IX Легион. Глава II: The Invasion. Part One


Жанр: military, драма. 
Персонажи: ОС.
Статус: в процессе.
Описание: первая часть второй главы повествует о самом начале турианской экспансии на Шаньси. Война Первого Контакта начинается не с залпов зенитных орудий и налетов штурмовых эскадрилий, а с в чем-то банальной мобилизации. Увы, объявленной слишком поздно, за что солдатам 9-го пехотного полка придется заплатить свою цену. 

От автора:
прошу прощения у читателя за столь значительную задержку с публикацией продолжения рассказа. Увы, но иногда жизнь не дает нам возможности делать то, чего мы действительно хотим.

Агрессия — понятие растяжимое… 

День вторжения, 2157 год.
Окрестности города Арайс (Шаньси).
Расположение 9-го пехотного полка.
Медицинская часть. 
— …развертка же основных блоков осуществлялась усиленной санитарной бригадой, без участия сторонних лиц. Таким образом, полная развертка мобильного корпуса, без установки модулей класса «три „А”», заняла пятнадцать минут тридцать четыре секунды, что с учетом…
Сидя за рабочим столом в собственном кабинете, Гаррет, подперев голову кулаком, в задумчивости вертел белоснежный стилус, слегка поблескивающий в тусклом свете утреннего светила, чьи непривычно бледные для землянина лучи обильным потоком проникали сквозь тщательно вымытое стекло широкого окна. Его рабочее место представляло собой продолговатое помещение с расположенной справа гидравлической отсечкой, по многолетней привычке именуемой «дверью». Единственное, но, стоит заметить, крупное окно было смонтировано в торцевой стене кабинета с таким расчетом, дабы солнечный свет мог освещать каждый уголок этого, расположенного на втором — и последнем — этаже помещения небольшого здания полкового госпиталя. Впрочем, под привычное понимание слова «военный госпиталь» это строение никак не подходило, на деле являясь скромной медицинской частью, куда стремились все солдаты, подхватившие банальную простуду или же другую, не более опасную заразу. Самое интересное здесь располагалось не в этих пропахших запахом лекарств стенах, а под землей, на глубине в десять метров, где в громадных, погруженных во тьму помещениях хранились современные медицинские модули быстрой развертки, позволяющие за считанные минуты развернуть полноценный госпиталь там, где это необходимо. 
Кабинет капитана, как и само здание, не отличался грандиозными размерами — не более чем полтора десятка квадратных метров полезной площади было уставлено несколькими шкафами со всевозможным содержимым, кое-какой нехитрой аппаратурой, преимущественно белого, «стерильного» цвета, да двумя заваленными привычным хламом столами, за одним из которых и восседал Стивен.
— …что с учетом последних директив, укладывается в стандартный норматив для кода «Алый-Три», — наконец закончил еженедельный доклад о результатах учебного развертывания помощник Стивена, специалист Дюран.
Капитан, коему выпала честь принять на себя обязанности старшего дежурной смены, отложил чуть вытянутую с одного края, пластиковую палочку, и, приняв более серьезный вид, поднял взгляд на ожидающего санитара.
— Какой норматив для кода «Одиссей»?
Специалист Гарольд Дюран на пару секунд задумался, вылавливая в океанах памяти уже порядком осточертевшие цифры.
— Десять ноль-ноль, сэр. Норматив одинаков для всех кодов класса «Вторжение».
— Они были отработаны?
— Никак нет, сэр. Приказ майора был четок — работать только по классу «Т-Угроза».
Стивен раздраженно фыркнул.
— Хорошо, Дюран, занеси рапорт в ежемесячный отчет, — капитан бросил мимолетный взгляд на браслет инструметрона, в пассивном режиме выполняющий функцию наручных часов. — Скоро повалят солдаты с чертовым насморком.
Санитар согласно кивнул и, засунув более не нужный планшет в глубокий карман белого халата, опустился в кресло своего рабочего стола, стоящего в паре шагов от металлического шкафа с наиболее часто применяемыми медикаментами. Специалист небрежным движением провел по голографическому экрану компьютера, выводя его из режима бездействия и, проведя несколько нехитрых операций, подключился к общей гарнизонной сети. Дюран был не лучшим санитаром, которого можно было найти в их штате, и причиной тому была канцелярская работа, кою капитан скидывал на подчиненного с завидной регулярностью. Бесконечные отчеты, рапорты и курьерские поручения не давали Гарольду времени для раскрытия своего профессионального потенциала, что, впрочем, на данном этапе его абсолютно не заботило. Он не собирался задерживаться в нынешнем, пусть и выпадающим из общей системы, но все равно крайне скромном звании, и, уже год служа в планетарной пехоте, практически собрал нужную сумму, необходимую для повышения своего образования. 
Широкое окно, расположенное справа от Стивена, давало достаточно света для комфортной работы, и даже то обстоятельство, что вид из него открывался на постоянно гудящий плац и низкие ангары с куполообразной крышей, не портило общего, умиротворенного впечатления. Казалось бы, военный гарнизон из сотен вечно взмыленных солдат, десятков ревущих бронемашин и множества однотипных, уродливых зданий отрицает само слово «спокойствие», но Гаррет находил в подобном окружении свои плюсы. Он ценил порядок во всех его проявлениях, и пусть педантичностью Стив никогда не страдал, но жесткая структура, буквально пронзающая эти стены и заставляющая всех обитателей обнесенной высоким забором территории жить по своим законом была ему по душе.
— Сэр… — негромко позвал Гарольд, оторвав взгляд от монитора.
Капитан с видимым усилием прервал вялотекущий поток навеянных размышлениями образов и, поднявшись из-за стола, вопросительно уставился на санитара.
— Чего у тебя там? — подойдя к помощнику, спросил военврач.
— Нет соединения со спутником, — пояснил Дюран. — Первый раз такое.
— Ерунда, — отмахнулся Гаррет, заглянув в экран. — Проверь сетевой распределитель.
— Есть, — кивнул солдат и, поднявшись, покинул помещение, мысленно проклиная тех загадочных специалистов, что монтировали здесь оборудование связи. 
Стив проводил санитара взглядом и, неспешно подойдя к окну, скрестил руки на груди, задумчиво глядя на ровные ряды выстроенных перед казармой солдат. В одинаковом, свето-сером камуфляже, они казались бездушными болванчиками, созданными лишь для исполнения воли командиров. Одинаково… все в них было одинаково, и ни пол, ни тем более другие детали, рознящие их между собой, не могли изменить это впечатление. 

День вторжения, 2157 год.
Окрестности города Арайс (Шаньси).
Расположение 9-го пехотного полка.
Близ казарм 4-ой роты.
— Грей… как банально бы это ни звучало, но ты давно проходил осмотр у психиатра?
— Три месяца назад, сэр. Плановый медосмотр.
— Будь добр, посети доктора Коэна еще раз. И уже потом мы поговорим о вторжении внеземных форм жизни, хорошо? 
— Но сэр…
— Встаньте в строй, солдат, — спокойно, даже несколько устало приказал второй лейтенант.
Поправив кепи и отсалютовав офицеру, Джейсон развернулся и, щелкнув каблуками, быстрым шагом направился к замершим, словно каменные изваяния, сослуживцам. Рядовой первого класса буквально кожей ощущал снисходительный взгляд взводного, но, как ни странно, осуждать своего командира боец не собирался. Да, он верил словам Джесс, и отлично понимал, что мог означать ночной разговор старших офицеров, но будь он на месте вечно спокойного и неторопливого лейтенанта Янга… Нет, лучше ему не быть на месте лейтенанта Янга — Грей никогда не питал теплых чувств в отношении всякого рода фантазий. И, если уж быть до конца честным, то в глубине души Джейсон был уверен, что вся эта ситуация не более чем чья-то осадная ошибка. Во всяком случае, в это он хотел верить.
Встретившись взглядом с замершей посреди строя Модд, Джейсон отрицательно покачал головой и, разглядев, как она отвернулась, что-то быстро прошептав, преодолел последние метры, разделяющие его и широкоплечего мастер-сержанта Дайса.
— Чего лейтенант? — неопределенно спросил коренастый пехотинец. 
— Ничего важного, — отмахнулся Грей, втиснувшись между сержантом и капралом Брайном.
Дайс ухмыльнулся, но промолчал, а Брайн же и вовсе не обратил на рядового никакого внимания, по всей видимости, желая поскорее покинуть это навевающее тоску мероприятие. Джейсон мельком осмотрел форму и, удовлетворившись результатом, устремил взор за горизонт. Зеленые шапки высоких холмов, залитые светом белой, теряющейся на фоне огромных, клубящихся облаков звезды, разрубали линию горизонта, более похожую на причудливую диаграмму в чудовищном масштабе. 
— Р-рота! — гаркнул майор. — Смирно! 
Сто с небольшим солдат, и без того собранных и замерших, подобно восковым фигурам, вытянулись еще сильнее, не желая неосторожным движением разгневать сурового офицера.
— Взводным! Доложить о готовности! — высокий, уже немолодой мужчина обвел строй пристальным взглядом.
Майор Кристофер Брайсон являлся командиром 4-ой роты 2-ого батальона все того же 9-ого полка планетарной пехоты уже больше трех лет и, несмотря на положительные характеристики вышестоящих офицеров, до сих пор не продвинулся по карьерной лестнице ни на йоту. В свои тридцать восемь лет кадровый военный, начинавший службу еще в морской пехоте ССШ, имел за плечами не только с десяток служебных поощрений, но и настоящую боевую награду — неслыханная редкость для эпохи мира и процветания. Однако ни это, ни образцовая служба вкупе с выслугой в два десятилетия не исправляли положения, так что майор, по неведомым рядовому составу причинам, продолжал занимать скромный пост командира роты в несоответствующем должности звании. 
Абсолютно ровный, будто бы выстроенный по невидимым нитям строй нарушили сразу четыре фигуры. Одетые точно так же, как и подчиненные, взводных отличали лишь нашивки младшего комсостава, да сияющие серебром лейтенантские лычки на воротниках форменных курток. Четыре вторых лейтенанта (избирательная педантичность отдела кадров порой удивляет) одновременно, повинуясь отработанному до автоматизма инстинкту, вышли из общего строя, сделав всего один выверенный до миллиметра шаг.
— Первый взвод построен в полном составе, сэр! 
По глубочайшему убеждению Джейсона, ротный не имел заболеваний, связанных со слухом, однако лейтенант Роджер Янг, по всей видимости, считал своей священной обязанностью громогласно оповестить всех окрестных кротов (конечно же, если они имелись на этой чудной планете) о готовности своего подразделения к очередному трудовому дню. 
— Второй взвод построен в полном составе, сэр! — вторила своему коллеге Кэтрин Шэлл, чистокровная американка, комплекцией же более напоминающая фанатичного завсегдая тренажерного зала. Впрочем, им она, по сути, и являлась, с той лишь разницей, что бедным парням (да и девушкам) из 2-го взвода приходилось соответствовать требованиям этой ходячей рекламы протеиновых препаратов. Нет, Грей и сам был не прочь поработать с железом, но женщина, пусть и солдат, в его глазах все же должна была выглядеть… женщиной. 
— Третий взвод построен в полном составе, сэр! — отчеканил лишь неделю назад получивший почетную должность комвзвода лейтенант Макфолл.
Оставшийся офицер в точности повторил унылую процедуру, лишь слегка смазав общую картину, чуть замявшись с докладом.
— Встать в строй, — скомандовал Брайсон, и лейтенанты тут же затерялись среди подчиненных. — Рота! Нале-во! 
Вся сотня сонных бойцов синхронно повернулась на девяносто градусов, ожидая неизбежного «Ша-агом! Ма-арш!» Но, вопреки всеобщим ожиданиям, Брайсон не спешил подавать положенную команду.
— Вот те раз… — прошептал стоящий перед Джейсоном мастер-сержант. 
Грей проследил за взглядом Дайса и так же впал в легкую оторопь. Командир роты, несмотря на свое известное пренебрежение к различного рода технологическим новинкам, во всю глядел на интерфейс своего личного инструметрона. Рядовой, да и, по крайней мере, половина личного состава подразделения, впервые видела, чтобы майор пользовался данным устройством, да еще и посреди построения. Кристофер Брайсон, конечно же, не испытывал стойкой неприязни ко всему новому и современному, но всякий раз пользовался подобными благами цивилизации лишь из крайней необходимости, предпочитая общению удаленному общение личное.
— Накрылся завтрак, — раздраженно констатировал капрал Брайн. 
— Разговоры в строю! — прикрикнул Янг и, взглянув на застывшего, аки гипсовая статуя, офицера, осведомился. — Сэр?
Солнечный диск находился почти за спиной у комроты, так что никто из уставившихся на командира солдат не мог разглядеть его лица. Им был виден лишь темный силуэт: широкие плечи офицера были расправлены, голова слегка опущена, а невидимый пехотинцам взгляд направлен на раскрывшееся перед ним голографическое изображение. 
— Сэр? — повторил второй лейтенант. 
Ответа не последовало. 

День вторжения, 2157 год.
Арайс, Шаньси.
Неподалеку от торгового центра «Фэст-Сити-Плаза».
Арайс являл собой живой пример того, что слово «город» не обязательно является синонимом слов «грязь», «толпа» и «безразличие». Ухоженные, узкие улочки жилых районов предместья сочетались с широкими проспектами, многоуровневыми аэро-трассами и высокими, сверкающими новизной «стеклянными» небоскребами, мирно соседствующими с огромными, пышущими диковинной растительностью парками. Беспечные горожане, чей покой лишь изредка нарушал отдаленный вой полицейской либо пожарной сирены, неторопливо прогуливались по мощеным пешеходным дорожкам, в то время, как наверху, в сотнях метров над их головами неслись бесконечным потоком аэрокары самых разных мастей. Иногда по опустевшим псевдоасфальтовым улицам медленно проползал вымирающий в человеческом обществе наземный транспорт, будь то огромная громыхающая фура, военная колонна или же просто древний автомобиль какого-нибудь коллекционера, ностальгирующего по былым временам. Арайс сложно было назвать небольшим поселением, но и до почетного звания «мегаполис» за неполный десяток лет он дорасти не успел, хотя благодаря находящимся в расположенных неподалеку горах залежам титана, скорость его развития возрастала с каждым годом. 
«Нет ничего невозможного!» — гласил звучащий на каждом углу лозунг «Корпорации Космических Ресурсов» — огромной монополии Альянса, добывающей 70% всех полезных ископаемых, поставляемых в Солнечную Систему и другие колонии. 
«Действительно, нет», — позже скажет рядовой первого класса 6-го батальона морской пехоты Джордж Старфордж, глядя на расстрелянный и обожженный плакат с изображением бравого шахтера и данной надписью. Эти две фразы впоследствии войдут в историю, а военный корреспондент, зафиксировавший на камеру данный, олицетворяющий войну Первого Контакта момент, получит Пулитцеровскую премию за «лучший снимок десятилетия». Посмертно. 
Но все это будет потом, а сейчас город жил своей привычной, многоликой жизнью. Жизнью, которую вот-вот оборвут залпы зенитных орудий и железный ливень из бомб, начиненных смертоносной турианской картечью…
— …но миссис Робин мне не нравится. Она злюка.
— Алиса, нельзя так говорить. Миссис Робин просто… непростой человек. Такие люди бывают, но это не значит, что они плохие.
— Ну, не знаю… По-моему, она просто ненавидит детей.
Светловолосая, одетая в ничем не примечательный брючный костюм женщина вздохнула, и, погладив бодро шагающую рядом дочь по голове, поправила воротник ее белоснежной курточки. 
— Нет, просто она… — мама десятилетней девочки задумалась и даже замедлила шаг. Лаура Робин, преподаватель английского языка в их школе, была еще той стервой. — Впрочем, забудь, пусть будет «злюка».
Алиса хихикнула и, взглянув на также не сдержавшую улыбку мать, отпустила широкие лямки небольшого рюкзака.
— Мам, а папа пойдет с нами в кино? Он обещал.
— Нет, дорогая, папа не может, — при упоминании мужа, женщина перестала улыбаться, а ее голос приобрел более холодный оттенок. — Папа на работе.
Белокурая девочка и ее мать шли привычным маршрутом, пролегающим через пустой проспект, разделяющий два однотипных жилых квартала, выстроенных по единому шаблону. Эта часть города именовалась «спальной» и приютила на своих широких улицах все, что могло понадобится обычному горожанину — от многоуровневых жилых домов и подземных парковок до громадных развлекательных центров и обширных зон отдыха. Здесь можно было отыскать любое развлечение, товар или услугу, но, несмотря на это, район не вызывал впечатления разворошенного муравейника. Жизнь тут текла размеренно, более всего напоминая спокойную, равнинную реку; прохожие, встречающиеся на улицах, казалось, тоже никуда не спешили и приветливой улыбкой встречали каждого, идущего навстречу, человека. Это место являлось естественным противовесом бурлящему в высоких небоскребах делового района напряжению, предлагая жителям все блага вышедшей на космические просторы цивилизации. 
Свернув с прилегающего к проспекту тротуара, женщина взяла дочь за руку и они зашагали по узкой, спускающейся с возвышенности тропинке, любезно оборудованной стальными поручнями. До трехэтажного здания начальной школы им оставалось идти не более пары минут, и Алиса прекрасно знала, что сейчас они обогнут сверкающий голографической рекламой торговый центр, мама поцелует ее на прощание, и она поспешит на уже начинающиеся занятия. 
«Все как всегда», — думала девочка, уже предвкушая веселую встречу с беззаботными подружками…
Трель входящего звонка прервала радужные мысли Алисы, и она, с трудом оторвав взгляд от красочной вывески местного кинотеатра, с интересом взглянула на остановившуюся мать. Женщина с удивлением воззрилась на появившуюся вокруг руки голограмму инструметрона и, насторожившись, ответила на звонок.
— Где вы? — взволнованный голос мужа заставил ее не на шутку разволноваться. 
— Что случилось? Ты…
— Где вы?! — почти прокричал мужчина.
— Почти дошли до школы. Ты можешь объяс…
— Срочно уходите оттуда! Ты меня слышишь? 
— Что?..
— Уходите, пря… — фраза оборвалась на полуслове, а безжизненный голос автоматики пояснил. — Потеряна связь со спутником связи. Приносим свои извинения за предоставленные неудобства. 
Она отняла руку с устройством от уха и встретилась с веселым взглядом никогда не унывающего ребенка.
— Это папа?
— Папа… — медленно кивнула она.

День вторжения, 2157 год.
Окрестности города Арайс (Шаньси).
Расположение 9-го пехотного полка.
Медицинская часть.

......../!\........
Кому: всем войсковым соединениям ВКС Альянса Систем.
От: штаб колониальной обороны.
Приоритет: ИСКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ВАЖНОСТЬ.
[СРОЧНОЕ СООБЩЕНИЕ]
Объявление кода «САБЛЯ-1» на всем планетарном ТВД.
Угроза вторжения: ПОДТВЕРЖДЕНА (вероятность: 100%)
Всем воинским формированиям и боевым единицам на ТВД-ШАНЬСИ, приказ: ПОЛНАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ
Обнаружено присутствие вражеского флота на орбите.
Вероятность планетарной блокады: 100%.
Вероятность столкновения с десантными частями противника: 100%.
Вероятность столкновения со штурмовыми соединениями противника: 100%.
Вероятность применения ОМП: неизвестно.
Всем подразделениям при контакте с противником приказано уничтожать его любыми доступными средствами. Разрешено санкционированное применение ОМП. Связь между подразделениями осуществлять ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО по закрытым радиоканалам. Организацию обороны объектов стратегической важности проводить согласно действующим предписаниям для кода «САБЛЯ-1».
Командирам всех рангов приказано в кратчайшие сроки привести воинские формирования в состояние боевой готовности.
КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ. 
Гаррет оторвал взгляд от голографического интерфейса небольшого рабочего планшета, и, медленно повернув голову в сторону застывшего в беспокойном ожидании помощника, непроизвольно сглотнул вязкую слюну. Молчание, воцарившееся в небольшом кабинете военного хирурга, было пронизано почти осязаемым напряжением, и ни один из стоящих посреди помещения мужчин не решался нарушить эту от чего-то пугающую паузу. Привычные выкрики офицеров и сержантов, еще минуту назад во всю разносящиеся над обширной территорией полкового гарнизона, затихли, что само по себе могло являться поводом для беспокойства. Однако ни это, ни мертвая, давящая на сознание тишина и даже не осознание происходящих событий привели его в состояние крайней растерянности. Испугаться его заставили мысли о них
— Сэр, распределитель в норме, — сообщил Дюран, по всей видимости, приняв беспокойный взгляд врача на свой счет.
Стивен молча протянул специалисту свой планшет и, дождавшись, пока тот в смятении примет электронное устройство, повернулся к нему спиной.
— Это?.. — полушепотом изрек санитар, жадно вчитываясь в скупые строки и постепенно осознавая полный смысл написаного.
Капитан уцепился за промелькнувшую в голове мысль и, резко вскинув руку с закрепленным на запястье браслетом инструметрона, набрал номер жены, прижав желтое колечко интерфейса к уху. Несколько секунд ожидания были самыми тяжелыми мгновениями в его не такой уж и долгой жизни. 
Когда супруга на том конце, наконец, ответила на звонок, Гаррет произнес всего два слова:
— Где вы? 
— Что случилось? — Хилари не замедлила со столь привычным уху любого мужчины ответом вопросом на вопрос. — Ты…
— Где вы?! — Стив вряд ли понимал, что практически кричит в трубку.
— Почти дошли до школы. Ты можешь объяс…
— Срочно уходите оттуда! Ты меня слышишь? 
— Что?..
— Уходите, пря…
— Потеряна связь со спутником связи, — ВИ инструметрона прервал взволнованного офицера. — Приносим свои извинения за предоставленные неудобства.
— Черт! — в сердцах выпалил он, глядя на загоревшуюся красным проекцию универсального устройства.
Гарольд Дюран же так и стоял, уставившись на планшет командира и совершенно не понимая, как реагировать на подобное сообщение. Впадать в панику или же бросаться в оружейную за личным оружием? Санитар не ощущал страха или других, подобающих моменту чувств. Он просто не знал, что нужно делать.
Взревевшая, подобно раненому животному, сирена заглушила привычные утренние звуки и развеяла последние сомнения в умах двух сотен офицеров 9-го полка планетарной пехоты. Подобно неведомому рычагу, этот резкий, протяжный вой в одно мгновение вывел людей из состояния растерянности и недоверия, оповещая замерших на построении солдат, засыпающих на ходу ночных дежурных и всех остальных военных, да и гражданских, о завершении долгой и, казалось бы, непоколебимой эпохи мира. Теперь их ждало то, что не вставало на пути Человека вот уже почти сотню лет. Их ждала война. 
Преодолев расстояние, отделяющее его от серого, настенного корпуса допотопного, но надежного интеркома, Стивен выжал единственную кнопку и, придав голосу уверенный оттенок, прокричал: 
— Боевая тревога! Код «Сабля-Один», повторяю: код «Сабля-Один»! Готовность дежурной смены — сорок секунд. Немедленно начать развертывание всех модулей по таблице первоочередности, — Гаррет замолчал, что-то обдумывая, и через несколько секунд добавил. — Это не чертовы учения, так что у нас гребанные десять минут на полную развертку! 
Стянув накинутый поверх формы медицинский халат и бесцеремонно сбросив его на пол, Гаррет застегнул воротник полевого кителя, и, натянув на голову офицерскую кепи, повернулся к обеспокоенно вслушивающемуся в звуки сирены санитару.
— Бегом к дежурной смене, — приказал капитан, вводя на инструметроне код удаленной команды, открывающей доступ к передвижным медмодулям. — Разворачивайте. И быстро.
Специалист кивнул, и уже было выбежал из помещения, но в последний момент остановился, так и не дотронувшись до сенсорной панели электронного замка. На осмысление пришедшей в голову мысли Гарольд потратил не больше пары секунд.
— Сэр, нам не следует отправиться в арсенал?
— На этой базе хватает людей, обученных держать винтовку. Использующих скальпель же намного меньше… Бегом, Дюран!
— Так точно! — выпалил санитар и скрылся из виду, помчавшись на нижний, складской этаж. 
Специалист еще не успел переступить порог помещения, а Гаррет уже потерял всякий интерес к его персоне. Обведя взглядом свой кабинет и, немного задержав взгляд на прямоугольном окне, он тщательно обдумывал следующий шаг. Сейчас весь персонал медицинской части и мобильного госпиталя ожидал его, старшего дежурной смены, приказов. 
Но может ли он, простой военный хирург, хоть что-то противопоставить тем силам, что вот-вот обрушатся на колонию, чье население пребывало в безмятежном неведении? Этого Стивен Гаррет не знал. 

День вторжения, 2157 год.
Геостационарная орбита Шаньси.
Многоцелевой транспортный корвет «Ракат».
Десантный отсек № 2.
Тяжелый панцирь бронекостюма класса «Фаэгон», что с турианского языка переводилось как «Идеальная защита», слегка сдавливал грудную клетку и смещал центр тяжести, но Мариусу, как и любому другому десантнику Иерархии, эти обстоятельства не доставляли дискомфорта. Ежедневные тренировки, регулярные боевые операции в нестабильном ныне Аттическом Траверсе и врожденная дисциплинированность заставляли солдат не просто следить за состоянием своей амуниции, а со всей тщательностью ухаживать за ней, аккуратно полировать хромированные части, по несколько часов в день проводить за калибровкой сервоприводов и при любом удобном случае выпрашивать у вечно недовольного корабельного интенданта дополнительные модули, будь то лишняя батарея для кинетического щита, программное обновление для системы наведения или же просто пара абляционных бронепластин. Так что даже если десантник и испытывал какое-либо неудобство при ношении личной брони, то ни его сослуживцы, ни, тем более, командиры об это никогда не узнают. Ведь…
— Десант не жалуется! — выкрикнул Корр, оглядывая сидящих на жестких креслах десантного отсека бойцов.
— Десант побеждает! — хором отозвались солдаты, с нескрываемой гордостью завершив древний девиз своего рода войск, дошедший до них из далекого индустриального прошлого. 
Решительные движения, сосредоточенные взгляды, полные энтузиазма слова… Рикт-офицер был доволен моральным состоянием вверенного ему подразделения.
— Наша рота идет в первой волне, так что не ждите, что там, внизу, нас ждет легкая прогулка по выжженной земле! — заговорил Корр, вынужденный перекрикивать рев двух маршевых двигателей корвета. Что-что, а шумоизоляция у «Раката» была ни к черту. — Через минуту штурмовые эскадрильи проведут точечную бомбардировку расположенной на планете колонии. На нашей планете! — 32-я десантная рота загудела, преисполненная праведного гнева. — Генералы не хотят стирать эти поселения с лица Галактики, но и я не хочу, чтобы мои солдаты заблуждались: это не карательный рейд и не рядовая зачистка. Это война. Война против неизученных, агрессивных существ, напавших на наших боевых братьев и сестер в ответ на попытку установления мирного контакта. Этим варварам чуждо милосердие, они не пожалеют ни вас, ни ваших товарищей по оружию. Они отвергают все, что дорого турианцам и народам Млечного Пути. Поэтому мы заставим их встать на путь мира. Или сотрем в порошок. Мне больше по душе второй вариант.
Мариус цинично ухмыльнулся и был поддержан согласно закивавшими подчиненными, уверенными в правоте своего прославленного командира. Корр был практичным турианцем и не жаловал высокопарных речей, на которые были горазды политики и штабные генералы, но он не мог не признать, что подобные, преисполненные бравады выступления необходимы. Боевой дух — это не все, но очень многое. 
— С запада нас прикроют люди рикт-офицера Сакариана с «Кабрана», с востока — две роты из состава 2-го десантного батальона. В воздухе будут работать штурмовые звенья, но на постоянную поддержку с их стороны можно не рассчитывать…
Корвет ощутимо вздрогнул и, еще сильнее взревев многосильными двигателями, вошел в насыщенные кислородом нижние слои плотной атмосферы Шаньси. Рикт-офицер замолчал и, оглянувшись на закрытую аппарель одного из трех, расположенных параллельно друг другу, отсеков, сильнее сжал стальной поручень, расположенный под невысоким потолком. 
— Внимание бортовым стрелкам: входим в зону боевой операции! — сообщил пилот челнока по громкой связи. — Десант, готовность две минуты.
Массивный транспорт вновь ощутимо тряхнуло, а где-то внизу прогремела цепочка мощных разрывов, изрядно приглушенная металлическими стенками и немалым расстоянием.
— Надеть шлемы, приготовиться к высадке! — приказал Корр, надевая на голову серый, каплевидный шлем с затемненным забралом и отличительными знаками командующего офицера — три горизонтально расположенные линии золотого цвета, украшенные одной пятиконечной звездой. 
— Надеть шлемы! Проверить системы скафандров! — заорали взводные, дублируя приказ командира. 
— Полторы минуты до высадки! — вновь отозвался пилот. — Заходим на траекторию посадки.
Теперь взрывы на поверхности звучали уже непрерывно, и намного отчетливее. Им вторили сливающиеся в сплошную цепочку хлопки зенитных батарей и металлический стук где-то под днищем «Раката» — это автоматика отстреливала ложные цели, призванные сбить с толку вражеские радары. Корр не отличался смелостью и бесстрашием, предпочитая опираться на цепкий ум и умение приспосабливаться к обстановке. Да, его устраивала эта работа, и хоть убийства как таковые не приносили ему удовольствия, но он искренне полагал, что мир необходимо избавлять от опасных элементов, будь то преступник-одиночка или целая раса агрессоров. Верил ли он сам в то, что говорил солдатам лишь минуту назад? Свирепые варвары?.. Нет, не верил. Варвары не совершают космических путешествий, но… 
Это война. Это работа.

Комментарии (9)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Spectr
9   
Что за свинцовый фонд?
0
Spectr
8   
Что такое ТВД? Параллель между женой и мужем отличный ход! За медицину отдельное спасибо, интересно сцена операции (хирургической) будет? Вот бы вам с Армом вместе поработать) чтобы вышло люди vs турианцы, и все это на высшем уровне литературного таланта.
0
Scavenger
7   
Нет, нам положительно нужен Свинцовый Фонд. Обязательно.
1
ARM
2   

Кирд-офицер Вакариан одобряет. biggrin
Отличная глава, Ватриканыч, долго ждали, но оно того стоило. )
Введение матери и её маленькой дочери это удар ниже пояса, они ведь наверняка погибнут. cry Их все будут жалеть и ненавидеть турианцев. biggrin
Новые эпизоды вышли немного короткими, но это объяснимо тем, что глава - самое начало вторжения. Буду ждать продолжения с нетерпением.
PS отсылка к Сакариану и "Кабрану" греет душу. happy
0
Ватрикан
4   
Ты неисправим. Но за отзыв спасибо. smile
С чего ты взял, что их обязательно убьют? Нет, исключать такую вероятность, конечно же, нельзя, но и утверждать наверняка на данном этапе развития событий крайне опрометчиво. wink
0
ARM
5   
Просто мне кажется, что их роль - заставить читателя ненавидеть турианцев и добавить драматизма. smile
0
Ватрикан
6   
Не торопи события wink
0
unklar
1   
Привычно отличные описания и герои, и привычно хочется больше!
0
Ватрикан
3   
Благодарю.
Если все сложится удачно, то до конца этого месяца опубликую как вторую часть второй главы, так и третью главу.
0