Тени прошлого. Глава 2-3


Персонажи и пейринги: фем!Шепард, Тейн, Гаррус, Кайден, Джек, Джокер, новые персонажи, фем!Шепард/Кайден, фем!Шепард/Тейн
Жанр: AU, Action, Angst, Detective, Darkfic, Deathfic
Аннотация: Если пустить прошлое в настоящее, оно уничтожит твое будущее.



Глава 2. Призрак. 

 «...Ты пробудила меня, Шепард. Мое сердце ускорило свой вялый ритм, чтобы я мог быть рядом с тобой и любой ценой защитить тебя. Я был согласен просто ждать, пользоваться отпущенным мне временем и благодарить судьбу за то, что твоя вера позволила мне провести последние дни с надеждой и уверенностью, что я достоин большего. Я люблю тебя. И хочу, чтобы ты это знала. Милостью, данной мне богиней Арашу, я призываю ее покровительство на тебя, мой ангел—воитель, моя Сиха, чтобы тебе сопутствовал успех. Чтобы осветить твой путь через грядущую тьму. Чтобы дать тебе надежду во времена отчаяния. Я буду ждать тебя за морем. Тейн». 

 Шепард постукивала ногтями о бокал, уставившись в строчки письма. Зачем хранить его столько лет, даже она не знала. Письмо провисело в архиве 8 лет. Шепард помнила каждое слово и все же сейчас она вновь перечитала его. Голос незнакомца крутился в голове. Нет, это не может быть он. Простое совпадение, обман. Она вспомнила про него, дальше неожиданная ситуация в Садах, она была в опасности. Он всегда защищал, когда был рядом.
 «Это всего лишь воображение», — Шепард тряхнула головой и залпом осушила бокал. Севший в мувер мужчина, насколько она смогла разглядеть, определенно дрелл и, скорей всего, это был Кольят. Других с такой раскраской на Цитадели нет. А тот, кто снял хвост, видимо, тоже дрелл. Им присущ вибрирующий голос, четкая расстановка слов. Взять хотя бы Ферона. Когда Шепард впервые его увидела, то приняла его за двойника Тейна. Но этот голос... Нет, она не спутает его ни с чьим. Интонация, легкая хрипотца, обращение к ней.
 «Джейн, ты спятила. Он умер, его нет, а ты сошла с ума. Разве голос незнакомца может что-то поменять?»
 Она посмотрела на часы. Почти одиннадцать ночи. Ну и где агент, который должен ей все разъяснить? Если бы не спящий наверху сын, она рванула бы к Кольяту и вытрясла из него все, что он знает. А знает он многое, в этом Шепард не сомневалась. Она ходила из угла в угол, складывая воедино произошедшее. Черт с ним, с голосом, ее хотели убить! Прямо здесь, средь бела дня, на виду у толпы! Что за неорганизованность? Кто так убивает? Шепард усмехнулась. Вот и размышления о смерти пришли. Добрый вечер, вас давно не было. После победы мысли о плохом часто посещали ее. Неоднократно ей снилось, что она падает в океан и волны накрывают ее, давят, не позволяют вздохнуть. Тьма пучин манила ее своей опасностью, сковывающим холодом. Она просыпалась посреди ночи с криками, взмокшая от пота. С ночными кошмарами приходил невроз, депрессия, агрессивность. Настроение менялось несколько раз на дню. Еще больше хотелось отказаться от всего. Просто встать и выйти в окно. Ощутить свободу падения, свободу от боли физической и моральной. Кайден не позволил. Ему досталось не меньше, чем Джейн, и все же он навещал ее каждый день, подолгу проводя с ней время. Шепард натянуто улыбалась его шуткам, ощущая, как тьма прокрадывается в ее душу. Все ли она сделала правильно, тот ли путь избрала для спасения миллиардов? Где теперь ее тропа? Она украдкой пробиралась в лаборатории и крала медикаменты, чтобы хоть как-то заглушить позывы к самоубийству. Признаться кому-то о таких мыслях она не могла. Но чем больше она находилась в состоянии опьянения, тем тревожней становились ее сны. В итоге Шепард не выдержала и во всем призналась Кайдену. Лечение проходило анонимно, даже близкие друзья, такие как Гаррус или Лиара ничего не знали об этом. Так прошел год. После выписки Аленко отвез ее на Землю, в тихую деревушку, где никто не знал кто они и какие у них проблемы. Там же Кайден признался, что по-прежнему любит ее. Шепард приняла его ухаживания и заботу. Это то единственное, что было ей нужно. Спасение.
 Джейн выключила свет и поднялась в свою комнату. Вот оно, ее спасение, мирно посапывает на кровати, раскинув руки и ноги в стороны. Она убавила мощность ламп и легла рядом с сыном. Шепард никогда не задумывалась о материнстве, а после повреждений, полученных в последнем бою, ей казалось, что это вообще невозможно. Однако какие-то всевышние силы решили иначе. Спустя всего лишь три месяца после свадьбы доктора оповестили ее о радостном событии. И вот уже пять лет это маленькое чудо радует ее каждый день. Глядя на него, Шепард всегда улыбалась. Тео раскрыл ей границы новой, далекой от боли жизни. В нем она видела истинный смысл своего существования. Никто не отнимет его у нее, она разорвет любого голыми руками, будь то враг или друг. С Шепард связываться вообще опасно, а покушаться на ее семью — вдвойне. Она не позволит, чтобы ее сын испытал лишения, которые выпали ей. Шепард безмерно любила Тео. В первый день, когда она отвела его в сад, то пообещала каждому оторвать голову, если с ним что-то случится. Тогда же она внедрила пару агентов в персонал. Сейчас же на ее этаже находилось несколько охранников, но Джейн понимала, что никто лучше ее не защитит сына.
 Она потянулась к прикроватной тумбочке, убедиться, что оружие на месте, когда услышала внизу едва уловимый шорох. Шепард резко вскочила, доставая «Хищника» из двойного дна ящика. Оконные датчики мигали красным, значит, в ее комнате щит не отключен. Она перекодировала на инструментоне датчики внутри квартиры, выставив кинетические барьеры по всему периметру, и то же самое сделала с дверью комнаты. Теперь тот, кто пробрался к ней, не выйдет отсюда. По крайней мере, живым. Женщина медленно спустилась с лестницы и спряталась за колонной. Окно в гостиной не разбито. Обошли двойную охранную систему? Неужели те же, кто сегодня покушался на ее жизнь? Шепард услышала медленные шаги, приближающиеся к ней. Убийца шагнул на ступень. Джейн выскочив из укрытия, занесла руку для удара. Ее встретил блок, выбив оружие из руки. Она легко увернулась от захвата, нанося удар ногой в живот противнику и меняя позицию для следующей атаки. Джейн сложила указательный и средний пальцы вместе, произведя несколько ударов по контрольным точкам на шее убийцы. Раздался короткий хрип и тут же сильные руки перехватили ее, совершив бросок через бедро и пережав ее горло. Кулак завис над ее лицом в нескольких сантиметрах.
— Со мной опасно иметь дело, Шепард.
 Тот же голос. Вибрирующий, с четкой расстановкой слов. Противник отпустил руку.
— Свет! — крикнула Джейн, отползая назад и нащупывая пистолет.

 Он появился быстрой смертью для всех, кто стоял на его пути. Словно танцуя, убийца поочередно лишил жизни наемников и, приобняв азари, выстрелил ей в грудь. Молитва над только что убиенной привела Джейн в ступор. Она мысленно представила себя, молящейся после каждого убийства. Нет, Бога в ней не прибавилось бы.
— Ты хочешь, чтобы я защищал людей, которых никогда не видел, от чужих, которых никто никогда не видел; для чего зовешь в то место, откуда никто никогда не возвращался?
«Зачем же так все усложнять», — чертыхнувшись, подумала она.
— В целом, да. Это все равно, что пойти туда, не знаю куда, принести то, не знаю что.
Дрелл развернулся к ней.
— Очень интересная трактовка, — едва улыбнулся он. — Я обязательно запомню, Шепард.
Они пожали друг другу руки. Тем же вечером Джейн перебирала в памяти необычное прикосновение к его руке, представляя, какими бы были ощущения...
— Бред какой, — сказала она себе, тряхнув головой, заново читая досье на юстициара.


 Шепард стояла с приставленным к голове убийцы пистолетом, тяжело дыша. Что за чертовщина? Неужели заказчики думают, что она не выстрелит в того, кто так похож на близкого для нее человека. Это не может быть он.
— Впрочем, с тобой тоже опасно связываться, — сказал дрелл, потирая шею.
— Кто ты? — процедила Шепард сквозь зубы.
— Ты знаешь ответ на этот вопрос.
 Она покачала головой. Странный какой-то сон. Чересчур реальный, судя по начинавшему ныть телу. Она не опускала пистолет, разглядывая представший пред ней мираж. Непроницаемые черные глаза, кожа приятного зеленого цвета в сочетании с красными складками на шее, черные полосы, спускавшиеся к груди, голос...
— Это не может быть правдой, — снова покачала головой Шепард, ощущая, как глаза режет от подступивших слез.
— Мне многое предстоит тебе объяснить, — тихо сказал Тейн и, немного погодя, добавил: — Сиха.
— Ты умер! Тебя нет! Ты не можешь...
— Это я, Джейн.
 Джейн медленно опустила пистолет, но тут же снова подняла на него, не веря происходящему. Как же все так сложилось? Может, ее одурманили и она вовсе не дома, а где-нибудь в гадюшнике, захваченная наемниками? Она готова принять любой факт, но только не тот, что мужчина, которого она похоронила для себя много лет назад, стоит сейчас перед ней живой.
— Какого дьявола, Криос?! — раскинула она руки в стороны. — Что за гребаный цирк?
— Успокойся, пожалуйста.
— С чего бы это? Ты вламываешься в мой дом, чуть не убиваешь меня, и вообще ты умер! И после этого я должна быть спокойна?! Либо отвечай, кто ты есть на самом деле либо я вышибу тебе мозги!
 Она снова приставила пистолет к его голове. Тейн спокойно приложил лоб к дулу «Хищника».
— Давай.
 Шепард нахмурилась.
— Ты псих!
 Джейн опустила пистолет и подошла к бару. Она сделал несколько глотков виски прямо из бутылки и посмотрела в зеркало стойки. Тейн не отрывал от нее взгляда.
— Итак, — начала она, поворачиваясь, — присаживайся.
 Она указала пистолетом на один из диванов.
— Все еще не доверяешь мне, — спросил он, глядя на оружие и усаживаясь на указанное место.
— А должна? — съязвила Шепард.
 Тейн слегка улыбнулся.
— Не просто добиться твоего расположения.
— Простите, любезнейший мистер Криос, что встретила вас так грубо. Чашечку чая не желаете? Или мне следовало обнять и поцеловать после того, как ты бросил меня!
 Он сурово посмотрел на нее, сдвинув брови.
— От чая не отказался бы.
 Джейн фыркнула, но все же прошла в отведенную под кухню зону.
— Зеленый с жасмином, — проворчала она.
— Ты помнишь мои предпочтения. Я польщен.
— Я многое помню, — грубо ответила она, разворачиваясь к нему. — Особенно твое прощальное письмо.
 Шепард показала воздушные кавычки. Тейн опустил голову. Нелегко будет рассказать обо всем. Тем более, когда тебе не верят и явно не рады видеть. Джейн недовольно что-то бормотала себе под нос, наливая в кружку кипяток.
— А ведь еще подождать, пока остынет, — не унималась она. — Каков.
 Она развернулась и увидела Тейна перед собой.
— Я же сказала сидеть на месте.
— Я не цепной пес, чтобы исполнять приказы.
— Когда-то тебе нравилось это, — язвительно ответила Шепард, проходя мимо него.
 Он остановил ее, взяв за локоть.
— Не надо быть такой агрессивной со мной.
— Да неужели.
 Джейн вырвалась от него и, пройдя в гостиную, остановилась у окна. Сомнений не осталось — это Тейн, но что-то изменилось в нем. Он всегда был сдержанным и не проявлял эмоций, а сейчас он неприступней, чем когда либо. А эта сцена с дракой. Он едва не переломил ей горло. Защищался, да, но меру своим силам надо знать. В конце концов, он чуть не убил ту, которую любил. Шепард задумалась. А любил ли вообще? Быть может, он не проявлял сильной привязанности из-за скорой смерти. А может, все это было лишь игрой, учитывая, что он остался каким-то чудом живым и при этом не сообщал о себе ничего все это время. И сейчас он не проявляет никаких эмоций, спокойно смотрит на нее — ни волнения, ни радости. Она едва верила во все происходящее. Пытаешься жить дальше после всего, что случилось — строишь новые отношения, появляется семья, а потом оказывается, что тот, кого ты похоронила, жив и что все это могло бы быть с ним. Что все было бы иначе. Джейн закрыла глаза. О чем она только думает? Неужели жалеет обо всем? Шесть лет брака, пятилетний сын — оставить все только из-за того, что любимый убийца восстал из мертвых?! «Я скучала по тебе», — сказала Тьма внутри нее.
 
— Я бы не советовал, — сказал Тейн, устраиваясь на диване с кружкой чая в руке. — Жалюзи тоже стоит закрыть.
 Шепард отошла от окна и нажала на кнопку закрытия ставней.
— Я вижу, тебе лучше, — она взяла из бара начатую бутылку виски и стакан.
— Намного.
 Джейн села напротив него, налила себе горячительного напитка и откинулась на спинку дивана.
— Можешь начинать свой рассказ, но не думай, что я тебе поверю. У тебя было достаточно времени для того, чтобы придумать слезливую историю о твоем чудесном исцелении.
— Шепард, есть более серьезные вопросы, нежели перетирание прошлого.
— Если бы ты только знал, каким оно для меня было.
— Я знаю и не одобряю твоих темных мыслей. Я бы никогда не подумал, что ты, как у вас говорят, дойдешь до ручки.
 Джейн замерла с бокалом у губ. Откуда он знает про ее проблемы? Ей внезапно стало стыдно. Он всегда видел в ней силу, страсть к жизни, и тут такое.
— Даже самые сильные могут сломаться.
— Понимаю, но все же я ощутил боль, узнав о тебе печальные вести.
— Что же не навестил своего командира? Быть может, мне стало бы легче.
— Для чего, Шепард? С тобой были те, кто мог помочь. От меня в то время было мало проку. Мое появление принесло бы тебе больший хаос.
— Ты ни черта не знаешь, Криос! Ты не имел права решать за меня! И ты не можешь знать, что для меня было лучшим тогда, ясно тебе?!
— Но я вижу, что я оказался прав. У тебя прекрасная семья, ты достойна этого.
— Давай, упрекни меня еще и в этом.
— Кто я такой, чтобы позволить себе упрёки? Наши пути разошлись, мы начали новую жизнь, и мы должны быть благодарны за подаренный шанс.      Давай оставим прошлое в прошлом. Нам ни к чему глупые разборки, когда тебе угрожает опасность.
— Да, кстати, что это было сегодня?
— Тебя хотели убить.
— Спасибо, кэп, а я-то думала, что со мной кто-то хотел познакомиться.
— Ты пристально наблюдаешь за любыми изменениями в человеческих колониях, посылаешь агентов для выяснений конфликтов и исчезновений.       Это создало серьезное препятствие для одной террористической организации.
— «Цербер»?
— От него мало что осталось, благодаря тебе же. Здесь более мощная система, как по методам, так и по распространению. Наемник, которого я обезвредил, принадлежит к некой корпорации «Миллениум», но никто ничего не знает: ни о возникновении подобной структуры, ни о местоположении. Известно лишь, что в конце 21 столетия существовала подобная ячейка правительства, направленная на помощь военным. Они разрабатывали имплантаты и занимались клонированием крови и органов. Между тем, в ходе расследования мы выяснили, что это было лишь прикрытие для нелегальных экспериментов с целью выведения идеальных солдат.
— Кто это «мы»? — перебила Шепард.
— Те, кто занимается решением этой проблемы.
— Я чего-то не знаю?
— Не могу сказать, что не знаешь. Исчезновения некоторых людей не привлекают к себе внимания. В основном, это больные или умирающие люди, низшие слои населения, такие как работорговцы, наркоторговцы, грубо говоря — сброд, за которыми никто не наблюдает, и которых никто не контролирует. Помимо этого, подобные исчезновения наблюдаются среди азари и моего народа.
— Человекоподобные расы.
— Да. Среди азари выбор падает на сильных биотиков и тех, кто когда-то состоял на службе в армии. Среди нас, на больных синдромом Кепраля, в какой бы стадии он не был.
— Я думала, что лекарство было разработано. Судя по тому, что ты жив. Число больных должно было сократиться. И я помню, что велись исследования для предотвращения появления симптомов.
— Те, кто ими занимался, так же бесследно пропали. Медицинские центры, куда обращались больные, оказались черными дырами, откуда никто не возвращался. Данные по больным были сфальсифицированы. Обычное дело, если умирает дрелл с синдромом в последней стадии.
— Мне очень жаль, Тейн, — тихо сказала Шепард. — Когда это все началось?
— Примерно через полтора года после Победы.
— То есть, ты успел пройти лечение?
— Не совсем. Прежде чем лекарство становится лекарством, изначально это лишь эксперимент. Ненадолго оно давало улучшения, но всегда происходил сбой. К моменту последнего этапа исследований, данные пропали вместе с учеными. Мне пришлось прибегнуть к совершенно другому методу. Предполагалось, что сыворотка должна восстанавливать погубленные клетки, дабы избежать хирургического вмешательства. Увы, мне не удалось.
 Шепард сдвинула брови и внимательно посмотрела на Тейна. Только сейчас она заметила рубец на его груди. Осознание того, почему он скрывался, наконец, дошло до нее. Он не позволил ей ощутить его боль.
— Мне повезло больше, чем моим собратьям лишь потому, что давний друг пришел мне на помощь. Она буквально вытащила меня из объятий смерти. Окончательно я восстановился спустя еще пару лет. Нас поставили под угрозу уничтожения, я не мог пройти мимо этого.
— Ты оставил шрам, почему?
— О, это как напоминание о том, что за свою жизнь все же надо бороться, даже когда нет никакой надежды.
 Ее слова. Джейн четко помнила разговор, когда она просила Тейна не сдаваться на милость смерти. Они только вернулись с базы Коллекционеров в полном составе, и Шепард не намерена была терять кого-то из своей команды после такой бойни. Особенно Тейна.
— Что же толкнуло тебя на поиски надежды?
— Возможность вновь увидеть тебя, — честно ответил Тейн. — Это письмо... Каждый новый день мог стать для меня последним. Скажи я тебе, что выздоровление возможно, я дал бы тебе ложную информацию. Все могло окончиться крайне печально. Я не хотел, чтобы ты винила себя в моей смерти, а это было бы так. Но и не зная, что ты жива, я не мог начать лечение.
 По ее коже побежали мурашки. «Все вопросы решены, Джейн?». Теперь она начала понимать, что к чему. Напрасно сомневалась в нем. Он всего лишь уберег ее от более сильной боли, чем она испытывала после его «смерти». Шепард прикусила губу, чтобы появившиеся слезы не скатились по щекам. Она допила виски и налила еще. 
 
— Как ты..., — она подбирала слова, чтобы перевести тему разговора. — Как вы вышли на «Миллениум»?
— Еще один друг связался со мной, когда начались исчезновения и сообщил, что подобное уже происходило.
— Что-то много у тебя вдруг друзей оказалось, — подозрительно сказала Шепард, припомнив слово «она» в его рассказе. Ревнуешь, Джейн?
— Они стали таковыми в течение этих лет.
 Она несколько раз кивнула, мол о`кей, никаких проблем.
— И что же удалось выяснить?
— После применения биологического оружия в ходе Исламского конфликта в 2074 году, число тех, кого затронули эти события, стало резко уменьшаться. Пропадали выжившие в войне, особенно те, чье здоровье подверглось воздействию выпущенного вируса. Если в семье рождались дети, где хотя бы один родитель был поражен, он исчезал. Шансы для зачатия были очень малы, это сродни генофагу кроганов, но если такие случаи имели место быть, ни семью, ни ребенка никто больше не видел. Позже ответственность за применение биологического оружия приписали «Миллениуму» и начали расследование. Головной офис обнаружили в одном из банков Сингапура, который был прикрытием. Единственное, что смогли найти — это пакт о применении оружия, подписанный высшим руководством «Миллениума». Остальных данных словно и не существовало. Лишь когда обнаружили лабораторию «Немесида», истинные мотивы корпорации стали известны. Они собирали избранных людей, использовали их в качестве биологического материала и на основе их генов проводили эксперименты по внедрению в цепь ДНК новых геномов, которые привели бы к созданию идеального солдата. Надо ли говорить, сколько людей осталось в стенах той лаборатории.
— Неужели это было? — Шепард сидела раскрыв рот.
— К сожалению, да. Ева, мой информатор в прошлом, связалась со мной, когда подобное начало происходить снова. Она одна из нескольких выживших в обнаруженной лаборатории и многое знает о делах «Миллениума».
— Подожди-ка, ей, по сути, должно быть больше ста лет.
— Ей 121 год, — уточнил Тейн. — И она не человек. «Немесида» создала ее из ДНК человека, подвергшегося заражению. Она химера. И так же ненавидит «Миллениум» и все что с ним связано, как Джек ненавидит «Цербер». Она на нашей стороне, и в данный момент я жду информации от нее.
— Так, — Джейн потерла лоб. — Чем я им помешала?
 Тейн удивленно на нее посмотрел.
— Шепард, да ты пьяна.
— Вот и нет, — ответила она, стряхивая с себя невидимые соринки. — Если только слегка.
— Что ты сделаешь, если узнаешь, что исчезла целая колония людей? Рванешься туда сразу же и вынесешь всех, кто встретится тебе. Где теперь Коллекционеры и Жнецы? Ты серьезная угроза для «Миллениума».
— Ага, только они не учли, что со мной опасно связываться.
— Да, твои навыки стали выше.
— У меня был хороший учитель, — ответила она, глядя ему в глаза. Снова невозмутимый и спокойный. Словно и не было исповеди.
— И все же, ты немного промахнулась, — Тейн указал на точку на своей шее. — Если бы ты попала сюда, лежать бы мне мертвым.
— Я требую реванша.
 Шепард улыбнулась. Она вспомнила, как Тейн показывал ей контрольные точки, нажатие на которые может парализовать или убить противника. Она притворялась, что не понимает, лишь бы снова ощутить его прикосновения к своей коже. Когда Тейн понял, в чем дело, он шутливо пригрозил обездвижить ее в самый интересный момент их близости. Джейн никогда бы не подумала, что под холодной маской убийцы может скрываться нежный и чувственный человек. То недолгое время, пока «Нормандию» восстанавливали после базы Коллекционеров, она старалась проводить с ним, изучая не только технику рукопашного боя, но и его тело.
— Солипсизм опасен, Шепард, — сказал Тейн, наблюдая за улыбающейся своим мыслям Джейн.
— Э-э... Я... Пойду спать, — она резко встала. — Что-то много событий для одного дня.
— Я буду оберегать тебя до прибытия Кайдена. И не волнуйся, никто не узнает, что я был здесь.
— Я рада тебя видеть, — призналась Шепард, направляясь к лестнице.
Она поднялась наверх и посмотрела оттуда на Тейна. Он, поставив локти на колени и сцепив руки в замок, задумчиво смотрел перед собой. Как бы он не старался, Джейн заметила, что его глаза такие же печальные, как когда они встретились. Если бы только можно было изменить прошлое. 


Глава 3. Предчувствие.

 Сгоревшие листья падали на нее, оставляя следы сажи на белоснежном платье. Ноги утопали в пепле. Она стояла одна посреди высохшего и местами обгоревшего леса. В небе то и дело вспыхивали зарницы. Над землей проносились раскаты грома. Она знает это место. Когда-то давно Шепард, будучи еще ребенком, убегала в этот лес и пряталась в заброшенном домике от мальчишек, дразнящих ее Рыжиком. Из-за этого она ненавидела свои волосы и всегда коротко обрезала их, а повзрослев, вовсе перекрашивала в другой цвет. Джейн огляделась и двинулась вперед. Как странно оказаться в этом месте, да еще в таком платье. Пробираясь между мертвыми телами деревьев, она вышла на полянку, где стоял тот самый домик. Время покосило его стены, вместо стекол дырявая пленка, дверь, покачиваясь от ветра, едва держится на петлях. Она осторожно зашла внутрь. Пустота и холод. Лишь потрепанная детская игрушка посреди покрытого пылью пола. Джейн подняла плюшевого медведя. Старый добрый Тедди. Одного уха не было, правая лапа держалась на обрывках толстых шерстяных нитей, в некоторых местах вылез ватин. Как и сейчас, Джейн нашла его в этом доме, когда ей было 6 лет. Это стало некой частичкой дома, которого у нее не стало с тех пор, как родители бесследно пропали. Жизнь в приюте была не сахар, и Джейн чаще бродила и ночевала на улице, чем находилась под крышей учреждения. Дети дразнились, называли ее «кинутой», но Шепард знала, что родители никогда не оставили бы ее. Она убегала сюда, доставала медведя из обувной коробки и жаловалась на свои невзгоды. Он был единственным другом среди сотен людей, окружавших Джейн.
— Я ждала тебя, Шепард, — раздалось у нее над ухом.
Она резко повернулась, увидев горящие красным светом глаза с кошачьим зрачком.


 Шепард вскочила и села на кровати. Сердце бешено стучало, в носу стоял запах гари. Она осмотрелась. Ее комната. Всего лишь сон. Но сон ли? Джейн помнила, что кто-то напугал ее однажды в том доме, и она больше не возвращалась туда, оставив там плюшевого медведя. Она спустила ноги с кровати и уткнулась лицом в ладони. Давно у нее не было кошмаров. На нее покушались, потом появление Тейна, да еще и напилась. Как бы не стало хуже. Как подсказывало ей чутье, все эти события были началом чего-то более серьезного. Простых совпадений нет. Она посмотрела на часы.
— Однако, — констатировала она. Часы показывали половину второго.
Джейн натянула длинную футболку и спустилась вниз. Тейна не было. Возможно, вышел куда-то. Тео сидел перед телевизором, похрустывая тостом, намазанным сверху шоколадным маслом.
— А кто это тут? — Шепард подкралась к нему и крепко обняла.
— Ну, мам, я пропущу, как капитан Флеш проберется на базу повстанцев!
— Хорошо, я припомню, — она чмокнула его в щеку.
— Фу! — Тео зажал нос и отмахнулся от нее.
— Ой, прости, — Джейн прикрыла рот рукой. — Я исправлюсь.
Она потрепала его волосы и прошла к ванной комнате, попутно снимая с себя футболку. Когда дверь открылась, она увидела Тейна.
— Шеп...
Он застыл, недоговорив. Обнаженное тело Джейн, помимо трусиков, прикрывали лишь длинные, до бедер, волосы.
— Твою мать, — пролепетала Шепард, выскакивая обратно в комнату. И почему она не подумала о том, что он может быть в ванной?
— Прости, Шепард, я не хотел, — сказал вышедший Тейн, повернув голову в противоположную от нее сторону.
— Да ладно, — к полной неожиданности для себя, ответила она. Чертыхнувшись, Джейн зашла в ванну.
 Плюс один в воспоминания Тейна. Она посмотрела на себя в зеркало. Впечатляющее зрелище. «Солипсизм опасен», — вспомнила его слова Джейн, вставая под струи душа. Почему-то после этого небольшого конфуза, она вернулась к моменту их первой близости. Никакого смущения, никакого страха. «Ты будешь жить этой ночью со мной». Позже Шепард поняла, что живой себя ощущала она. Она чувствовала спокойствие рядом с ним и уверенность в своих силах. От Совета толку было мало, впрочем, как всегда. Кайден обвинил ее в измене Альянсу. После уничтожения батарианской системы все усложнилось еще больше. Все ждали от нее героических подвигов, не давая никакой поддержки. Лишь команда «Нормандии» знала об истинной угрозе, и что, если с этим не разберутся они, никто не сможет. Но если каждый член экипажа был для нее другом, то Тейна она выделяла среди других. Он научил ее терпению, не рубить все сгоряча, думать холодной головой. Жестокость порождает жестокость, ярость — хаос, хаос приводит к неизбежному. Его наставления очень помогали ей, когда она стала послом. Она знала, если бы Тейн был рядом после Победы, Тьма никогда не захватила бы ее. Но его не было, и смысл продолжать движение навстречу к свету терялся с каждым днем. Подобное Шепард ощутила впервые после падения Тессии. Она не смогла помочь любимому, Земля была почти потеряна, и Джейн не представляла, как она сможет спасти Галактику, с миллиардами жизней.
 Шепард выключила воду, надела домашнюю одежду и, скрутив волосы в небрежный пучок, вышла из ванной.
— Ма-ам,- смотри, что мне дядя Тейн подарил, — подбежал к ней Тео, протягивая руку.
На ее плечо что-то прыгнуло, пробежало по левой руке и замерло в ладони.
— Это что, гет? — удивилась Джейн, рассматривая ящерку-гета.
— Ага, — восторженно ответил Тео. — И его зовут Легион.
— Да уж, точно, — она отметила такую же раскраску пластинок мини-гета, как у Легиона. — Похож на ползунов, которых я когда-то встречала. Те еще гады. Но этот, как я вижу, дружелюбен.
 Легион коротко протрещал и перепрыгнул на Тео.
— Где ты его достал? — спросила она Тейна.
— Его сделала Ева. В него встроен передатчик, и если что-то пойдет не так, мы всегда сможем найти Тео. Легион только родился, так сказать, и очень любопытен.
 Джейн улыбнулась, когда Тео подошел к Тейну, и Легион тут же перепрыгнул на его плечо, забираясь на голову.
— Я вижу, ты понравился Тео.
— Да, этим он в тебя, — Тейн посмотрел на нее и сразу же добавил. — В смысле, толерантен к другим видам.
— Ага, видел бы ты его, когда он впервые лицезрел Гарруса, — усмехнулась Джейн, направляясь к кухне. — Итак, кто хочет есть?
 Ответом был звонкий смех Тео. Шепард выглянула с кухни. Гет копошился в его волосах, заставляя сына хохотать. Тейн смеялся вместе с ним. Джейн посетила мысль, что Тейну нелегко будет покидать их, если он привяжется к Тео. Жить воспоминаниями, зная, что ничего нельзя изменить — не завидная участь. Ей казалось, что именно так и было все эти годы. Он думал о ней, погружаясь в пережитые моменты снова и снова. Какие чувства он скрывает под маской непроницаемости, зная, что все могло быть иначе? Тейн хотел счастья для нее, но примирился ли с тем, что она не с ним? Держится стойко, и вряд ли когда-нибудь Шепард узнает всю правду. Да и стоит ли? Он прав: их пути разошлись, и стоять на месте нельзя. Нельзя поддаваться отчаянию. Порой за нас все уже решено, и как бы мы не желали, некоторые ошибки непоправимы. 

 После обеда Шепард уложила Тео спать и спустилась вниз. Тейн углубился в чтение ее книги. Она снова села напротив него.
«Я живу и в этом не виноват, стало быть, надо как-нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти», — процитировал Тейн, откладывая роман в сторону. — Поистине великие слова. Жаль, что не все могут прожить свою жизнь подобным образом. Однако жить, никому не мешая, невозможно. Любой безумец может счесть твое существование угрозой и рано или поздно попытается убрать тебя со своего пути.
— Как «Миллениум»?
— И он тоже.
— Разве из того наемника ничего не удалось вытрясти? Ты бываешь крайне суров, когда дело касается добычи информации.
— Все сложно. Наемники «Миллениума» имеют вживленный в мозг чип-контроллер, который самоуничтожается, когда его носитель попадает в переделку.
— Как у «Цербера». Вы не проводили аналогию между ними?
— Нет смысла. Другие технологии, не похожие на «Цербер». Гораздо современней всех тех, что есть на данный момент.
— Жнецы?
— Есть небольшое сходство, но это лишь использование жнецовских методов. Опять же все это указывает именно на «Миллениум», на то, что уже было.
— Почему о них никто не знает?
— Подставные корпорации, фирмы, названия, не дающие достоверную информацию. Весь «Миллениум» — это сфальсифицированный обман для отвлечения внимания от их основной деятельности.
— Где они находят людей для вербовки? — вопросы сыпались из Шепард один за другим.
— Это не совсем люди. Я полагаю, их создают в лаборатории. Для людей у них слишком быстрые реакции на атаки. Они словно предвидят каждый твой шаг и обходят его стороной. Сказать честно, мы не сразу обнаружили слежку за тобой. Да и снять того наемника оказалось крайне сложно для меня. Мне стыдно признать это, вот почему я просил тебя выйти в менее оживленное место. Они прячутся в толпе как тени, их сложно обнаружить. Их жертвы ничего не успевают понять перед смертью. Быстрый точный удар — и все.
— Что-то мне это напоминает, — нахмурилась Джейн.
— Вот и мы задумались. Сопоставив имеющиеся данные, мы пришли к выводу, что это химеры, но не такие как Ева. Ева — брак выработки, была приговорена к ликвидации как биологический мусор. В ходе создания не все геномы прижились, и в ее внешности есть небольшие погрешности. Не то чтобы все было ужасно, но «Миллениум» старался вывести идеал солдата, который внешне походит на человека, но его «начинка», его способности превосходят человеческие. Такого агента легко внедрить в любую структуру, с его гибкостью он беспрепятственно проберется в любое помещение, не оставляя ни намека на свое присутствие. Выполнить чистую работу, без следов.
— Совсем, как ты.
— Именно. Позже мы пришли к теории, что из генов больных синдромом Кепраля и были созданы эти химеры.
— Но почему именно больные им нужны? Чтобы замести следы похищений?
— Это тоже. И, возможно, они продолжают исследования по вопросу болезни. Мы многого не знаем. У нас есть лишь обрывки информации.
— Кто-нибудь делал вскрытие этих химер, чтобы знать, с чем имеете дело?
— Хм, после самоуничтожения от них остаются лишь поврежденные клетки, по которым нужного анализа не произведешь.
— Ни хрена себе! Все их тело заминировано?
— Я не знаю, Шепард, — сдался Тейн. — Никаких улик, материалов, ничего не остается. «Миллениум» позаботился о своей конфиденциальности. Это все за гранью нашего понимания.
— Чаю? — предложила Джейн, понимая, что утомила своими расспросами.
 Тейн кивнул и взял в руки книгу. Заваривая чай, Джейн перебрала полученную информации. Ни хрена ж себе заварушка! Как в старые добрые времена — ничего не понятно и как все это разгребать, тоже. Шепард знала точно — раз все это ее коснулось, мимо она не пройдет. Она вернулась в гостиную, поставила чашку перед Тейном и села на место. Он поблагодарил ее и продолжил чтение. Джейн сверлила его взглядом. Все разговоры только и будут, что о деле? Он не хочет ворошить прошлое, но его поведение, словно ничего у них и не было, возмущало ее.
— Как ты живешь с этим? — не выдержала она.
Тейн озадаченно посмотрел на нее.
— С чем?
— С тем, что я...Теперь такая, — она взмахнула руками. — Ты ведешь себя так, словно у нас ничего никогда не было.
— А что было? — холодно спросил он.
Шепард нервно сглотнула. Вот значит как?! Получается, вчерашняя исповедь была минутной слабостью или как вообще это назвать?
— Я здесь ради твоей же безопасности и не более.
Он вернулся к чтению.
— Ты...
— Шепард, — Тейн слегка повысил тон, — разве может что-то изменится с моим появлением? Ты сделала свой выбор. Все было хорошо, пока это было.
— А кто все это допустил? — зло сказала она.
 Он нахмурился и посмотрел на нее.
— Но знаешь, я ни о чем не жалею. Я люблю своего мужа, у нас прекрасный сын и я счастлива, как никогда ни с кем не была счастлива раньше.
 Последние слова она подчеркнула высоким тоном, стараясь сильнее уколоть его самолюбие. Наигранно широко улыбнувшись, Шепард встала и скрылась на кухне. Тейн лишь глубоко вздохнул и продолжил читать. 

 «Ну что ты как маленькая? Наивно веришь в счастливые сказки с волшебными концовками? Не в твоем случае, Шепард, только не с тобой. Зачем ему любить ту, которая предала его? Смирись. Ты ничего уже не исправишь».
 Джейн покачала головой, отгоняя голос Тьмы.
 «Ты не сможешь жить дальше обычной жизнью, зная, что он жив. Ты сожрешь себя заживо, пытаясь делать вид, что все хорошо. Ты будешь врать и себе и Кайдену, что все в прошлом. Оглянись, Джейн — ты только что пустила его к себе. Ты уничтожишь все сама».
Шепард прикусила губу. Слезы ручьем потекли из ее глаз. Она быстро смахнула их, наливая в стакан воды. Что пугало ее больше — горькая правда или подбирающаяся Тьма — она не понимала. Ничего, никаких чувств не должно быть к нему. Он бросил ее, практически отдал другому. Неужели он думал, что она будет одна после него? Зачем вообще он здесь? Помочь? Она справится с проблемами, не жеманная цаца, может позаботиться о себе сама. Хотел уберечь от хаоса. Шепард горько усмехнулась. Все сделал с точностью да наоборот. «Не придает значения всему, что было — что ж, поступим так же». Она допила воду и, убрав стакан в посудомоечную машину, развернулась. Сильные руки обхватили ее плечи и толкнули к колонне. Тейн прижал ее к стене, спустив правую руку ей на талию.
— Что ты...
— Тихо, — он приложил пальцы к ее губам, сузив глаза и уставившись куда-то в сторону гостиной.
 Джейн почти касалась его шеи своим носом. Едва уловимый запах прохлады щекотал ей ноздри. Она невольно поморщилась. Его аромат всегда действовал на нее лучше всякого афродизиака. Шепард перевела взгляд на шрам и слегка коснулась его рукой. Тейн перехватил ее руку, все так же наблюдая за чем-то. Джейн повернула голову в сторону, куда смотрел дрелл.
— Тейн, — хрипло сказала она, вцепившись в воротник его плаща, заметив приближающуюся к ним красную точку прицела.
— Они не достанут нас. Тео тоже. Надо уходить.
— Куда? Как?
— По туннелям хранителей, к доку «Нормандии».
— «Нормандия» здесь? — удивилась Джейн.
— Мне сообщили, что только что прибыла. Очень кстати, — он осторожно выглянул и, убедившись, что лазера нет, взял Джейн за руку. — Идем.
 Они быстро поднялись наверх. Шепард достала «Хищника» и шепотом разбудила сына.
— Малыш, дядя Тейн предложил нам сыграть в прятки. Мы пойдем в дом к хранителям.
— Круто! — восторженно отозвался Тео, потирая глаза. — Легион, пойдем.
 Гет перепрыгнул с изголовья кровати на плечо ребенку. Тейн снял блокировку на входе в вентиляционную шахту, располагающуюся в глубине стенного шкафа.
— Я пойду первым, ты замыкающая. И не забудь выставить барьер.
Шепард передернула затвор пистолета и недовольно глянула на него. Учить еще ее будет.
— Если повезет, то меньше чем через час мы будем на месте.
 Шепард отправила сына вслед за Тейном, а сама осталась позади, выставляя барьер. Внизу раздался глухой звук, и звон разбивающегося стекла.   Джейн мысленно поблагодарила Всевышнего, развернулась в шахте и, стараясь не шуметь, поползла вперед.

Отредактировано: Архимедовна.

Комментарии (3)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Элай
3   
О небеса!! Тейн жив!!! ))
Хотелось бы увидеть детёныша Шепард и Кайдена - няшка те ещё!)
Встреча с Тейном очень взволновала!! Держался он конечно молодцом, не смотря на все попытки Шепы вывести его из себя. Молодец! Настоящий мужик!
С нетерпением жду продолжения!!))
2
Архимедовна
1   
Вот теперь уже можно и сказать что-то более определённое о сюжете, потому как благодаря этим главам кое-что начинает проясняться.
Интересно и неожиданно. Тейн жив? Ну, что же, автор может позволить себе повернуть события так, как посчитает возможным. Главное, чтобы это не выглядело чересчур надуманно. В данном случае, как мне кажется, объяснение выбрано вполне адекватное. И реакция их обоих на эту встречу выглядит очень органичной и верно подана: он все эти годы не выпускал её из виду и уже выбрал для себя модель поведения, а она растеряна, злится и не знает толком как себя вести.
Пока что не совсем понятно, что за "тьма" проявляется в сознании Шепард, и что за загадочные личности охотятся за ней. Надеюсь, что это не мистика и прочие "сдвиги по фазе", и всё это имеет какое-то понятное объяснение, потому как, по моему убеждению, мистическое плохо уживается с научной фантастикой.

Теперь немого от редактора, собственно. Текст написан и оформлен весьма грамотно, что не может не радовать, исправлять приходится совсем немного. Владение родным языком на хорошем уровне. Браво, автор smile Ждём продолжения.
4
Pierrot
2   
Спасибо большое за отзыв! безумно рада, что моя идея нравится и принимается, и надеюсь, что последующие главы не разочаруют вас.
Нет, здесь я обошлась без мистики. Все будет обоснованно и рассказано. Все же больше ударение именно на фантастику, где возможно все) В разумных мерах)
1