Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

The Wild Blue Yonder: Paragon Dusk



Жанр: драма, альтернатива. 
Персонажи: Лиара Т'Сони, Каира Т'Лиа и другие.
Описание: Действие разворачивается через сто лет после концовки "Контроль". Допустив несколько фатальных ошибок, люди столкнулись с новой угрозой, перед которой оказались бессильны.
Статус: Окончен.
Предупреждение: Очень много смертей.
Внимание: Может вызвать негативную реакцию у людей, предпочитающих синюю концовку.







 Будильник резко и противно зазвенел, выдергивая спящую девушку из объятий сна. Проворчав нечто нечленораздельное, миловидная (даже с утра) азари села в кровати и зло взглянула на объект раздражения. Часы показывали 6:30 утра 12 марта 2286 года по общегалактическому времени, а значит, уже пора было вставать.
 Помянув вчерашние приключения в ночном клубе добрым, но нецензурным словом, девушка встала и пошлепала босыми ногами в ванную комнату. Вскоре из-за закрытой двери уже доносились плеск воды и жизнерадостное пение, которое наглядно демонстрировало, что даже такое утро может быть добрым — главное надо в это поверить.
 Выйдя из душа, азари направилась на кухню, но там ее ждало большое разочарование — кроме бутылки с замерзшей водой в холодильнике больше ничего не оказалось. Вздохнув, она начала собираться в магазин, однако ее прервал входящий вызов на инструментон. Зная, что это может означать, девушка ругнулась, но все же ответила. 
— Командор Т’Лиа, — затараторил до боли знакомый голос. — Вам срочно нужно прибыть на корабль! 
— Вот как? — девушка вздернула нарисованную бровь. — Я думала, у меня выходной сегодня, лейтенант Мирра.
— У нас что-то странное твориться... — голос на том конце стал извиняющимся. — Аэрокар уже ждет вас... 
— Богиня... Конец связи.
 Каира, а именно так звали командора, отключила уни-инструмент и потерла виски — увы, все же наступило утро, которое явно не доброе. Зевнув, девушка встала и, пройдя в гардеробную, начала одеваться. Минут через пятнадцать она вышла к аэрокару, форма Азарийских ВКС была явно ей к лицу.

 Когда спустя десять минут она прибыла на свой фрегат, там ее уже ждала верная помощница — давешний лейтенант, которая с порога сунула Т’Лиа датпад и начала объяснять что к чему: 
— Был дан приказ об общей мобилизации. Что-то странное происходит — пропала связь с большей частью солнечных систем, но самое страшное — Жнецы прибывают к Цитадели со всех направлений и большинство из них...
— Серьезно повреждены... — окончила фразу девушка, остановившись у панорамного окна и с удивлением и ужасом наблюдая, как к станции подлетала группа из трех Жнецов. Два разрушителя были более-менее целы, но дредноут был лишен трех щупалец. Корпус был опален и пробит во многих местах...
— Что-то страшное грядет... — прошептала Мирра. — Если даже Жнецы отступают... Неужели жертва Шепарда была напрасной?
— Не знаю... Идем.
 Две азари вошли на мостик корабля, который являлся прямым наследником легендарной «Нормандии СР-2». Таких же размеров, как и свой предок, этот фрегат был оснащен новейшим оружием, двигателями и стелс-системами, которые стали доступны после разрушительной войны с этими исполинскими машинами, которые, благодаря Шепарду, встали на страже мира в Галактике. Он являлся флагманом Азарийских ВКС, оставив позади такие исполины, как «Путь Предназначения 2» и «Путь Предназначения 3». И все же, даже этот корабль едва ли смог бы тягаться с тем же эсминцем, не говоря уже о дредноутах... И тут появляется что-то, что играючи расправляется с ними...

 Каира собиралась уже связаться с командованием для получения дальнейших инструкций, когда помощник сообщила о том, что к кораблю направляется «особый» гость. Догадавшись, что это значит, девушка направилась к шлюзу встречать этого посетителя, проклиная командование за то, что любят прописывать на корабль всяких ВИП-персон, дабы спасать их шкуру. Но когда увидела, кто оказался этим гостем, то лишь склонила голову в знак почтения и поприветствовала пришедшего:
— Здравствуйте. Добро пожаловать на борт, матриарх Т’Cони.
— Называйте меня просто «профессор Т’Сони», командор, — с этими словами Лиара — да-да, та самая Лиара — кивнула в ответ на приветствие Т’Лиа, — и готовьте корабль к отбытию. Курс — Тессия. Ах да, пройдемте со мной в зал конференций, вам нужно знать, что происходит.

 Девушка кивнула, и, раздав соответствующие распоряжения, направилась в конференцзал. Оборудованный по системе Vid Com, он мог быть использован как и место для переговоров, так и как координационный центр. ИИ уже настраивал соединение:
— Главнокомандующий ВКС Альянса адмирал Марк Вега на связи.
 На одном из стендов, справа от Т’Сони и Каиры, появилась проекция статного мужчины в парадном мундире. Благородная седина в волосах свидетельствовала о том, что треть его жизни уже позади, а покрытое шрамами лицо говорило о том, что этот человек прошел не один десяток сражений.
— Примарх Палавена Дарвус Вакариан на связи, — напротив адмирала появилась проекция турианца. Сын знаменитого на всю вселенную Гарруса был удивительно похож на своего отца. Одно время их только и могли отличить по наличию или отсутствию шрама.
— Предводитель объединенных кланов Тучанки Урднот Рекс на связи, — проекция огромного крогана отобразилась во главе стола напротив Лиары. Как и профессор, правитель Тучанки практически не изменился за это время, если не считать пары новых шрамов на его лице.
— Связь с представителями кварианцев, саларианцев, гетов, батарианцев, воллусов, рахни, ханаров и элкоров установить не удалось. Причина — нет ответа.

— Спасибо, продолжай попытки связаться, — невесело произнесла матриарх. — Приветствую вас, господа, — обратилась она уже к своим старым знакомым: — Надеюсь, все понимают, в какой ситуации мы оказались. Враг забирает одну систему за другой, и мы ничего не может ему противопоставить.
— Более чем, госпожа Т’Cони, — подтвердил адмирал. — Мы потеряли связь со всеми колониями. На Земле было несколько очагов восстания одурманенных. Возле ретранслятора и по границам системы постоянно происходят стычки между нашими войсками и эсминцами Левиафанов. Они уничтожили три дредноута Жнецов и с десяток эсминцев. Если будет массированная атака — мы не продержимся и суток.
— Подтверждаю слова адмирала, — подал голос турианец. — Наша система и две наших колонии также в осаде. Враг превосходит по численности, но действует осторожно, выматывая наши войска.
— Часть моих войск была направлена на Сур’Кеш, — сообщил неожиданную новость кроган. — Сейчас там идут уже наземные бои, но моим бойцам удалось вывезти из того ада далатрессу. Она направляется на Цитадель.
— Отлично, — кивнула Т’Cони, но высказать дальнейшую мысль у нее не получилось — на связь вышел прайм гетов. Изображение дергалось и прерывалось, сквозь помехи были слышны глухие отголоски взрывов.
— П...сим ...инения, что не.... огли вы...и... на связь в наз...енный ср...к. Раннох подве... масси...нной атаке и... тальной б....ировке. Связь и ко...никации нарушены....г... бло 30% населения. Эва...ция с планеты не в...зм.. жна — полная блокада. Просим...
 Звук прервался и изображение исчезло. Повисло тягостное молчание, которое прервала профессор:
— Я направляюсь на Тессию. Возглавлю Второй и Третий флоты, мы попробуем оказать помощь обороняющимся. Наши колонии не подверглись нападению... Пока что. А вы берегите войска. При угрозе поражения отступайте к Цитадели. Это не тот случай, когда нужно стоять насмерть. Левиафанам нужна не биомасса для создания себе подобных, а рабы. Помните это. Конец связи.

 Лиара подошла к панорамному окну и облокотилась о поручни. Сто лет назад они общими усилиями предотвратили угрозу истребления всего живого в этой галактике. Принесли невероятные жертвы, но взамен получили жизнь и самую могущественную армию. Но никто не ожидал, что союзник, могущественный и древний, столь подло ударит в спину. Фрегат уже вылетал со станции, и можно было видеть, что вокруг скопилось уже две сотни исполинских машин: около ста семидесяти эсминцев и тридцати дредноутов, большая часть из которых была в ужасном состоянии... Матриарх прикрыла глаза, ей захотелось плакать. Но в это время раздался тихий голос командора:
— Профессор Т’Сони, я правильно поняла — виноваты во всем Левиафаны? Но как им это удалось?
— Это было просто для них. Мы ведь сами им в этом помогли, — ответила матриарх. — Ведь все были так рады победе, что напрочь забыли об этих существах. Но самое ужасное, что мы сделали — отвергли то, что Жнецы предложили нам. Мы сами заставили их убраться подальше от наших планет. Может быть, сказалась конфронтация в прошлом, может быть, мы ощущали угрозу... Или конкуренцию. Неважно. Важно то, что они не смогли вовремя предупредить катастрофу. Мы же все об угрозе благополучно забыли. Шепард предупреждал меня. Он был там, он видел. Пока мы наслаждались нашей победой, сферы, которые принесли наши бойцы, так и остались лежать там, где их размещали. И если одурманивание — это еще полбеды, так как можно просто уничтожить источник, прерывая связь, то многочисленные секты, считающие Левиафанов богами, стали самым настоящим бичом нашей цивилизации. Эти... — девушка с усилием сдержала бранное слово, — сволочи, будучи в своем уме, стали добровольными рабами и прислугой, что только было на руку нашим врагам. Они увидели вновь шанс повелевать галактикой так, как им захочется и несомненно поспешили этим воспользоваться, отправляя свою прислугу вербовать новых сектантов и разносить их сферы по городам наших рас. Но, что самое ужасное, все то ли забыли, то ли не знали, что стоит Жнецу или хаску раз попасть под действие сферы, как он мгновенно оказывается подконтрольным Левиафану. Как получилось так, что под контроль попали столько Жнецов — я не знаю. Возможно, сектанты помогли в этом, а возможно, взятие под контроль очередного синтетика оставалось незамеченным Конструктом... Одно я сейчас знаю точно — каждый вражеский Жнец сейчас несет в себе такую сферу, которых наши любимые сектанты наклепали столько, что можно было бы выстроить из них новую Цитадель. Более того, подконтрольными оказались так же и корабли-транспортники. А это — десятки тысяч хасков. Я думаю, окончательной целью будет Цитадель, дабы уничтожить ИИ раз и навсегда, и вот тогда ни одна раса не сможет ничего противопоставить этим исполинам... — Т’Сони смотрела на прибывающие военные корабли других рас, на летящих Жнецов. — И мне кажется, что не одна я так думаю.
— Но... Что же нам делать?!
— Сражаться. Или стать рабами, — с этими словами Лиара вышла из конференц-зала и направилась к лифту.

 Проводив взглядом профессора, Т’Лиа присела на край стола, погрузившись в мысли и пытаясь переварить всю ту информацию, которая на нее высыпалась. Пусть ее было и не много, но она объясняла, что за чертовщина начала здесь твориться, и почему галактика вновь впала в хаос. Только сейчас она вспомнила, что пару раз даже на Цитадели сектанты, зовущие себя Адептами Великих Богов, которые явно проповедовали культ поклонения Левиафану и несли эту идею в массы, устраивали довольно крупные заварушки. Один раз пришлось даже вызывать СПЕКТРов, дабы усмирить бунтующих методом массового истребления, ибо ничего иного на этих психов не действовало.
— Коммандер Т’Лиа, мы подходим к ретранслятору. Расчетное время до прыжка — две минуты, — голос пилота по внутренней связи вырвал девушку из пелены мрачных размышлений. Встав, она покинула кабинет и через минуту уже проверяла поступившие на ее терминал данные, стоя на мостике. Махина ретранслятора, откуда вышел еще один Жнец класса «Властелин», с опаленной по всему корпусу броней, была прямо перед ними и поражала своим величием. Впрочем, экипаж корабля был не из тех, кого можно было бы удивить хоть чем-то. А тем более — ретранслятором, которые они проходили сотни и тысячи раз. Пол слегка завибрировал под ногами, и через мгновение они уже летели с невообразимой скоростью к родным мирам.

 Тессия встретила их мрачными переговорами в эфире и видом пяти флотов, живым щитом оградивших ее от всего остального мира. Все семь тяжелых дредноута класса «Пункт Предназначения», которые были гораздо больше и мощнее своего предка, так же были расположены здесь. Являющие собою смертельно-красивое произведение искусства, эти исполины были вершиной творения органических рас. Лишь только дредноуты гетов могли составить им хоть какую-то ощутимую конкуренцию. Но за все приходилось платить — медленные и неповоротливые, они были прекрасной мишенью для мелких Жнецов, в том числе и класса «Разрушитель». Сейчас же эти корабли, выстроившись кругом, дрейфовали в открытом космосе, охраняя спокойствие этого мира.
— «Нормандия Нова» вызывает Тессию. Просим разрешение на посадку в деловом сегменте, — голос Каиры звучал уверенно и гордо. Она не должна предстать перед матриархатом в виде раздавленной куклы.
— В разрешении на посадку отказано, — ответил монотонным голосом ВИ, — объявлено осадное положение. Если вы не измените маршрут, ваш корабль будет уничтожен.
— Код допуска — зэд-шесть-кю-восемь-ноль-восемь-эф-три-ди-икс-эн-один-два-один-ноль-ноль-ноль-один, — бесцветным голосом сказала девушка.
— Код принят. Подтвердите авторизацию.
 Азари набрала комбинацию на панели управления.
— Авторизация пройдена. Добро пожаловать на Тессию, командор Т’Лиа. Ваш док № 12. Восточный деловой район.
 Облегченно вздохнув, капитан корабля осмотрел свой экипаж — все были заняты рутинной работой, и вроде бы все шло как обычно, да вот только ощутимое напряжение в воздухе выдавало волнение каждого из команды. Каира повела рукой, и голографическая панель «оторвалась» от стойки и повисла в воздухе. Еще одно движение, и она исчезла. Поежившись, командор направился в кабину пилота.
— Ты ведь не была еще на Тессии ни разу, ведь так? — Т’Лиа рассматривала молодую азари, занятую управлением.
— Нет, госпожа. Но я уже могу сказать, что эта планета прекрасна...
— Была когда-то... — криво усмехнувшись, девушка провела рукой в воздухе, и давешняя панелька зависла буквально перед ее лицом. Слегка отодвинув ее, девушка нашла в своем архиве фотографии, где она сама еще была очень-очень юной. — Сейчас там уже все по-другому. Но это не важно. Не перепутай — 12 док восточного района.
 С этими словами и чувством выполненного долга девушка вернулась на командный мостик и начала наблюдать за картой галактики. Еще вчера на ней были сотни доступных систем. Сейчас же активными, то есть подающими ответный сигнал, остались чуть более трех десятков.
— Из огня да в полымя... — тихо прошептала она.

 Через две минуты фрегат вошел в док и состыковался с терминалом. Каира, выслушав доклад помощника о том, что все прошло нормально, и они могут направляться в любой район Тессии благодаря особому разрешению, которое было выдано при посадке, кивнула и направилась на нижние палубы. Матриарха девушка нашла в баре. Та стояла около закрытого смотрового окна на коленях, будто молилась и тихо шептала:
— ...наша дочь... Я молю...
— Профессор Т’Сони, мы приземлились, — прервала ее командор.
— А? — встрепенулась Лиара, — Да... Сейчас. Сейчас буду. Подождите наверху. Вы пойдете со мной.
 Пожав плечами, Т’Лиа развернулась и вышла, отметив, что в руках у азари был компактный передатчик. Такие средства связи получили распространение в последнее время, так как осуществляли передачу напрямую, а не через экстранет, но стоили целое состояние. Ждать долго не пришлось — матриарх появилась буквально через две минуты и сразу же, не говоря не слова, а лишь махнув капитану корабля рукой, чтобы та следовала за ней, направилась к шлюзу.

 С удивлением отметив, что их никто не встречает, Каира шла за профессором, с интересом оглядываясь по сторонам. Осадное положение плохо сказалось на атмосфере в космодроме. Запрещены были не только входящие рейсы, но так же нельзя было и покинуть планету, а это привело к тому, что сотни беженцев, в основном с маленькими детьми, застряли в терминалах отбытия. Все они планировали попасть на Цитадель, иллюзорно воспринимая ее как оплот спокойствия и безопасности, но, столкнувшись с этой преградой, уперлись, в буквальном смысле, лбами в стену, все еще надеясь, что их кораблям будет дано разрешение на взлет. Девушка не совсем понимала смысл такой блокады планеты своими силами, разве что правительство хотело, чтобы при нападении Левиафаны получили даже больше рабов, чем рассчитывали? Отогнав эти, как она сама окрестила, «еретические» мысли, Т’Лиа взглянула на спутницу, идущую впереди.
 Лиара шла, высоко подняв голову и расправив плечи. Быстрая, уверенная походка, идеальная осанка — внешне казалось, что она не только не угнетена, но и верит в счастливый исход. К сожалению, такой настрой был чужд окружающим, уставшим и обозленным людям, которые провожали азари кто равнодушным, а кто и вовсе враждебным взглядом.

 На стоянке аэрокаров было невероятное оживление: десятки машин отбывали и прибывали, сменяя друг друга. Такая суматоха не обошлась без нескольких аварий. Здесь же стояли шаттлы «скорой помощи», которые были обязательны при таком скоплении народа — местный медпункт не справлялся с наплывом граждан, которым стало плохо, либо получившим различного рода травмы. К счастью, в этот водоворот девушки не попали: вип-зона находилась чуть в стороне и была довольно пустой — лишь несколько аэрокаров да с десяток человек, которые прогуливались между ними. К двум азари сразу подбежал водитель одной из машины:
— Матриарх Т’Cони? Командор Т’Лиа? Прошу вас, присаживайтесь. Вас уже ожидают.

 За пределами космопорта был уже совсем другой мир — народ был занят рутиной, будто и не было никакой войны. Отстроенная к этому времени Тесся лишь только способствовала ощущению безопасности и умиротворения. Все куда-то спешили, что-то делали. Где-то возникали конфликты, а где-то мирились. Кто-то ссорился, а кто-то влюблялся. Но даже в этой иллюзии мира чувствовалась нависшая тяжесть неопределенности и страха. Да, именно страха, которые люди скрывали кто под маской беззаботности, кто под маской занятости.

 Каира смотрела в окно на проплывающие мимо здания, уходящие шпилями в голубую высь. Она еще помнила, как сто лет назад здесь все пылало. Как недалеко от этих мест она, с горсткой своих бойцов, из последних сил удерживали небольшой кусочек земли, и как прямо на них шагали несколько крупных Жнецов. Тогда они уже все мысленно приготовились к смерти: зная, что ничего не смогут сделать этим исполинам, они лишь обреченно могли наблюдать, как те шаг за шагом приближались к их позициям. А затем, внезапно, синяя вспышка, и будто холодный ветер обжег их лица. Тогда они не поняли, что произошло, но Жнецы вдруг поднялись в небо, а хаски отступили. Одно тогда было ясно — если это была и не победа, то хотя бы еще один день жизни. Они радовались, словно маленькие дети: прыгали, кричали, обнимались. Они — бойцы, прошедшие не один десяток сражений...

 Воспоминание командора прервала матриарх, которая потрясла девушку за плечо. Как оказалось, ее уже минуту, как пытались окликнуть, но реакции, естественно, было ни какой.
— Я уже подумала, что ты тоже попала под влияние, как многие несчастные, — сказала Лиара. — Я хорошо запомнила один случай на исследовательской базе. Люди, похожие на безвольные овощи, которые в таком состоянии провели одиннадцать лет. Богиня... Это ведь ужасно.
 Матриарх вышла из машины и направилась по широкой аллее к входу огромного правительственного здания. Т’Лиа, вздохнув, выбралась из аэрокара и направилась за ней, нагнав спутницу только возле входных дверей.
— Профессор Т’Cони, вы же знаете этот совет. Что вы хотите от них добиться?
— У нас нет выбора, Каира... — Лиара впервые за все время назвала спутницу по имени. — Пока мы не под ударом, нам нужно помочь остальным. После войны наш флот стал самым большим в галактике, после флотов гетов и кварианцев. Мы должны это сделать. А если нет, то хотя бы добиться разрешение на вылет для этих несчастных людей! — девушка сжала ладони в кулаки, а сама вспыхнула биотикой, однако быстро взяла себя в руки вошла в вестибюль.
 Здесь было прохладно и тихо. Несколько охранников почтительно склонили головы, увидев Т’Сони. Навстречу вышла секретарь, и сообщила, что их ожидают в малом приватном зале. Проворчав что-то по поводу «не могли бы они забраться еще выше», профессор в сопровождении командора вошла в лифт. Долгий, ну просто очень долгий, подъем на самую вершину шпиля позволял насладиться прекрасным видом на планету-город. В отличие от других планет, которые уже представляли собой не что иное, как муравейники, эту можно было назвать райским уголком. Огромные парки, водоемы, прекрасные белые строения, будто подпирающие в небеса. Все это дополнялось изящной архитектурой и продуманной планировкой. За менее чем пятьдесят лет, Тессия, восставшая из пепла, полностью отстроилась, более того — стала одним большим городом, так как ее население увеличивалось с невероятной скоростью. Неужто все это вновь превратится в пылающий ад? Все, за что проливалась кровь? За что сражались насмерть? Думать об этом было больно, но к счастью, лифт уже достиг вершины, и обе азари вышли в небольшой коридорчик. Давешний секретарь, который ехала с ними, попросила их подождать, а сама вошла в открывшиеся двери. Через пару секунд она позвала посетителей.

 Войдя, командор с интересом осмотрелась — ей до этого никогда не доводилось здесь быть. Под высоким потолком крутилась проекция галактики, к счастью, без каких либо обозначений, говорящих о том, что вновь идет масштабная война. Большой, длинный, полукруглый стол, за которым сидели четыре матриарха, представлявшие собой верховную власть Азарийской республики, располагался вдоль огромного панорамного окна, из которого открывался вид на весь правительственный район Тессии. Девушка не сразу поняла, что разговор перерос в ожесточенный спор, и стала прислушиваться к переросшей в ругань беседе:
— Жалко, что уже нет моего отца! Вы бы не разговаривали со мной в таком тоне!
— Ваш отец был бунтарь и самодур! А вы, мисс Т’Сони, не далеко от него ушли! И было опрометчиво признавать вас матриархом в столь раннем возрасте!
— Каждый из нас выбирает сам, когда, как и кем становиться! — отрезала девушка. — Вы же не видите очевидного! Они нуждаются в нашей помощи! И я уверена, что острие атаки пришлось на Раннох!
— То, что вы задумали — чистое безумие! Да, мы знаем, что турианцы и люди отправили часть своих кораблей на выручку соседям. И что из этого вышло? С ними была потеряна связь. Они все погибли.
— Мы должны, вы понимаете, должны! Я не могу поверить, что два огромных флота были уничтожены за одни сутки! Даже если планета пала, даже если нам не удастся снять блокаду, я верю, что хотя бы половина их флота все еще находиться в строю, и нам их нужно найти! Возможно, это наш путь к спасению — объединить все силы и дать отпор.
— Какой смысл искать остатки флота, который, имея больше ста тысяч боевых судов, не смог удержать родную планету? Такова, значит, их эффективно...
— А какой смысл сидеть и ждать когда тебя сотрут в порошок?!
— Вы нас утомили, профессор Т’Сони. Мы дадим вам один тяжелый дредноут и десять крейсеров. Это все, чем мы можем вам помочь.

 Не говоря ни слова, Лиара вышла из кабинета. Каира направилась за ней следом. Войдя в лифт, матриарх подошла к стеклу и прислонилась лбом к прохладной поверхности:
— Как мне все это напоминает те времена. Как можно быть такими недальновидными.
— Я пропустила начало вашего разговора...
— Ты мало что пропустила, коммандер... — незаметно для себя Т’Сони перешла на «ты». — Я предложила эвакуировать колонии, а основные флоты стянуть к Тессии. При этом останутся резервы, которые можно было бы направить на помощь нашим союзникам. Я предложила разрешить покинуть планету беженцам... Но, как ты можешь догадаться, я получила категорический отказ. Они считают, что им ничего не угрожает, так как на них до сих пор не напали, а значит, считают, что они слишком сильные противники. Но распыление сил и отступление будет признаком слабости, и это незамедлительно повлечет за собой действия со стороны врага.
— Бред.
— Я им так и сказала. В конце концов, я попросила выделить три флота с транспортными кораблями, дабы обеспечить эвакуацию осажденных планет. Надо мной только посмеялись и предоставили лишь горстку кораблей.
— Но ведь там есть один тяжелый дредноут... — неуверенно протянула девушка.
— Есть. Но от него одного толку мало. Более того, он в огневой мощи не превосходит ваш фрегат, коммандер.
— Фрегат прошел полевые испытания, профессор, но неизвестно, как новое вооружение поведет себя в бою...
— Скоро мы это проверим. Совсем скоро... — невесело усмехнулась азари в ответ.

 Когда девушки прибыли на корабль, то с ужасом узнали, что буквально полчаса назад поступил сигнал о том, что Земля, колыбель человечества, была взята в осаду, а бои уже развернулись на улицах городов. Была и хорошая новость — с ними связалась командующая третьего Азарийского флота и предложила выделить еще несколько кораблей, включая два дредноута, не ставя в известность командование. Но самая важная, и, наверное, радостная — если можно было бы так назвать хоть что-то в реалиях этого времени — новость заключалась в том, что на связь вышел командующий остатками объединенных флотов гетов и кварианцев. Услышав это, обе девушки метнулись в зал конференций.
— Адмирал Раун’Зен на связи, — монотонно сообщил ИИ, и на одном из постаментов появилось изображение кварианца в черном скафандре.
— Матриарх Т’Сони, командор, рад приветствовать вас. Мне уже сообщили, что вы собираетесь выслать нам подкрепление.
— Рада видеть вас в добром здравии, адмирал Раун’Зен. Да, вам верно сообщили, однако мне предоставили лишь несколько десятков кораблей.
— Я понимаю. Но мы будем рады любой поддержке сейчас. К сожалению, большая часть планеты в руках противника. Однако остались несколько укрепленных районов, которые продолжают сопротивление. Я слышал, что у вас есть транспортные корабли. Мы смогли эвакуировать часть правительства и часть элитных войск с учеными, но, к сожалению, весь наш транспортный флот был уничтожен в первые часы нападения, а системы жизнеобеспечения едва справляются с таким количеством человек на военно-транспортных кораблях. Нам нужно разместить людей.
— Именно с этой целью мы и направляемся к вам. Где вы располагаетесь? Какова ваша... численность?
— Внезапное нападение распылило наши силы. Много кораблей было уничтожено. Геты пострадали больше всего: более трети их войск были взяты под контроль врагами до того, как они смогли разработать систему защиты. Так что и нам и им пришлось отбиваться еще и от бывших напарников. Сейчас мы базируемся за пределами системы. Нам удалось собрать около двадцати тысяч кораблей, но в основном это фрегаты и корветы. У нас только пятьдесят крейсеров и всего лишь восемь уцелевших дредноутов.
— Не много... У вас есть план?
— Да... Ну как вам сказать. Некоторое подобие. Перед вашим прибытием мы атакуем врага, связывая его боем. Вы в это время сможете перебросить часть беженцев на свои корабли, а мы прикроем ваш отход. К сожалению, Раннох придется оставить. Слава Киле, их не переработают в хасков, а значит есть шанс и есть время... Но я клянусь — я лично уничтожу всех, кто стоит за этим. Голыми руками!
— Ясно. Ожидайте. Конец связи, — Лиара повернулась к капитану. — Вылетаем. Попробуем сделать все, что сможем. Перед последним ретранслятором сообщите адмиралу о нашем скором прибытии.
 Командор козырнула и направилась на мостик, еще услышав, как вышел на связь адмирал Вега, сообщавший, что силы противника прорвались, и уцелевшие остатки флота отправляются к Цитадели. Выйдя на мостик, Т’Лиа связалась с капитанами судов, отправляющихся вместе с ними, и дала отмашку на отбытие.

 Как и было предписано, Каира отправила сигнал о том, что их силы входят в последний ретранслятор, ведущий в Вуаль Персея. Когда они вышли из сверхсветовой скорости, взору предстала пугающая картина — сражение было в самом разгаре. Тысячи кораблей перемешались в одну большую кучу малу. На фоне этого хаоса выделялся белый красавец дредноут, первый и единственный из построенных кварианцами после войны. Мощь его орудий была колоссальна даже по сравнению с тяжелыми дредноутами азари. Тем не менее, он не находился в гуще сражения, а прикрывал несколько транспортных судов. Но следующий мог Каира запомнила на всю свою жизнь...
 Один из дредноутов Жнецов, обнаружив незваных гостей, направился наперерез. Естественно, все были готовы к бою, но флагман кварианского флота опередил всех: одновременный залп всех основных орудий «Новой Надежды» — а именно так он назывался — произвел такую вспышку, что казалось, будто невдалеке рванула сверхновая, ослепляя всех наблюдающих. В гробовой тишине экипажи вновь прибывших судов наблюдали, как десяток ярко-желтых, почти белых лучей, устремились к «Властелину», а спустя мгновение вражеский корабль буквально разорвало в пыль, сопровождая это действо сильнейшим взрывом. Раздавшийся внезапно в абсолютной тишине голос ИИ, сообщивший, что кинетические щиты упали на 21% из-за удара взрывной волны, заставил всех подпрыгнуть от неожиданности, возвращая их в эту реальность.
— Сила и мощь... — произнесла тихо Лиара, которая никем незамеченная прошла на мостик. — К сожалению, он один. И им войну не выиграешь.

 Распределение пассажиров между судами прошло гладко и без эксцессов — флот, пусть и мелких, но быстрых и мощных кораблей доставили врагу массу неудобств. Были уничтожены около десяти дредноутов Левиафанов и более сотни эсминцев, не считая более мелких кораблей, однако и флот гетов и кварианцев потерял две трети своих судов. И все дредноуты и крейсера, кроме «Новой Надежды». Адмирал Раун’Зен погиб, пустив свой подбитый пылающий фрегат на таран, забрав с собой еще один тяжелый корабль подконтрольного Левиафанам флота. Когда Лиара и Каира спросили у контр-адмирала Наири’Леви, оправданы ли были эти жертвы, то та лишь отрезала, сказав, что бойцы обязаны были сохранить жизни невинных и гражданских любой ценой. Присутствующий здесь же на связи прайм гетов, командующий оставшимися силами некогда грозной армии, полностью поддержал точку зрения Наири, добавив, что у органических существ есть такое понятие, как благородство и честь, и что это — ценнейшие их ценности. Спорить было бессмысленно.

 Когда на связь вышел турианский примарх и сообщил, что их силы раздроблены, а флот отступает к Цитадели, Т’Лиа поняла, что самые худшие опасения сбываются. По предварительным подсчетам, около восьмидесяти процентов флота Жнецов оказалось под влиянием Левиафанов, включая ранее созданных хасков. Более того — армия одурманенных и сектантов росла с каждой секундой. На некоторых планетах войска предателей встречали чуть ли не с хлебом и солью, разобравшись с обороной еще до того, как прибудет мятежный флот. Поступило сообщение с Тессии, в котором говорилось, что несколько колоний подверглись нападению, а в самой столице прокатилась волна мятежей, подогреваемая сектантами и одурманенными. Малочисленный флот кроганов был рассеян, но смог объединиться с остатками флотов ханаров и саларианцев и пробиться к Цитадели. На Тучанке продолжают идти ожесточенные бои. Урдот Рекс погиб на поле боя. Планеты элкоров и волусов захвачены, а их войска полностью разбиты.
— И все это менее, чем за одни сутки? — ошарашенная и шокированная Каира смотрела на Лиару, которая сама была не в лучшем состоянии.
— Мы расслабились, командор... Мы проиграли потому, что не ожидали. Это был нож в спину.
— Но мы еще не проиграли. У нас есть шанс!
— Но с нами нет и Шепарда.
— Так ведь говорили, что теперь он в каждом из Жнецов! Да и вообще, он был просто человеком!

 Вспышки агрессии от профессора девушка никак не ожидала, и, оказавшись впечатанной в стену и удерживаемой биотическим полем, от удивления лишь округлила глаза.
— Первое! Он был чем-то большим, чем просто человеком! Он пожертвовал собой, чтобы мы жили, а мы про**али этот шанс! Второе! Тогда сектантов и одурманенных было значительно меньше. Мы все знали, что это война на выживание. Сейчас уже другое! Сейчас, если хорошо полижешь зад креветке, то, может, вознесешься до небес в их новой империи! — Т’Сони прикрыла глаза, вздохнула и опустила руку. Т’Лиа упала на четвереньки и медленно поднялась...
— Прости, — продолжила профессор, — что-то на меня нашло. Не за это мы сражались, понимаешь? Мне сейчас кажется, что лучше сдаться, чтобы избежать лишних жертв.
— Сдаться? И жить в рабстве? Я лучше погибну с гордо поднятой головой, чем пресмыкаться всю жизнь перед своим господином! — Каира будто бы и не помнила того, что секунду назад висела в полуметре над полом. — Всегда есть шанс, госпожа. Всегда.
— Как будем подлетать к Цитадели, позовите мня. Я буду на смотровой палубе.

 Лиара вышла, а Т’Лиа стояла еще некоторое время посреди конференц-зала. Очнувшись от мыслей, она быстрым шагом направилась на мостик. Общее чувство подавленности и обреченности было настолько явным, что, казалось, можно за него ухватиться. Поняв, что дальше будет только хуже, девушка включила общую связь и обратилась к экипажам судов:
— Друзья, мои боевые сестры, — начала она, — вместе мы прошли не одно сражение плечом к плечу. Всегда прикрывали друг другу спину. Наш послужной список полон и радостью побед и горечью поражений. Но тогда, сто лет назад, мы все вместе подарили этому миру надежду на жизнь! Мы жертвовали собой, дабы свет смогли увидеть наши дети. Многие из нас сложили головы и стали легендами, имена других затерялись в истории. Но они все — герои. Как и мы с вами, сестры! Все мы! Каждый из нас принес великую жертву ради нового мира! Так не дадим же этой жертве быть напрасной! Мы выстоим, ибо нет такой силы, которая смогла бы сломить нас и наш дух! От нас зависит наше будущее и будущее наших детей! Никто не в силах отобрать у нас то, что по праву принадлежит нам и нашим детям! И последнее, что увидят наши враги — испепеляющий огонь наших орудий, отправляющий их в могилы!
 Мрачное «ура» прокатилось по фрегату. Закаленные в боях бойцы знали, что шанса практически нет, но надежда и вера порой делали чудеса. Девушка хмуро усмехнулась и покинула мостик. Войдя к себе в каюту, она повалилась на кровать в том, в чем была и мгновенно уснула.
 Разбудила ее старпом, сообщавшая, что Цитадель на расстоянии одного прыжка. С великим сожалением осознав, что все события были далеко не сном, девушка встала и прошла в уборную. Ополоснув лицо, она посмотрела на себя в зеркало. Усталые глаза, опущенные уголки губ — будто она и вообще не спала. В сердцах плеснув водой на свое отражение, Каира спустилась на третью палубу и сообщила сидящей и смотрящей в пустоту космоса матриарху, что вскоре они прибудут на Цитадель. Та кивнула и проследовала за командором на мостик. Знакомая вибрация пола, прыжок, выход из сверхсветовой и вздох удивления...

 А ведь удивляться было чему. Десятки тысяч кораблей окружали станцию, которая была едва различима позади них. Здесь были все вперемешку: Жнецы, корабли турианцев и людей. Немногочисленные суда кроганов и ханаров с саларианцами. Из ретранслятора, позади «Нормандии Нова», вышел кварианский дредноут, а за ним и остальной объединенный флот, догнавший их в последней системе. Постепенно прибывали корабли Азарийских ВКС — пока командор спала, пала Тессия, но практически весь флот смог уйти в целости. Количество кораблей уже превышало раза в два число судов, атаковавших осажденную Землю более ста лет назад. Один вид этой армады внушал надежду на удачный исход...
— Командер Т’Лиа, я буду в конференц-зале, координировать действия нашего флота. Если что — найдете меня там. Транспортным судам прикажите отправляться на Цитадель. Всем боевым — занять оборону.
— Есть! — козырнула Каира вслед уходящему профессору и вопросительно посмотрела на старпома.
— Она — новый главнокомандующий Азарийский ВКС... — тихо произнесла Мирра, поняв о чем хотела спросить командор.
 Кивнув, Т’Лиа отдала соответствующие распоряжения и принялась наблюдать за перемещением союзных судов. Корабли занимали круговую оборону вокруг Цитадели, готовясь к скорому вторжению. Это обещал быть бой не на жизнь, а на смерть...

 Заняв позицию возле кварианского исполина, который в свою очередь разместился в последних рядах защитников возле самой станции, «Нормандия Нова» легла в дрейф. Предстояли многие часы ожидания. В душе теплился огонек «А вдруг пронесет?», хотя каждый знал наверняка, что беда придет и сюда. Через несколько часов союзные корабли перестали прибывать. Были попытки проникновения небольших судов с одурманенными на борту, но Жнецы каким-то образом узнавали об этом и сбивали нарушителей сразу после выхода из ретрансляторов. И, как показал опыт, бойцам Левиафанов не удавалось затеряться даже среди десятка судов — точный залп мгновенно срезал враждебное судно, не причиняя вреда остальным.
 Тишина на корабле прерывалась лишь четкими командами, зато в эфире стоял сущий ад. Старпом описала происходящее в конференц-зале, как битву на планете Земля, только во сто раз хуже. Мысленно посочувствовав матриарху, девушка потянулась и замерла, увидев, что далекий ретранслятор ожил. Вот теперь тишина наступила даже в конференц-зале, из которого спустя мгновение прибежала Лиара. Все взгляды были прикованы к вращающимся кольцам древней конструкции...
— Держитесь, сестры. Момент истины, — сказала Каира и в то же мгновение вокруг ретранслятора показались первые вражеские корабли.

 Тягостное ожидание вмиг сменилось яростью боя. Одновременный залп сотен кораблей буквально смел первые суда противника, но за ними все прибывали и прибывали новые. Вот два заряда вражеского Жнеца попали в крейсер Альянса, пробив щиты, броню и разрубив его буквально пополам. Еще несколько небольших судов вспыхнули, объятые пламенем. Тем временем, передовые линии уже смешались, превращая космический бой в самую настоящую свалку. Где-то сбоку дала залп «Новая Надежда», но куда ушли заряды, уже никто не увидел. Каира дала приказ начать атаку, и фрегат заскользил между союзными кораблями навстречу противнику. Его маскировка, намного более совершенная, чем ранее, давала возможность подобраться к противнику вплотную, однако, не стоило забывать о тех судах, пилотами которых являлись сектанты и порабощенные бойцы — ведь визуальный контакт еще никто не отменял.
 Впереди показался новоприбывший Жнец: сомнений не было, ибо силы, которые были у станции, сейчас на радаре отображались зеленым, а этот исполин был помечен красным треугольником.
— Главный калибр к бою. Уничтожить цель! — выкрикнула командор, и через секунду два тонких, но невероятно ярких луча устремились к исполину, пробив щиты и прорезая броню. Мгновение, и гигант взорвался, объятый пламенем. Улыбка, не предвещающая ничего хорошего для врага, коснулась губ Каиры, а взгляд задержался на звене истребителей, схлестнувшихся с вражескими кораблями класса «Око».

 Но исход боя был предрешен еще в самом начале — численное превосходство, невероятная мощь и техническое совершенство сил Левиафанов было неоспоримо. Т’Лиа и Т’Сони могли только наблюдать, как «Новая Надежда» получает попадание за попаданием. Как спали с дредноута щиты. Как, выдержав еще с десяток залпов, гигантский корабль взорвался, а взрывная волна размела мелкие суда, пытающиеся выручить флагман.
 Закрыв глаза, Лиара прошептала, что это конец. Каира, посмотрев на матриарха, промолчала. Теперь уже и правда не было надежды. Ее взгляд упал на летящий сбоку крейсер как раз в тот момент, когда выстрел Жнеца прошил ему бок. Взрыва, на удивление, не было, зато судно, принадлежащее людям, сбилось с курса и теперь неслось прямо наперерез фрегату. ИИ завопил о неизбежном столкновении, пилот среагировал мгновенно, но ему не хватило буквально доли секунды. Страшный удар, скрежет. Командор не удержалась на ногах и, падая, ударилась головой о панель. В глазах потемнело, и девушка потеряла сознание.
 Очнувшись, она обнаружила себя лежащей возле дверей в кабину пилота. С трудом поднявшись, она подошла к ней, но азари, управлявшая кораблем, была мертва. Выругавшись, она, опираясь о стену, направилась к мостику. Аварийное освещение подсвечивало красным светом тела погибших бойцов, от чего становилось жутко.
— Командор Т’Лиа, — Мирра, которая умудрилась выжить в этом аду, подошла к ней. — Отказ всех систем. Четвертая и пятая палубы уничтожены. Уничтожено машинное отделение. Какие будут приказы?
 Девушка посмотрела на подошедшую к ним Лиару и еще нескольких уцелевших и способных ходить бойцов. Помещение наполнялось стонами раненых.
— Помогите выжившим. Это все, что мы можем сделать, — развернувшись, она направилась обратно в кабину пилота.
— Цитадель закрывается... — раздался рядом голос матриарха.
— Вижу, — ответила девушка. — Быть может это и защитит тех, кто внутри?
— Я верю в это... Шепард не предаст их, как мы когда-то предали его.
 Внезапно, уже полностью закрывшаяся станция исчезла. Будто перешла на сверхсветовую скорость, оставляя остатки союзного флота.
— Мы сражались до последнего, профессор. И мы потеряли все.
— Ты не права, Каира, — ответила Т’Сони, взяв командора за руку. — Всегда есть надежда...

 Они стояли и смотрели, как приближается большой Жнец. Как раскрылись его щупальца, и как начал накапливаться заряд. Они лишь сильнее и сильнее сжимали друг другу руки. За мгновение до выстрела с уст Лиары сорвалось лишь одно слово: «Шепард»...

***

 "Я знал того человека, который пожертвовал всем ради вашего будущего. Он погиб, дав шанс родиться мне, чтобы я смог охранять ваш покой, ваш мир, вашу жизнь. Но он не мог предположить, что вы откажетесь от этого дара. Что каждый из вас сохранит ненависть к этой древней расе, и что вы погрязнете в междоусобицах. Он не мог знать, что когда мы попытаемся положить конец конфликтам, то все расы галактики вновь обернулись против нас. Нашим кораблям запретили появляться в населенных планетных системах. Нам отвели роль мусорщиков, следящих за чистотой тех миров, куда остальные лишь только пытались дотянуться. Но даже я не мог предположить, что нам нанесут удар в спину. Закрыв глаза на тех, кто начал поклоняться нам и нашим создателям, люди подписали себе приговор, а когда поняли, чем это грозит, то было уже слишком поздно. В тот момент я начал терять связь с моими патрулями. Одновременно обрывалась связь с десятками кораблей. Когда же я узнал причину, то время было потеряно. Я стал отводить свои силы к населенным планетам, но больше половины войск попало в заранее подготовленные ловушки. Армия врага росла, и, пытаясь остановить противника, я двинул все свои оставшиеся войска на Яртар. К тому моменту, выработав защиту от воздействия сфер, я был уверен в своей победе. Мы превосходили числом врага как минимум в 4 раза. В резерве я держал еще двадцать процентов всех своих бывших войск. Но когда корабли приблизились к планете с целью разбомбить и уничтожить все живое, импульс нового вида, перед которым мы оказались беззащитны, и невероятной мощи вывел их всех из строя. Одновременно с этим, большая часть войск, находившихся в резерве, подверглась атаке еретиков, коими стали одни из нас. В попытке прорваться и уничтожить те машины, которые остались на орбите Яртара, я потерял еще десятки своих кораблей и был вынужден отступить. В последнем сражении вновь объединившиеся силы союзных флотов потерпели ожидаемое поражение, но я смог сохранить станцию и два десятка своих кораблей. Однажды мы вернемся и вернем тот мир, который принадлежит нам. Это говорю вам я — Шепард! Тот, чья жертва была напрасна.


Год: 2971, 21 декабря.
Время: 12 часов 75 минут по общегалактическому.
Население станции: 15 миллионов 283 тысячи 18 человек.
Запас продовольствия: не ограничен. Запас воды: не ограничен. Запас кислорода: не ограничен.
Загрузка рециркуляции: 47%
Запас нулевого элемента: 28 кпк
Расстояние до Большого Магеланового Облака: 11 кпк

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 07.03.2013 | 1337 | 43 | Александр Вощула, Kreo, The Wild Blue Yonder, Paragon Dusk, Синяя концовка | Darth_Eclipsis
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 53
Гостей: 38
Пользователей: 15

Dredd1875, Kailana, MacMillan, Grеyson, Goldi, vserzh, kytyZov, Sifiya, Kostelfranco, Kobonaric, Faler92, Bokozan, 1stSgt, ЖмышенкоВалерийАльбертови, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт