Рождественская история. Глава 2. Дух Настоящего Рождества


Жанр: поучительная история;
Персонажи: мШепард, команда «Нормандии» и другие;
Статус: в процессе повествования;
Описание: по мотивам произведения Чарльза Диккенса «Рождественская песнь в прозе».

Предупреждение: ООС.



Шепард неожиданно громко всхрапнул, отчего и проснулся, спрыгнув сразу же с кровати в давно позабытую боевую стойку. Как в его-то возрасте у него получилось это сделать — останется тайной имплантатов и «Цербера» с Альянсом. Держа в руке пистолет, он начал нервно оглядываться в поисках врага. Только стоп! Пистолет ли? Присмотримся внимательнее… Шепард, однако, присмотрелся вместе с нами. Недоумённый его взгляд очень ярко контрастировал с былой решимостью победить всех и вся с данным оружием в руках.
— Что за ерунда? — спросил он зелёный носок, зажатый в руке, который всем своим видом показывал пофигистическое отношение к окружающему миру. — Когда это он успел порваться? — переключился старик на бытовой лад. Недолго он, правда, раздумывал над загадкой дыры в носке, всё-таки странное красное свечение из-под двери вызвало у него больше любопытства. Кинув обделённый вниманием носок куда-то через плечо, Шепард в замешательстве пошёл на свет. Нет, не подумайте, что именно на ТОТ свет, на который ходят в тоннелях, хотя зная историю жизни Шепарда, особенно его вторую часть, принять тот факт, что свет красный, легко, но поверьте, это не тот случай.
Шепард открывает дверь и выглядывает на лестницу. ВИ как раз завис над ней в режиме ожидания.
— Эй, железяка! Пс! — шикнул бывший коммандер. — Лети сюда, кусок барахла!
— Господин Шепард желает что-то узнать? — подлетел к нему ВИ, как обычно светясь синим. Значит, красный не от него.
— Что это за странный красный свет?
— Датчики не обнаружили никакого красного света, проверка… — в ВИ что-то защёлкало. У этих моделей постоянно что-то щёлкает, так что странного в этом нет абсолютно ничего. — Никаких оттенков красного, а также зелёного не обнаружено. Выдвигается предположение, что у господина Шепарда не дальтонизм, а галлюцинации.
— Тьфу ты, саларианская тупость, уйди с глаз моих долой! Не дорос ещё, чтобы мне диагнозы ставить!
ВИ послушно исчез, а Шепард начал медленно спускаться по лестнице.
— Это, наверное, Дух Настоящего… Кто же это будет?..

Зал, в который зашёл старик, был самым большим помещением в доме — с высокими потолками и выцветшими картинами на стенах, не говоря уже о вековой пыли повсюду. Жили бы на Омеге пауки, то паутины было бы столько же, сколько хасков на заброшенном корабле гетов-еретиков. Но сейчас зал, использовавшийся раньше для шумных вечеринок, был весь залит красным с золотом сиянием, а в углу возвышалась гора всяких праздничных блюд и сладостей. Тут вам и саларианские кушанья, и человеческие, и кроганские. Так что некоторые блюда выглядели довольно-таки ужасающе и вызывающе-тошнотворнейше.
— Шепард, — пробасил голос с верхушки. Шепард медленно поднял голову и, щурясь, посмотрел на нежданного посетителя.
— Рекс.
— Прямо как в старые добрые времена, человечишка! Пока ты меня не убил! — сурово смотря на Шепарда, произнёс кроган, важно сидя на некоем подобии золотого трона. Шепард в свою очередь даже испугался, что пришла расплата за все его делишки. Ведь Вакариан пришёл к нему, почему бы и Рексу не прийти — за расплатой-то? Но в этот момент Урднот Рекс засмеялся своим раскатистым смехом. — Ну и заварушка была! Жаль, что мы только пол Цитадели разгромили! Ты уж не бойся, я не квитаться с тобой пришёл.
У Шепарда отлегло от… ну что там, где у обычных людей сердце, а у него неясно и непонятно что, пустота или всё же что-то.

— А ты чего пришёл-то тогда? Я тут всяких духов жду. И аккуратнее ешь! Не закапай саларианский ковёр! Он мне обошёлся в целое состояние! — начал брюзжать Шепард, увидев, как сок зажаренного пыжака, которого доедал Рекс, медленно, слегка растягиваясь, начал капать на пол. Тут из ниоткуда выбежал варрен и начал слизывать своим мощным языком излишки трапезы хозяина. — Эй, ты ещё и зверюшку притащил? Ну-ка убери его, всё мне сейчас тут испачкаете, вредители! Давай-давай, двигай к двери, животным в этом доме не рады! — Шепард усиленно пытался подтолкнуть варрена к выходу, упираясь в его шкуру с фиолетовыми полосками двумя руками, а ногами размахивая по уже скользкому от жира и слюней полу. А варрен как стоял, так и стоял себе, моргая фиолетовыми глазами, скорее всего, даже не чувствуя, что его пытаются куда-то сдвинуть. После долгих усилий, под гогот Рекса Джон Эбенезер в итоге настолько размахался ногами, что к этим броуновским движениям добавились еще и руки, и закончилось всё колоссальными сальто-мортале, тройным тулупом и смачным падением в рагу из каких-то внутренностей саларианца.

— А-ха-ха-ха-ха-ха, Шепард! Только ради этой сцены я рад, что не убил тебя тогда! — продолжая веселиться, Рекс поправил свою зелёную мантию, пока Шепард перебирал все бранные слова Вселенной, пытаясь освободить руку от чего-то, похожего на почку. — Ты, кстати, не узнаёшь «зверюшку»? А вот он тебя узнал!
И правда, варрен в несвойственной этому виду манере подбежал к Шепарду и, виляя хвостом, начал облизывать лицо с красными светящимися шрамами. Честно, читатель! Мною это не придумано! Ты сам всё видишь! Протирай-не протирай очки или глаза, никуда это видение не исчезнет.

— Фу! Плохой варрен! Отстань! — отмахивался от излучающего лучи добра и любви зверя старик. — Он просто слизывает жир от этих твоих вредных блюд! Холестерин, знаешь ли, убивал как в прошлом, так и сейчас, будь осторожнее с этим!
— Отойди от него, Урц! А то бедный старичок поломает себе сейчас что-нибудь, — смеясь, отозвал варрена Рекс.
— Так это Урц? — удивлённо произнёс Шепард, забыв даже о сырой печени, лежащей на его плече. — Что же с ним приключилось?
— Скажем так, Шепард. У вас, людей, есть какая-то история про какого-то Храмико… нет, Керамико… нет, опять нет, — Рекс задумчиво почесал посохом подбородок, силясь вспомнить что-то из человеческих легенд или преданий, — как же там его… А! Вспомнил! Хатико! Язык сломаешь вместе с мозгами! В общем, суть одна, если у тебя будет время, посмотришь в экстранете.
Шепард молчаливо обиделся на Рекса, поджав губы и скрестив руки на груди. Ну не любил он, когда его посылали за ответами куда-либо, а не говорили всё сразу.
— Кстати, про время! У нас его осталось мало! — вспомнил вдруг Рекс, вскакивая со своего трона и спускаясь по горе еды, как древний сноубордист с заснеженных склонов, испугав тем самым сидящего и мирно почёсывающего голову варрена, отпрыгнувшего в гору еды с испугу. Однако через секунду Урц выполз оттуда, но уже с трофеями в виде картошки, куриной ножки и чего-то смутно напоминающего желудок пыжака на клыках. — Позволь представиться! Я Дух Велико… Тьфу, не то, Нынешнего Рождества! Вот! — Рекс напустил на себя важный и слегка зловещий вид, впрочем, как и любой дух. — Я здесь, чтобы помочь тебе, Джон Эбенезер Шепард! — Рекс, схватив старика за воротник, не напрягаясь, вытащил его из зыбучих песков праздничного стола.
— Так это ты? Мне уже страшно подумать, кто ко мне придёт третьим… — ошарашенно заметил Шепард. — Но я всё понимаю. Веди меня, Рекс. Показывай, что должно быть показано.
Удовлетворённо кивнув, кроган постучал своим посохом по полу, и мир закружился, завертелся, запутать захотелся. Прости мне этот грамматический каламбур, читатель.

— Так вот зачем тебе эта палка, я-то думал, что время даже тебя не пощадило… — посмеиваясь, подколол крогана старик. — Удобней, чем аэрокар.
— И быстрее, — ухмыляясь, ответил Рекс. — Нам туда, идём.
Впереди бежал Урц, а за ним громадина кроган возвышался над человеком и размеренно ступал по улице бедного района Омеги, стуча по бетону посохом. Старичок же в халате, домашних тапочках и одном носке вприпрыжку пытался поспеть за Рексом.
— Куда мы идём? — слегка запыхавшись, спросил Шепард.
— Увидишь.
— А почему слюни Урца светятся золотым? — скорее меркантильно, чем просто из любопытства спросил Шеп.
— Много вопросов, Шепард, — Рекс посмотрел на старика. — Ладно, расскажу. Видишь мрачного турианца, который несёт в кастрюле часть своего рождественского обеда? Урц, фас! Тьфу, точнее, Урц, ну-ка осчастливь беднягу!
Варрен, послушно пробегая мимо турианца, с лихвой набрызгал слюнями на него и в кастрюльку. Шепард брезгливо поморщился от такого зрелища, а турианец, как будто вспомнив что-то хорошее, улыбнулся и уже веселее зашагал по улице, напевая какую-то песенку.
— Это, как ты смог заметить, не простые слюни. А слюни праздничного настроения и особенного аромата кушаний.
— Не понял. Ты хочешь сказать, что обслюнявленные блюда вкуснее, чем нормальные? — Шепард со скептицизмом посмотрел на крогана, фыркнув от комичности ситуации.
— Это особенные слюни, Шепард! И они подходят только к тому обеду, что подан от чистого сердца, и особенно к обеду бедняков.
— А ну понятно, чтобы им меньше тратиться на специи и приправы…
— Нет же, дурень ты старый! — Рекс слегка ударил Шепарда своим посохом по голове. — Им они нужнее. Сейчас сам увидишь.

Всю дорогу, пока они не дошли до нужной двери, Урц иногда по наставлению Рекса, а иногда и без прямого приказа крогана старался окропить своими слюнями обед каждого проходящего, ждущего своей очереди в лавке, баре, кафе. Многие бедняки ходили с неприготовленными блюдами в лавки мясников, пекарей или кафе, бары, где были печи, в которых можно было приготовить ту же рождественскую индейку или гуся. Ведь у нищих очень часто и плиты-то не было, что говорить о духовке. Шепард же пообещал себе, что теперь уж точно перестанет есть рождественскую еду.

— Вот мы и пришли, — пробасил Рекс, заходя сквозь дверь в чью-то квартиру. Шепард последовал за ним.
Это оказалась квартира клерка, который работает на Шепарда. Тесная кухонька, бедная обстановка. Всё прямо-таки кричало о нищете, но развешанные по стенам фотографии и самодельные побрякушки говорили о семейном счастье и большой любви. Туда-сюда сновали дети, накрывая праздничный стол. Шепард сумел насчитать двоих человеческих детёнышей и пару кроганят. В замешательстве он посмотрел на Рекса.
— Ну… Главное — семья, — мудрым тоном произнёс вождь клана Урднот и гармонично притворился мебелью в одном из углов. А Шепард тем временем рассматривал отпрысков своего клерка.
Самым старшим, как он вычислил, был паренёк-землянин. Он важно руководил всеми и распинался о какой-то банде наёмников, которые готовы взять его в свои ряды. Лет ему было около шестнадцати.
— Какой напыщенный для бедняка-то! — заметил Шепард, взглянув на Рекса, который взглядом «кто бы говорил» всё сказал по этому поводу бывшему капитану.
— Подожди, мама тебе задаст по первое число за такие идеи! — сказала ему девочка лет десяти, расставляя тарелки и пытаясь грозно посмотреть на брата.
— Ничего не задаст! Папа скажет своё веское слово, и она уступит! — взъерепенился мальчуган.
— Почему это я уступлю? — донёсся голос с порога, и женщина с тёмными волосами и в слегка дырявой одежде зашла в комнату. — Что вы опять натворили?
— Это всё Джош! — начала девочка, показывая на брата вилками.
— Вот не надо тут начинать! — вступился за себя парень.
— Так, кто мне объяснит всё нормальным языком, а то мамочка сейчас начнёт применять биотику! И это в канун Рождества! — мамочка посмотрела на своих притихших и переглядывающихся детей.
— Мамочка, Джош хвастался, что его хотят принять в какую-то банду, а Хелен завидует, — объяснила всю ситуацию одна из кроганят, проходя мимо с тряпкой. — По мне, так пусть идёт, мы с Варгом научим его бодаться и, глядишь, не пропадёт парень.
Посмеявшись, малютка-кроган припустила в свою комнату под гневным взглядом старшего брата.

— Ладно, поговорим об этом не сегодня, у нас еще масса дел. Кто-нибудь следил за гусем в духовке?
Нервное переглядывание всех троих отпрысков, и маменька быстрым шагом пересекает комнату и поглядывает на блюдо. Повезло: пока что ничего не пригорело, не сгорело, и биотикой никого не огреет. Дружный вздох облегчения, и снова все вернулись к своим делам.
— А где же папа? — спросил кроганёнок, звучное имя которому — Варг.
— Они с малышкой скоро придут, а мы должны успеть всё сделать до их прихода! — мать семейства сняла уличную куртку, а Шепард поперхнулся от удивления и никак не мог откашляться, задыхаясь от переполнявших его эмоций и слов, которые хотели все разом вылететь, и уступать никакое из них не намеревалось.
— Это?.. Э?.. Да?.. Как?! — Рекс похлопал его по спине, и кое-как пришедший в себя Шепард, лишь смотря на оголённые цветастые руки мамочки, вымолвил: — ДЖЕК?!
Рекс снисходительно посмотрел на старика и кивнул.
— Как?! Когда?! Боже милостивый, но почему я не знал?! — сказать, что Шепард был в шоке — ничего не сказать.
— А ты когда-нибудь интересовался чем-нибудь кроме денег в последние лет пятьдесят?

Пока Шепард отходил от шока и осознавал свою бестолковость, ты, читатель, конечно же, захочешь задать мне пару животрепещущих вопросов. Например, как так получилось, что Шепарду за восемьдесят, а его команда осталась практически в том же возрасте, что и пятьдесят-шестьдесят лет назад? И как вообще возможно появление детей в таких нетипичных семьях? И ещё пара вопросов у тебя возникла вначале и наверняка ещё возникнет в будущем. Что же, читатель, принимай мой ответ, который поможет убрать хотя бы часть вопросов: это же предновогодняя сказка! Здесь возможно всё, ведь во время всех этих праздников — католическое Рождество, Новый год, православное Рождество, Старый Новый год, китайский Новый год и далее по списку — случаются чудеса! И не только по причине перебродившего азарийского вина!

Ох, пока я тут вдаюсь в объяснения, папа-кроган уже пришёл и даже сел за стол, усадив рядом малютку, которая пришла с ним.
— Почему же Грюнт мне не рассказывал о своей семье? — вопрошал Шепард Рекса.
— Я тебе уже ответил на этот вопрос, не заставляй меня повторяться!
Вся семья, кроме Джек, колдовавшей на кухне, расселась за столом.
— Где вы были с малышкой Тали? — спросил Варг, вертя в ручках вилку. А Шепард, смотря на маленькую кварианку, сидящую рядом с Грюнтом, пытался поднять челюсть с пола.
— О! Папа водил меня на праздничный забег варренов! Там было очень шумно и весело! А еще папа обещал подарить нам варрена, когда мы подрастём! — с детским нетерпением и восторгом рассказывала Тали — самая юная, маленькая и хрупкая из всех детей.
— Главное, чтобы росли большие, сильные и здоровые! — весело пробасил Грюнт. — Так что малютка Тали пообещала больше не болеть!

Шепард внимательно посмотрел на крохотную Тали, в костюме которой были заштопанные дырочки, а на шлеме виднелось несколько царапин.
— Рекс, а как в семье Грюнта и Джек появилась кварианка? — с любопытством спросил старик.
— Ну а как в семьях дети делаются? Ты уже на старости лет забыл, что ли? — хохотнул кроган. — Вот откуда взялись кварианцы? Кроган с человеком как-то согрешили и…
— Тьфу ты, пропасть! А я почти поверил тебе, Рекс! — хмуро глянув на Духа Настоящего, сказал старик.
— Ха-ха-ха, тебе полезно, Шепард. Ты, надеюсь, помнишь Тали'Зору вас Нормандию? — начал Рекс уже серьёзным тоном и, получив кивок Шепарда, продолжил: — Это её дочь.
— А где сама Тали? — сразу же спросил Шепард, но, увидев взгляд Рекса, сам всё понял. После некоторого молчания спросил:
— Скажи, а почему малютка Тали такая маленькая и на вид очень хрупкая?
— Она не только на вид хрупкая. Она больна, серьёзно больна. Как и у всех кварианцев, у неё большие проблемы с иммунитетом. Как видишь, костюм её старый и потёртый, сама Омега не располагает к крепкому здоровью, а инфекция уже бродит по организму Тали.

Шепард присел рядом с сидящей на стуле и болтающей ножками Тали, которая тесно прижалась к отцу. Внимательно рассматривая каждый шов на её маленьком костюме, Шепард вновь задал вопрос старому товарищу по оружию:
— Она же будет жить? Это же не последнее её Рождество?
Рекс, помолчав, всё же ответил:
— Я вижу пустую скамеечку и горе в этой семье. Если Будущее не внесёт своих коррективов, то малютка Тали умрёт.
— Нет!!! Этого не должно произойти! — воскликнул Шепард и подскочил к Рексу.
— А что ты на меня-то смотришь, Шепард? Я не в силах что-либо сделать. И, тем более, если ей суждено умереть, пускай, ведь и так на Омеге перенаселение! — развёл ручищами Урднот Рекс, повторяя слова самого Шепарда.
Шепард, заламывая руки и втянув голову в плечи, начал смотреть на семью, которая не знает о надвигающемся горе. Терзаемый печалью и раскаянием Джон Эбенезер встал в углу рядом с Рексом.

Вот Джек принесла гуся, размеры которого подходили скорее цыпленку, нежели гусю.
— Весёлого Рождества и Дня Великого Святилища! — произнёс Грюнт, и все набросились на праздничный ужин. — Это самое вкуснейшее из всех блюд, что я когда-либо ел, дети! Ваша мама сегодня превзошла саму себя!
— Подожди, вы ещё пудинг попробуете по старинному рецепту бабули Чаквас! В этом году я смогла достать абсолютно все ингредиенты, даже полбутылки того самого бурбона!
Под радостные разговоры гуся прикончили быстро, и вот уже Джек несёт гордость сегодняшнего дня — пудинг. Затаив дыхание, все смотрели на это рождественское чудо. Смакуя каждый кусочек праздничного блюда, не забывая расхваливать кулинарных дел мастера, семья дружно подняла бокалы за наступающий праздник. Тут Грюнт, как глава семьи, взял слово.
— Давайте выпьем за мистера Шепарда. Ведь если бы не он, мы бы сейчас не праздновали!
— Что ты такое говоришь, Грюнт? Если бы ты не должен был на него работать, мы бы наверняка сейчас ели индейку, а не гуся. Отправили бы Джошуа в нормальную академию и не должны были беспокоиться по поводу группировок Омеги и прочего! — сдержанно вспылила Джек.
— Дорогая, если бы не он, то нас бы здесь и не было, ‒ встал на защиту своего патрона Грюнт.
— Сколько можно вспоминать заслуги давно ушедших лет?! Моя бы воля, я бы его биотикой ещё тогда… — начала было Джек, но была перебита мужем:
— И всё же, за него стоит выпить. Хотя бы потому, что сегодня День Великого Святилища и сочельник, — настоял на своем кроган.
— Хорошо, но я выпью за него только из-за тебя и из-за наступающего Рождества! — заявила Джек.
— И да благословит нас всех Кила! — поставила точку малютка Тали, заставив всех улыбнуться и забыть о совсем не праздничном споре. Снова раздался смех и весёлые разговоры за столом.
— Шепард, идём дальше. У меня осталось мало времени, — Рекс свистнул Урца, бегающего среди детей, и вновь стукнул посохом по полу.

Снова всё закрутилось, завертелось, и вот двое человекоподобных (один из которых человек) и варрен стоят на очень отдалённой окраине Омеги. Всюду разбросаны детали кораблей, зондов, роботов, челноков. Даже на горе из какого-то металломусора стоит «Мако» без пушки и двух колёс.
— Ты решил намекнуть, что мне пора на свалку? — спросил угнетённо Шепард Духа.
— Ты сам это знаешь, так что мы здесь по другому делу, — смеялся Рекс, бодро шагая среди куч металлолома.
Идя вглубь, Шепард рассматривал горы мусора, тут были даже листы обшивки азарийского корабля. Больше всего, конечно, было разбитых кораблей, зондов и прочего с эмблемой «Цербера».
— Вот мы и пришли, — сказал Рекс, указывая на не подлежащий восстановлению корабль, подпираемый с трёх сторон очередными горами металла. Судя по эмблеме, он явно принадлежал Альянсу. Синие полоски на обшивке иногда разрывались следами от попавших снарядов. Крыльев и двигателей, ясное дело, не наблюдалось. Вмятины в корпусе были везде, а заделанная каким-то куском металла дыра в хвостовой части давала понять, что если не молотильщик такое сделал, то кто-то с очень большой пушкой. Носовая часть была согнута влево, как будто некто хотел сделать из него бумеранг, но бросил это занятие на полпути. Вид у корабля был жалкий и очень потрёпанный. Кораблём это назвать было сложно. Но всё-таки в его чертах просматривалась какая-то гордость и История. Словно израненный и измотанный хищник, он лежал среди мусора и ждал, когда же наконец придёт свобода, и ему посчастливится покинуть этот мир.

Джон Эбенезер Шепард, капитан фрегата ВКС Альянса узнал этот корабль в тот же миг, когда увидел его. Губы и руки старика начали дрожать, к ним же присоединились и колени. Предательские слёзы наполнили глаза, а в горле стоял ком с кулак крогана толщиной. Воздуха не хватало, да и он Шепарду не нужен был. Увидев свой корабль, бывший капитан забыл, как дышать. Урц заскулил, а Рекс шёл дальше, несмотря на то, что его спутник стоял как вкопанный и во все глаза глядел на то, что осталось от бравого корабля «Нормандия СР-2».
— Ну что ты там встал? Идём! У нас мало времени, — пробурчал Рекс, не оборачиваясь.
Шепард мужественно вытер рукавом халата глаза, сделал глубокий вдох и пошел догонять крогана.
— Зачем мы здесь? Ты как Легион! Давай уйдём! — запричитал бывший коммандер, засовывая руки в карманы.
— Так, я смотрю, ты совсем постарел! Нюни тут распустил! Соберись! Я начинаю жалеть, что был побеждён таким нюней. Знал бы это отец, заклеймил бы позором и выгнал из клана! — в этот раз, пройдя сквозь обшивку, они оказались на капитанском мостике. Ну, точнее, на том, что от него осталось.

Естественно, никаких систем тут уже давно не было. Даже света не было. Всё разграбили мародёры или забрал Альянс, аль какие ещё секретные организации, которым нужны были сведения или просто сувениры с легендарного корабля. Это был какой-то корабль-призрак. Но кое-что осталось. Шепард поднялся к перегородкам, и тут же воображение нарисовало галактическую карту. И вот он уже тот самый бравый капитан, спасающий Галактику от Жнецов, СУЗИ докладывает о прибытии на Цитадель, Тали нетерпеливо переминается с ноги на ногу, ведь капитан обещал в этот раз взять её с собой. Джокер медленно, но верно вылезает из кресла и собирается прогуляться по Цитадели. Касуми явно что-то опять замышляет и, настраивая маскировку, исчезает в стыковочном шлюзе, как обычно забыв предупредить капитана.
— Мы вообще-то здесь не затем, чтобы ты вспоминал свои бравые времена, — окликнул Шепарда Рекс, которому уже надоело ждать ностальгирующего старца.
— А зачем же? — удивлённо спросил человек, сходя с мостика.
— Сейчас увидишь.
Они спустились на палубу номер три. Спускались по лестнице, которая находилась в шахте лифта, сам лифт, видимо, застрял давным-давно на самой верхней палубе, где находилась каюта капитана.
— Хорошее есть у вас, людей, изречение. Покажи мне корабль, и я расскажу тебе всё о его капитане. Вы очень похожи, не находишь? — подстегнул землянина Рекс. Шепард лишь промолчал и огляделся. Эта палуба имела явно обжитой вид! Совершенно не походила на палубу, где был расположен БИЦ. Да она даже была украшена, как в былые времена. Шепард повернул направо и с удивлением заметил, что на палубе кипит жизнь и царит праздничное настроение!

Доктор Чаквас в переднике шаманила за плитой. Этой старушке лет-то уже было, а она всё так же бодро двигалась у плиты, как когда-то хлопотала над ранеными. Помимо этого она ещё и напевала себе под нос что-то вроде «Меня прёт, меня прёт, потому что Новый год…» и смеялась над историями окружающих. А окружающих было достаточно! СУЗИ и Джокер развешивали гирлянды над столом. Касуми заканчивала украшать откуда-то притащенную ель, стоящую посреди помещения, прямо перед коридором в отсек, где когда-то Гаррус постоянно занимался калибровкой.
— Тейн скоро прилетит? — спросила Чаквас, помешивая в кастрюле что-то неведомое, но источающее невероятный аромат.
— Он и Колят обещали к десяти быть уже тут! — заверил доктора Заид, нахлобучивший себе на голову красный рождественский колпак и выставляющий посуду на стол.
— А наш доморощенный Серый Посредни…
— Уже здесь! Но только бывший Серый Посредник! — радостный голос не дал Джокеру договорить. — С наступающими праздником, экипаж «Нормандии СР-2»! — жизнерадостно поприветствовала всех Лиара Т’Сони, обнимая каждого. — Помощь ещё нужна, или вы со всем уже справились?
— Мне бы не помешала ваша помощь, Т’Сони, самая доставучая азари! — появился из медотсека Явик.
— Всегда с радостью, Явик, самый живучий протеанин! — обменявшись любезностями, друзья обнялись, не переставая смеяться.

Вокруг царила и властвовала атмосфера безграничной радости и доброты.
— Адамс, ещё глинтвейна? — спросила Чаквас сидящего за столом и вытянувшего свой железный, постоянно барахлящий протез бывшего главного инженера.
— Не отказался бы, Карин! Мне ещё рассказывать байку про кварианский флот! — ответил мужчина, беря из рук Гэбби бокал с горячим напитком.
— Ты лучше расскажи, как из-за своей глупости, которую называешь скромностью, пошёл к какому-то неведомому врачу на нижних уровнях Омеги и теперь вынужден ходить с этим недопротезом! Сделала бы я, бегал бы сейчас, как двадцатилетний!
— Ну не ворчи! А то будешь как ворка!
— Я тебе сейчас покажу ворка! Держите меня, ребята, а то я сейчас ему голову спротезирую этой кастрюлей!
Шутя Чаквас замахнулась поварёшкой на старшего по званию, но была остановлена забравшим у неё оружие Заидом.
— Вор! — воскликнула она.
— Эй! Я тут ни при чём, кстати! — отозвалась Касуми, под дружный смех вешая синий с белыми нарисованными снежинками ромб на ёлку.
Спустя полчаса появился Тейн с сыном и сёстры Лоусон. Миранда с Кеннетом настраивали музыку, Адамс травил анекдоты, а Лиара рассказывала последние слухи с Цитадели.

Вот уже и стол накрыт, кушанья поданы и даже съедены. А пока Касуми с Явиком убирали со стола, а Джокер вытаскивал карты и прочие надобности для проведения весёлого вечера в шумной компании, Миранда спросила:
— А семья Урднотов-то к нам зайдёт? А то давненько мы с Джек не громили мебель и не били посуду!
— Вот чего не знаем, того не знаем, может, и зайдут, — смеясь, ответил Джокер. — Но ты сама знаешь, путь не близкий и с детьми опасный всё-таки. Кстати, я сегодня приглашал к нам дядюшку Шепарда. И представляете, он не справляет Рождество! Он отказался приходить в гости! Для него это обычный рабочий день! Назвал Рождество чепухой ханарской! Так и сказал! Чепуха ханарская!
Все рассмеялись, не представляя, как это в такой день, когда вся Омега стоит на ушах и празднует, а у Арии хорошее настроение, можно чахнуть над своими кредитами и списками должников.
— А ты чего хотел, Джокер? Странно, что он не попросил Грюнта выкинуть тебя за дверь, — заявила Миранда под дружный смех. Затем тема быстро сменилась на рассказ Колята о том, что королева Омеги собиралась на этот праздник заставить станцию сиять разными цветами, а не только красным.

Начались игры, продолжались весёлые разговоры, смех не прекращался, вино лилось рекой, спасибо Тейну за это, и Шепард участвовал во всём этом! Смеялся, следил за игрой в сицилийскую пятёрку, ребята даже откуда-то достали древний твистер и сетовали, что они не ханары, пытаясь через соперника дотянуться левой ногой до дальнего красного круга. Вспоминали старые приключения, разыгрывали самые смешные из них перед ёлкой, пели весёлые песенки и радовались наступлению праздников. Началась игра в шарады. Шепард вместе со всеми отгадывал тех или иных персонажей, изображаемых членами команды. Иногда даже быстрее всех, догадываясь, кого пытается показать бывший подчинённый. Но тут настала очередь Джокера, и уже десять минут никто не мог угадать.
— Когда у тебя были хрустальные кости, это и выглядело забавнее, и отгадывалось проще, — припомнила СУЗИ, чьё сканирование и богатая база не смогли пока определить, кого показывал Джефф.
— Это животное, живёт на Омеге, рычит и зверствует, разумное… Ну хорошо, почти разумное. У него раздвоение личности? Что-то похожее? Это не медведь, не ворка и не кроган, — подвела итог Касуми. — Это человек?
— Да!
— Я знаю, я знаю, кто это! — воскликнула Гэбби. — Это твой дядюшка Шепард!
— Да! Угадала!
— Ну, вот насчёт медведя и ворки я бы поспорил, — веселясь, сказал Заид, качаясь на стуле под дружный смех собравшихся.

Игры продолжились. А затем пришла пора вернуться к наполненным бокалам.
— А теперь позвольте поднять бокал за человека, который помог нам всем встретиться и давным-давно ушёл от нас, однако навсегда остался нашим капитаном, — начал Адамс.
— Да, выпьем за дядюшку Шепарда! — подхватил Джокер, видя, что предложения Адамса не вызвало энтузиазма у команды, решил помочь старому вояке. — Мне правда жаль его! Ведь кому плохо от его скверного характера, ужаснейших поступков и гордости? Только ему. Он жертва самого себя. Но я каждый год буду приглашать его к нам на праздники! Сюда! Где когда-то он был другим, где он стал знаменитым капитаном Шепардом. Выпьем за здоровье старика дядюшки, чтобы его жадность не убила, и помянем бравого капитана «Нормандии СР-2»! Который погиб вместе со своим кораблём. А также за королеву Омеги, которая хоть и из-за своих личных мотивов и целей, но всё же оставила нам «Нормандию» здесь и не даёт никому растащить её по кускам! И да благословит нас всех Вселенная!
Шепард в глубокой задумчивости смотрел на свою бывшую команду. Он и не знал, что «Нормандия» на Омеге. Но подозревал, какие именно цели преследовала Ария, сохраняя фрегат здесь. Очень уж было похоже на историю Патриарха. «Нормандия» как экспонат, трофей… Конечно же, только могущественная Ария могла себе забрать её. Хотя, может, и в память о помощи Шепарда, когда он помог ей отбить Омегу у «Цербера». Помнится, королева даже подарила ему поцелуй. Как же давно это было… Он и с Арией-то не виделся лет сорок. У неё, конечно, ничего не изменилось, хотя на Шепарде время оставило свой чёткий отпечаток.

Рекс в третий раз постучал посохом по полу, и вот они оказались в капитанской каюте.
— В ней всё по-прежнему… Всё, как я тогда и оставил… — Джон огляделся и, вздохнув, потрогал модельку «Пути Предназначения» с вековым слоем пыли на ней. Освещало каюту только свечение Рекса, да от слюней Урца падал свет. Шепард поглядел на Рекса и с удивлением заметил какое-то шевеление мантии крогана.
— Э, Рекс, мне слегка неудобно у тебя спрашивать, но что это торчит из-под твоей мантии? — Шепард указал рукой на полы мантии. Оттуда высовывалась непонятно чья конечность.
— Взгляни сам! — произнес Рекс и распахнул мантию. У его ног сидели тощий, ужасный ворка и кварианец без скафандра, хотя, скорее, его скелет, обтянутый кожей.
Шепард отшатнулся:
— Кто это?
— Это Невежество и Нищета. Порождения всех рас. Остерегайся их! Особенно опасен ворка. У него на лбу написано «Погибель». Видишь, как они припали к моим ногам? Они просят помощи и защиты от тех, кто их породил. Однако можешь отрицать это! И использовать невежество и нищету в своих корыстных и грязных целях. Умножь их и жди конца! ‒ кроган вдруг яростно начал отвечать старику.
— Но есть же им пристанище и помощь? — с надеждой спросил Шепард.
— Есть. У нас есть кровожадные бесчестные банды, — в который раз повторял Рекс слова Шепарда, от чего второму становилось всё больше не по себе. — Есть же у нас и доходные дома!
Кроган нависал над Шепардом, Урц скалился, а человек в панике стоял и не знал, что делать. Миллион мыслей пронеслись в его голове. Огромное количество эмоций он испытал в этот момент, и все они были мрачными, печальными и грустными. Вдруг часы пробили полночь, Рекс ударил Шепарда по голове своим посохом и исчез вместе с Урцем в круговороте каюты.
У старика в глазах потемнело на миг, затем он оказался на улице перед своим домом. И высокая фигура, завёрнутая в чёрный плащ, стояла напротив него.




Отредактировано: Alzhbeta.

Комментарии (2)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

normann
1   
Продолжения, продолжения, продолжения!!! Давным давно я не читал таких прекрасных рассказов!
2
Carlini
2   
благодарю!) Стараемся! biggrin
0