Unexpected. Глава 4 & 5


Название: Unexpected
Автор: inthenightside
Переводчик: Ketara
Разрешение на перевод: Есть
Категория: Mass Effect
Рейтинг: М
Персонажи и пейринги: Советник Спаратус/фем!Шепард
Жанр: AU, Romance
Предупреждение: В наличии постельная сцена.
Статус: закончен
Статус перевода: закончен

Глава 4


Маленький корабль разведчик без проблем вылетел из дока, на полной скорости протаранив шлюз. Она вздрогнула, когда шлюз сломался, но, по крайней мере, корпус корабля остался неповрежденным. Спаратус вглядывался вдаль с точно таким же выражением лица. Она по спирали обогнула Жнеца, все еще сидевшего на Башне Цитадели. Все пространство вокруг станции было усеяно обломками кораблей и самой станции. Она не хотела думать об этом. Сейчас это были всего лишь небольшие препятствия.
— Жнец, — проговорил Спаратус сдавленным голосом, молча попросив ее не подлетать к нему близко.
— Я знаю, — Шепард почему-то испытывала чувство дежавю, сама не зная почему. — Не волнуйтесь. Мы для него слишком маленькие. — Она надеялась, что голос ее прозвучал убедительно. Шепард была почти уверена, что Жнец наблюдал за ними, но, возможно, это просто разыгралось ее воображение. — Но если Вам так хочется поговорить, расскажите мне, откуда у Члена Совета военная карьера за плечами?
Она вздохнула с облегчением, когда их маленький корабль вышел из зоны досягаемости Жнеца.
Он нервно дернул жвалами. 
— Вы действительно думаете, что сейчас подходящее время для обсуждения моего прошлого? — недоверчиво спросил он.
— Мне просто любопытно. Вы выставили меня полной дурой там, на станции.
Спаратус фыркнул в ответ. 
— В этом нет ничего удивительного. Совет Цитадели, как вы знаете, в случае острой необходимости выступает в роли военных командиров. У любого турианца за спиной есть армия. Как еще мы могли требовать, чтобы наши солдаты следовали за нами? — Он снова фыркнул. — Только люди подчиняются в бою тем, кто сам никогда не воевал. Турианцы так не делают. Кроме того, все конфликты, возникающие между сослуживцами, разрешаются в спарринге в полный контакт. — Он сам так не раз делал. — Все же... я просто сделал себе карьеру в политике, когда ушел со службы. 
Она промолчала, огибая наиболее крупный обломок, и только потом придумала ответ.
— Вы действительно так думаете? Поле битвы выглядит иначе, оружие другое, но сражения — те же самые. В обоих случаях, любая ошибка будет критической для Вас и людей, за которых Вы ответственны.
Немного помолчав, она продолжила: 
— Ну, я не знаю, сколько лет назад Вы ушли с действительной военной службы, но Вы безусловно не растеряли своих навыков. Вы отлично показали себя там.
Он фыркнул и кивнул уже более спокойно. 
— Аналогично. Теперь я вижу, почему Вы так долго смогли остаться в живых. — Она услышала, как он остановился за ее спиной. — Шепард, я знаю, что Вы хотели скинуть меня на Жнеца, но вы же не в буквальном смысле это сказали, не так ли? — Казалось, он действительно испугался, и она не могла винить его за это.
— Можете не волноваться, — сказала она. — Просто с такого расстояния он не сможет нас подбить.
Как только ретранслятор оказался в зоне видимости, Шепард включила скорость на максимум. — Держитесь.
Ретранслятор оказался рабочим, и секундой спустя это чудо инженерной мысли перекинуло их в другую точку галактики.
Спаратус, казалось, был ошеломлен. 
— Ну и куда мы попали?
— Туда, где меня должна забрать Нормандия. Нам придется ждать несколько часов. По милости Жнеца, я оказалась на месте раньше срока.
Она поднялась с кресла пилота и направилась в инженерный отсек. Это была маленькая комнатка с несколькими ящиками и дополнительными креслами для пассажиров.
Шепард сняла свое оружие и убрала в один из ящиков, турианец сделал то же самое после секундного колебания. Затем она направилась в медотсек.
— Здесь мы в относительной безопасности. Я сомневаюсь, что кто-либо знает о том, что встреча будет здесь.
Он не ответил, прислонившись к косяку двери. Видимо, он что-то для себя решил и сел на ближайшую кушетку недалеко от двери.
Шепард вздохнула. 
— Вот теперь вас можно осмотреть.
Спаратус ответил ей надменным взглядом. 
— Прошу прощения?
— Вас ранили.
Он нетерпеливо покачал головой. 
— Это всего лишь царапина.
— Вот засранец, — фыркнула она. — Прекратите вести себя как идиот. — Она зашла ему за спину и потянулась к креплениям брони.
Он резко развернулся и хлопнул ее по руке. 
— Руки прочь!
Она поймала его запястье, но он выдернул свою руку из ее захвата.
— Да прекратите вы. Я действительно умею обрабатывать ранения турианцев.
— Да уж, я в этом и не сомневаюсь.
— И снова это презрение, — сказала она как можно более терпеливо. — Да, у меня действительно есть любовник, который случайно оказался турианцем. Привыкайте к этому. На моих глазах его несколько раз ранили, и мне приходилось обрабатывать его раны. Теперь позвольте мне помочь Вам, черт возьми!
Он что-то сказал, но ее переводчик отказался переводить, однако сопротивляться он перестал, когда она начала отстегивать верхнюю часть его брони. Его нагрудник был поврежден в районе грудной клетки, залит кровью, и его пришлось снять. Когти Предвестника прорвали его броню, оставив глубокие царапины на темно-коричневых пластинах с левой стороны. Раны были глубокими и наверняка останутся шрамы. Кровь все еще текла, но уже не так сильно.
Шепард поняла, что рана глубокая, но для жизни не опасная. Ну, в крайнем случае, ей не нужно волноваться, что он может упасть замертво.
Она взяла медигель и нанесла его на рану, а затем перевязала его светло-серым бинтом. Медигель заглушит боль, которая могла бы быть оправданием его плохого настроения. Она критически оглядела дело своих рук.
— Не совсем Ваш цвет, но это все, что есть.
Он фыркнул, но тон его смягчился.
Она бегло оглядела его, рукой все еще опираясь на его грудную пластину. Он был теплым на ощупь, и это было нормально для турианца, а еще он был очень напряжен. Даже слишком напряжен.
— Хватит. Теперь уберите от меня руки прежде, чем я сделаю что-то, о чем мы будем сожалеть.
Глаза Шепард расширились. Его тон по-прежнему был насмешливым, а в словах таилась угроза.
Он хотел, чтобы она так думала. Он все еще был «под кайфом» после боя, все еще на краю, и эту энергию надо было куда-нибудь деть. Это было вполне естественно для турианцев. Особенно, если они не могли помочь себе сами вследствие ранения. Иногда они решали такие проблемы в спортзале или в спарринге в полный контакт. Это считалось нормальной реакцией для здорового турианца, было своего рода правило, которое гласило, что все, что произойдет на ринге, не повлияет на отношения вне ринга. Это был своего рода инстинкт. Все это делали. Она должна была понимать, что он мог стать проблемой для нее. Учитывая их взаимоотношения, он мог напасть на нее, и ничто его не остановило бы.
— Звучит интригующе. Уж не собираетесь ли вы нападать на меня? — прямо спросила она.
Он уставился на нее своими надменными зелеными глазами. 
— Нет, конечно, нет, — быстро ответил он. Шепард усмехнулась. 
— Хорошо. Вас, турианцев, не поймешь, — сказала она.
— Что, черт возьми, Вы... — начал он, но она перебила его.
— Заткнись. Я знаю о поведении Вашего вида после боя. Не все люди об этом не знают. — Она позволила ему обдумать ее слова, а затем продолжила. — Так. — Она глубоко вздохнула. — Я бы не отказалась от одноразового всплеска эмоций. В любом случае никто и никогда не узнает того, что происходило на этом корабле.
Спаратус задумчиво зарычал. По крайней мере, он не посмеялся над ее осведомленностью, притворившись, что понятия не имел, о чем она говорила. 
— Согласен.
Она встретилась с ним взглядом, прекрасно понимая, какое желание в них горит. В несколько движений она избавилась от верхней брони. Однако он не торопился, остановив ее. 
— Почему? — выдохнул он.
Шепард сделала самое невинное выражение лица, на какое была способна. 
— Ну, Вы — мой начальник, не так ли? Я не могу не подчиниться приказу командира. — Она провела рукой по его гребню. Он напрягся, но не отвлекся.
Очевидно, одурачить его не вышло. 
— Вы никогда не подчиняетесь приказу без обсуждения. Это — одна из Ваших самых приводящих в бешенство черт. — рявкнул он. — И прекратите строить из себя невинность, вы никого не одурачите, а меня — тем более. Я хочу услышать настоящую причину.
Она усмехнулась. 
— Но попытка того стоила. Хорошо. За единственным исключением, турианцы мне не нравятся. — Она хихикнула. — Я бы и внимания не обратила на такого идиота, как Вы. — Он сам потребовал честного ответа, так пусть получит то, чего захотел. — Но Вы — чертовски хороший борец, когда нужно, Вы делаете то, что считаете правильным. Я вас уважаю, несмотря на полное отсутствие мозга в вашей голове.
Он продолжал пялиться на нее, обдумывая ее слова и ожидая окончания ее ответа.
Она улыбнулась. 
— А возможно, я просто так хочу.
Он практически рассмеялся. 
— Да. Вот теперь я могу вам поверить. — Не успела она среагировать, как он, подобно хищнику, оказался непосредственно перед ней.
Не было никакого изящества, да его и не должно было быть. Она схватила его за воротник, когда он обнял ее руками за талию, чуть приподняв в воздухе. Он заворчал, а затем одним ударом полностью вошел в нее.
Не было даже намека на нежность, и она бы сильно удивилась, если бы она была. На несколько секунд она затаила дыхание в ожидании, пока ее тело приспособится к нему. Он не собирался давать ей времени на привыкание, но она этого и не ожидала. Она поняла, что он не пытался специально причинить ей боль и не собирался быть слишком грубым. Просто он вел себя как обычный турианский солдат. В каком-то смысле, она бы даже удивилась, если бы он сдерживал себя из-за ее человеческой хрупкости.
Хрупкой она не была, а в эту игру можно играть и вдвоем. Ее ногти впились в мягкую кожу на внутренней стороне его воротника, и он мгновенно среагировал на это.
Он установил бешеный темп, и она подстроилась под него так, чтобы получать удовольствие от процесса. Глаза Спаратуса дико блестели, но Шепард не дрогнула под этим взглядом.
И искушение врезать ему было просто непреодолимым.
— Хорошая игра, не так ли? — Она обернула ноги вокруг его бедер, затем оттолкнулась от стены, и они вместе упали на кушетку. Он был слишком удивлен, чтобы помешать ей.
— Я тоже так думаю, — сказала она.
Она не могла сказать точно, был ли он сердит, удивлен или просто возбужден, но это едва ли имело значение. Он погладил ее руками по спине, приблизив ее к себе.
Удовольствие от одной его пластины в районе ее клитора стало настолько интенсивным, что она и не заметила, как он перевернул их, нарушив ритм.
Теперь он был на ней, придавив ее левой рукой и почти всем своим весом. Ее броня защищала ее от любых сильных повреждений, но это ведь ничего не значило.
Она инстинктивно начала сопротивляться.
Но так получилось, что она возражала против его доминирования и не собиралась это терпеть. Исключение из этого правило существовало, но не для него. Несмотря на то, что весил он гораздо больше нее, Шепард ухитрилась податься вперед так, что ей почти удалось скинуть его с себя.
Он потерял равновесие и, стараясь его вернуть, сильно ударил ее по левой ноге. Броня защитила ее от перелома, а он заблокировал ее ногу, коленом придавив ее бедро. Он рукой приподнял ее под спину, и его пластина в нужном месте снова вступила в игру. На мгновение ей показалось, что он заработал то исключение, в конце концов. Прямо сейчас она наслаждалась, получая новый опыт.
Еще несколько толчков, и она не смогла сдержать стон. В ответ он довольно заурчал, ускоряя темп.
Даже не совсем работающим мозгом он понимал, что она развлекается. Правда, ни одна турианская женщина не заставляла его задумываться о некоторых вещах. Во-первых, он точно знал, кто она и что собой представляет. Во-вторых, у него были, по крайней мере, теоретические знания о человеческих женщинах. И в-третьих, он давно уже хотел ее, чем сам себя немало удивил.
Она могла в любой момент скинуть его, и он это прекрасно понимал. Однако она поняла, что сейчас в состоянии только наслаждаться. Она расслабилась, больше не пытаясь скинуть его, полностью доверившись ему, чем явно застала его врасплох.
Его глаза расширились, и он хотел что-то сказать, но она ухмыльнулась ему. 
— Если Вы сейчас остановитесь, я убью Вас. Мучительно. С особой жестокостью. 
Выражение лица Спаратуса мгновенно ужесточилось. 
— Вы Спектр. Хочу напомнить — под моим прямым командованием. Поэтому такая угроза неуместна. — В его голосе что-то изменилось, но она не могла понять, что именно. — С меня достаточно вашей дерзости. Пора напомнить Вам, кто здесь командует. И, что более важно, Вам давно пора заткнуться.
Шепард подобное выражение начало беспокоить. Если она зашла слишком далеко, то может пожалеть об этом. Он никогда не демонстрировал чувства юмора, не было даже признака того, что он понимал шутки. Но вот он сделал еще один толчок, и она перестала думать об этом. Она откинула голову назад, выгнув спину. Она услышала его рычание, а через мгновение его зубы впились в кожу ее шеи. Она вскрикнула, но ей хватило ума не дергаться.
Он этого явно не ожидал, но она просто не знала, как на это реагировать. Он вошел в нее глубже обычного, заставив его снова выгнуться. Она почувствовала кончики его зубов у своего горла, и это напугало ее. Она постаралась не издавать никаких звуков, пытаясь понять, как выйти из этой ситуации.
Он убрал зубы с ее кожи, осторожно опустил обратно на кушетку, а следующий толчок был практически нежным. Она неосознанно дотянулась рукой до задней части его шеи и нежно погладила мягкую кожу. Спаратус издал странный звук, похожий на урчание, и практически в тот же миг достиг кульминации.
Через мгновение он поднялся с нее, перестав придавливать ее своим весом. Он сел, посмотрев на нее со странным выражением на лице.
Шепард тоже села. Она осторожно потерла шею, он не проткнул кожу, следов не было. Но того же самого нельзя было сказать о ее теле, хотя у нее была довольно интересная коллекция царапин и ушибов. И не удивительно, ведь турианские пластины жестче человеческой кожи. Она подавила усмешку.
Она мельком осмотрела Спаратуса, с облегчением понимая, что бинты все еще на месте. По крайней мере, он сделал больно сам себе. И он, казалось, успокоился.
Он все еще наблюдал за нею. 
— Что? — спросила она, когда успешно определила местонахождение своего белья.
— Вам больно? — спросил он, дернув жвалами.
— Нет, — ответила она.
Очевидно, он не поверил ей. Он снял перчатки и провел оголенными когтями по ее коже. Его лицо стало озадаченным.
— Я боюсь щекотки, — предупредила она.
— Вам укрепили кожу, — удивленно заявил он.
— И мускулы, и кости. Подарок Цербера, — усмехалась она. — Очень удобно в бою, но это можно использовать и в личных целях. И я с огромным удовольствием отчиталась в этом перед Цербером.
Спаратус моргнул. — Вы сообщили Церберу, что имплантаты, которые они вживили Вам, помогли Вашим отношениям с турианцем из Вашей команды?
— Моя формулировка была менее вежливой, но, да, я это сделала. Призрак чуть инфаркт не получил. Ну, а вам-то какое дело?
Он только заворчал, снова надевая перчатки. 
— Я не должен был кусать Вас за шею. Вы мне ничем не угрожали. Я вышел из себя.
Она пожала плечами. 
— Просто вы забыли, что я человек, вот и все. — Он не ответил, и она криво усмехнулась. — Можете не волноваться, для меня это комплимент. — Она продолжила одеваться.
Он фыркнул, занявшись тем же. 
— Вы никогда ничего не воспринимаете всерьез?
Так как в данный момент она застегивала бюстгальтер, и у нее было серьезное основание не смотреть на него. 
— Вовсе нет. Ко многим вещам я отношусь серьезно. Во-первых, к обещаниям. Во-вторых, к обязанностям. — Она пристегнула на место оставшуюся часть брони. — Ну и в-третьих, к защите Галактики.
В разговоре наступила пауза, а затем он заговорил:
— Это я знаю. Но я не буду брать свои слова назад. Я все еще утверждаю, что Вам не хватает дисциплины, дипломатии и возможно здравого смысла. Я не могу, однако, обвинить Вас в недостатке храбрости или обязательности. Возможно, я недооценивал Вас.
Она удивленно уставилась на него, но он не смотрел на нее. Вместо этого он просто заканчивал презрительно закреплять поврежденную часть брони на груди.
— Так. — Он оглянулся на нее. — И какой у Вас план?
— Надо подождать еще немного. — ответила она, помолчала минуту, а затем продолжила. — Или нет. — усмехнулась она, увидев такие родные линии корпуса Нормандии за иллюминатором.

Глава 5

Маленький корабль-разведчик приземлился рядом с Кадьяком в доке Нормандии, и Шепард направилась в БИЦ, Спаратус шел за ней следом.
Гаррус стоял перед картой галактики.
— Ну правда, коммандер. Я знаю, что твои походы по магазинам плохо заканчиваются, но это чересчур даже для тебя.
— Ну ты же меня знаешь, — подавив улыбку, ответила она и подошла поближе к нему.
— Знаю. Ты заставила нас поволноваться.
Она молча отмахнулась, давая понять, что беспокоиться было не о чем, и он ее понял.
Гаррус поднял голову и оценивающе посмотрел на Спаратуса, затем вежливо кивнул. Вид Советника в броне его совсем не удивил.
— Советник. Путь Предназначения благополучно прошел через ретранслятор. Остальные Советники живы и здоровы.
Шепард поднялась на мостик, приказав показать карту области. Ретранслятор работал, корабли спешно прибывали в систему.
Спаратус тревожно зарычал, но Шепард покачала головой. — Нет. Все хорошо. Они на нашей стороне.
— Вижу. Вы собрали армию. — Он понаблюдал за картой еще немного, затем добавил: — Очень большую армию.
Шепард кивнула. 
— Конечно собрала. Теперь нужно время на составления плана, так что давайте перейдем в комнату коммуникации.
Гаррус сразу же пошел за ней, но Спаратус наблюдал за нею с отчетливо подозрительным выражением лица. Он, казалось, ждал чего-то.
Она прошла мимо с абсолютно спокойным выражением на лице, но остановилась рядом с ним и понизила голос. 
— Я забыла что-то сказать?
Он заворчал, но она довольно часто слышала от него этот звук, так что не обратила внимания. 
— Что, никаких публичных заявлений перед командой? — так же тихо спросил он, направляясь за ней.
Она усмехнулась. 
— Я очень мстительная, Советник. Идемте уже. Надо понять, как избавиться от всей этой ерунды.


Отредактировано: Dreamer

Комментарии (12)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Акси
10   
Мой комментарий, наверное, больше адресован к автору, который его, скорее всего, никогда не прочтет. Но в рассказе масса неточностей. Вот как так они предались соитию в броне? Не могу этого даже чисто технически представить. Потому он ударом вошел в нее. Ударом?! Приходит только один комментарий, то есть он забил на в нее....эм...ну вы поняли. Переводчик, наверное, проделал титанический труд и жутко мучилась, переводя его, и мне трудно представить себе причину по которой был взвален на хрупкие женские плечи столь тяжелый груз.
0
Ketara
11   
Причина проста))) Первые три главы показались мне весьма приемлемыми для перевода.
И вы еще не видели, что автор планировала написать в оригинальной пятой главе до того, как ее пнули в комментариях и она переписала вот так обрубленно.
Насчет удара ... Видимо, я употребила не тот смысл слова, моя ошибка, скорее всего. От брони они вроде как избавились, разве нет? smile
0
Акси
12   
Ну, учитывая, что Шепард не получила особого урона только благодаря своей броне, думаю, что они от нее так и не избавились.
0
Darth_LegiON
4   
Впервые читаю что-то, касающееся интимных отношений человека и турианца... Ну... неплохо smile
0
Ketara
5   
Ты это зря сказал ... Новый текст сплошной NC-17.
0
Дюран
6   
О-о, новый текст? Ксенофилы требуют подробностей!)
0
Ketara
7   
Там наполовину NC-17, наполовину неплохой дарк. Не думаю, что текст пойдет на ин.
0
Darth_LegiON
8   
С редакторами консультируйся. Выложи к себе, покажи ссылку и спроси, можно ли перепост сюда...
0
Ketara
9   
Не буду, Лего, сорри. Новый текст будет только для родного сайта.
0
Ketara
1   
На этом фанфик закончен, исправьте шапку плз.
0
Dreamer
2   
Как-то скромновато... Да и концовка можно сказать отсутствует. Впрочем, это претензии к автору, а не к переводчику)
Так или иначе, но шапку я поправил.
0
Ketara
3   
За шапку спасибо. По поводу концовки - согласна, но автор продолжать не собирается, а я не считаю возможным исправлять чужой рассказ сильнее, чем это происходит во время перевода.
0