку командира и от души, но всё-таки более-менее осторожно, вернул удар в живот, одновременно хватая противника за капюшон толстовки и выталкивая вместе с собой из Главной Батареи на Среднюю палубу.

***

Специалист Трейнор спешила к коммандеру Шепарду с чрезвычайно важной и радостной новостью. Конечно, можно было попросить СУЗИ включить громкую связь или попросить сделать объявление самого Джокера — уж он-то нашёл бы способ ещё и приукрасить событие очередной шуточкой. Или же просто дождаться коммандера на рабочем месте. Вариантов было много, но одно Саманта знала наверняка — она сама, лично, хочет сказать о прибытии на «Нормандию» старого друга коммандера. Просто представив, как обрадует и удивит его эта встреча, ей самой становилось светлей с каждой секундой, отступала хандра прошедших дней и даже симптомы переживания перед финальной битвой за судьбу всего мира пропали. Учитывая, что Шепард в последнее время изображал из себя грустного призрака, которого никто не замечает, ей представлялся шанс подарить начальнику и другу более-менее хорошее настроение и отвлечь от самоедских мыслей.

Трейнор справедливо решила, что пора проявить себя, возможно, в последний раз.
Она, радостно улыбаясь, направилась на Среднюю палубу к Главной Батарее, где, по словам двух только что отобедавших офицеров, они видели его в последний раз.

— Шепард, ты не представляешь, кто только что постучался в шлюз «Нормандии»! — начала она уже на подходе к пункту назначения. Дверь в Батарею была открыта, и специалист пока видела только Тали, которая, прижавшись к панели управления главным калибром, смотрела куда-то в сторону, почти в угол. Там, судя по характерным звукам, происходило какое-то движение.
— Шепард? — ещё раз позвала Трейнор. Ответ ей был весьма своеобразен, но в духе коммандера.

Прямо к ногам специалиста из Батареи вывалились двое мужчин. Турианец с остервенелой мордой прижал своего командира к полу, нависая над ним двухметровой глыбой сухих мышц и холодного разума. Впрочем, подходящее для удара время он уже упустил, но коммандер особо и не сопротивлялся.

— Трейнор! — весело вякнул Шепард. Тут же он получил и запоздалую зуботычину от Вакариана. Голова Джона откинулась назад и гулко ударилась об пол, но коммандер тут же пружинисто бросил её вперёд, ударив турианца своим излюбленным приёмом «лоб в нос». Офицер охнул и мгновенно отпрыгнул назад, чуть не плюхнувшись на задницу. — Пардоньте, но я сейчас немного занят.

Ловко перевернувшись, Шепард тут же оказался в положении бегуна «на старт». Вакариан хотел было дать ему пенделя в пятую точку, но Джон вовремя применил биотику и перескочил в другой конец комнаты с помощью штурмового «Броска». Он не был достаточно собран и разъярён для «чистой» биотики, поэтому в шкафу камбуза, находящегося в стороне по пути, от вибрации громко зазвенели кастрюли.

— Уже удираешь, а? — поинтересовался Гаррус, разминая плечи и ухмыляясь. Его нос был разбит и по подбородку стекали ручейки тёмно-синей крови. — Лучше иди сюда, Шеп! Отведай-ка силушки Турианской Иерархии!
— Я-то? Удираю? — засмеялся Шепард, встав в боевую стойку и боксируя воздух кулаками. Нижняя губа его была разорвана, а в белоснежной улыбке уже скапливалась кровавая слюна. — Тактическое отступление, Вакариан! Разбегусь — и размажу твою хвалёную Иерархию по стенке.
— Отличный план! Может ты не учёл того, что я с лёгкостью отпрыгну?
— Так уж с лёгкостью! Только и умеешь, что стоять в сторонке столбом и стрелять по баночкам!
— Точно, с лёгкостью! Твоя излюбленная тактика — улететь роялем вперёд, оставив недоумевающих врагов мне на растерзание!

На шум уже начали сбегаться люди. Вынырнула из своего кабинета Лиара Т’Сони, безучастно стояла в сторонке ошеломлённая Трейнор и несколько человек из жилых кают.
Смуглый лысеющий мужчина, из числа последних, недовольно проворчал, но так, что бы все слышали:

— Опять цирк устраивают!
— Точно, — поддакнул ему Вакариан. — Сейчас как раз будут выступления гимнастов!

Шепард сплюнул на пол скопившуюся во рту кровь и резко бросился вперёд, разрезая воздух тёмной энергией. Принимая на себя роль новоявленного гимнаста, Вакариан действительно каким-то чудом изловчился отпрыгнуть с пути несущегося на него живого снаряда, как раз за стойку камбуза с гремящими кастрюлями. Там же он нашёл и своё новое устрашающее холодное оружие — сковороду.

Не успел Шепард затормозить, как неугомонный турианец вновь оказался рядом. Несколько взмахов куском мягкого железа практической роли не сыграли — Шепард отбил удары голыми руками — но выглядели и звучали они весьма эффектно. Поняв, что даже столь грозное оружие ближнего боя не способно сломить коммандера, Вакариан просто пнул противника ногой. Ответный удар мозолистым кулаком цели не достиг — ноги у Гарруса были слишком длинными.

— Да! — азартно вскрикнул офицер. Впрочем, его радость продолжалась недолго.

За спиной что-то страшно и интригующе заскрежетало. Он как раз вовремя обернулся, что бы увидеть повисший в воздухе холодильник.

На этот раз отпрыгнуть Гаррус так и не успел. Нет, до швыряния тяжёлой техникой дело не дошло — просто Шепард напал на партнёра по спаррингу с другой стороны, пока Вакариан пялился на продукты, вываливающиеся из открывшейся камеры холодильного агрегата. Так что Вакариан ещё успел пожалеть, что холодильник оказался не снарядом, а отвлекающим манёвром.

В весёлой суматохе абсолютно все позабыли про «виновницу» этого представления. Тали понуро стояла возле Главной Батареи, прикрыв маску ладонью. Могло бы показаться, что она бесшумно плакала, но на самом деле кварианка просто безостановочно крыла бранью всех, кто попадался ей на глаза. Один раз она попыталась крикнуть Лиаре, что бы та применила «Стазис», хотя бы ради целости средней палубы, но азари лишь пожала плечами. Действительно, ведь ничего особо опасного не происходило — тем, кто знал двоих дерущихся и их профессиональную хватку, это казалось обычным развлечением из-за какого-то пустяка.

Вероятно, СУЗИ сочла несколько иначе, или же посчитала драку исчерпанной, — вскоре на палубе неожиданно появились лейтенант Кортез и Джеймс Вега. Двое огромных вояк, один крепче другого, без труда растащили по сторонам увлечённо гарцующих Шепарда и Вакариана.

А закончилась перепалка и вовсе эффектным выходом того, из-за кого Трейнор и оказалась в самой гуще событий.

— О! Да я вижу тут совсем ничего не изменилось с моего ухода! — раздался на палубе до боли знакомый половине присутствующих задорный женский голос.

Шепард, спорящий с крепко держащим его за торс и плечи Кортезом, мгновенно замолк. Гаррус, доказывающий что-то смеющемуся Веге, не удержал удивлённого возгласа.

— Келли?! Келли Чамберс! — крикнул он и засмеялся. — Это чудо или я на том свете? Неужели Проект «Лазарь» снова спасает лучшие умы Человечества? — и его радостный хохот заглушил почти неслышный повтор всех предыдущих достижений Тали в области кварианской ругани.

***

Она изменилась внешне. Прежде рыжие волосы ныне были каштановыми, в глазах стояли линзы серого цвета, которые она уже сняла, а небольшая пластическая операция чуть изменила форму носа и бровей — достаточно для того, чтобы её прежний облик не распознал в толпе авто-сканер. На ней была надета стандартная гражданская курточка и потёртые штаны. Даже украшений не было. Волосы, прежде уложенные и ровные, сейчас почему-то стали пышными и чуть растрёпанными.

Но, несмотря на всё это, не узнать её для лично знакомых всё равно было невозможно.

— Жаль, что мы уже успели тебя мысленно похоронить, — сказал Шепард. — Даже табличку повесили на Стену Памяти.
— Вас тоже не раз хоронили, Шепард. Как и вас, мистер Вакариан.

Все трое находились в лазарете. Мужчины остыли так же быстро, как и вспыхнули, и отправились вместе залечивать раны — а без них не обошлось. Вакариану серьёзно разбили нос и вывернули руку, а Шепард и вовсе сломал мизинец на левой руке (без внимания Гарруса этот факт не остался, и турианец пошутил на счёт недостаточного количества имплантов. Шепард на это, что важно, рассмеялся). Это не считая огромного количества ссадин, синяков и прочих характерных последствий потасовки.

Они по-прежнему смотрели косо друг на друга, но никакой агрессии или явной ревности в них уже не было. Возможно, это действительно было положительное влияние спарринга, кто знает?

Келли напросилась на посещение парочки первой, даже вперёд Тали. Она уверила всех, что сейчас мужчинам необходима хорошая психологическая встряска.

Турианец и коммандер сидели каждый на отдельной рядом стоящих кушетках. Чамберс неспешно прогуливалась перед ними, заложив руки за спину.

— Я не понимаю, — пробурчал Шепард, трогая пальцами распухшую губу. — Во всех официальных сводках ты значилась погибшей. Даже СУЗИ это подтвердила.
— СУЗИ и подделала все документы и даже сделала пару достоверных видео-нарезок, изображающих мою гибель, — подтвердила Чамберс.
— Я знал, что нельзя доверять ИИ. Вот вопрос: зачем такие радикальные меры?
— Честно говоря, я понятия не имею, чем так насолила «Церберу». Возможно, распространением особо секретной информации и пропагандой? — хихикнула бывшая секретарь. — Факт в том, что они принялись за меня всерьёз. Их агенты рыскали на Цитадели ещё до нападения. Я скрывалась, как могла, поддерживала связь с СУЗИ, консультируясь с ней. Много раз хотелось бросить всё это к чёрту и забыть, как страшный сон. Запереться в съёмной квартире и набирать вес перед головизором. Ты со мной встретился пару раз в доках, Шепард, помог собраться с силами. Я стала помогать людям и даже отметилась отличным информатором для многих компетентных личностей... А «Цербер» усилил нажим. Когда меня чуть не пристрелили в переулке двое Агентов, я решила пойти на крайние меры и «Погибнуть» для мира. Зато потом можно было не так сильно бояться по ночам. Знаю, я могла выйти на связь, но... Вы были так далеко и у вас было столько дел. СУЗИ рассказывала мне о ваших взаимоотношениях. Вы и без меня неплохо справлялись. Ну а сейчас... «Цербер» практически уничтожен, и осталось так мало времени до того дня, когда всё это может закончиться. Я хотела, что бы вы знали, что за вашей спиной остался ещё один старый друг.
— Шпионские страсти, — хохотнул Вакариан, подаваясь вперёд и смешно хлюпая носом. — Я и не думал, что скромный и тихий секретарь на такое способен.
— Тебе ли не знать. Кстати, Вакариан. Ты много о чём не думал, не так ли?

Турианец невинно моргнул глазами.

— Да, точно.
— Ваши отношения с Тали’Зорой зашли в логический тупик. Всё упёрлось в тревогу, не покидавшую вас обоих. Ты лгал, она сомневалась. Стоило разбить порочный круг с самого начала.
— Честно говоря, я... Я такой придурок. Не знаю, как не додумался до этого раньше. В общем, я... Я объяснюсь, когда тут будет она.
— Смотри, — Келли погрозила турианцу тонким длинным пальцем. — А не то назначу пару разгрузочных сеансов.
— В прошлый раз это плохо кончилось... — начал было Гаррус, но Келли шикнула на него и снова обратилась к Шепарду:
— Вот кто меня больше всего удивил в этом театре абсурда — так это вы. Непобедимый, несломленный, воскресший из мёртвых Коммандер Шепард, Герой Цитадели, Спаситель Галактики и прочее. Вы в курсе, что вели себя, как юнец-отличник на выпускном вечере?
— Более чем, — пробасил Шепард, нахмурившись.
— О вашей проницательности ходят легенды. Вы мировых лидеров заставите плясать канкан, если захотите. И вы-то так долго ждали? Не видели ситуации?
— Да всё я видел. Даже однажды услышал, как Кен и Гэбби обсуждали их роман. У меня все мысли спутались, если честно. Да и вообще я... Опять подумал, что могу всё испортить. Если вот так подойти и спросить в лоб, то у них всё может разрушиться. Я не хотел причинять никому боль, особенно этим двоим.
— Так, — Гаррус прикрыл морду ладонью и, похрюкивая сломанным носом, процедил сквозь зубы:
— Значит, ты, Шеп, опять боялся всё испортить и, по-видимому, ждал решающих действий от меня. Когда я созрею и сам скажу правду. И при этом продолжал допытывать меня расспросами о Тали.
— Кхм, я просто пытался подтолкнуть тебя к правильным действиям. Я и не думал, что ты зайдешь так далеко. Ну, в конце концов, это вообще не моё дело. Если у вас любовь — достаточно просто об этом сообщить, я всё пойму.
— Правильно она сказала — неисправимый Герой, — прошептал Гаррус сам себе и уже громче продолжил, — всё ясно. А я ждал решающих действий от тебя. Думал, что если попытаюсь сказать сам, то всё хорошее для меня и Тали разлетится в прах. Ну, а ты... Не спорю, поначалу спихивал всю вину на тебя. Мол, сам виноват, что довёл до такого... Только вот, что ты забыл на Главной Батарее, если решил нас оставить, а?
— Думал я. Долго думал, обо всём. О Жнецах, о Земле, о нас всех.
— Мы видели, — Гаррус мимолётно коснулся Келли взглядом. Она сдержанно кивнула.
— Я понял, что ты ничего и никому не хочешь рассказывать и что скоро вообще будет не до этого. Да и устал я ждать и терпеть. У каждого есть предел.
— Слишком уже резко...
— Так получилось. Извини.

Гаррус с сомнением посмотрел на Шепарда.

— И как у этого типа получается задобрить всех одной банальной фразой? Я ведь ему верю, гребенем клянусь. Духи, за что мне это?

Чамберс вздохнула, опять прошлась туда-сюда.

— Значит, вот так. Вы решили свою патовую ситуацию многомесячных метаний за пару минут беззлобного диалога. И не стыдно вам?

Шепард как ни в чем небывало пожал плечами. Гаррус отвернулся, уперев взгляд в угол. Похоже, его гордость была задета больше всего.

— Как мальчишки, — засмеялась Келли. — Гаррус... Похоже, ты решил стать мучеником и берешь всю вину на себя?

Вакарин думал. Он поёрзал на мягкой кушетке, стряхнул с плеча пару пылинок. Наконец, он встретился с ней взглядом и прошептал:

— Помнишь? Мои амбиции, мои желания, мои страхи. А я мог просто встать и уйти. Так каков итог?
— Это только с одной точки зрения, — Келли улыбалась. Странная эйфория поблёскивала в её зелёных глазах. — А другую точку зрения ты должен узнать и осмыслить сам. В этом и заключалась вся моя работа.

Она присела напротив турианца и очень аккуратно, нежно, как на прощание — поцеловала его. От неожиданности Гаррус замер на мгновение, но вслед за этим быстро перехватил инициативу бывшего психотерапевта «Цербера», компенсируя все свои переживания по поводу её «смерти».
— Твою ж мать, — вяло возмутился Шепард, с открытым ртом наблюдающий за этой сценой. — Да вы издеваетесь.

Когда Гаррус смог оторваться от своей маленькой «измены», то почти заискивающе вздохнул, пояснив:

— Я просто ничего не могу с этим поделать. Женщинам нравятся большие шрамы.
— Не только шрамы, — ухмыльнулась Келли. — Важнее только сущность настоящего мужчины. Шепард... Сделайте вид, что этого не было. Считайте это небольшой служебной интрижкой, как у вас с Лиарой. Ну, и я никому не буду рассказывать, какие красочные сны...
— Хватит, — перебил Шепард. С удивлением Вакариан заметил на его щеках румянец. — Ладно-ладно. Но только ради вас, Чамберс. Не ради этой ходячей турианской вешалки.
— Всё правильно, на правду не обижаются, — самодовольно заявил офицер и шутливо наклонил торс, отвесив поклон коммандеру. — Главное, что мы, Шеп, вернулись к самому началу. К мужской дружбе.
— Ага. Наверное.
— Да нет. Точно.

Они некоторое время смотрели друг на друга, не скрывая улыбок. А потом чинно пожали руки, установив таким образом действенное перемирие.

— Ну что ж... — Келли встала, поправила каштановый локон, упавший на лоб. — Я желаю вам удачи. Я надеюсь, что вы сможете понять друг друга, пусть и в самый последний момент. Ведь лучше поздно, чем никогда, верно? Удачи, мальчишки, во всём.
— Куда ты, если не секрет? — поинтересовался Шепард. — Останешься с нами или продолжишь свою новую жизнь?
— Понятия не имею, Джон, — вполне серьёзно ответила Чамберс. — Но мне приглянулась моя нынешняя заместительница от Альянса, Трейнор. Интересная женщина. Может, поболтаю с ней, для начала, а там дальше видно будет.

Гаррус и Шепард синхронно, не сговариваясь, громко хмыкнули. И тут же переглянулись по этому поводу.

— Удачи, — ещё раз напутствовала Келли. — И, если что, зовите меня.

Махнув рукой, бывший секретарь Шепарда, по совместительству тонкий психолог, Келли Чамберс вышла из медотсека. Сразу за ней показалась ещё одна женская фигура, выжидающая своей «очереди».

— Давай, Тали, они твои.

Зора медленно зашла в отсек, надменно подняв голову и рассматривая двоих крепких мужчин.

— Придурки, — беззлобно фыркнула она, наконец. — Вы просто два идиота.
— Мы уже поняли, — снова синхронно пробормотали мужчины и опять уставились друг на друга.
— Келли меня проконсультировала, — любезно сообщила Зора и присела на отдельную кушетку. Кивнула — сначала Гаррусу, потом Шепарду.
— Проклятье, — не сдержался турианец, но послушно встал и присел справа от возлюбленной. Шепард, скорчив странную гримасу, последовал примеру друга и сел слева. На кушетке было достаточно тесновато, поэтому им пришлось ещё и прижаться друк к другу.
— Это обязательно? — недовольно буркнул коммандер, снова трогая разбитую губу.
— Несомненно, — загадочно протянула Тали. — Ну что, кто первый открывает душу?
— Давай ты, — Гаррус протянул руку за спиной Зоры и хлопнул Шепарда по плечу. — У тебя получается значительно лучше.

Шепард старался. Гаррус с сомнением вникал в хитросплетения предложений, убеждений и даже откровенной лести. Когда же коммандер закончил свои объяснения, в медотсеке возникло странное задумчивое молчание. Всё-таки у Джона был какой-то дар свыше — он мог говорить так, что ты чувствовал себя должным ему при любой ситуации. Гаррус подумал, что и ему нужно попытаться вот так чувственно выразить свои мысли.

— Ну что, Гаррус? Что ты там понял? — Шепард попытался вложить в произнесенную фразу долю трагизма, но получилась чуть ли не ирония.

А Гаррус... Он действительно понял. Сейчас, рядом с Келли, которая опять вытащила его из забытья. Понял, как выглядит в глазах друга и любимой. Он выглядит не предателем, совершившим «необходимое» зло из обстоятельств... А эгоистом. Обычным эгоистом, трусом, самодуром.
«Идиот. Действительно — неправильный турианец. Правильный не стал бы так размазывать сопли и боятся, что оставшаяся жизнь не будет ванильной конфетой. Правильный бы боролся за правду, какой бы неприятной для него она не была...»

Он оскалился так радостно и широко, что посмотревшая на него в этот момент кварианка вздрогнула.

— Вакариан?

«Как важно иногда смотреть на проблему с разных точек зрения», — промелькнул в сознании голос Келли Чамберс. От этого ему даже захотелось рассмеяться в голос.
Он с неожиданным для себя напором уверенно заговорил:

— Тали, Шепард. Поймите. Я делал это не со зла. Я не хотел причинить боль, — он оглядел их. Шепард, сложенными на груди руками, выражающими скепсис, Зора, смотрящая на него с долькой тревоги и волнения... — Вам. Тебе, Шеп. Тебе, Тали. Я запутался. Всё было так сложно и так неоднозначно. Я думал, у меня не было выхода! Но на самом деле... Выход есть всегда. Я поступил неправильно, подло. Думал, что делаю лучше всем — а оказалось, только себе. Я осознал это, но только сейчас. Слишком поздно, конечно. Я... Тали. Я люблю тебя. Шепард, я лю... Кхе, в смысле, ты мой лучший друг. Мой командир и самый лучший соратник из всех, что я знал...
— Подождите! — вдруг жалобно крикнула кварианка, прервав поток «любезностей». — Вы оба... Вы что — издеваетесь надо мной?! Это не сериал «Флот и Флотилия»! Вы ИЗЛИВАЕТЕ ДУШУ, а не тренируетесь в красноречии! О-о-х, Кила...
— Она не понимает, — заявил Шепард и вздохнул.
— Не понимает, — согласился Вакариан.
— Думаю, здесь не слишком подходящее место для «Изливания души», — решил Шепард, приобняв Тали за плечи правой рукой. — Нужно сходить в бар.
— О, да, — ухмыльнулся Вакариан, обнимая Тали правой рукой с другой стороны. — Там мы не только изольём, но и порядочно зальём наши души. Мне это нравится. А тебе, Тали?
— Несомненно, — устало протянула кварианка и закрыла ладонью маску, сгорбившись от беззвучного хихиканья.


Эпилог. «Сгладить углы».



— Хватит трястись уже, Гаррус. Присоединяйся!
— Всё равно, Шеп, мне это дико не нравится. Может, нам стОит сначала все расставить по местам, обсудить и...
— Боже, я ни разу в жизни не слышал, чтобы ты так нудил. Что тебя укусило? Мы взрослые люди, в конце концов.
— Но ведь ситуация достаточно... Странная. Уже четыре дня прошло с нашего разговора в лазарете — о Духи! — я ведь понадеялся, что мы разберёмся в самое ближайшее время...

Гаррус немного лукавил. Он не так сильно переживал по поводу вновь вспыхнувших отношений Шепарда и Тали — он смирился, решив, что несколько серьёзных разговоров решат все проблемы, а там уж будь как будет... Всё равно слишком мало времени оставалось до Самого Главного Дня, и нужно ещё успеть не только вяло поспорить с соперником на личном фронте, но и отдохнуть в перерывах, ведь впереди их ждал фронт уже по-настоящему военного плана.

Однако в этот день Шепард опять всё испортил. Как и в предыдущие, только ещё лучше... Причём «испортил» в очень неоднозначном смысле.

— Ты же не собираешься вечно тянуть Молотильщика за язык, Шеп? — с сильно наигранным беспокойством продолжил он высказывать гнетущие мысли. — Нынешний расклад мог бы показаться мне вполне удачным месяц-другой назад, но...
— Гаррус! — в разговор мужчин внезапно влезла и сама «виновница» сегодняшнего мероприятия. — Посмотри сюда, Гарр. Ты видишь? Мы с Шепом уже начали! Не будь дураком, присоединяйся.
— Вот именно, — поддакнул коммандер. — Пристраивайся сбоку! Втроём делать это однозначно веселее.

Помявшись ещё несколько секунд, турианец со смиренным видом подхватил СВ «Богомол» и подошёл к компании человека и кварианки. Он действительно пристроился сбоку, слева от Тали, мимолётно коснувшись её ладони своей.

— Здесь красиво, — наконец прервала молчание Зора. — Самая верхушка Президиума! Кто бы мог подумать, что я хоть раз здесь побываю... Гарр, почему ты завёз сюда Шепарда, но мне даже ни разу не предлагал?

Они втроём стояли на одном из навесных блоков над Президиумом. Если описать это место совсем вкратце, то там шумно, ветрено и красиво. Гаррус с коммандером устроили здесь своеобразный тир ещё до того, как на борту «Нормандии» появилась Тали’Зора. Впечатления от того дня запали в душу турианца, но он достаточно быстро забыл об осуществлённой мечте... Как раз потому, что она осуществилась. Так часто бывает, и не только у горделивых турианцев.

Кое-как отшутившись от риторического вопроса Тали, он спокойно продолжил гнуть свою линию:

— Мне кажется, или здесь кто-то лишний?

Шепард пожал плечами, а вот Тали вдруг жеманно пропела:

— О, о, о! Зная воинственный нрав мистера Вакариана, я склонна предположить, что лишней здесь пока является дама. И ведь действительно, парни, постреляйте. Я всё равно не умею обращаться с этой бандурой, — она махнула на винтовку в руках Гарруса. — Зато посмотрю на вас со стороны. Красота!

Она, похлопав мужчин по плечам, развернулась и пошла к кару, усевшись на плоском капоте. Гаррус и Шепард, проводя её пристальными взглядами, переглянулись.

— Что это с ней? — тихо спросил коммандер.
— Она счастлива, — буркнул Вакариан. — Или ревнует. Или издевается. А может, всё сразу. Я давно перестал понимать её, Шеп. В мирной жизни — воздушное создание, благословлённое Духами... Хм. Странно, у меня в голове это звучало лучше...
— Нимфа, — обобщил Шепард, кивнув. — А в бою, видимо, валькирия.
— Ага... Нимфа и Валькирия, — Гаррус помолчал, словно пробуя новые слова на вкус, а затем резко перевёл тему. — Итак, в прошлый раз ты проиграл. Я дам тебе право на реванш за приз... Лучший снайпер на Цитадели! Почётный статус, между прочим.
— Неужели ты действительно решил, что я мог не намеренно промахнуться по банке? — почти искренне удивился Шепард.

Гаррус задумался на пару секунд, пробурчав, наконец:

— То есть, ты специально промахнулся, что бы потешить моё самолюбие и поддержать?
— Именно. Но в этот раз — никаких поблажек не будет... Давай винтовку.
— Нужно сначала кое-что проверить, — любезно сообщил Гаррус и украдкой посмотрел в снайперский окуляр. — Ну точно, прицел сбился! Придётся калибровать.
— О-у, это надолго, — засмеялся Шепард.

Пока Вакариан усиленно делал вид, что настраивает «сбитый прицел», Тали с Шепардом прошлись туда-сюда вдоль края блока, о чём-то оживлённо беседуя. Гаррус с некоторой долей любопытства посматривал на них. Похоже, им всё-таки хорошо вместе.

Вскоре, компания как раз приблизилась достаточно близко, чтобы турианец мог расслышать их очередной диалог:

— Тали, ты не боишься высоты? — Шепард, видимо, решил перевести тему на менее серьёзную.
— Я не боялась сесть с тобой в МАКО и прокувыркаться по скалистым горам и ухабам какой-нибудь Новерии. После таких незабываемых впечатлений мне больше ничего не страшно.

Шепард неожиданно смутился — видимо, кварианка затронула больную для него тему, а вот Гаррус вдруг резко оживился.

— К слову о МАКО! Я нашёл чудный ралли-клуб тройку недель назад, мы с Тали даже прокатились на БМП, прямо как в ста...

Удар кулаком по рёбрам был не слишком сильным, но достаточно ощутимым — потому что пришёлся в весьма мягкую точку. От неожиданности Гаррус ухнул и скривился.

— Ох... Тали, вот уж не ожидал... Что ты знаешь, как правильно делать такие удары... — невнятно прошипел Вакариан.
— По старой ране? — коммандер, с безмолвным любопытством наблюдавший за этой секундной сценой, сделал первое предположение.

Офицер выпрямился, вздохнул, ощупав живот, и более спокойно, но всё ещё с болезненным придыханием в голосе пояснил:

— Если бы... У турианцев тоже есть слабые места, Шепард. В связи с кое-какими обстоятельствами, эта женщина, которая начинает откровенно меня пугать, знает, где и какие точки на моём бренном теле следует нажимать. Иногда это приятно. Иногда болезненно. Потому, советую её не злить.

Шепард удивлённо вскинул брови.

— Только не говори, что считал её совершенно безобидной... — вздохнул Гаррус опять. — Мои рёбра уже поплатились за такое заблуждение...
— Тали? — Шепард скрестил руки на груди, вопросительно кивнув.
— Именно так. У меня есть не только дробовик, парни.
— Пожалуй, я воздержусь от комментариев, и даже не буду уточнять, что там с этим ралли-клубом случилось.
— Вот и правильно, — удовлетворённо кивнула Зора. — А вам не кажется, что здесь намного шумнее, чем должно быть? Я бы представила это место более спокойным.
— То же сказал мне Гаррус, когда мы здесь были в первый раз, — кивнул Шепард. — Но я тогда предпочёл промолчать. Мне вот вполне нравится этот шум.
— Мне тоже. Помнишь... Помните, я рассказывала про то место, где росла? Есть что-то похожее. Как это... Романтично.
— А мне — нет, — мимолётом буркнул Вакариан.
— Брюзга, — шутливо передёрнула кварианка. — Шепард вот меня понимает.
— И я тебя понимаю. Иногда. А вот кстати, Тали... Я что давно хотел спросить: где шумнее, в главной батарее или у Шепа в каюте?

Переглянувшись с коммандером, Зора спокойно ответила:

— Я была в каюте Шепарда только пять минут. Мы обсуждали Раннох. Не могу сравнить, извини.

Гаррус даже отвлёкся на пару мгновений от прицела «Богомола», окинув кварианку и человека пристальным взглядом.

— Ты хочешь, сказать, что вы не... Хм. Я всегда считал, что между вами нечто большее...
— Тали, позволь объяснить, — ухмыльнувшись, Шепард облокотился на кар и ехидным тоном продолжил. — Дело в том, что Гаррус прожженный циник, материалист и ретросексуал. Для него «Любовь» без «Секса» не существует.
— И слава Великим Духам, что так! — фыркнул офицер и вскинул винтовку, рассматривая пролетающие выше машины в прицел. — Иначе, будь я таким идеалистом, мечтателем и романтиком, как ты, так бы и остался девственником.

Тали согнулась от беззвучного хохота, отвернувшись от этой парочки. Она некоторое время пыталась отдышаться, а потом, развернувшись, как ни в чём небывало, обратилась к Шепарду:

— Перестань, Джон. Ты видишь, мастера не переспорить.
— Вставлять в разговор шпильки, уходя от ответа? Да упаси боже, — отмахнулся коммандер. — Гарр, с тобой же просто невозможно говорить серьёзно — ты шуток не понимаешь...

Именно после этой фразы, более-менее деловой разговор с киданием камней в огород собеседника окончательно превратился в абсурд и фарс.

Прибывшие на место импровизированного тира СБЦ-шники готовы были увидеть что угодно — от солдат «Цербера» до пьяной невменяемой компании.
Но увидели они только трёх — человека, турианца и кварианку, счастливо и безмятежно хохочущими над очередной удавшейся шуткой.

_________

Продолжение не следует, ведь продолжения нет, ибо выше был Хеппи-Энд с неоднозначным уклоном. Всего доброго, спасибо за чтение и любите друг друга, не смотря ни на что.

Отредактировано. Alex_Crow


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 14.03.2013 | 1458 | 5 | Гаррус, Тали, Острые углы, Mercenary | Mercenary
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 20
Гостей: 18
Пользователей: 2

Alone2050, Батон
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт