Дай закурить, Шепард. Вторая глава второй части


Жанр: флафф;
Персонажи
: мШепард/Эшли и все-все-все;
Статус: в процессе;
Описание: Азари Аша не робкого десятка. Прокралась ночью в дом Эшли, решив, что сможет найти компромат, но всё оказалось не так просто.



«Это лучший фанфик про любовь Шепарда и Эшли».

Б. Акунин. 1



— Наверное, у тебя просто огромное шило в заднице. Иного объяснения, зачем ты полезла в мой дом, я найти не могу.
— Где я?.. Что произошло?..
Стандартные вопросы любого разумного существа после того, как оно очнётся с головной болью. В висках ныло, но боль постепенно сходила на нет. Последнее, что она могла вспомнить, это взмах руки и удар. Удар точный, верный, с явным расчётом на то, что она потеряет сознание.
— В гостях. Неужели не узнаёшь меня?
Протерев глаза, Аша убедилась: действительно, в гостях, и перед ней Эшли Уильямс. Лицо явно недовольное, и её понять можно. Азари начала вспоминать события до удара и тут же ощупала руку в поисках уни-инструмента.
— С твоим приборчиком всё в порядке, не переживай. Я его ненадолго конфисковала.
Аша тряхнула головой и присела. Судя по всему, она находилась в спальне. Тумбочка со светильником, огромный шкаф со стенками-зеркалами и дверь на балкон. На подоконнике так называемые вечные цветы. Трёхлепестковое жёлтое растение нуждалось в поливке лишь два раза в месяц, не более.
Типичное жилище человека, ведь только люди любили стелить ковры на пол. Этой традиции никто из других рас понять не мог. Присев на край кровати, азари отчётливо увидела стоящую перед ней Эшли. По глазам женщины сразу можно было понять, что она не выспалась. Сама же Аша чувствовала себя не в своей тарелке, и это мягко сказано. Она уже начинала побаиваться Эшли и теперь гадала, что с ней будет.
— Как долго я провалялась без сознания? И почему вы отняли мой уни-инструмент? Срочно верните мне его!
— Ничего себе запросы.
— За нападение на журналиста я могу подать на вас в суд! — гневно заявила азари.
— Хреновое у тебя знание юриспруденции, деточка. Скорее, суд присяжных посчитает, что это ты осуществила нападение — на меня, на бедную несчастную старушку, с целью украсть мою собственность.
Аше только и осталось, что злобно улыбнуться. Даже при сильном желании назвать Эшли безобидной ну никак не получится, она в этом убедилась не раз. Но хозяйка абсолютно права, ведь Аша вторглась в чужие владения без какого-либо разрешения. Так могут делать лишь Спектры, только им закон не писан. Правда, после войны их количество резко поубавилось, и Совету до сих пор не хватает выдающихся личностей. Попробуй замени Найлуса, Шепарда, да ту же Эшли…
— В любом случае, то, что я узнала…
— А ты хоть что-то поняла из увиденного?
Усмехнувшись, девушка встала с кровати и задумалась. Без инструметрона не так просто всё вспомнить и тем более трудно, когда ты только что очнулся. Впрочем, Аша не растерялась.
— Немногое. Зато с точностью могу сказать, что вы участвовали в тёмных делишках. К тому же некоторые личности, о которых упоминалось в том документе, весьма известны общественности. И теперь я сделаю всё от себя зависящее, всё возможное, чтобы понять и разобраться в случившемся. Кстати, кто меня ударил?
Азари вновь пыталась представить образ обидчика, но всё никак. Свет фонаря был настолько ярким, что она смогла разглядеть только общие очертания. Нет, это точно был не Кайден. Мальчик не мог ударить с такой силой да к тому же не обладал таким высоким ростом.

Женщина лишь хмуро смотрела в окно. Инцидент и правда неприятный. Учитывая настырность наглой девчонки, он может даже обернуться в скандал. А вот внимания общественности Эшли хотелось меньше всего. Она надавила на едва видимую кнопку, и окно тут же отъехало вниз. Слабый ветер не преминул возможностью и тут же ворвался в помещение. В комнате было душновато, и потому Эшли решила её проветрить. Заодно и мысли в порядок можно привести.
— Я бы с удовольствием тебя прикончила за наглость, но уже слишком стара для этого. Да и не хочу торчать в тюрьме из-за какой то любопытной дамочки.
Аша с упрёком посмотрела на женщину, но промолчала, сдерживая свой гнев. Ей очень хотелось связаться с редакцией. Но кто позволит? Хотя… При ней умение пользоваться биотикой…
— Но я не сомневаюсь, какой ты кипиш устроишь. А мне внимание правоохранительных органов, Совета и прочих не нужно. Так что… давай договоримся: я тебе расскажу всё, но вынесешь ты на публику только то, что я посчитаю целесообразным.
— Меня это не устраивает. Я требую объяснения, почему меня ударили и почему вы скрываете…
— Разве ты в том положении, чтобы ставить мне условия?
Аша пыталась найти какой-либо козырь в этом споре, но понимала, что у неё его нет. Если она откажется, есть вероятность того, что ударивший её мужчина вряд ли оставит азари в покое. И этого мужчину она очень боялась. Он словно возник из ниоткуда. Как он смог прокрасться к ней незамеченным — оставалось загадкой.
Но если здраво рассуждать, то хоть какая-то крупица информации лучше, чем ничего.
— Я согласна.
— Это хорошо. Иначе человек, который мне помогает, устроит тебе «праздник». Поверь, он церемониться не любит, — Эшли отчего-то ехидно улыбнулась, словно вспоминая что-то из прошлого. Но улыбка вскоре пропала. — Для начала скажи мне, что делать, когда хочется исправить текущее положение, но ты не знаешь, как?
— Ну, наверное, нужно остановиться и всё обдумать.
— А если на это нет времени? Что тогда?
Аша развела руками. В подобной ситуации ей не приходилось бывать.
— У меня такое было. Шёл вроде как 2185-й год. Советник Доннел Удина предложил мне встретиться…

***

2185-й год. Цитадель. Президиум

— Здравствуйте, Эшли Уильямс. Рад, что вы ответили согласием на моё приглашение.
Сержант ничего не сказала, лишь прошла к креслу и присела, давая понять Советнику, что она пришла сюда не ради пустых разговоров.
— Ну что же, коли вы здесь, то спешу заявить, что я поздравляю вас с назначением.
— Благодарю.
Удина сразу заметил недоверие бойца Альянса. Оно и понятно, если даже сам Шепард, что так не кстати возродился, не питал особых чувств к Советнику. Но он старался об этом не думать.
— Проблема в том, госпожа Уильямс, что, несмотря на мой высокий статус и, соответственно, большие возможности, мне всё равно довольно сложновато. Времена непростые, ходят слухи о том, что человеческие колонии пустеют…
— Я об этом наслышана. Можно перейти к сути?
Удина нахмурился. Редко кто решается его перебивать. Разве что важные шишки из Альянса, которые его ни во что не ставили. Одна драка с Андерсоном чего стоила Советнику — двух зубов, например. Но всё же Удина твёрдо решил, что ему нужен «свой человек». Пусть тот не будет разделять его взгляды и ценности, но цель должна быть общая. И Доннел сразу понял, кто может ему помочь. Отпив немного воды и поправив бело-бежевый костюм, он неторопливо встал с любимого кресла и, отправив руки за спину, начал шагать взад-вперёд, при этом спокойным тоном излагая свои мысли.
— Видели бы вы лица Советников, когда я им сообщил о появлении Шепарда. Советник Спаратус так и вовсе поинтересовался моим самочувствием. Несмотря на сомнения моих коллег, я смог убедить их в том, что Шепард существует. Первого Спектра-человека не так просто убить, — последняя фраза была сказана с ухмылкой. Доннел поклялся, что всегда будет защищать человечество от посягательств чужих рас. И, как считал Удина, человек не раз себя ещё проявит. Шепард являлся ярким тому примером. — Так или иначе, я ждал появления Шепарда, и он действительно посетил Президиум. Должен признать, вид у Джона Шепарда был устрашающим.
— Вы вернули ему статус Спектра, верно?
— Точно. Если бы не вернули, то тогда я обязательно добился бы справедливости. Всё же он спас жизни Советникам. Они ему обязаны. Должны быть обязаны.
Повернувшись лицом к Эшли, Доннел продолжил:
— Однако всё равно с приходом Шепарда легче не стало. До меня дошли слухи, что наш герой отныне работает на «Цербер».
— Но это лишь слухи, не так ли?
— Верно. Иначе Шепарду точно не вернули бы статус Спектра.
Эшли напряглась. Она догадывалась, что речь пойдёт о Шепарде. И, честно говоря, поэтому она сюда и пришла, так как Удина наверняка мог что-то знать, чего не знала она. Лиара молчит, но есть же и другие источники информации.
— Но мы с вами не маленькие дети, Уильямс. Шепард может делать что угодно, но за пределами полномочий Совета. В системах Терминуса — пожалуйста, но хулиганить с нашивкой «Цербера» здесь — нет, не стоит. Более того, вся эта информация насчёт Шепарда и «Цербера» портит репутацию человечества в глазах других рас. Однако, как мне кажется, я нашёл выход из этой сложной ситуации.
— Я вся внимание.
— Отлично. Один Спектр — хорошо, но два гораздо лучше! Вы уже многое смогли повидать, Уильямс. Вы проверенный человек, и я уверен, получив статус Спектра, вы не будите дурачиться.
Как?! Как я, Эшли Мэделин Уильямс, внучка «генерала-предателя», могу получить статус Спектра? Удина в своём уме? Он точно нормально себя чувствует? Кажется, Спаратус не зря сомневался…
— Я не совсем понимаю…
— Плюсы очевидны. Человечество получит второго Спектра, и это тем более ценно, когда могут явиться Жнецы. Вам тоже это выгодно, так как вы теперь можете оказаться в любой точке Галактики. Руки развязаны, и теперь ничто вам не помешает узнать, что же случилось с Шепардом. Вы наверняка это хотите узнать, не так ли?
— Вы предлагаете мне устроить слежку за Джоном?
Эта мысль всё же претила Эшли, и она резко встала с кресла, гневно смотря на Удину.
— Нет, что вы. Я всего лишь так же, как и вы, хочу понять его намерения. И так же, как и вы, хочу узнать, кто такие Коллекционеры. Вы получите мою полную поддержку.
— Спасибо, но я отказываюсь. Я прежде всего солдат Альянса и быть на побегушках у Совета не собираюсь. Я уже видела эти турианские «кавычки». Видеть их снова нет желания.

Второй раз она уходит, не желая слышать больше ничего из уст Советника. Мысль, что она может стать Спектром, её будоражила, волновала. Но также Эшли понимала, что если ты вступаешь в Специальный Корпус Тактической Разведки, то ответственности становится куда больше. И она очень сомневалась, что способна быть Спектром. Это Шепард бывает гибким в переговорах, находит себе союзников и легко справляется с трудностями. Ему, кажется, и нашивка-то не нужна. Всё равно добьётся своего.
Однако Удина крикнул вслед уходящей Эшли:
— Мы ещё поговорим об этом, Уильямс! Обязательно поговорим!
 
Уже шагая по лестнице, Эшли снова задумалась над сказанным Доннелом Удиной. Это и правда был шанс. Шанс хотя бы самой принять участие в расследовании похищений колонистов, без каких-то ограничений. Не то чтобы она не одобряла эти самые ограничения, что справедливы для каждого, когда ты на службе, вовсе нет. Но ведь не придётся каждый день отчитываться перед Хакетом и Андерсоном. Да и Шепард теперь не сможет от неё убежать куда-либо. Она не смеет снова его потерять. Одной смерти хватило.
Второй не случится.
Тогда стоило всё же отказываться от поддержки?

***

— Не совсем вас понимаю. Позже вы ведь согласились стать Спектром.
— Верно. Я была не уверена в себе до конца. Вот взять Гарруса. Это же фактически его главная цель в жизни — стать значимым для общества. И доказать, конечно же, себе, что он что-то может. А находясь у кого-то за спиной — пусть у друга, пусть у выдающейся личности, всё равно будешь себя чувствовать неуютно. Возможно, некая неуверенность в своих силах и сыграла злую шутку с турианцем. Спектром он не стал.
Азари очень хотелось записать слова женщины. Но писать было не на чем, приходилось запоминать слова.
— Тогда что же вам придало уверенности?
— Не что, а кто. Шепард подбодрил меня, когда я лежала в больнице Гуэрта. Сказал, что я уже давно должна была ходить с лычкой Тактического Корпуса. Мне было приятно слышать его слова поддержки. Но знал бы он, какие мысли приходили мне в голову, когда его не было рядом! Одна бредовее другой, честное слово. Должна сказать, Удина отлично заморочил мне голову. Боюсь представить, чего он наплёл Советникам.
— Главное, что всё в прошлом.
Эшли усмехнулась. Теперь, когда она рассказала про ситуацию с выбором, можно было рассказать и о том, что случилось значительно позже тех событий.

Закрыв окно, Уильямс подошла к небольшому экрану и нажала на несколько кнопок. Тут же возник голубой фон, а на дисплее отобразилась голографическая клавиатура. Набрав комбинацию цифр и букв, она улыбнулась и, отойдя к кровати, присела рядом с азари, пристально глядя на экран. Не понимая, что происходит, Аша вначале посмотрела на собеседницу, а потом на экран. На нём появился портрет седого человека, который показывал… язык.
— Когда не знаешь, что делать, а времени мало, людей порой бросает из крайности в крайность. Например, был момент, когда я могла убить Шепарда, представляешь? Но потом что-то переклинило в моей голове, и я поняла, какая же я дура. Долгое время верила одному человеку, и он ни разу меня не подвёл, а потом вдруг доверилась какому-то обезумевшему чиновнику?.. Осознав это, я направила пистолет на Советника Удину.
— Но как…
— Помолчи. Не перебивай. Откуда такое воспитание, я диву даюсь.
Взяв графин с водой, что стоял на тумбочке, Эшли налила немного себе в стакан. Послышался топот ног. Видимо, Кайден проснулся.
Заметив, что азари немного пристыжена (и недовольна) из-за её слов, Уильямс продолжила:
— После войны со Жнецами все мы начали задавать друг другу вопросы. Кого где хоронить? Как восстановить ретрансляторы? Что делать с гетами, которые полностью отключились? Как решить проблему кроганов, турианцев, азари, что оказались на Земле? Проблем возникло столько, что многие схватились за головы. Если бы мы прислушались к предупреждению протеан заранее, возможно, всё было реально изменить. Однако некоторая группа лиц посчитала, что не всё потеряно. Что всё можно исправить. И это через десять лет после вторжения чёртовых креветок.
Эшли протянула руку и указала на портрет старца, что так нагло показывал язык.
— Знаешь, кто это?
— Нет. Сумасшедший? — Аша виновато улыбнулась. Она никогда не увлекалась историей, тем более человеческой. А то, что это связано с историей, она ничуть не сомневалась. Фотография была чёрно-белой.
Эшли засмеялась и, пожав плечами, кивнула.
— Ну, в некотором роде, да. Альберт Эйнштейн являлся гением. А как мы знаем, все гении в какой-то степени безумны. Но всё же этот человек, портрет которого ты видишь перед собой, в далёком двадцатом веке по летосчислению землян объявил о так называемой специальной теории относительности. Сказать, что эта теория изменила наше представление о мире — значит, ничего не сказать. Так вот, в этой теории затрагивается тема структуры пространства и времени. Я, честно говоря, ни хрена в этом не разбираюсь, но мысль, надеюсь, ты уловила.
 
Аша вновь кивнула, хотя никак не могла понять, при чём тут некий Альберт Эйнштейн и всё то, что Эшли рассказала ранее. Наверное, стоит набраться терпения; Эшли явно не любила бросать слова на ветер: если она что-то говорила, значит, это действительно нужно знать. Смирившись с этим, азари продолжила внимательно слушать.
— Появилась куча работ, связанных с теорией относительности. Одна из них принадлежала некоему Курту Гёделю. Этот самый Гёдель обосновал и математически доказал, что путешествие во времени, во всяком случае, назад в прошлое, возможно.
Девушка затаила дыхание. Она, кажется, начала вспоминать, что же такое ценное находилось в том чипе.
— Наши учёные подумали-подумали, но ему всё же не поверили. Шло время. Вторая мировая, холодная война, новые открытия, роботизация и так далее. Задумки о перемещении во времени отходят на второй, на третий и далее по списку планы. С открытием эффекта массы люди так и вовсе с упоением бросаются в космос. Идея же о создании машины времени осталась лишь в кинематографе да в литературе. Но сравнительно недавно, почти что сразу после смерти Шепарда, точно не скажу, появился труд саларианского учёного про всё те же время и пространство. Имя его я не вспомню, тут уж не спрашивай. Но случилось удивительное. Его труд практически дополнял работу Гёделя, и теперь создание машины времени не казалось чем-то немыслимым.
— Почему я это слышу только сейчас?
— Наверное, потому что труд на родине саларианца посчитали бредом, и он умер, так и не став знаменитым. Саларианцы просто не знали про существование подобной теории на Земле. А мы и забыли про учёных прошлого. Война Первого контакта, потом попали в Совет, Призрак начал возникать… Только истинные фанатики науки могли такое вспомнить и верно сопоставить.
Аша немного волновалась. Это попахивало не просто сенсацией, это могло быть бомбой массового поражения. Она, так же как и Эшли, потянулась к графину и отлила немного воды в прозрачный стакан.
— И такой фанатик нашёлся, я правильно поняла?
— Правильно поняла. Точнее, два фанатика. Их родители погибли, когда Жнецы напали на Иден Прайм. Их дом и практически всё имущество были уничтожены, потеряны. Они остались ни с чем, кроме мечты. Мечты о машине времени.

***

2197-й год. Земля

— Просто бессмыслица какая-то. То есть вы двое утверждаете, что способны создать машину времени?
Братья одновременно, почти синхронно кивнули. Оба были невысокого роста, с чёрными густыми бородами, у обоих лысина и испещрённые линиями лбы. Узкие глаза, немалое количество морщин на лице. У того, что сидел справа от полковника, со зрением было не очень, и потому тот носил специальные для этого очки. Если бы не различие цвета глаз и шрам на лице старшего из братьев, то их просто невозможно было бы отличить.
Старший, Саймон Гиллан, и был обладателем тонкого шрама, что шёл змейкой от виска к шее. Он славился своим нордическим характером. Не любил говорить попусту, всегда старался не спешить и прежде детально всё обдумать и продумать. Зачастую именно Саймон был тем человеком, который успокаивал своего младшего брата.
Донни же, напротив, славился своей эксцентричностью. Он был сдержан до тех пор, пока люди не начинали говорить о науке. Он обожал цифры. Настолько обожал, что в возрасте тридцати четырёх лёт набил на плече самые любимые из них — 8 и 6. Объяснить свою любовь именно к этим цифрам он не мог, хотя его брат догадывался.
И вот два родственника сидят перед представителем Альянса и непринуждённо смотрят тому в глаза.
— В это трудно поверить. Учитывая дефицит ресурсов, учитывая, что кроганы начинают на нас давить…
— Мы разве просим многого? — Саймон поспешил прервать речь военного. — Нам нужно всего лишь две тонны нулевого элемента и нормальное помещение где-нибудь на Марсе.
— Вы издеваетесь надо мной? Откуда я вам достану две тонны нулевого элемента в послевоенное время? Да даже если проект имеет право на существование, если достану я вам нулевой элемент, я просто ума не приложу, как смогу доставить вас вместе с оборудованием на Марс! Сейчас вокруг Земли летает хрен пойми кто. Одни только кварианцы рады будут взять вашу технологию и корабль себе. С таким бесценным грузом вам точно понадобится охрана, но обеспечить я её не могу. Все заняты делом, а вы тут занимаетесь, откровенно говоря, полной хернёй. Учёные, мать вашу! Лучше бы помогли нам разобраться с ретранслятором NG23. Без помощи Тессии и её колоний мы долго не продержимся. Я вас ради этого позвал, а не ради вашей мифической машины времени.
Полковник встал со стула и кинул папку бумаг учёным. Даже датапады нынче были в дефиците. Приходилось обходиться по старинке — бумагой и ручкой. К счастью, этого добра сохранилось навалом.
— Собственно, вы свободны. Я вас больше не держу.
— Дайте нам минуту, полковник.
Братья отошли в сторону. Как только они удалились от разозлённого капитана первого ранга, тут же начали переговоры:
— Саймон, это наш шанс. Давай поможем ему с этим ретранслятором, и, быть может, он поможет нам.
— Мне это не нравится. Сколько мы провозимся с этим ретранслятором — бог знает. Я не совсем понимаю эту технологию перемещений.
— Послушай, во время прыжка через ретранслятор объект двигается со сверхсветовой скоростью. Разве это не касается нашей с тобой работы? Уверен, мы сможем решить проблему с этим NG23. Если мы не согласимся сейчас, то кто тогда нам поможет? И если поможет, то через сколько лет? К тому же я не доверяю ни азари, ни саларианцам, ни турианцам. Мало ли что им взбредёт в голову?! Помощь надо искать именно среди людей.
Почесав затылок, Саймон недоверчиво посмотрел на братца, а после на полковника. Он вообще хотел сделать проект абсолютно независимым, и они были к этому близки, но война спутала все планы — лабораторию снесли «церберовцы».
— Ладно, мы поможем вам с этим ретранслятором. Но тогда уж вы, будьте добры, помогите нам.
Улыбнувшись заговорившему Донни, военный снял головной убор и кивнул.
— Одной тысячи нулевого вам хватит, уверен.
— Но…
— И на тёмной стороне луны сохранилась брошенная база. Там и создадите своё чудо. За внимание общественности не беспокойтесь. Ей, во-первых, не до этого, а во-вторых, мы вас прикроем. Всё получите лишь после выполнения своего задания. Вопросы есть? Вопросов нет. Свободны.
Когда братья вышли, полковник облегчённо вздохнул. Конечно же, о проекте братьев Альянс знал давно.

Саймон и Донни Гилланы родились на одной из далёких человеческих колоний. Старший как-то сразу проявил рвение к науке и показывал неплохие результаты в колледже, в то время как младший увлёкся… мистикой. Схожи внешне, но абсолютно разные характерами. Пока один с увлечением пытался разобраться в теориях Нильса Бора, другой смотрел фильмы и читал беллетристику. Всё изменилось в тот день, когда Донни услышал о машине времени. Идея о перемещении во времени настолько его захватила, что он полностью погрузился в науку, чему весьма обрадовался Саймон. Вскоре оба поступили в один и тот же университет. Через некоторое время братья имели по два высших образования, около десяти опубликованных научных трудов и, конечно же, были включены в Международное Общество общей теории относительности и гравитации. Но братья не хотели заниматься сплошным построением формул и теорий. Они хотели перейти к практике, начать то, что считали своей главной миссией. Тогда к делу подключился «Цербер». Альянс обратил внимание на это слишком поздно…
Полковник знал и то, что оба брата не чурались любой поддержки, и первоначально им помогал «Цербер». Но спустя некоторое время они не смогли договориться с Призраком о чём-то важном, и произошёл конфликт.
Возможно, если бы не этот конфликт между братьями и главой «Цербера», вся история человечества могла бы измениться. Хотя есть мнение, что «Церберу» уже было не до братьев, ведь началось вторжение Жнецов. Следовало захватить Омегу, Цитадель, устранить Шепарда и его компанию. Учёных же и след простыл.
Во всей этой затее не нравилось полковнику только одно: близнецам уже за шестьдесят, а они ведут себя как дети. Непредсказуемы. Донни мог внушить апатичному Саймону самые безумные идеи, хотя тот и казался рассудительным. За ними нужен был контроль.
И, кажется, полковник знает, кого можно приставить к этим двум личностям.

***

— Есть вопрос.
— Не сомневаюсь, что их у тебя много. Задавай.
Девушка вновь коснулась места, куда её не слабо приложили, и поморщилась. Касаться было больно.
— Так кто меня ударил?
— Джон Шепард, кто же ещё?


________________

1. Автор пошутил. — Прим. ред.




Отредактировано: Alzhbeta.

Комментарии (11)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

strelok_074023
9   
АААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!!!!!!! Я знала, что Шепард так просто не умрет! И у меня мелькнула мысль. что это может быть Шепард... но я отмела ее, как слишком невероятную. Однако твое воображение, Чарли, показало, что рамки можно отодвинуть и даже нафиг поломать! С нетерпением жду продолжения! Вообще, путешествие во времени - одна из моих самых любимых "фишек" в фантастике! А тут еще и сам Шепард в этом участвует! Просто... ну круто, чо.
(Кстати, наткнулась тут на цифру 86 - это не цифра, это число. А "Донни Дарко" - офигенен, чего уж тут). smile
5
Goldi
11   
Без Шепарда странно было бы писать этот фанфик, так что без него никак)
Про цифру...Это все претензии к моему редактору! Это она проглядела! tongue

Смотрела фильм? О, значит понимаешь отчего у меня вдохновение пошло))
Ответ: Цифры твои я уже исправила. /Твой редактор
0
ЛК-01
3   
Итак.
Это кхм... крайне оригинально. Про машину времени еще никто писать не пробовал. На первый взгляд, выглядит странно, но интригует, еще как. smile

Цитата
«Это лучший фанфик про любовь Шепарда и Эшли».


А ЧСВ-метр тихонько застрекотал... Впрочем, с данным мнением я согласен целиком и полностью. smile Фанфик действительно на пять с плюсом, даже с двумя. victory Больше ничего добавить не могу. Жду продолжения. cool
3
Goldi
6   
Кто-то из моих друзей начнёт уверять, что с ЧСВ у меня итак давно не всё в порядке и он предельно завышен biggrin

А так спасибо! Спасибо, что следишь за моей историей)
3
Belisenta
2   
Прелестно, прелестно) Как говорится - проду! Да побыстрее! happy

Вопрос к автору: почему вы так упрямо именуете сей рассказ флафом?) Вполне органичный романс без розовых соплей)
2
Goldi
5   
Первоначально в фанфике были показаны именно отношения Эшли и Шепарда. А там и любовь, ссоры, слёзы smile
Вторая часть переросла во что-то более серьёзное, тут согласен. Но всё же я не хочу далеко уходить от той самой идеи, т.е. показать то, какой может быть Эшли, что "не ровно дышит" к капитану. smile
2
Belisenta
8   
Любовь, слезы, ссоры и вообще отношения - это романс.
Гипертрофированная романтика вся в розовых лепестках, невообразимом восторге партнеров друг от друга и патетических высказываниях, типа "я тебя так люблю, так люблю, что если ты умрешь, то и я умру" - это флаф)
Насколько я помню, в первой части подобных извращений не было)) А уж во второй нет и подавно))
2
Goldi
10   
В конце первой части довольно флаффная концовка) Так что сопельки немножко были)
Вторая отличается от первой, я согласен. Но всё же вся суть в любви, да))
0
Goldi
1   
Для начала, нужно кое что прояснить. Эшли у меня старший сержант, когда встречается с Удиной (масс эффект 2). Мнений куча пр этому поводу, какого она звания. В игре Эшли chief. По русски не звучит. Вот и решил что она всё же сержант.
Назвав близнеца Донни, я тем самым отдал должное фильму "Донни Дарко", который и дал мне идею. Шикарный фильмец, советую.
От флаффа также обещаю не отходить.

Делимся впечатлениями от прочитанного.
2
Alzhbeta
4   
Ты уже давно отошёл от флаффа, нечего тут... tongue
0
Goldi
7   
Ненадолго tongue
2