Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Острые углы



Жанр: Альтернатива, НедоРомантика, Недонепоймичто с прологом и эпилогом.

Описание: Как давно известно, в любовном треугольнике всегда один угол тупой. Но любовный треугольник на "Нормандии" совершенно необычен... В нём тупят все углы.

Персонажи: Гаррус/Тали/Шепард, Келли Чамберс, мимолётом перемываем косточки Лиаре, а также периодически мелькают левые статисты.

Предупреждения: Присутствуют вялые сцены с эротическим подтекстом. Впечатлительным ТалиМанам (не -фанам) читать с особой осторожностью!


Примечание автора: Данный фик является прямым продолжением зарисовки "Просто друзья". Ну это так, чтобы вы были в курсе.

 





Пролог. Анализируй это.

— О чём я и говорил. Не получилось!

Гаррус Вакариан торжествующе откинулся на спинку кресла, самодовольно оглядывая Келли Чамберс. Секретарь и по совместительству тонкий психолог, девушка с огненно-рыжими волосами, необычайно живыми глазами и вечным задором в голосе сейчас показалась ему очень расстроенной. Хотя турианец мог и ошибаться. Плотно сжатые губы, скрещенные на груди руки, неудобная поза и потускневший взгляд говорили, скорее, о задумчивости... 

«Плохо я всё-таки разбираюсь в мимике людей...»

— Любопытно... — наконец подала голос она.

— Не получилось, — повторил Гаррус и хмыкнул. — Я знал. Мой разум никогда не поддавался гипнозу. Но я уверен — все ваши грамоты не просто так висят!

Обведя коротким жестом стену личной каюты секретаря Чамберс, Вакариан серьёзно рискнул задеть какую-нибудь мелкую штуковину. Комната была поразительно мала, но заставлена кучей, как могло поначалу показаться, барахла: фигурок персонажей из недавних блокбастеров и сериалов, бумажных и электонных книг, планшетов, выставленных на показ сертификатов, стаканов, одиноким чайником и даже моделькой космического корабля с надписью на сверкающем борту: «Lada Space». Но всё это, несмотря на нехватку места, находилось в полной гармонии — словно так и должно быть. Уютно, смело, немного эксцентрично и так, что назвать это «беспорядком» не смог бы, наверное, ни один ханжа в мире. Всё это было даже не частью комнаты — это было её душой. И частичкой души самой Келли Чамберс.

Турианец внезапно обратил внимание, что секретарь буравит его взглядом. Она, вскинув правую бровь, кивнула и обаятельно улыбнулась.

Что бы это значило?

— Эм-м-м... Значит... Получилось? — предположил офицер.

Странно, ведь он не чувствовал никаких изменений в себе... Ведь только что Чамберс говорила: «Закройте глаза, и сейчас мы вместе попытаемся заснуть», а потом...

Стоп, а что было потом?

Она говорила про шум моря, галдящих птиц, умиротворение... Гаррусу сразу вспомнился Палавен и дом. Отец, тот смешной разговор с сестрой...

А дальше? 

Он некоторое время подождал, а затем, открыв глаза, сказал, что ничего не получилось...

— Проклятье, — обреченно выругался наконец турианец. — Неужели подобный банальный бред смог меня зомбировать? Я не верю в это, вы шутите.

Чамберс только пожала плечами.

— Может, те сертификаты мало о чём могут сказать скептикам, пока они лично не убедятся. Грамотному гипнозу поддаётся в среднем восемьдесят процентов людей. Из них шестьдесят уверены, что их никогда не смогут ввести в транс.

— Я не человек, док.

— Поздравляю, офицер, с такими познаниями вам и до капитана недалеко.

Гаррус почувствовал себя неуютно. Эта милая на вид девушка только что копалась в его мыслях, хотя он даже не заметил этого! 

«А я рассчитывал на задушевную беседу, как же... Пора бы уже и привыкнуть».

— Так... Что там у меня?

— Вы так говорите, мистер Вакариан, будто я не психолог, а венеролог.

— ПОшло, — отрезал Гаррус. Но всё-таки улыбнулся.

Келли, поджав ладонью подбородок и странно мигнув правым веком («Что это значит, интересно?») наклонилась чуть вперёд, перекинув ногу на ногу.

— Всё-таки, док?

— Психологическое расстройство. Вероятно, на почве ревности или неразделённой любви. Также, думаю, вас сильно беспокоит наш бравый капитан и его отношение к вам.

— Послушайте, док... Я уже рассказал — меня целую неделю мучает один и тот же сон: я лежу на кровати, абсолютно голый, рядом ютится Шепард в таком же виде и спрашивает, понравилось ли мне! Это... — он экспрессивно взмахнул руками, чуть не сметя коллекцию небольших фигурок приключенца Интропии Джордса. — Это же... Просто в голове не укладывается! Какая неразделённая любовь, какие ещё отношения с капитаном?! Может быть, это просто стресс? Сидонис, недавнее ранение, а впереди ещё по плану и невыполнимая миссия по очередному спасению Галактики...

— Вполне возможно, — кивнула Келли. — Но знаете, что тут категорически не сходится, мистер Вакариан? То, что я обнаружила в вашей светлой турианской голове. А именно — ваши отношения с Тали’Зорой вас Нормандией.

— Тали? — после паузы невинно переспросил Гаррус. — Мы с ней просто друзья...

— Скажите это своему мозгу, мистер Вакариан. Похоже, он с вашим языком категорически не согласен.

— Мои органы периодически живут своей жизнью, — недовольно буркнул Гаррус и, помолчав ещё немого, более уверенно и серьёзно сказал: — Значит, вам нужна правда, док? Хорошо... Вас ведь связывает клятва... Разговоры не подслушиваются и не записываются... Отлично. Замечательно. Фу-ух... Правда состоит в том, что кварианка Тали’Зора две недели назад меня изнасиловала.

***

— Итак, док.

Гаррус, нацепив лучший из имевшихся в его скудном гардеробе гражданских костюмов, вновь сидел напротив Келли Чамберс, но на этот раз не в её каюте, а в «Центре Психологической Разгрузки». 

Сегодня роль Центра исполняла смотровая палуба. Юстицар Самара недаром проводила здесь так много медитативных упражнений: спокойная, почти бесшумная комната с гармоничным интерьером и прекрасным видом из иллюминатора. Саму азари-матриарха пришлось на время попросить выйти. Впрочем, юстицар и не была против — она знала, как важно психологическое состояние команды, прониклась объяснением Келли «У мистера Вакариана проблемы личного характера» и молча ушла, оставив за собой лишь сладковатый запах умиротворения.

«Ха, если бы она только знала, в чём суть моей «проблемы», — усмехнулся про себя офицер.

— Мистер Вакариан, — Келли была собрана и, по-видимому, очень довольна. Вряд ли к ней на «Нормандии» так часто ходили со своими наболевшими моральными неурядицами боевая часть команды Шепарда. От предпосылок настоящей, предписанной ей работы, а не просто оценки общего психологического состояния членов экипажа, она буквально загорелась. Будто даже рыжие волосы стали ещё ярче. — Я предлагаю вам начать беседу, офицер.

— Что ж... — Вакариан задумался, после чего сникшим голосом продолжил: - Вы провели длинный тест. Потом задали мне с две дюжины не имеющих никакого отношения к делу вопросов. Ну а следом я... Кхм... В подробностях рассказал вам, что, собственно, произошло три недели назад на инженерной палубе. На холодном полу под сломанной панелью.

Не выдержав, турианец откинулся на спинку дивана, положил ногу на ногу и прикрыл глаза пальцами.

Келли же наоборот подалась вперёд, отвечая:

— Мистер Вакариан. Чтобы вы поняли суть работы, которую я провожу, мы начнём с самого главного — с анализа. С понимания основ, а затем перейдём к пониманию ситуации. Сперва объясните мне, почему вы так недовольны началом нашего сеанса?

— Мне кажется, я рассказал то, что рассказывать незнакомому человеку не следовало бы, — проворчал турианец. Руку с век он уже убрал, на этот раз уставившись на звёзды в илюминатор.

— Я доктор. Вы можете мне доверять. Кроме того, переход на личности меня не интересует как профессионала. Поверьте, иначе я бы не находилась на этом фрегате.

— Док, я знаю, так и есть. Поэтому я к вам и пришёл! Но я же не думал, что вы будете так грубо копаться у меня в башке, — Вакариан разозлился. На последнем слоге он экспрессивно взмахнул рукой и снова старательно спрятал свой взгляд где-то в углу комнаты.

Келли успокаивающе подняла ладони:

— Мистер Вакариан. Я вижу ваше недоверие и раздражённость. Но подумайте сами. Вот вы — взрослый, самостоятельный, уверенный и статный турианец-мужчина. Гордость своего народа. Я — взрослая, самостоятельная, умная, надеюсь, в ваших глазах, женщина. Психолог, психотерапевт, специалист второй категории. У вас проблема, вы это понимаете, но стараетесь спрятать... Стыдитесь. Постоянно отводите взгляд, будто боитесь, что я буду читать выши мысли...

Голос. Странно, но раньше Гаррус не замечал у неё такого... изящного тембра. Плавного и спокойного. Ему показалось, словно Самара ещё не ушла, а каким-то образом вселилась в тело Чамберс и разговаривает с ним. 

— Но вот ситуация, офицер. У нас весьма огранниченный запас времени, следовательно, я не смогу проводить ежемесячные курсы. Прийдётся перейти на недельные, что накладно со всех точек зрения. Также у меня есть достаточно веская причина дейсвовать намного более грубо, чем обычно — вы ведь не пай-мальчик, а убийца. И за свою относительно недолгую жизнь пережили и натерпелись достаточно всякого, что могло бы закалить, очень сильно закалить ваш характер и психику. 

— Хм... В общем, да, док, — Гаррус вздохнул и напрямую встретился с ней взглядом, пока впервые за это время. Красивые зелёные глаза, в которых читалось понимание. Ему стало немного стыдно за этот внезапный приступ раздражения, но он всё-таки спросил:

— Тогда в чём же проблема, док?

— Дело в том... Что у вас медленно, но неумолимо развивается психологическая травма.

— Мисс Чамберс... — Гаррус невесело рассмеялся. — Я, конечно, извиняюсь, но это было действительно забавно. Психологическая травма? Вы это серьёзно? Моё лицо разорвало в клочки ракетой, я каждую неделю подвергаюсь смертельной опасности, у меня калибровка занимает больше времени, чем сон, а вы говорите про психологическую травму от... секса? 

— Да, — передёрнула плечами секретарь. — Хотя, конечно, не просто секса. Насильственных действий сексуального характера.

— Вы шутите? Только что рассказывали мне про военную закалку и крепкие нервы.

— Мистер Вакариан, — Гаррус чуть было томно не вздохнул от этого словосочетания, которым она обозначала свои объяснения. Очень уж успокаивающе они звучали. — Вы неожиданно столкнулись тем, с чем в обычной жизни люди не сталкиваются. Причём это касалось как раз не военных действий — тут-то вы профи, а личной жизни... Скажите, так ли у вас всё было хорошо на личном фронте?

— Я... — он запнулся и опять напрягся. — Кхм, нет, наверное. Было что-то мимолётное, да и то без толку.

— Вот. Вы не можете стойко воспринимать давление подобного рода — к этому ваш светлый разум просто не подготовлен. Как итог, у вас в голове всё смешалось.

Турианский офицер заёрзал на диване и, потерев пальцем подбородок, спросил:

— И что же остаётся делать?

— О, не беспокойтесь. Курс реабилитации в вашем случае я постараюсь составить максимально быстрым и эффективным. 

— Спасибо. Только можно на этот раз без этого чёртового гипноза? 

***

Когда через неделю Гаррус вновь оказался в смотровой каюте, его удивлению не было предела.

Свет в помещении был приглушён. Играла тихая, романтичная музыка. На столике, словно дань заштампованному абсурду, стояли свечи. В нос сразу ударили запахи — нежные, бархатные, расслабляющие и даже чуть возбуждающие.

Офицер некоторое время помялся в дверях, но потом, смачно выругавшись, всё-таки прошёл внутрь. Тут его уже ждали — Чамберс деловито стояла возле дивана в углу слева, сложив руки за спиной. Он уже было успел нафантазировать, что секретарь будет чуть ли не полураздета, но выглядела она точь-в-точь так же, как и на прошлом сеансе — исключительно деловой стиль одежды и причёски.

— Что-то не так? — с подозрительной искренностью поинтересовалась она у турианца. — А. Я поняла — вы не в курсе некоторых стандартных методик моей профессии. Всё очень просто — ароматические свечи, приятная и тихая музыка, максимально мягкая и не стрессовая обстановка очень способствуют восприимчивости пациента к психотерапии.

— Ага, — вякнул Гаррус, кивнув. — Знаете, позавчера мне пришлось драться с гетом в рукопашную. Я всадил ему тридцатисантиметровый нож в грудь, а потом размозжил прикладом голову. От масла и отвратного запаха отмывался всю оставшуюся ночь, — он с досадой хлопнул себя ладонями по карманам брюк. — О каком расслаблении вы там говорили?

— Но не всё так сразу, мистер Вакариан. Будьте чуточку терпеливее, пожалуйста, — она проводила Гарруса к дивану и сама присела рядом. Турианец от всего этого стал заметно более нервным.

— Я думаю, это было неуместно и вряд ли мне поможет, — цокнул он, первым дав начало сеансу.

— Я решила иначе. Но что ж, не будем же мы прерывать начавшуюся терапию из-за таких мелочей? К тому же это поможет вам, и я это знаю. 

— Вы жестоки, мисс Чамберс.

— Скажите мне спасибо — я отказалась от гипноза. А он чрезвычайно эффективен.

— Спасибо, не верю.

Она мило усмехнулась, но на это ничего не ответила.

А потом началось — обсуждения, тесты, логические цепочки...

Спустя пару часов Гаррус уже даже не ловил суть разговора, а просто отвечал, стараясь абстрагироваться от прошлого и воспринимать всё в более безобидном «для психики» формате.

Когда неожиданно беседа ушла в сторону доверия к «лечению», Вакариан окончательно расслабился. Впервые за последние дни его смех не звучал натяжно, а шутки не были столь мрачными.

— Мне кажется, между нами есть что-то общее, — тихо говорила Келли, пристально смотря на огонёк свечи. Турианский офицер отказался от этой процедуры — она напомнинала ему гипноз.

— Не улавливаю, — очень вяло процедил он. Голова была ватной, хотелось вздремнуть. Или даже начать говорить — о чём угодно. Просто поделиться информацией.

«На это и был расчёт, да, мисс Чамберс? Работают ваши методики. И не зря у вас те дипломы висели...»

— Вот... Вы вышибаете мозги, я вправляю мозги, наши профессии в чём-то схожи.

— Я об этом как-то не задумывался... С такой позиции. Хах.

— Очень важно смотреть на мир с разных точек зрения. Вот, например, ваша сцена с Тали’Зорой...

«Началось?..»

— Вы видите в этом противоестесственном для вас акте только проблемы. В себе и окружающих. Но подумайте, что хорошего мог привнести этот случай в вашу жизнь? Наметить положительную динамику в отношениях? Анализируйте эту ситуацию...

— Подождите-ка... Что значит «искать проблемы»? — Гаррус сделал акцент на этой части, почти неосознанно надеясь уйти подальше от основной темы. — Вообще-то выбора у меня не было. Меня прижали со всех сторон, а я...

— А вы поддались.

— Значит, по-вашему, я мог просто встать и уйти как ни в чём не бывало, да?

— Не отрицаю. 

— Вы знаете, что это не так, док.

— Причины не в Тали, не в Шепарде, не в ком-то другом, — она стала неожиданно резкой. Только что говорила приторным голосом, и вдруг... Гаррус попытался прогнать морок с глаз и опять напрягся. — Причины только в вас. В вашем желании, в ваших амбициях, в вашем страхе.

— Значит, вот он — итог. В психологической травме виноват только я?

— Нет у вас никакой «травмы», мистер Вакариан. Только собственные чувства, которых вы так боитесь.

Что-то всё стало слишком серьёзным. Офицер нелепо отшутился:

— Вы ещё скажите, что меня совращали, а я поддался и нижайше пал моралью.

— Этого я не проверяла, — и тут она, как ему показалось в полутьме, хитро подмигнула. 

Гарруса передёрнуло. Он окончательно обрёл способность рассуждать трезво, встрепенулся, сел на диване прямо и уставился на психотерапевта.

— Стоп, док... На что вы намекаете?

— Я-то? Я ни на что не намекаю, мистер Вакариан. Я ведь говорю: у вас психологическая травма. Вам вполне может чудиться, что некоторые вещи имеют двойной смысл. Могу сделать вывод, что у вас начинает развиваться мнительность.

Гаррус старательно нахмурил надбровные пластины, пытаясь сымитировать человеческие эмоции.

— Но вы только что говорили...

— Мало ли, что я говорила, мистер Вакариан. Я лишь хотела показать вам, что значит мыслить с нескольких точек зрения. 

Улыбка на её губах была почти издевательской.

Прорычав что-то непонятное, Гаррус встал с дивана. Он выглядел, как и всегда, очень спокойным внешне, однако внутри что-то неприятно скрежетало. Словно чувство обиды.

— Что ж, спасибо. Вы меня окончательно запутали. Вопросов стало в два раза больше.

Прежде, чем он вышел из «Центра Психологической Разгрузки», Келли любезно сообщила напоследок:

— Моя цель как психотерапевта — не давать чётких ответов, мистер Вакариан. Это вы должны задать вопросы. И сами на них ответить. Так что всё идёт согласно намеченному курсу.

Турианский офицер Гаррус Вакариан вышел, понуро и молча.

Впрочем, уже на следующий сеанс он пришёл с извинениеми за вспыльчивость и не только с ними — в одной руке он держал скромный букетик из иллиумских цветов завораживающей красоты, а в другой бутылку элитного виски.

Именно этот сеанс и прошёл наиболее успешно в плане психологической разгрузки... С одной точки зрения. 

С другой же Гаррус Вакариан вновь приобрёл головную боль и временную нетрудоспособность — ведь у него завелась новая ксеноинтрижка с явным уклоном в интимные отношения.

*** 

Глава первая. «Что это было».

— Тали, у меня в главной батарее панель сломалась. Можешь немного помочь? По-дружески?

Адмирал Раан лишь чудом не услышала насмешливой фразы Гарруса Вакариана. Иначе Тали не удалось бы избежать её неодобрительного и едкого взгляда — а для и без того смутившейся до предела кварианки это стало бы полным моральным нокаутом.

— Ты спятил, Гаррус? — прошипела она, выталкивая турианца в зал совещаний.

— И я тоже очень рад тебя видеть, — хохотнул Вакариан.

Тали некоторое время молча стояла, уперев руки в бока, недовольно рассматривая стройного офицера.

— Бош’тет... Извини, Гаррус. Это всё глупая война и... 

— Ничего, — Вакариан аккуратно, словно боясь спугнуть кварианку, положил трёхпалую ладонь ей на плечо. — Если ты здесь, значит, всё рано или поздно разрешится.

Глаза Зоры сверкнули, и она с явным сомнением в голосе пробормотала:

— Твоё приветствие наводит меня на странные мысли...

— Я скучал, — негромко подтвердил Вакариан, склонив голову и рассматривая её исподлобья. — Мне нужно очень многое тебе рассказать, но... Не здесь. Пошли к главной батарее.

Тали замялась.

— Это... Всё так страно и... Я виновата...

В голове кварианки был полный сумбур. Все мысли спутались, и она так толком и не смогла вымолвить связных слов.

— Не здесь, — мягко повторил Гаррус. — Пойдём.

Тали скованно кивнула, пройдя к лифту первой. Вакариан поплёлся за ней, переполненный странным, романтически возвышенным чувством радости.

Тали здесь, а значит, он наконец свободен от тяжких дум и невыносимых воспоминаний. Он собирался наконец сказать то, в чём сам до недавнего времени был неуверен.

Гаррус шёл за Тали следом, вспомнив опять, как она звала его в инженерный отсек. То же самое практически повторялось и сейчас. Как там Шепард говорил в таких случаях? «Дожу-ём»? Или «Дежа-вю»? 

Вздохнув, турианец решил, что не может больше идти за Зорой следом — её восхитительные бёдра мешали ему спокойно думать и смотреть под ноги.

Он пристроился справа, благо они уже вышли в БИЦ и места обоим хватало.

«О Духи, отец ведь всегда порицал ксенофилов... Теперь я совсем-совсем неправильный турианец...»

Тали мельком окинула взглядом специалиста Трейнер, которая увлечённо расшифровывала какой-то кусок кода. 

— Ставленники Альянса? Весь старый экипаж распустили?

— Не весь. Инженеры, Кен и Гэбби, на месте... А ещё Адамс. 

— Адамс? — Тали недоверчиво покосилась на Гарруса. — Тот самый?

— Точно так. Большая часть экипажа от Альянса, но приняли и некоторых бывших служивцев «Цербера»... И сильно перекроили интерьер.

— Не нравится? А мне наоборот напоминает корабли Флота. Рабочая напряженная обстановка, — заходя в лифт, она внимательно оглядела Вакариана с ног до головы. — Я... В общем, я хотела извиниться.

— За что?

Двери лифта закрылись, на пятнадцать секунд отрезав их от внешнего мира.

— За всё. Мне очень стыдно. Я была такой эгоисткой! О тебе ведь даже не подумала... Это всё отчаяние, обида... Я не знаю...

Гаррус не стал дослушивать её. Обняв хрупкую кварианку и прикоснувшись лбом к её маске, он успокаивающим шепотом пробормотал:

— Это неважно. Это совершенно неважно... 

Зора вздогнула всем телом и всхлипнула, прижавшись к турианцу покрепче.

Когда двери лифта открылись на средней палубе, они уже стояли чуть порознь, смущённо поглядывая друг на друга.

Внимание Тали привлёк памятный мемориал напротив лифта. Она посмотрела на знакомые имена, вдруг заметив в строчке Келли Чамберс.

— Она погибла при атаке на Цитадель пару недель назад, — грустно пояснил Вакариан, склонив голову.

— Ох... Мне очень жаль. Она была хорошим человеком... — помолчав пару мгновений, Тали мельком посмотрела на Гарруса. — Я слышала... Прости... Между вами что-то было?..

Гаррус мрачно вздохнул, мысленно извинившись перед всеми существующими Духами и лично перед Келли. На заклание, в случае, если извиняется неискренне, он приподнёс свой гребень и клановые отметины — причины гордости многих турианцев.

— Нет. Это просто слухи. Она проводила сеанс психотерапии. Мы общались на разные темы. Ничего особенного, — покачал головой офицер.

Как бы цинично это ни звучало, но сейчас живые Гарруса волновали больше, чем усопшие. И чтобы не разрушить маленькую вутреннюю идиллию, образовавшуюся при появлении на борту фрегата кварианки, он солгал. Подозревая, что это наверняка плохо закончится... Но чтобы сейчас не спилить и без того хрупкий мостик доверия, симпатии и — он надеялся — любви, Гаррус всё-таки солгал.

Келли Чамберс не вызывала у него такой бури эмоций, как Тали, но она определённо была симпатична турианцу. Может, именно по взаимной симпатии между ними вспыхнула непродолжительная, но страстная интрижка — по-другому назвать их «отношения» не получилось бы. 

Кроме того, Гаррус не просто занимался с ней любовью. Он, как она, смеясь, сказала, «проходил курс реабилитации» от психологической травмы, нанесённой кварианкой. Чудо ли — «курс» помог, и Чамберс даже выписала пару встреч для профилактики... Но нападение на «Нормандию» и последовавший за ней ответный удар от Шепарда, а следом и мутные, быстрые и сугубо рабочие дни не дали осуществить задуманное. 

Но всё это время Гаррус словно был в забытье. Тали, казалось, находилась совсем близко, достаточно было спуститься в инженерный отсек и поговорить... Просто поговорить.

Как всё было просто и сложно одновременно...

«Прости меня, Кел... Ты ведь умная. Пойми и прости...»

— Мрачные мысли ни на секунду не покидают, — призналась Тали, когда они зашли в главную батарею. 

— Война, — кивнул Гаррус. — Всем приходится думать о плохом... Но иногда есть место чему-нибудь светлому.

Тали прислонилась к рабочей панели, скрестив руки на груди. Гаррус прошагал к рабочему верстаку, отодвинув в сторону недавно разобранную винтовку, и уселся на нём, как на скамейке.

— Мы ведь... Говорили об этом, — негромко начала Тали.

— Я не буду оправдываться перед тобой и говорить, что был неправ, Тали. Знаешь... Есть такая старая поговорка: чувства проверяются разлукой, — турианец пожал плечами. — Я проверил свои чувства. Тали, моё сердце ныло каждый вечер, словно незажившая рана, когда тебя не было рядом... А то есть всегда.

Зора опустила взгляд.

— Я... Не могу сказать того же. Но мне тебя... Мне тебя просто не хватало. Я часто вспомиала тебя, «Нормандию», Шепарда, экипаж... И наш... Тот случай. Я думаю, это было чудовищно неправильно, несправедливо... Глупо... Так не должны были начаться наши... Отношения.

— Значит, мы вычеркнем это. Начнём сначала.

— Но то, что было... — Тали запнулась на полуслове, нелепо взмахнув рукой.

— Это было... Э... — Вакариан мгновенно подхватил незаконченную мысль, но тут его постигла та же участь, что и собеседницу.

— Секс?..

— По дружбе.

— А такое...

— Возможно. Я смотрел...

— В Экстранете?..

— Ага. Но там было...

Они молча уставились друг на друга.

— Немного по-другому, — сказали они одновременно и снова замолчали.

Тали молчала, неотрывно смотря в голубые глаза турианца. Обоим показалось, что прошли минуты.

— Думаю, — наконец кивнула кварианка; чтобы немного унять дрожь, она нервно сцепила панель позади ладонями, — мы сможем.

— Спасибо, — прошептал Гаррус. Опять на некоторое время повисла тишина. — Так... Значит... Хех, ты теперь Адмирал Флота?

— Вроде того, — с облегчением Тали перешла на бытовую тему. — Но не совсем. Я скорее как консультант... Главный советчик по вопросам гетов.

— Да, в этом опыт у тебя есть... У меня тоже небольшие изменения в карьере. Я советую генералам турианской армии, как вести агрессивные переговоры со Жнецами.

— Тоже консультируешь? — рассмеялась Тали. — Да ты точно шутишь...

— Сейчас расскажу поподробней... Кстати, ты по-прежнему можешь называть меня «офицером». 

— А я сделаю вид, что не выше тебя рангом.

В ближайшие полчаса они ещё немного поговорили, мимолётом обсудив последние достижения команды Шепарда и ситуацию в Галактике. Этого времени им, естесственно, не хватило, и они договорились встретиться и обстоятельно поговорить немного позже.

Провожая спешащюю к адмиралу Раан Тали, Гаррус подумал, что наконец получил шанс обрести счастье. 

«И никто уже не сможет встать между нами...»

***

Шепард заявился в главную батарею весьма неожиданно.

Он начал диалог с родственников Вакариана, плавно перейдя к ситуации на Палавене. Гаррус старался поддержать любую предложенную тему. В его голосе, наверное, впервые за последнюю неделю не было абсолютно никакого напряжения, и коммандер это почувствовал.

Именно поэтому он внезапно начал уводить разговор куда-то в сторону, мимолётом касаясь личных тем.

«Что он пытается раскопать?» — недоумевал Гаррус, но спросить напрямую решился не сразу. 

Когда наконец коммандер признался в чём суть его проблемы, с которой он пришёл к другу, внутри у турианца окончательно всё перевернулось.

— Гаррус, я хотел... Хотел бы возобновить наши отношения с Тали.

Вакариан молчал. Мысли скрежетали тревогой по черепу, а в горле моментально пересохло. Он не знал, сможет ли вообще что-то ответить.

Наконец через пару мучительных секунд офицер смог промямлить: 

— А как же Лиара, Шеп?

— Мы решили разорвать все старые связи. Я... Не очень хочу сейчас это обсуждать. Боюсь, ты меня неправильно поймёшь. Да и оправдываться я не собираюсь. Мы с Лиарой приняли окончательное решение.

— Да... Всё ясно.

— Гаррус, не хочу, чтобы ты подумал неправильно, но мне нужна твоя помощь. Как друга. Вы с Тали тесно общаетесь...

— Мы общаемся не чаще обычного.

— Я говорил не про количество, а про качество. Вы с ней очень хорошо дружите.

— Да уж, — в голосе Гарруса даже прорезалась нотка иронии. Впрочем, Шепард почему-то этого не заметил и тем же вкрадчивым тоном продолжил:

— Гаррус, я очень хотел бы возобновить отношения с Тали. Я совершил чудовищную ошибку...

«Ошибку?! О Духи, о чём он?»

— Мне действительно очень жаль, что так получилось... Так гнусно. Возможно, она рассказывала тебе?

— Да... Немного. В её глазах ты выглядел похотливым идиотом.

— Боже! — Шепард натурально вздрогнул от этих слов. — Возможно, она немного преувеличила значение моих слов и...

— Она любила тебя, — сухо сказал Гаррус. Как только коммандер завёл тему про Тали, турианца охватили испуг и чувство, что он и двух слов не сможет связать. Теперь же офицер ощущал какую-то холодную браваду. Шепарда очень легко обмануть, по крайней мере пока. Гаррус не намеревался рушить свои отношения с Зорой... Пусть даже ради Шепарда. — Это подло, Шеп. Вот так заявляться и...

— Я понимаю, Гаррус. Я ведь не могу так просто заявиться и сказать: «Знаешь, давай начнём всё заново и наплюём на то, что было до этого!»

«А я смог», — хихикнул Вакариан про себя.

— Собственно... По этой причине я хотел попросить тебя об одной... Маленькой услуге.

Гаррус нахмурился.

— Кажется, я догадываюсь, — осторожно начал он. — Ты хочешь, чтобы я провёл разведку. Расспросил её о тебе и о том, что она думает о вашей интр... Кхм, ситуации.

— Ну, не так грубо, — коммандер передёрнул плечами. — Но если говорить обобщённо, то да. Пойми, Гаррус, она очень важна для меня — и всегда была важна. Я не прошу тебя вести с ней полноценный разговор на эту тему, просто очень аккуратно узнать... Пару мелких деталей.

— Почему ты сам не можешь этого сделать? — с едва заметной обеспокоенностью спросил Вакариан.

Шепард облизнул сухие губы и деловито потёр указательным пальцем кончик носа.

— Ты знаешь, на поле боя я разрываю врагов пачками, ломаю стены и пинаю кроганов лбом. Но это не значит, что я такой же и в личной жизни. Боюсь, все мои предыдущие свершения были только в военной карьере, а что касалось более тонких материй вроде любви, семьи и прочего — тут я пас. Стыдно это признавать, но Спаситель Галактики коммандер Шепард никогда ничего не смыслил в романтике и разговорах с намёком на оную. Я с лёгкостью могу всё испортить, сделав что-нибудь не так. А потом и шансов не будет... Так-то.

Гаррус покачал головой, не веря в его слова:

— Ты убеждал мировых лидеров, заболтал Сарена, и даже непробиваемые кроганы с сомнительной лёгкостью соглашались только с твоим мнением. У меня сложилось впечатление, что словами ты решил гораздо больше проблем, чем оружием и биотикой. Так что я с трудом могу представить, в чём тут загвоздка.

— Тем не менее она есть, — вздохнул Шепард. — И я хотел попросить помощи у тебя.

По сути выбора у Вакариана не осталось. Осознанно ли коммандер опять загнал собеседника в словесную ловушку, или это у него получилось само собой — так и осталось для турианского офицера тайной.

Впрочем, это уже был самый меньший из вопросов, что начали разрывать его голову изнутри.

— Я помогу тебе, Шепард... Помогу. По-дружески.

***

Глава вторая. «Больше не просто друзья».

Как договарились Гаррус и Тали, они встретились перед штурмом Ранноха на Цитадели, в тихом и уютном кафе.

Шепард, увлечённый неоднозначной ситуацией с гетами и кварианцами, решил перед битвой, которая по плану изменит ход истории, хорошенько затовариться в местных оружейных и не очень магазинах. Команда могла провести полдня на станции, потом переночевать на «Нормандии» и уже на следующее утро приступить к полноценной работе.

— Скоро решится судьба моего мира, Гарр.

Тали нервно посасывала алкогольный турианский коктейль через специальную трубочку. Офицер, откинувшись на спинку стула, сидел напротив.

— Скоро решится судьба всей Галактики... Но я просто уже устал удивляться.

До этого момента, когда Зорра коснулась темы Ранноха, они обсуждали Землю, Палавен и Тучанку. Тали было очень интересно узнать, что случилось за время её отсутствия с тех пор, как Шепарда арестовал Альянс, именно глазами отряда коммандера.

— Ты знаешь, я абсолютно не умею пить, — вдруг прискорбно заявила Тали.

— Поверю на слово. Кстати, оставь бокал в покое, это уже пятый.

— Вот и я о том же.

Неуютное молчание сковало на время их обоих.

Гаррус сообразил, что пока они исчерпали все возможные бытовые темы, и первый перешёл к главной части разговора.

— Так... Что насчёт нас?

Кварианка меланхолично пожала плечами.

— Знаешь, о чём я думала? Что с чем бы мы все ни сражались, у нас должен быть стимул. Нужно знать, что где-то тебя ждут. Что ты кому-то нужен. Что у тебя есть дом. Много чего еще можно придумать для счастья. Вот... раньше у меня был Шепард. Я была так... взволнована, каждый раз смотря на него. Знала, что он ко мне неравнодушен, что он просто ждёт, пока всё закончится — и вот тогда, в мифическом нереальном «завтра» мы с ним заживём... Какая глупость. Всё, что ему было нужно — внимание. Он не может быть один. Я его даже немного поняла. Ему сложно. Как и нам всем.

— Так, — Гаррус терпеливо дослушал её неторопливую речь.

— Ну и мы тоже... Нужны друг другу. Завтра, может быть, падут наши миры. А через неделю Жнецы погубят Галактику, и всё впадёт в хаос.

— Будь оптимисткой, — прервал её Гаррус, облокотившись на стол и заглядывая в опущенные глаза собеседницы.

— Ага. Вот как раз для того, чтобы быть оптимистом, мне и нужен ты, Гарр. Я чувствую... Уж не знаю точно, но это чувство не походит на ту любовь, про которую снимают бестолковые фильмы и пишут одноразовые киги. Это чувство... Не знаю. Родственное, наверное. Ты мне нужен, потому что нужен. Как брат. Как отец. Как друг. Как любовник, чего уж там.

— Аналогично, — подумав пару секунд, вздохнул Вакариан.

Тали впервые за пять минут подняла взгляд на турианца и с наигранной обидой в голосе заявила:

— Аналогично? Это всё, что ты можешь сказать в ответ? Я перед тобой душу изливаю, между прочим!

— Мне кажется, или четвертый стакан был для тебя лишним?

Они немного помолчали, а потом оба тихо засмеялись. Положив ладонь на руку Тали’Зоры, Гаррус произнёс ровно и возвышенно:

— Мне кажется, я тебя люблю. Думаю, это с лихвой заменит аналог твоего нудного монолога.

— Спасибо за комплимент, офицер, — усмехнулась Тали. — Язык что-то развязался... От алкоголя.

— Кстати, насчёт языка и алкогольных напитков... — Гаррус сощурился, улыбнувшись в ответ. — Я ведь хотел угостить тебя шоколадом. 

— Да, точно! — оживилась кварианка. — Я жду.

— В главной батарее. Лежат на полочке.

— О, намёк предельно ясен. Но для приличая скажи что-нибудь еще.

— Ладно... Мы можем пойти на «Нормандию» и заняться Талибро... Эм, калибровкой орудий «Таникс». Заодно и шоколада поедим.

— Люблю большие пушки. И сладкое. Пойдём сейчас?

Гаррус огляделся, обводя взглядом немногочисленный и в большинстве своём безмятежный народ. Здесь было спокойно и уютно. Давно же он не выходил с «Нормандии» куда-либо в подобное место. Впрочем, в компании кварианки это сейчас казалось неважной мелочью. 

Тали сжала его ладонь и несильно потянула в сторону.

— Намёк ясен, Тали’Зорра вас Нормандия... — прошептал он, встав с места.

***

До шоколада они так и не добрались. 

Тали оказалась неожиданно страстной уже в самом начале. Гаррус слегка встряхнул кварианку, посоветовав умерить пыл.

— Эй, Тали, спокойно, хорошо? — негромко говорил он. — Мы никуда не торопимся. Это наш первый раз, ведь так?

— Первый? — немного удивилась Зора.

— То маленькое недоразумение, случившееся несколько месяцев назад, я с натягом могу назвать разве что «изнасилованием», — мстительно заметил офицер. — Да и батарею не мешало бы сначало хорошенько продезинфецировать.

— Я справлюсь! — стойко заверила Тали.

— Ты — да, а твой иммунитет — нет... СУЗИ? Ты... — кварианка неожиданно перекрыла его речь смелым поцелуем в негибкие «губы», и он даже замялся на пару секунд. — СУЗИ! Всё как договаривались!

— Конечно, мистер Вакариан, — бесстрасно сообщила ИИ.

— Ах ты... Коварный соблазнитель... Всё заранее перду... Предусмотрел...

— Да! — заявил Гаррус, внезапно вырвавался из цепких объятий и присел на раскладушку в углу комнаты, возбуждённо придыхая. — У нас достаточно времени... Не торопись, прошу. Я серьёзно. Вся ночь впереди, Тали...

Турианец, конечно, был прав. Взбудораженная кварианка чуть успокоилась и решила пока довериться его опыту.

У обоих было желание познать друг друга, неограниченное количество времени и почти полное отсутствие раздражающих факторов за исключением холодно-любопытной СУЗИ, которая, по словам Тали, «наблюдает и завидует». Впрочем, ИИ «Нормандии» не вмешивалась, даже когда Гаррус предложил добавить её платформу «за компанию» и получил болезненный тычок кулаком Тали под рёбра. 

Новоявленные любовники провели время в утехах до позднего вечера. Уже чуть позже, в середине ночи, Гаррус Вакариан проснулся, бесшумно и аккуратно встал с узкой раскладушки, стараясь не потревожить кварианку, и решил отправиться в бар промочить пересохшее горло.

Он украдкой приметил, что Тали была в скафандре. Надо же. Оделась совершенно незаметно, пока он спал.

В баре Гаррус неожиданно наткнулся на доктора Чаквас, деловито перебиравшую представленный там ассортимент.

— Вакариан...

— Док...

Больше, похоже, им сказать друг другу было нечего. Турианец решил просто взять мимолётом примеченную бутылку виски и, забыв об увиденном, спокойно уйти.

Обменявшись взглядами, они с Чаквас безмолвно разминулись.

Гаррус так же тихо прошёл в отсек, ставший ему словно бы вторым домом за эти месяцы, уже собираясь снова укутаться в объятия спящей Тали...

- А, Гарр... — она сидела на его раскладушке, снова избавившись от шлема, положив ногу на ногу. Перед ней в воздухе витал голографический боевой дрон, и кварианка неспешно поглаживала его правой ладонью, словно живое существо.

Гаррус в лёгком замешательстве прошёл к консоли, закрыв за собой дверь на огранниченный доступ, опёрся локтем на прибор, спросив на ходу:

— Тебе не с кем поиграть? Я ещё в твоём распоряжении.

Она с легким укором окинула его взглядом.

— Это Чиккитикка. Он как домашнее животное... Помогает немного собраться с мыслями, успокоиться, сосредоточиться...

— Все эти функции с рождения встроены в турианцев, — отшутился Гаррус. Внезапно пришедшая ему в голову идея заставила оторваться от панели и неспешно подойти к вас Нормандии, чтобы она успела обратить на него внимание. — Что бы тебя ни беспокоило...

Он присел рядом, приобнял её, проведя рукой по шее и чуть приподнимая голову.

Тали выдохнула, приготовившись к затяжному поцелую, но Вакариан словно дразнил её — прошёлся челюстью и ртом по бархатной щеке, намеренно избегая мягких губ... А потом внезапно прикусил за кончик носа.

— Ой! — она вздрогнула и расхохоталась. Смех был звонкий, приятный, мелодичный и счастливый — турианец самодовольно лыбился, зарывшись головой в её бесцветные короткие волосы. — Болван! Щекотно ведь!

— Что бы тебя ни беспокоило, — спокойно продолжил он. — Я буду однозначно лучше этой бездушной штуки.

— Да... Ты прав, Гарр.

Тали немного помолчала и добавила:

— Я хотела бы сказать тебе кое-что очень важное.

— Что-то не так? — он немного отстранился, чтобы видеть лицо любовницы. — Я сделал тебе больно?

Конечно, это была самая логичная мысль, которая могла прийти ему в голову. Кварианцы всё-таки намного... мягче по сравнению с турианцами. Да и эти когти на пальцах... Он, конечно, прикрыл их защитными перчатками. Но вдруг?..

— Нет, — заверила Тали. — Пара синяков, царапин, ссадин... Эм... Укусов... Ну да это ерунда. Здоровье не сильно пошатнётся, но от антибиотиков, кашля и зуда мне теперь долго не отделаться... — словно в подтверждение своих слов она вдруг коротко закашлялась.

— Укусов, — выделил Гаррус, после того, как попытался немного успокоить её. — Тебя послушать со стороны, так ты встретилась с разъярённым варреном, а не с любимым.

Тали тихо хихикнула, стукнув его в бок. Похоже, взяла это за привычку.

— Всё отлично, не переживай. Я хотела сказать... Что не могу выкинуть кое-что из головы. Точнее, кое-кого... Ну, не сочти это за предательство или чем-то в этом духе, но... Я не могу выкинуть из мыслей Шепарда.

— Шепарда... — Гаррус деловито почесал подбородок. — Что именно беспокоит?

— Я думала... Знаешь, после того, как мы расстались, он не говорил о наших былых отношениях. Вроде всё как обычно, но я, пообщавшись с ним за эти дни, поняла: он странно со мной себя ведёт. И смотрит так... смущенно. Словно вину испытывает. И эта шутка на гетском крейсере...

— Не бери в голову. Просто ты... Давно его не видела, — Гаррус еле заметно сам немного забеспокоился. Недавний разговор с подавленным коммандером и его слова... «Я хотел бы начать сначала...» Всё это всплыло в голове, и где-то в глубине сознания замелькал сигнал тревоги.

— Ты знаешь, Гарр... Когда четыре месяца назад мы говорили об этом, то я была на взводе. Я злилась на него и, думаю, усугубляла и перевирала некоторые факты... Теперь я вспоминаю его сомнение в голосе, его поведение, и вроде как выходит, что он считает себя виноватым... Я снова начинаю понимать, за что он мне так понравился. Гарр, он ведь до сих пор... небезразличен мне.

Эти слова для Гарруса — как светошумовая граната, взорвавшаяся перед носом. Он ошеломлённо и понуро опустил голову, не зная, что сказать.

— Но у меня появился ты, — на лице кварианки мелькнула улыбка. — И теперь я... Тоже сомневаюсь. Я люблю тебя. Но мне и небезразличен Шепард... Если бы мы с ним могли прояснить ситуацию, обьясниться...

Мысли Вакариана метались, но в общем сумбуре он мог выделить только одно.

Нельзя молчать. Шепард сомневается — и она, маленькое кварианское чудо, тоже в смятении. Гаррус потеряет её, едва найдя, если эти двое... «Начнут всё сначала». Нельзя молчать...

Нельзя.

— Я говорил с ним недавно. Насчёт тебя. Он интересовался, — сухо прервал её турианец, — как твоя жизнь. Сказал, что переживает за тебя... Как за друга. Говорил, что хотел бы поговорить откровенно, но боится, что ты его неправильно поймёшь. Я сказал, что помогу ему. Тали, Шепард хороший человек, но, боюсь, он не хотел снова обидеть тебя... Тем, что между вами всё затихло. Мол, «я переживал, как она отнеслась к разрыву, но хотел бы ей счастья без моего участия». Говорит, что возобновил «старые связи» с Лиарой, но и о тебе не забыл.

— То есть, — Тали слегка напряглась, отчего на лбу проявились симпатичные морщинки. — Он хотел бы оставить всё в прошлом, не обидев меня тем самым но... Боится?

— Нет, не боится — переживает. Он понимает, что может случайно ранить тебя, поэтому попросил немного... Эм, разобраться в твоих чувствах. Стоит ли ему так прямо говорить о факте разрыва, и как ты к этому отнесёшься. Я его — и твой, кстати, — лучший друг, вот просьба и перешла ко мне...

— Вполне... логично. И в стиле Шепа. Он же... Герой, — вздохнула Тали. — Он явно винит себя за поспешность по отношению к нашей милой Синей Посреднице, видимо, мозги временно покинули его светлую голову при виде Лиары... А сейчас, после шока, внезапно вернулись на место.

— Точно так.

— Что ж... Выходит, на этом всё? — она пожала плечами и негромко выругалась. — Он ничего ко мне не испытывает, кроме дружеской симпатии? Отлично. Я не буду больше волноваться, Гарр. Мне было важно узнать, что я ему полностью безразлична. Со временем, думаю, вообще забуду про него...

Гаррус улыбнулся слегка вымученно. 

— Ну пойми, Гарр... Не ревнуй, ты выглядишь глупо... Он... Ох, он был важен для меня. Это же непросто... Бросил один — полюби другого... 

— Непросто, — легко согласился Вакариан. — Я понимаю. Главное, что мы вместе.

Они обнялись, молча и устало. Слишком много переживаний на них сегодня свалилось.

Гаррус мрачно размышлял, вдыхая запах её тела, почему у него так хорошо получилось соврать... Сначала Шепарду, своему другу, потом ей — своей возлюбленной...

«Всё ради неё. Шепард ей не пара, — тихо обнаружилось объяснение. - Она любит меня и НЕРАВНОДУШНА к нему. Существенная разница. У них ничего не выйдет, но со мной у неё всё получится... Всё ради неё...»

Словно напоследок, прежде чем Гаррус окончательно успокоился, промелькнуло:

«...И ради себя».


Продолжение пребудет с вами. Скоро.

Отредактировано: Dali.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 10.12.2012 | 3289 | 21 | Шепард, Тали, Острые углы, Mercenary, Гаррус | Mercenary
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 62
Гостей: 55
Пользователей: 7

Сержант, Nik_Fry, Mariya, Кащей, хакер, Faler92, Oculus
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт